1
0

В продолжение темы: первая статья Ю.П. на сайте warspot.ru, посвященная танкам КВ и машинам на их базе. У нас на сайте ранее уже была статья, посвящённая этой машине. Однако статья коротенькая, но, правда, с гораздо большим количеством иллюстраций. Так что всем рекомендую. Ну а далее предлагаю вашему вниманию материал настоящего знатока.

Разработанный в 1942 году проект конструкторского бюро Уральского завода тяжёлого машиностроения мог, в случае воплощения в металле, стать самой тяжёлой советской САУ. В полном соответствии с пословицей «клин клином вышибают», для борьбы с ДОТами противника конструкторы предложили хорошо вооружённый, неплохо защищённый, но малоподвижный «ДОТ на гусеницах» — самоходную артиллерийскую установку У-19. Что же помешало превратить проект в реальную боевую машину?

Проекты истребителей ДОТов

В начале 1942 года стало ясно, что об освоении производства тяжёлого танка КВ-3 в Челябинске можно забыть. Несмотря на то, что в планах на 1942 год этот танк, как и силовая установка к нему, ещё значились как переходящие темы, больше о нём не вспоминали. А о планах изготовления на базе КВ-3 тяжёлых штурмовых САУ «212А» окончательно забыли лишь в апреле 1942 года, хотя от идеи тяжёлого штурмового самохода конструкторы не отказались. На сей раз в качестве базы для новой машины выбрали штурмовой танк КВ-7, внутреннее пространство рубки которого позволяло разместить 152-мм гаубицу-пушку МЛ-20. Проект 152-мм самоходной установки на базе КВ-7, получивший индекс У-18, с апреля 1942 года стал разрабатывать коллектив КБ УЗТМ во главе с Л.И. Горлицким.

Вместе с тем, компромиссный вариант использования шасси КВ-1 и пушки-гаубицы МЛ-20 военных устраивал не до конца. Если с базой КВ-1 ещё как-то можно было мириться, то МЛ-20 по воздействию на бетонные сооружения довольно сильно уступала 152-мм пушке особой мощности БР-2, которая, как вооружение для «истребителей ДОТов», считалась эталонной. На худой конец, можно было использовать 203-мм корпусную гаубицу особой мощности Б-4 — благо, она базировалась с БР-2 на одном лафете. В отличие от БР-2, которых выпустили меньше 40 штук, Б-4 являлась довольно распространённой системой.

Общие виды проекта тяжёлой штурмовой САУ У-19, лето 1942 года

Ещё в начале 1942 года сразу две организации оказались задействованными в работах по проектированию тяжёлых самоходных установок. Московский Машиностроительный Институт им. Баумана (ныне МГТУ им. Баумана) по заданию НКВ работал над эскизными проектами самоходных установок, в том числе истребителей ДОТов, вооружённых либо 152-мм пушкой БР-2 (СУ-БР-2), либо 203-мм гаубицей Б-4 (СУ-Б-4). Второй организацией был завод №221 НКВ, непосредственный изготовитель пушек БР-2 и гаубиц Б-4. В марте 1942 года заводское КБ представило проекты самоходных установок БР-33П и БР-33Г. Оба проекта базировались на агрегатах среднего танка Т-34. Согласно документации, БР-33П оснащался 152-мм пушкой БР-2, а БР-33Г – 203-мм гаубицей Б-4. По результатам рассмотрения проектов было решено в металле их не изготовлять, поскольку требованиям, предъявляемым для истребителей ДОТов, они не соответствовали.

Уральский вариант

В апреле 1942 года задачу по созданию штурмовой САУ, оснащённой 203-мм гаубицей Б-4, возложили на плечи коллектива КБ Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ). Задание это, судя по переписке, дал Ж.Я. Котин, на тот момент занимавший должность заместителя Наркома танковой промышленности. Гораздо более любопытным фактом является то, что о работах по У-19, в отличие от У-18, вообще не докладывалось в ходе отчётов по опытным работам УЗТМ. Похоже, что проект находился в более низком приоритете и выполнял, скорее, страховочную функцию. Несмотря на это, с разработкой эскизного проекта У-19 коллектив под руководством Горлицкого справился раньше, чем с У-18. Общее описание установки было закончено в мае, а чертежи — в июне 1942 года. Эскизный проект У-19 отправился в адрес ГАУ и ГАБТУ 12 августа 1942 года – на 3 недели раньше, чем У-18. Более того, выполнен «страховочный» проект был гораздо детальнее, чем более приоритетная работа.

Продольный разрез У-19. Видно, что создатели самоходной установки серьёзно подошли к вопросу размещения боекомплекта, а также к заряжанию системы. 100-кг снаряд Б-4 даже очень сильный человек вряд ли сможет таскать по боевому отделению, так что конструкция предполагала максимально возможную механизацию заряжания

САУ У-19 представляла собой установку 203-мм гаубицы обр.1931 года (Б-4) на шасси танка КВ-1. Основной задачей САУ разработки КБ УЗТМ являлось разрушение укреплённых сооружений, которые были не по зубам менее мощным системам. Подобно КВ-7, база танка КВ-1 подвергалась минимальным переделкам: снимался подбашенный лист, моторная перегородка делалась съёмной, менялись топливные баки и воздухозаборники. Согласно проекту, качающаяся часть устанавливаемой 203-мм гаубицы Б-4, а также верхний станок брались без изменения, чтобы свести к минимуму затраты на переделку. На место башни ставилась массивная рубка, полностью прикрывавшая установленное в боевом отделении орудие. Одновременно рубка частично закрывала крышу моторного отделения, что потенциально могло создать сложности с обслуживанием двигателя.

По проекту, толщина лобового листа рубки составляла 75 мм, бортов — 60 мм, кормы — 40 мм и крыши — 30 мм. Для монтажа ствола гаубицы в корме рубки имелся массивный люк, в котором предусматривался и люк для доступа экипажа. Согласно проекту, крыша рубки делалась съёмной. Поскольку основной задачей У-19 являлось разрушение вражеских укреплений, угол возвышения ограничили всего 10 градусами. Углы поворота орудия в горизонтальной плоскости также были минимальными – всего до 4,3 градусов в каждую сторону, что соответствовало ТТХ гаубицы Б-4.

Вид сверху даёт понять, что создатели У-19 серьёзно подошли и к вопросу просторности боевого отделения. Другой вопрос, какой ценой был достигнут относительный комфорт работы расчёта

Требование военных минимально вмешиваться в конструкцию шасси и одновременно обеспечить достойный уровень бронезащиты породило весьма своеобразный аппарат. Согласно расчётам, боевая масса У-19 оценивалась в 66 190 кг, что превышало даже проектные показатели САУ “212А”. С учётом того, что реальная боевая масса построенных образцов обычно несколько превышала проектную, у У-19 были все шансы стать самой тяжёлой советской штурмовой САУ, обойдя в этом сомнительном достижении СУ-14 в забронированном варианте. Кроме того, установка 203-мм гаубицы Б-4 в закрытой рубке «обеспечила» САУ высотой в 3510 мм, что всего на 50 мм ниже забронированной версии СУ-14. Создатели У-19 хорошо понимали, что при таких размерах самоходная установка является удобной мишенью для противника, поэтому с самого начала предусматривалось её сопровождение обычными танками.

Закономерный итог

Весьма неоднозначные результаты проектирования привели к закономерному результату. 9 сентября 1942 года в адрес главного инженера УЗТМ М.Г. Умнягина пришло письмо, подписанное начальником БТУ ГАБТУ КА инженером-полковником С.А. Афониным:

“На Ваш №3707/48с от 24 августа 1942 года о проекте самоходной установки “У-19” 203 мм гаубицы на шасси танка КВ-1 сообщаю:

1. При весе “У-19”, равном 66 тонн и при сохранении трансмиссии танка “КВ-1” двигатель В-2К не обеспечит надёжного движения самоходной установки при заданных скоростях. Кроме того, трансмиссия танка “КВ-1” и ходовая часть рассчитаны на вес машины, равный 40 тонн, и не могут обеспечить надёжную работу при увеличении веса до 66 тонн.

2. Самоходная установка представляет собой далеко заметную цель, в виду большой высоты (3,51 метра) и большой ширины верхней части корпуса (неподвижной башни).

3. Броневая защита башни слабее, чем у обычного танка “КВ-1”, следовательно, не будет обеспечена необходимая бронезащита экипажа при стрельбе с близких дистанций.

4. При выходе из строя ходовой части стрельба из пушки возможна лишь в пределах узкого сектора (9°), так как “У-19” не имеет вращающейся башни.

5. В виду большого веса самохода, буксировка аварийных машин с поля боя не представляется возможной.

6. Проходимость данной самоходной установки, судя по удельной мощности (9 л.с. на тонну) и её удельному давлению (98 кг/ смІ) будет невысокой.

Исходя из вышеизложенного, считаю, что дальнейшее проектирование самоходной установки “У-19” нецелесообразно.”

Подобная реакция руководства ГАБТУ КА была вполне обоснованной. С одной стороны, боевая масса У-19 оказалась на уровне САУ «212А». С другой стороны, упомянутую самоходную установку проектировали на базе КВ-3, где силовая установка была значительно мощнее. К тому же, детище КБ УЗТМ попало на стол руководства ГАБТУ крайне не вовремя: как раз в августе 1942 года на производство ЧКЗ вставала облегчённая до 42,5 тонн версия танка КВ-1, получившая индекс КВ-1с. Проект, который должен был весить в 1,5 раза больше, чем базовая машина, вызвал реакцию, аналогичную реакции быка при демонстрации красной тряпки. Одним словом, шансы у У-19 в таких условиях добраться даже до стадии изготовления макета были нулевые.

Модель У-19 в масштабе 1:35. Выглядывающий из люка командир САУ даёт наглядное преставление о размерах самоходной установки

Проект отправился в архив, а о его существовании остались лишь упоминания. В итоге это сыграло с У-19 злую шутку: в виду того, что вся информация о проекте сводилась к «Б-4 на базе КВ-1», за него ошибочно признали совсем другую машину. В ряде изданий, в том числе энциклопедических, в качестве иллюстрации У-19 приведён проект установки в СУ-152 203-мм корпусной гаубицы У-3. К У-19 этот проект не имеет вообще никакого отношения, даже разработчик у него другой – КБ завода №9 во главе с Ф.Ф. Петровым.

Источники:

Подписаться
Уведомить о
14 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare