Юрий Пашолок. Синдром плохого танцора

18
0

Юрий Пашолок. Синдром плохого танцора

Чехословацкая танковая промышленность в первое послевоенное десятилетие

Содержание:

Вторая мировая война стала настоящим катализатором гонки вооружений. Это касалось большинства видов вооружения и военной техники. Особенно показательной оказалась эволюция танков и их вооружения. То, с чем закончили основные танкостроительные державы войну, разительно отличалось от боевых машин осени 1939 года. Вторая мировая война стала временем заката легких танков как самых массовых боевых машин. Боевая масса танков подскочила в несколько раз, в иных случаях средние танки достигли значений боевых машин тяжелого класса. Правда, в основном это касалось тех держав, где танкостроение развивалось до самого конца войны. В ряде случаев развитие остановилось на полпути.

Опытная чехословацкая ЗСУ на шасси Т-34-85 чехословацкого производства. Одна из немногих разработок, которая хотя бы добралась до стадии опытного образца

Опытная чехословацкая ЗСУ на шасси Т-34-85 чехословацкого производства. Одна из немногих разработок, которая хотя бы добралась до стадии опытного образца

Среди стран, которые до самого конца войны развивали своё танкостроение оказалась Чехия (на тот момент протекторат Богемия и Моравия). Полученный во время войны опыт оказался весьма богатым. Чешская оружейная и танкостроительная промышленность отчасти впитала немецкие наработки, в полной мере их можно было видеть и в ранних послевоенных проектах чехословацкой бронетанковой техники. Тем не менее, ни новых танков, ни новых САУ собственной разработки чехословацкая армия так и не получила. В поздних публикациях порой звучит информация, что такая ситуация сложилась по политическим причинам. Мол, надавил Советский Союз и местная компартия. Но если посмотреть на то, что происходило с чехословацкой танковой промышленностью в первые послевоенные годы, ситуация выглядит совсем иначе. И пенять на политику слегка так некорректно. Об этом и поговорим.

«У нас было»

Для начала, стоит вспомнить ситуацию с чехословацким танкостроением по состоянию на март 1939 года. А затем то, в каком состоянии промышленность возрожденной Чехословакии встретила окончание Второй мировой войны. Понимание состояния промышленности в этих двух временных точках отлично показывает, почему ситуация в чехословацком танкостроении послевоенного периода складывалась именно так, а не иначе.

LT vz.35, самый массовый чехословацкий танк межвоенного периода. Выпуск прекратился еще до оккупации, причиной стала масса нареканий военных

LT vz.35, самый массовый чехословацкий танк межвоенного периода. Выпуск прекратился еще до оккупации, причиной стала масса нареканий военных

Итак, по состоянию на момент оккупации Чехословакии в стране была запущена программа по насыщению армии новыми видами танков. С точки зрения наличия этих самых танков ситуация была лучше, чем у большинства соседей. Больше того, Чехословакия активно работала по экспортным поставкам танков, тесня англичан. Но не всё так просто. Если мы вспомним, почему именно появился LT vz.38 (он же Praga TNH), то выяснится неприятный момент. Этот танк понадобился взамен LT vz.35, по которому из войск шли жалобы, включая качество. Да и с точки зрения технической стороны вопроса имелись претензии.

Пришедший ему на смену LTvz.38 не успел попасть в крупную серию

Пришедший ему на смену LTvz.38 не успел попасть в крупную серию

И это только верхушка айсберга. В августе 1934 года MNO (Ministerstvo Národní Obrany, или Министерство обороны) составило план по оснащению танками чехословацкой армии. Катализатором тому стали результаты маневров в Миловице, а также приход нацистов к власти в Германии. Чехи первыми поняли, что происходит, и первыми среагировали. Так вот, до конца 1937 года предполагалось получить 279 лёгких и 42 средних танка. Под производство танков выделялось 240 миллионов чехословацких крон. И если с с легкими танками плюс-минус дела шли в гору, то по средним танкам случился полный провал. Ни одного серийного среднего танка чехословацкая армия так и не получила. Только опытные образцы, которые годились разве что для учебных целей.

Состояние программы чехословацких средних танков отлично показала история второго образца LT vz.39 (Praga V8H). Немцы его попросту забраковали

Состояние программы чехословацких средних танков отлично показала история второго образца LT vz.39 (Praga V8H). Немцы его попросту забраковали

Во многом ситуация, когда своя промышленность не поспевает, а союзники не готовы поддержать, привела и к Мюнхенскому сговору, и к оккупации Чехословакии. Обычно при этом показывают на Польшу, мол, ей просадка по танкам не помешала пойти до конца. Но если смотреть трезво, становится понятно, почему Чехословакия почти не сопротивлялась. Помимо ситуации в Судетах, спорный конфликт был и на востоке (Польше привет, как и Венгрии), а тут еще ситуация, что Франция помогать отказалась. Вот честно, вы в такой ситуации стали бы воевать? У Польши, напомню, на начало войны действовал целый ряд договоров, включая англо-польский военный союз, и за нее вписались. Чехословакию же банально отдали на растерзание. Три танковых полка, да еще и с недобором по технике, войны не выигрывают.

У Škoda T-22/T-23 судьба оказалась не лучше

У Škoda T-22/T-23 судьба оказалась не лучше

Промышленность протектората Богемия и Моравии, образно говоря, задала новым хозяевам вопрос — чего изволите. И вот тут вылезла крайне интересная ситуация. Škodawerk, так теперь именовалась Škoda, не смогла немцев чем-то впечатлить. Ну да, средний танк Škoda T-21 приняли на вооружение венгры, но им особо и выбирать оказалось не из чего. При этом есть масса вопросов с системой охлаждения T-21, у средних танков Škoda это была больная тема. BMM, как теперь именовалась ČKD, смогла заинтересовать немцев своей продукцией. Но только легким танком LT vz.38. Средний танк ST vz.39 оказался проблемным и в серию не пошел. Итого, из всего многообразия чехословацких танков интересен оказался только один легкий.

Главной претензией к чешским танкам-разведчикам, со стороны немцев, стало плохое боевое отделение. Глядя на Pz.Kpfw.T-15, где у командира из смотровых приборов был один перископ с правого борта, сложно не согласиться

Главной претензией к чешским танкам-разведчикам, со стороны немцев, стало плохое боевое отделение. Глядя на Pz.Kpfw.T-15, где у командира из смотровых приборов был один перископ с правого борта, сложно не согласиться

Частенько можно прочитать, что та же BMM занималась тихим саботажем, поэтому не было новых разработок. Есть некоторые основания этому не очень-то верить. Praga V8H (заводской индекс ST vz.39) вели как минимум до конца 1941 года. Да и со средними танками Škodawerk ковырялись до 1942 года включительно. В случае со Škodawerk довольно четко читается сотрудничество с Porsche KG. Наиболее же показательными стали Pz.Kpfw. T-15 и Pz.Kpfw.38 (t) n.A. Škodawerk еще как-то напрягалась, а BMM чуть прокачала шасси TNH, адаптировала башню V8H-E и мотор примерно оттуда же. Конечно, победа Pz.Sp.Wg.Luchs выглядела забавно, но своя правда у немцев была. Боевое отделение у чешских танков-разведчиков однозначно проигрывало. Особенно это касалось Pz.Kpfw. T-15, где командир видел мир через смотровой прибор с правого борта.

Имелась масса претензий и к Jagdpanzer 38. Это и невысокая подвижность, и плохой обзор, и низкое качество брони

Имелась масса претензий и к Jagdpanzer 38. Это и невысокая подвижность, и плохой обзор, и низкое качество брони

Можно вспомнить Jagdpanzer 38, но и тут интересные нюансы. Для начала, весьма активное участие в разработке машины приняла Alkett. Далее, само появление Jagdpanzer 38 было вынужденным решением, поскольку ни в Пльзене, и в Праге организовать выпуск Jagdpanzer IV не представлялось возможным. То есть Jagdpanzer 38 являлась эрзац-средним истребителем танков. Вместо 13 тонн боевая масса составила 16 тонн, про 55-60 км/ч не шло и речи. Шасси получилось несколько перегруженным, а машина тесной. Наконец, до требуемых объемов выпуска BMM и Škodawerk так и не добрались. При том, что немцы сильно оптимизировали производство на заводах и смогли добиться фантастических, по чешским меркам, цифр (298 штук на BMM в ноябре 1944 года и 153 штуки на Škodawerk в марте 1945 года), это было в 2 раза ниже требований OKH.

Типичное бумажное творчество второй половины войны. После такого становится понятно, почему после войны "паровозик не смог"

Типичное бумажное творчество второй половины войны. После такого становится понятно, почему после войны «паровозик не смог»

Самое интересное, что немцы активно вписывали ту же Škodawerk в свою индустрию. Даже отчасти что-то получалось. То, что большинство опытных разработок по вооружению Škoda раннего послевоенного периода базировалось на работах для немцев, не является большим секретом. Достаточно просто посмотреть американский отчет по изучению работ Škoda во время войны. Но сами же немцы поняли, что выше головы протекторат Богемия и Моравия прыгнуть не смогут. Неслучайно предполагалась организация Alkett выпуска Jagdpanzer 38 (d), да и многие наработки по САУ Alkett имеют прямое отношение к работам Алексея Сурина, главного конструктора ČKD. Максимум, что можно было поручить заводам протектората — это выпуск легких машин. Причем с бронекорпусами, которые имели более низкую стойкость, чем немецкие.

Паровозик, который не смог

По состоянию на лето 1945 года в активе BMM/ČKD имелся выпуск Jagdpanzer 38, а также опыт разработки Pz.Kpfw.38 (t) n.A., который всё еще испытывали. У Škoda опыт оказался более богатым: помимо Jagdpanzer 38 (на заводе у машины был индекс G-13), остались наработки по средним танкам. Также Škoda, под конец войны, участвовала в программе производства корпусов Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B, да и что-то по тяжелым танкам явно что-то щупала. Правда, чехословацкой армии тяжелые танки скорее были нужны как рыбе зонтик, но это уже мелочи. Наконец, была Tatra. Разработка танков там была безнадежной еще до войны, а вот с моторами ситуация оказалась иной. Мотор Tatra Typ 103 стал единственным дизельным двигателем, который массово применялся на немецкой бронетанковой технике. Также появился 8-цилиндровый вариант этого мотора, Tatra typ 928, он ставился на Jagdpanzer 38 Starr.

Любимая забава инженеров Škoda - разные проекты на старых шасси

Любимая забава инженеров Škoda — разные проекты на старых шасси

А теперь давайте посмотрим на ситуацию реалистично. Безо всяких рассказах о злых коммунистах, которые кому-то там мешали. На лето 1945 года серийных средних танков чехословацкая промышленность не выпускала. Как и до войны. Немцы не смогли освоить выпуск даже средних истребителей танков, которые были проще, чем танк. Вы в такой ситуации верите, что всего за несколько лет чехословацкая промышленность смогла бы освоить выпуск танка боевой массой более 30 тонн?

Танкетка AH-IV-Hb для Эфиопии, единственный успех чехословацкой промышленности с послевоенным танком своей разработки

Танкетка AH-IV-Hb для Эфиопии, единственный успех чехословацкой промышленности с послевоенным танком своей разработки

Всё, что смогла сделать чехословацкая промышленность за вторую половину 40-х годов — это дособрать некоторое количество Jagdpanzer 38. Чтобы ни у кого не было иллюзий, 100% Jagdpanzer G-13 — это машины военного выпуска, которые уже после войны дособрали и далее им поставили немного иные орудия (банально кончились 7,5 cm Pak 39, поставили Pak 40). Плюс еще собрали 20 танкеток Praga AH-IV Hb для Эфиопии, зачем они им понадобились в 1950 году, один Джа ведает. Всё остальное — это бумажное творчество.

Программа TVP стала наглядным примером, что творилось с чехословацкой промышленностью в первые послевоенные годы

Программа TVP стала наглядным примером, что творилось с чехословацкой промышленностью в первые послевоенные годы

Особенно показательна программа TVP (Tank Všeobecného Použití, или основной боевой танк). В ней отлично угадывались немецкие наработки, вот только даже изначальные требования выглядели занятно. Толщина брони, например, выглядела явно неадекватно. Ни один основной узел не существовал в металле. Немцы довели свои X-образные дизельные моторы воздушного охлаждения до опытных образцов, а чехословацкие фирмы их прописали в свои танки. Смотрелась вся эта программа, конечно, интересно, но в MNO, к концу 40-х годов, сами начали догадываться — какая-то ерунда происходит.

Praga TNH 57/900 строить так и не стали. Да и смысла в этом не было никакого

Praga TNH 57/900 строить так и не стали. Да и смысла в этом не было никакого

По большому счету, единственный танк, у которого имелись хоть какие-то шансы на реализацию — это Praga TNH 57/900. Секрет прост: это ничто иное, как доработанный Pz.Kpfw.38 (t) n.A., с новой пушкой, новой башней и доработанным корпусом. Вот только он оказался не нужен ни MNO, ни за рубежом. С точки зрения боевого отделения он получился крайне спорным (командир что-то видел только впереди), а 57-мм пушка для второй половины 40-х годов — это уже несерьёзно. За рубежом же имелся Light Tank M24, которому чехословацкая машина проигрывала по всем статьям. А главное, он уже имелся в металле, причем американцы их активно пропихивали везде, где могли. Если уж шведам бумажно/фанерные детища Landsverk не удалось продать, куда там чехам.

Т-34-85 чехословацкого производства. Для наладки его выпуска пришлось привлекать помощь советской промышленности

Т-34-85 чехословацкого производства. Для наладки его выпуска пришлось привлекать помощь советской промышленности

В этом смысле получение, в июле 1949 года, лицензии на производство Т-34-85 совсем не выглядит политическим решением. Конспирологи, проснитесь, вам ваши TVP выпускать негде! Чтобы организовать выпуск Т-34-85, потребовалось перестроить паровозостроительный ČKD Sokolovo, освоить выпуск моторов в Пльзене. Корпусное производство организовали на ZJVS (Závod J.V.Stalina, завод им. Сталина) в словацком Мартине. При этом советскую промышленность активно привлекали к организации производства. Благодаря этому Чехословакия получила таки свои средние танки. Больше того, по ходу действа выяснилось, что будет проще танковое производство полностью перенести на ZJVS. Поэтому к началу 1954 года танковая промышленность оказалась скорее словацкой.

Вместе с Т-34-85 в серию пошла и SD-100, чехословацкая версия СУ-100

Вместе с Т-34-85 в серию пошла и SD-100, чехословацкая версия СУ-100

Была еще история и с плавающим танком. Чехословакия получила лицензию на БТР-50 (OT-62), а аналог ПТ-76 создавала сама. Вот только Leták так и не взлетел. Наверное, тоже злые коммунисты постарались. Если же серьёзно, то происходившее в первое послевоенное десятилетие показало реальный потенциал чехословацкой танковой промышленности. Без помощи Советского Союза средних танков чехословацкая армия вряд ли получила бы. Зато с этой помощью образовалось 2736 Т-34-85 и 770 SD-100 (лицензионная версия СУ-100). Далее в Мартине стали делать Т-54, Т-55, Т-72… Значительная часть чехословацких машин поставлялась на экспорт. Поэтому, конечно, можно жаловаться, но будем честными хотя бы перед собой. Бумага — дело хорошее, но воюют тем, что есть. Альтернатив, кроме как лицензионный выпуск советских машин, не имелось. Свои же машины не выдержали бы конкуренции со стороны тысяч советских, американских и английских танков, хлынувших на рынок после войны. Это даже без обсуждения перспектив, как их и где выпускать.

Список источников

      1. Light Jagdpanzer: Development — Production – Operations, Walter J. Spielberger,‎ Hilary L. Doyle,‎ Thomas L. Jentz, Schiffer Pub Ltd, 2007
      2. VHU Prahan (Vojenský historický archiv)
      3. Архив ČKD
      4. The Czechoslovak Army 1945–1954, Peter Brojo, Josef Studeny, Capricorn Publications, 2012
      5. Mgr.Martin Dubánek — Od bodáku po tryskáče — Nedokončené Československé zbrojní projekty 1945-1955, Mladá fronta 2011
      6. ftr.wot-news.com
      7. forum.valka.cz
      8. Архив автора

источник: https://dzen.ru/a/YxDh4Dz34A3LPUAb?&

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare