Юрий Пашолок. Танковый дебют Грабина

9
1
Юрий Пашолок. Танковый дебют Грабина

Юрий Пашолок. Танковый дебют Грабина

История 76-мм пушки Ф-32, первого танкового орудия, разработанного КБ завода №92 под руководством В.Г. Грабина

Разработка танковых орудий сама по себе является вещью нетривиальной. У такого орудия есть целый ряд ограничивающих факторов, что создает массу проблем. Требуется меньший, чем у аналогичного полевого орудия, откат, порой приходится делать более компактную гильзу. Специальные танковые пушки появились одновременно с танками. Первыми стали англичане и французы, далее специальные танковые пушки стали строить и другие страны. Первая отечественная танковая пушка появилась в 1920 году, ее создали на основе морской 37-мм пушки «Гочкис». Поначалу Красной Армии требовались орудия калибра 37 мм, но по мере того, как советская танковая программа развивалась, калибр стал расти. Уже в 1930 году появилась первая советская танковая пушка А-19 (не путать со 122-мм корпусной пушкой), созданная под руководством П.Н. Сячинтова. Создавалась она под баллистику 76-мм зенитной пушки Лендера. Орудие так и осталось опытным, как и танк ТГ-1, под которую его создавали, но работы по 76-мм танковым пушкам только начинались.

76-мм пушка Л-7, фактически адаптация зенитной системы Лендера в Т-28/Т-35. По этому снимку понятно, почему в боевом отделении было всё плохо

76-мм пушка Л-7, фактически адаптация зенитной системы Лендера в Т-28/Т-35. По этому снимку понятно, почему в боевом отделении было всё плохо

С начала 30-х годов началась неофициальная конкуренция между Сячинтовым и И.А. Махановым, начальном артиллерийского КБ на заводе «Красный Путиловец» (с 1934 года Кировский завод). Первый удар по орудиям Сячинтова был нанесен еще в ходе подготовки производства танков Т-28 и Т-35. Предполагалось, что в Т-35 поставят пушку ПС-3, но с самого начала у нее начались проблемы. Поэтому и Т-28, и Т-35, и целый ряд других боевых машин вооружалось орудием КТ, танковой версии 76-мм полковой пушки обр.1927 года. Выпускалась «полковушка» на Кировском заводе и носила там индекс К. Между тем, в 1934 году на Кировском заводе начали проектировать 76-мм танковую пушку Л-7 с баллистикой всё той же зенитки Лендера. Эта работа оказалась тупиковой, но в 1936 году появилась новая пушка — Л-10. Эта система стала прямым конкурентом ПС-3, которую изначально планировалось выпускать на Кировском заводе. Есть теория, что Маханов специально «топил» ПС-3, но на самом деле достаточно посмотреть историю этого орудия, чтобы понять, почему оно «не взлетело». Для Сячинтова история с ПС-3 закончилась самым печальным образом, но на самом деле там с избытков хватало и других эпизодов. Что же касается Л-10, то в феврале-мае 1938 года она прошла контрольные испытания и была принята на вооружение Красной Армии как 76-мм танковая пушка образца 1938 года. Впрочем, к тому моменту у нее уже начали появляться сменщики.

Установка Ф-32 в башню Т-28

Установка Ф-32 в башню Т-28

История с танковой пушкой ПС-3 Артиллерийское Управление Красной Армии запомнило очень хорошо. Кроме того, и 76-мм пушка Л-10 имела не самый простой путь к серии. В 1937 году переписка по этому орудию была весьма бурной, больше того, при заказа в 60 орудий ни одного из них за отчетный год не сдал. Примерно в то же время (осень 1937 года) проходили испытания 76-мм орудия Л-7, которую сам Маханов подверг критике. Вероятнее всего, именно история вокруг Л-7 и Л-10 стала причиной того, что Артиллерийское Управление Красной Армии стало искать возможную альтернативу этим орудиям. Примерно в это же время взошла звезда КБ завода №92 (г. Горький). Возглавляемое В.Г. Грабиным КБ выиграло конкурс на создание 76-мм дивизионного орудия. Речь идет о 76-мм дивизионной пушке Ф-22. В результате КБ завода №92 получило задание на разработку 76-мм танковой пушки с баллистикой зенитного орудия Лендера. Данная тема получила индекс Ф-32. Сегодня исполнилось 82 года со дня принятия Ф-32 на вооружение Красной Армии, самое время о ней поговорить.

Первый опытный образец Ф-32 бы построен осенью 1938 года

Первый опытный образец Ф-32 бы построен осенью 1938 года

К 1938 году потребность в новом орудии была очень высока. Помимо Т-28 и Т-35, главных «потребителей» 76-мм орудий, имелся БТ-7 Артиллерийский (его часто ошибочном именуют как БТ-7А). Никуда не делась идея и о том, чтобы сделать «артиллерийский» танк сопровождения (это касается и Т-46-5, он же Т-111). Вместе с тем, отчасти Ф-32 можно считать страховочным вариантом, поскольку Л-10 с трудом, но всё же приняли на вооружение. Также стоит лишний раз упомянуть тот факт, что это орудие было первым для КБ завода №92. Тем не менее, отнеслись там к работе со всей серьёзностью. Да и силы были не так уж и неравны. Да, у коллектива Грабина может и не имелось опыта разработки танковых орудий, но много ли вы знаете систем с индексом Л, которые приняли на вооружение? У Грабина же уже имелась Ф-22, которая обставила детище Маханова.

Как и Л-11, а также Л-7, грабинская пушка создавалась под баллистику зенитного орудия Лендера. Именно эта пушка, а не 3-дюймовая пушка обр.1902 года, упоминается как база для баллистики

Как и Л-11, а также Л-7, грабинская пушка создавалась под баллистику зенитного орудия Лендера. Именно эта пушка, а не 3-дюймовая пушка обр.1902 года, упоминается как база для баллистики

Вполне логичным решением при разработке нового орудие стала схема, уже отработанная на Ф-22. Естественно, само орудие, работу над которым возглавил П.Ф. Муравьёв, от дивизионной пушки весьма отличалось, тем не менее, ряд общих черт вполне можно увидеть. Вполне нормальное явление: если вы посмотрите на 76-мм пушку Л-12 разработки артиллерийского КБ Кировского завода, то легко там увидите «ноги» махановских танковых пушек. При этом «классическое» размещение откатных механизмов на Ф-32 оказалось позже большим плюсом. Родство с буксируемой пушкой, к слову, чуть позже сыграла хорошую службу Ф-32. Дело в том, что к моменту начала испытаний опытного образца орудия танка для него не оказалось. Поэтому стрельбы производились с лафета Ф-22. Дальше история продолжала походить на анекдот. В ноябре 1938 года танк, наконец, прибыл, но без рамки под орудие. Рамка же прибыла в конце декабря. По этой причине испытания задержались.

При проектировании Ф-32 учитывался опыт по дивизионной пушке Ф-22

При проектировании Ф-32 учитывался опыт по дивизионной пушке Ф-22

У Л-10, между тем, дела обстояли плохо. Уже после принятия пушки на вооружение внезапно выяснилось, что рассчитана она под боеприпасы 76-мм пушки обр.1902 года, которые выпускать прекратили. При этом боеприпасы 76-мм пушки обр.1902/30 гг Л-10 потреблять не могла. На Кировском заводе срочно начались работы по созданию «76-мм танковой пушки Л-10 с длиной ствола 30 калибров». Эта система получила индекс Л-11, согласно переписке, первый образец орудия должны были предъявить к 27 февраля 1939 года. Вот так внезапно получилось, что Кировский завод оказался в роли догоняющего. При этом начались проблемы, а вместе с ними и задержка по сдаче орудия. Вместо конца февраля орудие сдали в апреле.

В истории Ф-32 часто упоминается БТ-7. Только был он не простой, а Артиллерийский. Его появление в этой истории логичное, ведь исходно он проектировался под пушку ПС-3, а ставилась туда система КТ

В истории Ф-32 часто упоминается БТ-7. Только был он не простой, а Артиллерийский. Его появление в этой истории логичное, ведь исходно он проектировался под пушку ПС-3, а ставилась туда система КТ

Между тем, уже в марте 1939 года Ф-32 вышла на полигонные испытания. Ее поочередно ставили в Т-28 и БТ-7 Артиллерийский. В обоих случаях у орудия довольно сильно торчали вперед откатные механизмы, но это было не важно. В конце концов, эти танки являлись скорее тестовыми лабораториями. Зато в боевом отделении места оказалось вполне достаточно. Прибывшая в апреле 1939 года на испытания система Л-11, с точки зрения размещения в боевом отделении, оказалась менее удобной. С точки зрения боевых характеристик орудия были идентичны, но при этом длина отката у Ф-32 оказалась меньше, а также обеспечивались большие углы склонения и возвышения. Отмечалась большая простота конструкции и большее удобство Ф-32 в обслуживании.

Пушка вполне успешно вписалась в башню БТ-7 Артиллерийского

Пушка вполне успешно вписалась в башню БТ-7 Артиллерийского

По большому счету, для Л-11 это означало проигрыш. Но… Дело в том, что Л-11 являлась развитием Л-10, находящейся в валовом производстве. Поэтому поставить ее в производство оказалось легче. Это ее и спасло. Поскольку дальше выпускать Л-10 не имело никакого смысла, а Ф-32 еще предстояло доработать, было принято решение принять Л-11 на вооружение. Изначально, кстати говоря, предполагалось, что танковой версии Л-11 сдадут всего 25 штук, а остальные 800 выпустят в версии для укрепрайонов (известна она как Л-17). Самое интересное, что у Ф-32 уже имелся конкурент в самом КБ. 4 октября 1938 года КБ завода №92 представило проект 76-мм танковой пушки Ф-34, с баллистикой новой дивизионной пушки Ф-22 УСВ. 19 декабря 1938 года проект утвердили, после чего завод №92 начал подготовку к выпуску опытного образца орудия. Изначально сроком изготовления опытного образца значилось 1 апреля 1939 года, но работы задержались. Изготовили орудие в сентябре 1939 года, оно прошло заводские испытания. Итого, имелось аж три танковых орудия калибра 76 мм: Л-11, как временное явление, Ф-32, которую явно видели как вооружение новых танков, и Ф-34, которая в перспективе заменяла оба орудия.

Успешно вписалась Ф-32 и в башню Т-28

Успешно вписалась Ф-32 и в башню Т-28

В годовом отчете завода №92 за 1939 год указывалось, что Ф-32 приняли на вооружение в 3-м квартале того же года. На самом деле это случилось 26 января 1940 года, но по факту завод №92 был близок к истине. Дело в том, что Ф-32 числилась как вооружение танка Т-34 и КВ, которые приняли на вооружение 19 декабря 1939 года. То есть решение по орудию уже приняли. Между тем, пока Ф-32 готовилась к серии, выпуск Л-11 шел своим чередом. Сложилась ситуация, когда КВ-1 и Т-34 вынужденно запустили в серию с пушками Л-11. Ну не выпускать же их без орудий! При этом наблюдалась ситуация, когда Кировский завод, на который и свалилось задание по выпуску Ф-32, не особо и торопился. Реальное положение вещей наглядно показали испытания 4 пушек Л-11 и одной Ф-32, проведенные 5-6 июля 1940 года. Их Л-11 провалила, маршал Кулик, председатель комиссии, прямым текстом написал, что в предъявленном виде орудие «НЕ ПРИГОДНО». А вот Ф-32 удостоилось похвалы. В протоколе комиссия написала, что выпущенные к тому моменту 70 танков КВ-1 в дальнейшем следовало перевооружить на Ф-32. Кировскому заводу прилетело и за то, что план по организации выпуска Ф-32 он не выполнил. Не исключено, что Маханов заработал путевку в лагеря, в том числе, и за это.

Единственная причина, почему Л-11 была такой массовой. Намеренно или нет, но Кировский завод затянул освоение Ф-32, поэтому в серию орудие пошло только с декабря 1940 года. Временной мерой Л-11 считали еще в 1939 году

Единственная причина, почему Л-11 была такой массовой. Намеренно или нет, но Кировский завод затянул освоение Ф-32, поэтому в серию орудие пошло только с декабря 1940 года. Временной мерой Л-11 считали еще в 1939 году

Еще одним неприятным моментом было то, что Л-11, которую ставили в КВ-1, имела очень слабую бронировку системы. Она составляла всего 30 мм при лобовой броне 75 мм. Уже потом неоднократно КВ-1 отхватывал как раз в эту самую подвижную бронировку. У Ф-32 бронировка была значительно толще. Между тем, даже окрик свыше не сильно изменил ситуацию. По факту выпуск Ф-32 начался в декабре 1940 года. При плане на год в 64 пушки сдали 50. Тогда же, наконец, Ф-32 стали ставить в КВ-1. Но не в Т-34! Помимо того, что орудий было мало, вмешался фактор в виде Ф-34. Орудие приняли на вооружение Красной Армии, и именно его собирались теперь ставить в 34-ку. Да и по теме КВ уже имелись варианты. Это и адаптация Ф-34, и 76-мм пушка Ф-27 с баллистикой зенитки 3-К. Поэтому Ф-32 сама становилась временным решением. Анекдотичность ситуации в том, что даже документация на Ф-32 есть крайне выборочно.

Одним из первых Ф-32 получил опытный танк Т-150. Произошло это вынужденно, поскольку изначально в него предполагалась более мощная система - Ф-27

Одним из первых Ф-32 получил опытный танк Т-150. Произошло это вынужденно, поскольку изначально в него предполагалась более мощная система — Ф-27

Происходившая ситуация привела к тому, что планы по выпуску Ф-32 были скромные. За первый квартал 1941 года сдавалось 200 пушек (50 в январе, 60 в феврале и 90 в марте), да и в дальнейшем объемы выглядели не впечатляющими — 90 штук за второй квартал. Всё потому, что для КВ предполагался уже целый букет орудийных систем, да и сам танк должен был уступить место более тяжелому КВ-3. Впрочем, далее планы поменяли, поскольку на танки надо было что-то ставить, да и КВ-3 как-то не торопился. По факту за первый квартал 1941 года сдали 175 пушек, а во втором — 225 штук. План на третий квартал составил уже 215 пушек. Судьба Ф-32 едва не решилась 25 июня 1941 года. С июля 1941 года на Кировский завод должны были поступать 76-мм пушки Ф-34 (на самом деле речь шла про ЗИС-5), причем уже в первом месяце ожидалось 130 таких орудий. По факту ни одной такой пушки в Ленинград за 1941 год не поступило, а вот выпуск КВ-1 наращивался. Это позже привело к кризису. Прежде всего это касалось ЧТЗ, где также выпускались КВ-1. В сентябре 1941 года ЧТЗ едва-едва хватило орудий.

Ф-32 оказалась такой же промежуточной, как Л-11, ее выпуск продолжался еще меньше времени, чем махановской системы

Ф-32 оказалась такой же промежуточной, как Л-11, ее выпуск продолжался еще меньше времени, чем махановской системы

Уже потом, 26 июля 1941 года, вышло постановление ГКО №282сс «Об изготовлении пушек для танков КВ производства Кировского завода и частично Челябинского тракторного завода». Согласно ему, Кировский завод обязали сдать во втором полугодии 1941 года 1702 пушки Ф-32. Также в середине августа 1941 года ГАУ КА подняло уже упомянутую тревогу насчет обеспечения пушками Ф-32 танков выпуска ЧТЗ. Но к тому моменту ситуация становилась близкой к критической. Враг рвался к Ленинграду, стало понятно, что Кировский завод надо эвакуировать. Посему и производство Ф-32 постепенно подходило к концу. Окончательно же выпуск орудия закончился 15 октября 1941 года. Всего же за 1941 год сдали 818 пушек данного типа.

Ф-32 прочно ассоциируется с ленинградскими КВ-1. Также небольшой объем этих орудий получили челябинские КВ-1, ставились они там до сентября 1941 года

Ф-32 прочно ассоциируется с ленинградскими КВ-1. Также небольшой объем этих орудий получили челябинские КВ-1, ставились они там до сентября 1941 года

Нельзя сказать, что Ф-32 была уж совсем идеальной. Появившаяся позже Ф-34 обладала более высокой бронепробивемостью, она занимала меньше места в боевом отделении (в варианте для Т-34). Что, впрочем, вполне естественно, ведь следующий образец делать легче и уже есть базис. Тем не менее, первенец у Грабина и его коллектива получился вполне удачный. Пушка оказалась промежуточной, но при этом вполне поражающей все немецкие танки 1941 года. Оказалась она и надежным орудием. Одним словом, КБ завода №92 не просто так стало лидером по танковой артиллерии.

Автор выражает признательность Алексею Макарову (г. Москва) за помощь в подготовке материала.

Список источников:

      1. ЦАМО РФ
      2. РГВА
      3. РГАЭ
      4. ЦГА СПб
      5. РГАКФД
      6. Фотоархив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/tankovyi-debiut-grabina-61e9dbeb48d6ed5778c3af4b?&

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare