×
12
0

Юрий Пашолок. Вторая итерация танковой гаубицы из Свердловска

История 122-мм самоходной гаубицы Д-11 и ее танковой версии Д-12, а также СУ-122м

Содержание:

Благодаря англичанам в танкостроении появилось новое направление — «артиллерийские» танки, или танки поддержки. От обычных они отличались, прежде всего, вооружением. Ставилась либо гаубица, либо пушка калибра 75-76 мм с небольшой длиной ствола. Такие орудия позволяли бороться не только с живой силой, но и легкими укреплениями. В 30-е годы англичане временно прекратили выпускать «артиллерийские» танки, но при этом их массовое производство наблюдалось в Советском Союзе и Германии. Немцы пошли дальше всех, создав специальный «артиллерийский» танк — B.W., они же Pz.Kpfw.IV. Впрочем, более простым решением стали советские разработки по данной теме. И если танки поддержки на базе Т-26 оказались опытными, то БТ-7 Артиллерийский был вполне серийным и повоевал, в том числе и под Москвой. Отчасти «артиллерийским» танком можно назвать КВ-2, но на самом деле это скорее эрзац-штурмовая САУ.

СУ-122м, попытка модернизации СУ-122

СУ-122м, попытка модернизации СУ-122

Тема артиллерийских танков в Советском Союзе, к началу Великой Отечественной войны, сошла на нет. Вместе с тем, ей было суждено было возродиться, причем по несколько необычной причине. Осенью 1941 года образовался кризис с производством 76-мм танковых орудий. Было решено создать «мобилизационную» танковую систему, поскольку ничего, кроме 122-мм гаубицы М-30 в Свердловске не выпускали, ее за основу и взяли. Именно как танковая система У-11 не получилась. Могущество осколочно-фугасного снаряда на тот момент мало интересовала. Орудие так бы и осталось опытным, но на УЗТМ, по указанию НКТП, успели построить партию из 10 штук. В результате У-11 пытались поставить то в «артиллерийский» танк на базе Т-34, то в САУ на базе Т-34. С весны 1942 года мощный осколочно-фугасный снаряд и компактность конструкции стали главными приоритетами. Несмотря на то, что У-11 так и не стала крупносерийной, орудие оказалось крайне важным этапом в истории отечественных танковых и самоходных систем прямым ее развитием стал «дуплекс» Д-11/Д-12, появившийся в начале 1943 года.

Попытка улучшить СУ-122

Главным противником У-11 выступало ГАУ КА. По мнению артиллеристов, необходимости в таком орудии не было, поскольку «артиллерийские» танки в второй половине 1942 года вообще не рассматривались, а для САУ оптимальным являлась 122-мм гаубица М-30. Советские артиллеристы, с точки зрения консервативности подхода, мало отличались от своих зарубежных коллег. Считалось, что лучше использовать буксируемые системы, точнее, их качающиеся части. То, что тумба занимала дополнительное место и имела какую-то массу, в расчет обычно не бралось. Как и то, что буксируемая система требовала более массивную бронировку, отличалась большей длиной отката итд. Довольно известно изречение В.Г. Грабина о том, что танк — это повозка для пушки. Во-первых, реально ли он это говорил, отдельный вопрос, во-вторых, в ГАУ КА думали ровно то же самое. И в случае с М-30 вскоре пришла закономерная расплата.

Как можно заметить, ГАБТУ КА еще в декабре 1942 года предлагало вернуться к теме У-11. ГАУ уперлось рогом, итог закономерен

Как можно заметить, ГАБТУ КА еще в декабре 1942 года предлагало вернуться к теме У-11. ГАУ уперлось рогом, итог закономерен

Тему У-11 Ф.Ф. Петров поднимал неоднократно, постоянно дорабатывая систему. Ее можно было видеть в проекте самоходной артиллерийской установки ЗИК-10, которая выгодно отличалась от аналогичной ЗИК-11 более компактной артиллерийской системой. Тем не менее, в ходе проектирования новой штурмовой САУ, которую санкционировал НКТП, за основу была взята ЗИК-11. Переработанная под руководством Л.И. Горлицкого машина, получившая индекс У-35, стала прообразом серийной СУ-35 (с апреля 1943 года переименована в СУ-122). В ходе испытаний к машине предъявили немало претензий, одной из которых стала теснота боевого отделения. Помимо имевшихся ошибок при проектировании, на объем боевого отделения влияла и орудийная установка. ГАБТУ КА предложило поставить вместо гаубицы М-30 всё ту же У-11, но в ГАУ эту инициативу резко отвергли. У-35 доработали, в серию она пошла во всё том же декабре 1942 года, а уже в январе начались жалобы на тесноту боевого отделения. Артиллеристы громко сели в лужу, от чего их отговаривали не раз и не два.

Д-11, прямое развитие У-11

Д-11, прямое развитие У-11

Не то, чтобы боевое отделение получилось совсем неудачным. Работать внутри СУ-35 было можно, другой вопрос, что до необходимого уровня комфорта оказалось далековато. Удобство работы расчета — это и скорострельность, например. Посему в ГАУ оказались вынуждены решать вылезшие проблемы. 21 января 1943 года, по инициативе ГАУ КА, на УЗТМ состоялось техническое совещание. ГАУ КА представлял П.Ф. Соломонов, который курировал вопросы разработки САУ. Также на совещании присутствовал В.Н. Курин, ведущий инженер СУ-35, и Н.Д. Вернер, главный конструктор КБ УЗТМ. По итогам совещания было решено расширить боевое отделение машины, а также переработать ее вооружение. Впрямую про замену системы не говорилось, но состав прицельного оборудования, а также требование поставить орудие в рамке, уже намекало на возвращение к теме У-11. Артиллеристы молча согласились с тем, что их идея поставить гаубицу в неизменном виде оказалась неправильной. По большому счету, похожие проблемы наблюдались у СУ-12 (СУ-76) и КВ-14 (СУ-152), но в куда меньшей степени. Поэтому радикальное решение проблемы санкционировали только на СУ-35.

Общий вид СУ-35М, позже индекс поменялся на СУ-122М (СУ-122м)

Общий вид СУ-35М, позже индекс поменялся на СУ-122М (СУ-122м)

По факту проблема была не только в громоздкой орудийной системе, которая требовала установки тумбы и массивной бронировки. Место механика-водителя СУ-35 получилось далеко не самым удобным: люк был выполнен в виде «половинки», использовался он только для обзора. В случае чего выбирался весь экипаж через единственный люк на крыше рубки. Кроме того, командир машины одновременно являлся еще и одним из наводчиков. Что же касается тесноты, то имелись случаи нанесения увечий расчету при стрельбе. Надо сказать, что по самой СУ-35 работы не останавливались, машину продолжали дорабатывать. При этом, в ходе проектирования СУ-35 большой модернизации, появилась необходимость доработки орудия У-11.

Боевое отделение стало явно просторнее

Боевое отделение стало явно просторнее

9 февраля 1943 года на заводе №9 прошло совещание, на котором была утверждена разработка доработанной версии орудия. Его разработчиком стало КБ завода №9, которое являлось наследником КБ завода №8. Переработанная версия орудия получила заводское обозначение Д-11. Ведущим инженером системы являлся А.Н. Булашев, уже имевший большой опыт создания орудийных установок для САУ. Также в работе над системой принимал участие старший инженер Безусов, ранее занимавшийся ЗИК-10. Конструктивно Д-11 была похожей на предшествующую систему, но при этом подверглась ряду доработок. По сравнению с самоходной версией У-11 новая система лишилась лотка, появились ограждение для орудия и телескопический прицел. Также в конструкцию системы были внесены некоторые упрощения. Переделкам подверглись сиденье наводчика и механизмы наведения.

Новая система крепилась на рамке, что делало ее менее громоздкой

Новая система крепилась на рамке, что делало ее менее громоздкой

Разработка Д-11 шла в плотной кооперации с КБ УЗТМ. Работы по машине, которая изначально получила индекс СУ-35М, возглавил Курин. Как и требовало задание, ширина боевого отделения выросла до полной габаритной ширины машины. Это позволило разместить сиденья командира и замкового на надгусеничной полке, что также указывалось в задании. Благодаря установке новой системы командир теперь занимался своими непосредственными обязанностями, а не совмещал с ними функции наводчика. Еще одна переделка, которая стала следствием появления системы Д-11, стала ликвидация башенки для панорамного прицела. В случае стрельбы с закрытых позиций применялся специальный двухстворчатый люк, размещавшийся на крыше. Для того, чтобы прицел не задевал о кромки люка, его делали длиннее крыши рубки, а впереди появился специальный выступ. Наконец, устанавливался люк механика-водителя по типу Т-34, но немного укороченный. Все эти меры позволили существенно улучшить условия работы расчета САУ.

Разрез по боевому отделению

Разрез по боевому отделению

Согласно эскизному проекту, боевая масса СУ-35М должна была составить 31 тонну, то есть всего на 100 килограмм больше СУ-122. Существенным плюсом Д-11 стало то, что центр тяжести, по сравнению с СУ-35, сместился на 300 мм назад, а это уменьшило нагрузку на передние опорные катки. Также исчезла громоздкая тумба, которая не только занимала лишнее место внутри боевого отделения, но и дополнительно нагружала передние опорные катки. При создании СУ-35М учитывался и опыт разработки самоходной артиллерийской установки СГ-2. Некоторые наработки по этой машины можно видеть на СУ-35, теперь оттуда же перекочевал еще и рубочный люк. Его сместили в левый задний угол крыши, при этом он получил вторую створку, которая находилась на кормовом листе рубки. Боезапас вырос до 40 выстрелов, кроме того, его размещение оказалось более рациональным (это решение также взяли с СГ-2).

Орудие получило как панорамный, так и телескопический прицел

Орудие получило как панорамный, так и телескопический прицел

Проведенная совместная работа КБ УЗТМ и КБ завода №9 была рассмотрена на техническом совещании, которое прошло 24 февраля 1943 года. На совещании рассмотрели проекты как СУ-35М, так и Д-11. Оба проекта утвердили, констатировав, что никаких принципиальных разногласий между КБ УЗТМ и завода №9 нет. В срочном порядке запускалась работа по изготовлению деревянного макета машины вместе с вооружением. Впрочем, к тому моменту имелась проблема, связанная со сроками. Изначальный план предполагал, что разработка проекта и рабочих чертежей заканчивалась к 1 марта, Д-11, изготовлялась к 25 марта, а окончание работ по модернизированной СУ-35 планировалась к 10 апреля 1943 года. Другой вопрос, что загруженность УЗТМ другими заданиями постепенно сдвигало график. В таких условиях в срок получалось работать только заводу №9. Первый образец Д-11 был готов 28 марта 1943 года, тогда же состоялись первые испытания. В ходе стрельбы (произвели 32 выстрела) длина отката составила 570-579 мм, то есть в 2 раза меньше, чем у М-30. При стрельбе было отмечено, что вентиль в штоке тормоза отката пропускает веретенное масло. Поворотный механизм имел некоторый перекос и поэтому работал с усилием, но испытание на прочность выдержал. Испытания на прочность Д-11 выдержала, после исправлений, выявленных при стрельбе, система допускалась для установки на СУ-35М.

СУ-122м закончили ближе к концу апреля 1943 года

СУ-122м закончили ближе к концу апреля 1943 года

Несколько иначе складывалась ситуация с шасси для Д-11. Работы по СУ-35М продолжали затягиваться. 3 апреля 1943 года случилось переименование САУ, как серийных, так и опытных. СУ-35 стала СУ-122, а СУ-35М, соответственно, СУ-122м (или СУ-122М). Под тем же индексом машина проходит в заводской документации. Проблемы с загрузкой всё сильнее сказывались на сроках. Вместо 10 апреля новым сроком УЗТМ постройки опытного образца указал 20 апреля, не уведомив при этом ГАУ КА. Понимая, что и эта дата может быть не последней, 15 апреля начальник ГАУ КА генерал-полковник Яковлев направил письмо в адрес Молотова. В нем он просил отдать распоряжение НКТП о формировании работ по СУ-122М и изготовлении опытного образца не позднее 25 апреля. Закончить опытный образец СУ-122м удалось только в самом конце апреля 1943 года.

Люк механика-водителя стал больше, но для выхода он не годился

Люк механика-водителя стал больше, но для выхода он не годился

Заводские испытания шли в довольно неспешном режиме, хотя уже на них выявились некоторые проблемы. На них указал и Соломонов, прибывший с инспекцией в Свердловск. Для начала, с оценкой боевой массы КБ УЗТМ промахнулось. Не сильно, но 31,5 тонна — это для шасси Т-34 многовато. Кроме того, Соломонов справедливо указал на недостаточную обзорность из машины. Касалось это и места командира — одного только перископического прибора наблюдения было недостаточно. Выявились и некоторые недочеты по орудийной установке Д-11. Один только пункт «при углах возвышения 5 градусов и выше поршневой затвор ложится на колени командиру» чего стоит. Впрочем, имелась еще одна, едва ли не ключевая проблема — сроки. В мае 1943 года КБ завода №9 запустило работу по орудийным системам семейства Д-5, в которых учитывались недостатки Д-11 и ее танковой версии Д-12, о которой будет разговор чуть позже. То есть даже в случае с удачными испытаниями СУ-122м она бы, в любом случае, в серию запускалась с другим орудием.

Орудие на наименьшем угле склонения

Орудие на наименьшем угле склонения

Время сыграло в судьбе СУ-122м едва ли не ключевую роль. Для понимания сути проблемы, задание на новую орудийную систему было дано 5 мая 1943 года, а первые заводские испытания машины состоялись 17 мая. Полигонные испытания начались и того позже — 13 июня 1943 года. В ходе испытаний, которые проходили на территории Уральского полигона, удалось добиться скорострельности 5 выстрелов в минуту. Таким образом, улучшение работы расчета на данный показатель не повлиял. В ходе испытаний стрельбой на прочность (произведено 100 выстрелов) часто наблюдались отказы в экстракции гильз. Причиной тому были не дефекты орудия, а низкое качество железных гильз. Затвор неоднократно приходилось открывать ломиком и ударами, в результате в рукоятке затвора появились трещины. Всего же в ходе стрельбы было произведено 287 выстрелов. В целом же система испытание на прочность выдержала. Неудачей закончились попытки стрельбы с хода, но на подобные задачи СУ-122м и не рассчитывалась.

Надо сказать, что к орудийной установке набралось нареканий еще до старта полигонных испытаний

Надо сказать, что к орудийной установке набралось нареканий еще до старта полигонных испытаний

Условия работы расчета, по сравнению с СУ-122, улучшились, тем не менее, имелись и нарекания. Как уже отмечал в своём отчете Соломонов, затвор на определенных углах наводки задевал ноги командира. Отмечалось, что на больших углах возвышения снизу подвижной бронировки появлялась щель, что создавало риск поражения расчета пулями и осколками. В отличие от первоначального проекта, на СУ-122м поставили меньший по высоте люк механика-водителя. В результате он мог использоваться только как смотровой, вылезти из него было невозможно. Плохо было сделано уплотнение люков на крыше рубки, в результате сверху в боевое отделение попадала вода. Плохой признали конструкцию эвакуационного люка, чтобы его открыть, требовалось 6-8 минут. Не до конца оказались доработаны укладки для боезапаса. Укладка верхних снарядов получилась ненадежной, они с нее могли вываливаться. Неудачной признали размещение гильз, а их укладки отличались невысоким качеством изготовления.

Машина получилась даже тяжелее СУ-122

Машина получилась даже тяжелее СУ-122

Наконец, сыграла свою роль и большая боевая масса. За время испытаний СУ-122м прошла 683 километра. Уровень поломок в ходе езды оказался аналогичен Т-34, хотя стоит отметить, что выход из строя бандажей опорных катков был напрямую связан с ростом массы. По мнению комиссии, ходовые испытания машина выдержала, ее рекомендовали принимать на вооружение, но… К моменту, когда испытания окончательно завершили, на дворе стояло 19 июля 1943 года. УЗТМ и завод №9 вовсю работали по иным проектам. То есть СУ-122м оказалась банально не нужна. Еще раньше закончилась работа по танковой версии Д-11, о которой следует рассказать отдельно.

Гаубичный танк на новый лад

Еще весной 1942 года, по инициативе НКТП, конструкторские бюро УЗТМ и завода №183 подготовили проект «артиллерийского» Т-34. Вооруженная 122-мм гаубицей У-22 (переработанная версия У-11) машина очень быстро ушла в небытие. Случилось это по той причине, что боевое отделение оказалось откровенно неудачным. Нарекания шли по КВ-1 с У-11, а здесь ситуация выглядела еще более запущенной. Поэтому от такого, башенного варианта штурмовой САУ на базе Т-34 очень быстро отказались. Но иногда некоторые идеи возвращаются.

Второй подход к гаубичному Т-34

Второй подход к гаубичному Т-34

В январе 1943 года началась активная фара разработки тяжелого танка КВ-13 (233) со 122-мм орудием У-11. Данная машина известна под чертежным индексом 234. Согласно проекту, гаубичный вариант танка получался тяжелее на тонну. Кроме того, сам по себе гаубичный КВ-13 выглядел скорее как быстрое решение. Появление Д-11 не осталось незамеченным. Уже в феврале 1943 года появилось задание на разработку танковой версии орудия, получившей индекс Д-12. Какого-то специального индекса боевая машина, которую разработали на заводе №183 в марте 1943 года, не получила. Ее обозначили как «Танк Т-34 с системой «Д»».

Боевое отделение стало трехместным

Боевое отделение стало трехместным

Эскизный проект машины заметно отличался от того, что разработали весной 1942 года. Шасси оставалось без изменений, при этом башня довольно сильно переделывалась. Она увеличивалась в размерах, поскольку вводился третий номер расчета – замковой. В результате башня стала чем-то похожа на ту, что использовалась на КВ-2. В кормовой нише башни размещалось 30 снарядов, еще 34 снаряда находилось в корпусе. Из 64 зарядов 18 также находилось в башне. Правда, при этом сиденье имелось только у наводчика, остальные работали стоя. В любом случае, даже такая система выглядела лучше, чем боевое отделение КВ-9. Укладка первой очереди выглядела более удобной, кроме того, в заряжании участвовало два номера. Еще одним плюсом стало то, что установку орудия вынесли вперед. Это сделало боевое отделение более просторным.

Реконструкция "Танка Т-34 с системой "Д"" за авторством Александра Калашника, г. Омск

Реконструкция «Танка Т-34 с системой «Д»» за авторством Александра Калашника, г. Омск

Благодаря появлению в составе экипажа замкового теоретически скорострельность орудия увеличивалась, но всё равно была бы ниже, чем у СУ-35. Кроме того, у завода №183 хватало своих забот. Посему проект «Танк Т-34 с системой «Д»» так и остался без развития. Вместе с тем, у темы имелось продолжение. В апреле 1943 года был подготовлен проект установки Д-12 в измененную башню ИС-2 (так именовался гаубичный КВ-13). Откровенно говоря, получилось хуже, чем у завода №183. Поскольку систему не выносили вперед, какого-то существенного выигрыша не получилось. Самое же главное, что уже вскоре начались работы по семейству Д-5, включая и вариант калибра 122 мм. Поэтому второй вариант ИС-2 строить не стали. Дело ограничилось только постройкой опытной системы Д-12, для которой так и не нашлось носителя.

Проект установки Д-12 в башню для танка ИС-2 (234). Как и гаубичный Т-34, дальше эскизов дело не пошло

Проект установки Д-12 в башню для танка ИС-2 (234). Как и гаубичный Т-34, дальше эскизов дело не пошло

Несмотря на то, что гаубичные танки с орудием Д-12 так и не построили, а СУ-122М, вместе с Д-11, так и осталась опытной, пустой тратой времени эти темы не назвать. Орудийные системы семейства Д-5 стали прямым развитием Д-11/Д-12. Так что и «бумажные» разработки гаубичных танков, и опытная модернизация СУ-122, оказались очень полезными. Без них работы по теме СУ-85, КВ-85 и ИС-85, а затем и ИС-122, продолжались куда дольше. При этом упор на орудие с баллистикой гаубицы М-30 оказался правильным решением. Коллектив КБ завода №9 очень быстро смог адаптировать под установку развития Д-11/Д-12 ствол с баллистикой 85-мм зенитки 52-К, обойдя конкурентов из ЦАКБ.

Автор благодарит Игоря Желтова и Алексея Макарова (г. Москва), а также Сергея Агеева (г. Екатеринбург) за помощь в подготовке данного материала и представленные документы.

Список источников

      1. ЦАМО РФ
      2. РГАЭ
      3. РГАСПИ
      4. Архив Игоря Желтова
      5. Архив завода №9
      6. panzer35.ru

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/vtoraia-iteraciia-tankovoi-gaubicy-iz-sverdlovska-62b96ee857c2b35016339c7a?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector