Юрий Пашолок. Вынужденно облегченный КВ

14
0

Юрий Пашолок. Вынужденно облегченный КВ

История появления КВ-1с, «скоростной» версии тяжелого танка КВ

Содержание:

История развития танков обычно идет по вполне привычному сценарию. В большинстве случаев на момент запуска новой боевой машины в серийное производство у военных набирается список хотелок с точки зрения улучшения характеристик. Иногда это случается не сразу, но пожелания то увеличить толщину брони, то повысить мощность мотора, то усилить вооружения появляется почти всегда. А зачастую всё сразу. В этом смысле развитие тяжелого танка КВ не особо отличалось от общих тенденций. К лету 1940 года, когда танк постепенно шел к крупной серии, появилась идея усилить его броневую защиту до 90 мм, а также установить 76-мм пушку с баллистикой зенитки 3-К. Эта «малая модернизация» привела к появлению опытного тяжелого танка Т-150. Уже тогда возникли первые вопросы к тому, насколько такая модернизация повлияет на шасси машины. У Т-150 наблюдалась масса проблем, связанных с мотором, а также общей надежностью.

Первая попытка ускорить КВ-1 была предпринята в начале 1942 года, но оказалась неудачной

Первая попытка ускорить КВ-1 была предпринята в начале 1942 года, но оказалась неудачной

В связи с тем, что Т-150, эволюционировавший в Т-222 (КВ-3), весной 1941 года отменили, началась новая волна работ по модернизации КВ-1. К тому моменту танк, изначально имевший боевую массу 42 тонны, потяжелел до 46 тонн. Это вызвало неудовольствие ГАБТУ КА, но дальнейшие действия только увеличивали массу. В мае 1941 года подготовили документацию по экранам, по подсчетам, комплект для КВ-1 имел массу 2940 кг. Такое повышение массы привело к проблемам с трансмиссией, а также перегреву моторов. Видимо, по этой причине в дальнейшем бортовые экраны корпуса отменили. Тем не менее, после ввода утолщенной башни масса КВ-1 выросла до 47,5 тонн, и это оказалось только началом. Осенью 1941 года начался выпуск литых башен, что довело массу танка до всё тех же 50 тонн. Проблемы Т-150, в значительной степени, стали проявляться и на КВ-1.

Таким КВ-1с предполагался исходно. Впрочем, снижения массы так и не случилось, по крайней мере на первом этапе

Таким КВ-1с предполагался исходно. Впрочем, снижения массы так и не случилось, по крайней мере на первом этапе

В конце января 1942 года, по инициативе Сталина, был проработан комплекс мер по повышению подвижности тяжелого танка КВ-1. Как показали боевые действия конца 1941 года, возросшая боевая масса машины заметно сказывалась на ее маневренности. Предполагалось, что танк получит более мощный мотор, за счет чего и повысится подвижность. Но испытания показали, что просто так проблему не решить. Форсированный мотор В-2КФ работал крайне ненадежно, а тепловой режим, даже при температуре середины февраля 1942 года, оказался запредельным. По этой причине с 23 февраля было подписано сразу несколько постановлений ГКО, которые предусматривали снижение массы танка за счет уменьшения толщины брони. Боевую массу КВ-1 предполагали снизить до 45–45,5 тонн. Впрочем, и это не стало пределом. 5 июня 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №1878 «Об улучшении танков КВ», которое положило начало работ по еще более существенному облегчению КВ-1. Оно привело к появлению тяжелого танка КВ-1с. Недавно этому событию исполнилось 80 лет, стоит поговорить про историю появления «скоростного» КВ.

Вторая попытка разогнать КВ-1

Если уж говорить точно, то КВ-1с, который все знают, был уже вторым танком с таким индексом. Причем идеология первого КВ-1с мало чем отличалась от того, что предполагалось в конце января 1942 года. Несмотря на целый букет постановлений ГКО в 20-х числах февраля, можно сказать, что их проигнорировали. По факту масса КВ-1 не снижалась, в лучшем случае усилился контроль изготовления литых башен, которые и были самыми тяжелыми. Именно с ними боевая масса порой превосходила 50 тонн. Основной же задачей стало повышение надежности коробок передач. Особенно это стало актуально после того, как в начале марта 1942 года посыпались жалобы с Крымского фронта. Пикантность момента заключалась в том, что как раз там находился Л.З. Мехлис. Со свойственной ему прямотой Мехлис начал разбираться самыми жесткими мерами, вплоть до требований прислать в Крым конструкторов ЧКЗ и лично Котина. Такой мощный пинок возымел действие: 20 марта 1942 года вышло постановление ГКО №1472 «О качестве танков КВ». В нем прямо указывалось на запущенность ситуации с коробками передач на ЧКЗ. Еще до того, 16 марта, в Челябинске приступили к работам по улучшению ситуации с КПП. Но этого оказалось мало: в постановлении ГКО №1472 указывалось о необходимости изготовления 8-скоростной КПП, сроком ее изготовления и испытаний установили 1 мая.

Коробка передач, которая стала прообразом КПП для КВ-1с. В 1941 году работу забросили, но спустя год она пригодилась

Коробка передач, которая стала прообразом КПП для КВ-1с. В 1941 году работу забросили, но спустя год она пригодилась

8-скоростная коробка передач появилась не вдруг. Если перемотать историю на год с лишним назад, то выяснится, что проблема с КПП была и до того. Поэтому для Т-222 (КВ-3) предполагалось изготовить 8-коробку передач, разработанную Н.Ф. Шашмуриным. Дальше она исчезла, поскольку начались движения в стиле «вокзал уходит»: упрощенный вариант Т-222, известный как КВ-6, предполагал 5-скоростную КПП, хотя по ней были нарекания еще в 1940 году. Проблемы были не только в качестве, но и по причине выросшей нагрузки. И вот теперь, весной 1942 года, всё это вылезло с новой силой. Помимо выросшей массы танка, стало влиять и снижение качества изготовления, ставшее прямым результатом роста объемов выпуска и перехода на упрощение. И в марте, и в апреле 1942 года СКБ-2 ЧКЗ билось над повышением качества коробок передач, но даже вмешательство Котина каких-то существенных результатов не дало. Кое-как ситуацию удалось выправить к июню 1942 года. Тем не менее, еще в середине апреля стало понятно, что требуются более существенные изменения. А именно внедрение 8-скоростной КПП. Тут-то и пригодилась разработка Шашмурина.

КПП "группа 21–212", разработанная для КВ-1с Шашмуриным

КПП «группа 21–212», разработанная для КВ-1с Шашмуриным

Впервые индекс КВ-1с прозвучал на совещании 19 апреля 1942 года. К тому моменту было подготовлено два проекта коробок передач, поскольку ситуация с КПП выглядела крайне сложной. Разработка Шашмурина, считавшаяся основной, получила обозначение «группа 21–212». Установка этой КПП требовала наименьший объем изменений конструкции танка. Вместе с тем, требовалось доработать радиаторы, поскольку проблемы теплового режима были связаны и с ними. Вторая КПП, которая обозначалась как «группа 12–21», была разработана Ф.А. Маришкиным. Он также участвовал в создании 8-скоростной КПП для Т-222, но коробка передач Маришкина имела отличия. Больше отличий было и по начинке танка: в него ставились водяные радиаторы по типу КВ-3 (Т-223), а масляный радиатор – от самолета Р-5ЗЕТ. Оба варианта коробок передач утвердили: КПП «группа 21–212» поставили в танк с серийным номером 10334, а КПП «группа 12–21» — в танк 10279. Обе машины, получившие обозначение КВ-1с, по факту являлись самыми обычными КВ-1 выпуска апреля 1942 года. Боевая масса танков составляла 48,5 тонн, при этом на них поставили моторы В-2КФ мощностью 650 лошадиных сил.

Такими были первые КВ-1с

Такими были первые КВ-1с

Работы по 8-скоростным КПП шли с большой задержкой. На испытания танки с новыми коробками передач должны были выйти 20 марта, а по факту, как уже говорилось выше, работы сдвинулись на апрель. К 15 числу танк №10279 прошел 111 километров. «Скоростным» этот КВ стал не просто так: согласно отчету об опытных работах, по шоссе танк развил скорость 40 км/ч. Правда, ехал он так недолго — происходил быстрый перегрев. Второй танк, с КПП Шашмурина, запаздывал, на испытания он вышел 21 апреля, пройдя 99 километров. Поначалу КПП «группа 21–212» показала себя не очень хорошо, но далее выбрали именно конструкцию Шашмурина. Вместе с тем, к началу июня 1942 года стало очевидно, что такой «скоростной» танк не получится. Естественно, шли работы по улучшенной системе охлаждения, также работали по новым воздухоочистителям. Но ключевая проблема оставалась — чрезмерная боевая масса. Так что постановление ГКО №1878 от 5 июня 1942 года стало логичным решением проблемы. Без облегчения машины решить проблему надежности и теплового режима было невозможно.

Облегчение и модернизация

Согласно принятому 5 июня постановлению боевая масса машины снижалась до 42,5 тонн, при этом толщина корпуса спереди составляла 75 мм, а бортов и кормы — 60 мм. Может показаться, что это огромная ошибка, но далее выяснилось, что не всё так просто. Как раз к лету 1942 года немецкая армия стала массово получать 75-мм противотанковые пушки Pak 40 и танковые/самоходные орудия KwK 40/StuK 40. Для них броня КВ-1 не являлась столь проблематичной. Тоньше становилась и броня башни — 80-85 мм. Сама башня делалась меньше, при сохранении текущего диаметра погона. На КВ-1с и КВ-1 вводились пластинчатые радиаторы, также, с 1 сентября 1942 года, вводилась командирская башенка. Следует также отметить, что идею по столь радикальному снижению толщины брони еще в марте 1942 года предлагал НИИ-48. Тогда их подсчеты показали, что что выигрыш в массе только по корпусу и башне составит 4,05 тонн.

Появившийся к июню 1942 года второй вариант КВ-13, с трехместной башней. От него и произошла башня КВ-1с

Появившийся к июню 1942 года второй вариант КВ-13, с трехместной башней. От него и произошла башня КВ-1с

На самом деле ситуация вокруг КВ-1с выглядела гораздо сложнее, чем просто «облегчение» брони. Дело в том, что еще в марте 1942 года начались работы по еще одному «скоростному» тяжелому танку. Речь идет о КВ-13, он же ИС-1 (первый индекс СКБ-13, а второй — КБ завода №100). Это было радикальное решение проблемы подвижности — тяжелый танк с габаритами и массой среднего. Боевая масса КВ-13 составляла всего 30 тонн, при этом броневая защита выглядела более внушительно — до 120 мм. Машина делалась 3-местной, при этом КБ завода №100 (ведущий инженер Н.В. Цейц) внимательно смотрели на Т-50 Кировского завода, а также Т-34. В общем-то, от КВ в новой машине мало что осталось, в НКТП считали, что именно такой танк, а не КВ-1с, надо запускать в работу. Макет КВ-1с был показан Сталину на совещании 5 июня 1942 года. Но Сталин его отклонил, сказав наркому танковой промышленности В.А. Малышеву, что запускать в работу такой танк преждевременно. Одновременно из постановления ГКО №1878 пункты, связанные с КВ-13, вычеркнули.

Корпус КВ-1с был не просто облегченным, но и доработанным

Корпус КВ-1с был не просто облегченным, но и доработанным

В данном случае со Сталиным спорить как минимум не очень разумно. Даже не очень знакомому с танкостроением человеку было очевидно, что внедрение КВ-13 — это минимум полгода, а по факту еще больше. В случае же с КВ-1с имелось готовое шасси, которое требовалось «обстругать». Но вычеркивание КВ-13 из постановления означало только перенос сроков, а главное, наработки по машине использовались на «малой модернизации». Более того, уже в мае 1942 года КВ-13 видело в ГАБТУ КА. Там дали указание переработать башню, увеличив расчет до 3 человек и установив командирскую башенку. В Челябинске оперативно подготовили проект КВ-13 с командирской башенкой, именно он и лег в основу башни КВ-1с. В дальнейшем КВ-13 и КВ-1с шли рука об руку: технические решения с одной машины переносились на другую, и наоборот. Именно поэтому более поздний КВ-13 был не похож на проектную документацию. Часть решений, которые планировались на КВ-1с, но остались только в бумаге, перенесли на новую машину.

КВ-1с 15001, он использовался как испытательный стенд

КВ-1с 15001, он использовался как испытательный стенд

Приказ №436с по НКТП, который продублировал постановление ГКО №1878, был подписан Малышевым 8 июня 1942 года. Но по факту работы над КВ-1с второго варианта начались раньше. Ведущим инженером машины был назначен М.Ф. Балжи, для него это был первый опыт в таком статусе. Интересно то, что обычно чертежная документация шла с трехзначной цифрой, например, КВ-13 имел номер 233 (отсюда и пошла легенда про Объект 233). В случае с КВ-1с индекс, подобно КВ, начинался с КВ-1с. В виду крайней важности работы к ней подключили и СКБ-2 ЧКЗ, и КБ завода №100. Со стороны СКБ-2 работы возглавил Н.Л. Духов (при общем руководстве Котина), ключевую роль играли инженеры-конструкторы Л.Е. Сычев, Г.А. Михайлов, А.Н. Стернин, Г.А. Серегин и А.Н. Баран. Со стороны опытного завода №100 работы возглавлял А.С. Ермолаев, привлекались и инженеры-конструкторы, которые работали по КВ-13. Это существенно затормозило работы по машине, вероятнее всего, именно по этой причине случился конфликт между Котиным и Цейцем. Николай Валентинович, очень переживавший по поводу судьбы машины, не выдержал такого удара судьбы, 19 июля 1942 года его не стало. Далее работы по КВ-13 передали Шашмурину, который также был занят по КВ-1с (КПП).

Танк 15002, он и проходил основной объем испытаний

Танк 15002, он и проходил основной объем испытаний

На самом деле проблема была не только с КВ-1с. Окончательно Цейца добила ситуация вокруг Т-34. Дело в том, что 3 июля 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №1958сс «О танках Т-34 и Т-70». Согласно ему, выпуск Т-34 организовывался и в Челябинске. В.А. Малышева сняли с должности наркома танковой промышленности, вместо него назначили И.М. Зальцмана. Ему дали жесткий приказ — увеличить выпуск Т-34 любой ценой. От этого пострадал и КВ-1с. Несмотря на то, что первые чертежи были готовы 6-7 июня 1942 года, работы по машине задержались. В сложившихся условиях то, что два опытных образца КВ-1с были готовы 27 июля 1942 года, уже достижение. Особенно с учетом того, что, как уже говорилось выше, это был не просто КВ-1 со срезанной броней.

Сравнение траков шириной 700 и 608 мм

Сравнение траков шириной 700 и 608 мм

Конструкторская группа Балжи провела поистине титаническую работу, выискивая по мелочам способы выиграть лишние килограммы. Даже корпус несколько отличался от КВ-1, особенно это касалось кормовой части. Она стала немного покатой, что позволило дополнительно снизить массу. Во многом другой стала и ходовая часть. Балансиры, ленивцы, поддерживающие катки перепроектировали. Появился и новый опорный каток, который стал заметно легче конструкции КВ-1. В постановлении ГКО №1878 указывалась ширина трака 650 мм, но ее снизили еще больше — до 608 мм. Для подстраховки имелась возможность поставить и старые траки, шириной 700 мм, но только она них выигрывали 200 кг. Разница между массой опорных катков КВ-1с и КВ-1 была еще больше — 390 кг.

Пластинчатый радиатор, введенный на КВ-1с и части КВ-1

Пластинчатый радиатор, введенный на КВ-1с и части КВ-1

Немалый выигрыш был и по башне. Как и требовало постановление, ее немного «ужали», а толщина стенок снизилась до 82 мм (по стойкости это примерно 75 мм катаной брони). Впрочем, выигрыш был не только в массе. Как уже говорилось выше, базой послужила доработанная башня КВ-13, имевшая одну интересную особенность. У исходного КВ-13 выемка пушки была как у Т-34, а КВ-1 изначально получил специальную орудийную установку с развитыми боковинами. Очень похожую установку, которая крепилась к башне на болтах, собирались реализовать на Т-34, а позже она прописалась на Т-34 с шестигранной литой башней. Торчащая установка была не лучшей идеей, поэтому на КВ-13, а заодно и КВ-1с, ее «вписали» в общую форму башни. Она так же крепилась изнутри на болтах, как у и КВ-1, го не было выступов. Снарядостойкость от такого решения выросла. Перекочевали на КВ-1с идея с командирской башенкой, не имеющей люка, кормовой пулемет в выступе с левой стороны, а также башенный люк с уравновешивающим механизмом. Под новый танк ввели перископические смотровые приборы, причем их число на башне сократилось до 2. Пользовался ими заряжающий. Аналогичные перископы получил и механик-водитель. В общей сложности переделке, по сравнению с КВ-1, подверглось 15 групп чертежей. Одним словом, работа оказалась проведена немалая.

Командирская башенка и новый люк на крыше башни

Командирская башенка и новый люк на крыше башни

Первый образец танка, с серийным номером 15001, больше использовался как тестовая лаборатория. К 26 августа 1942 года он преодолел 781 километр испытательного пробега. В одном из побегов танк достиг максимальной скорости 46,1 км/ч. Впрочем, приоритетом были испытания КВ-1с с серийным номером 15002. Она имела эталонную конфигурацию, естественно, и интересовала она больше. Испытания танка начались 28 июля, к 26 августа он преодолел 2027 километров. Максимальная скорость по шоссе составила 43,3 км/ч, что тоже неплохо. Средняя скорость по шоссе составила 22,4 км/ч, по проселку 15,8 км/ч, а по целине 15,5 км/ч. Минимальная разница между проселком и целиной удивлять не должна, дорогой это можно было назвать условно. Расход топлива по шоссе составил 280 литров на 100 километров, а по проселку и целине — 350 литров.

КВ-1с 15002 в ходе ходовых испытаний

КВ-1с 15002 в ходе ходовых испытаний

Важным моментом была проверка теплового режима двигателя. При температуре воздуха +25 градусов температура воды не поднималась выше 90 градусов. Правда, на максимальной скорости можно было двигаться недолго — танк перегревался. Также проверялась работа коробки передач, для чего КВ-1с таскал за собой на буксире КВ-1. Дефектов КПП не обнаружилось. Входе испытаний танк преодолевал подъемы под углом до 38 градусов. Танк уверенно преодолел брод глубиной 1,6 метр, правда, внутрь начинала заливаться вода, которая просачивалась через нижние люки. В целом танк показал себя надежной машиной, но имелись дефекты по моторам. В общей сложности на нем заменили 3 двигателя, причиной указали заводской брак.

Испытания танка закончились уже после запуска КВ-1с в серию

Испытания танка закончились уже после запуска КВ-1с в серию

Хватало и других мелких недоработок, тем не менее, общие выводы по результатам были сделаны положительные. Танк в целом соответствовал характеристикам, окончательные выводы по нему сделали 9 сентября 1942 года. Самое интересное, что на тот момент танк уже производился. Первые танки стали собирать в районе 20 августа, когда уже было понятно, что машина получилась. Впрочем, такой фальстарт имел определенные последствия, да и в целом первый год производства КВ-1с оказался очень сложным. Балжи в этом смысле «везло»: в 1945 году в примерно таком же пожарном темпе рождался ИС-3. Несмотря на то, что подобный подход приводил к отрицательным результатам, плюсов оказалось больше. Во многом новый танк за неполных 2 месяца разработки — это большое достижение. Что же касается опытных машин, то КВ-1с №15002 дожил до наших дней. Правда, в сильно измененном виде.

Автор благодарит Сергея Орешина, Алексея Макарова и Игоря Желтова (г. Москва) за помощь в подготовке данного материала.

Список источников

      1. ЦАМО РФ
      2. РРАЭ
      3. РГАСПИ
      4. Архив Сергея Орешина
      5. Архив Игоря Желтова
      6. Архив ЧТЗ

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/vynujdenno-oblegchennyi-kv-629f49b068864912a0b59ada?&

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare