Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

0
0

Автор:     Андрей Мартьянов

Вряд ли можно с точностью определить, когда зародились самоходные артиллерийские установки «как жанр» — в конце концов, таковой вполне можно считать как дульнозарядную пушку времен восстания махдистов в Судане в 1885 году, установленную на верблюда (и только попробуйте возразить, что это орудие не самоходное!), так и мортиры на железнодорожных платформах с деревянными противопульными защитными щитами, использовавшиеся в эпоху Гражданской войны в США.

Кроме того, обязательно следует учитывать, что спектр применения САУ как до, так и после Второй мировой войны вовсе не ограничивается противотанковой борьбой. В исторической основе это прежде всего штурмовые орудия, предназначенные для разрушения укреплений и уничтожения пехоты, или мобильные орудия для стрельбы с закрытых позиций. Непосредственным предшественником САУ является конная артиллерия.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

А вот и герой нашего дальнейшего рассказа

Предвидим вполне справедливое возражение: в благословенные архаические времена до появления двигателей внутреннего сгорания орудия всегда буксировались лошадьми, ну или в крайнем случае перевозились по железной дороге.
Однако имеется существенная деталь. Мобильная конная артиллерия существенно отличалась от обычной: пушки были облегченные, в состав подразделений входили специальные повозки для боеприпасов или вообще таковые перевозились лошадьми во вьюках, расчеты передвигались также верхом. Была необходима максимальная быстрота выдвижения и развертывания, тогда как обычные полевые орудия перемещались вместе с пехотой и со скоростью пехоты. К началу Первой мировой наконец-то появились орудия, буксируемые автомобилями, тракторами или броневиками, но тут имелась своя специфика, резко затруднявшая применение моторизованной мобильной артиллерии.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

На этом снимке отлично видна боеукладка (если это можно так назвать) и само орудие

Догадаться, в чем состояла трудность, весьма просто: позиционная война, местность изрыта воронками и напоминает скорее лунный пейзаж. Трактор, возможно, и пройдет, но машина на колесном шасси — ни в коем случае. Какой из этого напрашивался вывод, очевидно: армии необходима самоходная артиллерийская установка на гусеницах. Автоматически решалось сразу несколько вопросов: проходимость в условиях пересеченной местности, определенная мобильность, а при наличии минимального бронирования — и защита экипажа.

Тут стоит добавить, что первые французские танки «Сен-Шамон» и «Шнейдер» по сути являлись не столько танками, сколько самоходными штурмовыми орудиями — пушки находились в передней части корпуса, обладая не самыми выдающимися углами вертикального и горизонтального наведения. Когда во Франции поняли бесперспективность такой схемы вооружения на тяжелых танках (да еще и обладающих ужасающим по своим ходовым показателям «тракторным» шасси!), им на смену пришли легкие, маневренные и быстрые FT-17, обладавшие неслыханно инновационным и передовым оснащением: вращающейся башней, позволяющей вести круговой обстрел…

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

"Так я и думал, с этой стороны ничуть не лучше!"

А вот изобретение самой первой классической самоходной артиллерийской установки все-таки принадлежит англичанам, как непосредственным создателям танка. В 1916 году после битвы на Сомме стало ясно, что обычная артиллерия за ушедшей в прорыв бронетехникой попросту не успевает по изложенной выше причине — местность, изрытая снарядами, непроходима. Кроме того, обычно танки не успевали добраться до позиций артиллерии неприятеля, располагавшейся, как правило, далеко за линиями обороны — а это означало, что наступавшая вместе с бронетехникой пехота несла неприемлемые потери от шрапнели.
Следовало любым способом придумать, как именно перемещать тяжелую артиллерию вслед за наступающими танками и пехотинцами. Очевидность решения и впрямь была однозначна: требуется гусеничный движитель, но мало кто в британском военном ведомстве мог представить себе классический «ромб» оснащенный крупнокалиберным орудием. Таковое попросту не влезло бы в танк, а мощности стандартного двигателя танка Mark I в 105 лошадиных сил для перемещения этой конструкции не хватило бы при всем желании.
Как обычно в таких случаях и бывает, отыскалась светлая голова, решившая насущный вопрос: майор Дж. Грегг, работавший на фирму Metropolitan Carriage Wagon and Finance, производившую танки, предложил взять за основу шасси «ромба» и на этой основе сконструировать транспортер для 60-фунтовой (127 мм) пушки (исходно, потом установили другие орудия).
Выглядела первая САУ жутковато. Никто не спорит, танки Mk-I тоже не отличались пленительной внешностью, но у ромбов все-таки было некое изящество, присущее военной технике. А вот Gun Carrier Mark I оказался страшилищем, каких поискать.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Верхом бронеэстетики это, конечно, не назвать — но тем не менее это первая САУ в мире

 

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Это не пехота, решившая отдохнуть и прокатиться на большой железной штуковине. Это экипаж и орудийный расчет в полном составе

Gun Carrier Mark I не слишком походил на своего непосредственного прародителя — танк Mark I. Дорожки, по которым шли траки, уменьшили по высоте и сделали почти плоскими. В задней (от орудия) надстройке прямоугольной формы по центру самой САУ, размещался карбюраторный 105-сильный двигатель Daimler. Трансмиссия располагалась в противоположной от орудия стороне. В двух рубках, смахивающих на скворечники, по правому и левому бортам размещались два «рулевых»-мехвода, по одному человеку для производства поворотов САУ (вправо или влево) по каждом борту — чаще всего вторым механиком-водителем являлся командир артиллерийского расчета.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Оригинальная двойная хвостовая тележка от танка Mark I особых изменений не претерпела — предназначалась она для преодоления ям, воронок и рвов во время движения САУ по полю боя и для помощи в маневрировании. В средней части (от расположения систем управления движением) разместили практически незащищенную артиллерийскую установку, которая могла сниматься с транспортера Не смотря на то, что у мехводов Gun Carrier Mark I был хороший обзор вперед и на свой борт, связь между кабинами отсутствовала, а потому в движении координатором действий двух водителей выступал командир САУ. Механик, как на корабле, следил за работой двигателя.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Отлично видна колесная тележка

Одним словом, у майора Грегга, как руководителя проекта, получился весьма устрашающий агрегат, хотя, конечно, в боевой технике главное не красота, а практичность. Но и с практичностью тоже имелись немалые трудности. Во-первых, Gun Carrier Mark I весил двадцать восемь с половиной тонн при мощности двигателя всего в сто пять лошадиных сил. Во-вторых, максимальная скорость даже на ровной местности не превышала шести километров в час, а запас хода оценивался в тридцать семь километров.
Увы, но это была основная проблема танков Первой мировой войны. В боевых условиях экипажам настоятельно рекомендовалось брать с собой запас горючего в канистрах, что существенно влияло на безопасность: канистры крепились снаружи, была велика вероятность возгорания при попадании осколка.
Но это, что называется, частности. Основной вопрос — вооружение. На шасси Gun Carrier Mark I штатно можно было установить два типа орудий: пятидюймовую полевую пушку или шестидюймовую гаубицу. Располагались они в центре корпуса на специальной станине, ствол торчал между «скворечниками» мехвода и командира. Вдобавок, стрелять непосредственно с гусеничного шасси могла исключительно гаубица — пятидюймовку приходилось снимать с танка при помощи рельсового механизма в передней части корпуса и ставить на обычный полевой лафет. Колеса для лафета перевозились на бортах.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Из этого вытекает проблема работы экипажа, которому приходилось до крайности нелегко. Если огонь вела гаубица, механик-водитель и командир расчета обязаны были покинуть свои кабины — иначе не избежать тяжелейшей контузии и ожогов пороховыми газами. Монтирование пятидюймовки на обычном лафете было сложным и требовало отточенных навыков, а так же являлось крайне небезопасным мероприятием, особенно в условиях сражения — расчет не был ничем защищен от обстрела неприятелем. Ну и «открытая» перевозка боеприпасов вообще угрожала детонацией боезапаса при прямом попадании.
Маневренность Gun Carrier Mark I не просто оставляла желать лучшего, ее попросту не было: десятиметровый агрегат на проселках не вписывался в повороты и машину приходилось «доворачивать» с помощью лошадей или тракторов, окажись таковые поблизости. Переустановка пятидюймовой пушки с шасси на обычный лафет занимала около часа — о какой мобильности тут вообще может идти речь? Ну и наконец, мест в для артиллерийского расчета не было, и пушкари шли пешком рядом с машиной. В лучшем случае — могли ехать на крыше.
До сих пор остается открытым вопрос: успели повоевать Gun Carrier Mark I или нет? Мнения разнятся. Всего Военное министерство заказало пятьдесят машин, из них сорок восемь несли вооружение, а еще две переоборудовали в вспомогательные инженерные средства с тяжелым краном, призванном вытаскивать из грязи и воронок поврежденные танки Mk. Боевые Gun Carrier объединили в две роты по двадцать четыре аппарата в каждой.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Переделка Mark I в кран (почти что БРЭМ) для поднятия танков из воронок и ям

Сохранилось достаточно фотографий этих САУ на марше или в условиях полевых лагерей, но какие либо сведения о боевом применении отсутствуют. Однако известно, что Gun Carrier использовались как транспорты и подвозчики боеприпасов с декабря 1917 года. Здесь артиллерийские транспортеры безусловно принесли немалую пользу — въедливые интенданты британского военного ведомства подсчитали, что один Gun Carrier Mark I заменял 290 носильщиков, которых вдобавок следовало бы кормить, одевать и снабжать личным оружием. После окончания Великой войны все транспортеры были пущены на слом — к величайшему сожалению, ни одной уникальной машины не сохранилось — лишь в военном мемориале в деревне Позьер (Франция) можно увидеть ее муляж, но без вооружения и штатного «обвеса».

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

БРЭМ на базе Gun Carrier Mark I за работой — с поврежденным танком, ноябрь 1917

Тем не менее, они были самыми первыми артиллерийскими САУ в истории! Мог бы появиться и второй вариант Gun Carrier, прототип был готов, но в 1918 году война кончилась и надобность в нем отпала. Кроме того, военная мысль сосредоточилась на дальнейшей разработке обычных танков — стало ясно, что вооружение должно располагаться в башне, а шестидюймовую гаубицу туда не засунешь. Развитие САУ приостановилось до тридцатых годов, хотя отдельные проекты появлялись в СССР и в Америке — с самоходками экспериментировал знаменитый Уолтер Кристи.

Заря самоходной артиллерии. Британский монстр

Муляж Gun Carrier Mark I в Позьере

А когда началась Вторая мировая, все воюющие державы вдруг вспомнили, что мобильная артиллерия невероятно полезна и начался взрывной рост выпуска этих машин, тем более, что уже были созданы подходящие танковые шасси. Но это уже совсем другая история.

Найдено здесь: 

Подписаться
Уведомить о
8 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare