Юрий Пашолок. Шведский первенец с немецкой родословной

12
0
Юрий Пашолок. Шведский первенец с немецкой родословной

Юрий Пашолок. Шведский первенец с немецкой родословной

История Strv m/21, первого танка шведской армии

Содержание:

Последняя на сегодняшний день война шведской королевской армии состоялась в 1814 году, с того времени Швеция соблюдает нейтралитет. Периодически, правда, она все же собиралась ввязаться то в одну, то в другую войну. Но в последний момент шведы одумывались, голос разума подсказывал, что лучше держаться в стороне. Такая политика принесла свои дивиденды. Нейтралитет позволял торговать и с теми, и с другими участниками войн. Типичный пример — Первая мировая война. Шведы чуть не ввязались в ту войну, но в итоге очень неплохо на ней поднялись. Симпатии всё равно были явно на стороне кайзеровской Германии, но это не мешало торговать с Российской Империей и Англией, ловко лавируя в огне Первой мировой. Итогом стало то, что Швеция неплохо прокачала свою оружейную промышленность, а заодно познакомилась с новинкой полей сражений — танками.

В этом году шведскому танкопрому исполнилось 100 лет

В этом году шведскому танкопрому исполнилось 100 лет

Впервые шведы увидели танки в январе 1918 года. Случилось это во время визита шведской делегации в Германию, где им показали один из трофейных английских «ромбов». Впрочем, до определенного момента шведские военные были скорее в роли тех самых котов с фото по показыванию рыбов. Танки они может и хотели, но кто им их даст? Вплоть до конца Первой мировой войны о танках можно было не думать, они требовались армиям тех стран, в которых их производили. Первая робкая попытка купить танк была предпринята шведской королевской армией в июле 1919 года. Начальник Генерального штаба генерал Карл Бильд предполагал приобрести, на пробу, английский Medium Tank Mark.A. Цена вопроса была 40 тысяч шведских крон, но тогда не нашлось денег. Впрочем, может это и к лучшему, потому что Medium Tank Mk.A был не далеко не лучшим выбором.

Что 100 лет назад, что сейчас шведские танки имеют немецкое происхождение

Что 100 лет назад, что сейчас шведские танки имеют немецкое происхождение

После окончания Первой мировой войны значительная часть вооружения и военной техники, ставшая обузой, начала расползаться по миру. В полной мере это касалось и нового вида военной техники — танков. Больше всего танков тогда было у французов, они же и стали главными экспортерами. Более скромные объемы поставок оказались у англичан. Почти незаметной оказалась роль в этом процессе Германии. Тем не менее, немецкое танкостроение сыграло свою роль. Благодаря ему, например, первыми танками разжилась Венгрия. Самые же большие дивиденды с наследства кайзеровской армии получила Швеция. Благодаря немцам шведская королевская армия получила Strv m/21, первый танк шведского производства. Кстати, совершенно неожиданно в этом году исполнилось 100 лет шведскому танкопрому. Самое время поговорить о шведском первенце с немецкой родословной.

Обломок кайзеровской бронетанковой программы

История появления немецких танков у шведов не так проста, как кажется, поскольку в ней сами же шведы наплодили, в своё время, немало неточностей. Начиная с того, что же за танк достался шведским военным. Их удача стала прямым продолжением неудач немецкого танкостроения, которое уперлось в препятствие посильнее вражеских линий обороны. Сложно получить массовый и удачный танк, когда собственное командование творит одну глупость за другой. В результате за Первую мировую войну немецкая армия получила аж 20 танков A7V. То, что танки должны быть массовым явлением на поле боя, до кайзеровского генералитета начало доходить только весной 1918 года. Лишь после массированного применения английских средних танков Mark A Whippet наверху, наконец, разблокировали программу разработки собственного танка «полегче» — LK.

LK-II, как его привыкли представлять. На само деле в серию он бы пошел немного в ином виде

LK-II, как его привыкли представлять. На само деле в серию он бы пошел немного в ином виде

Leichte Kampfwagen был едва ли не главным детищем полковника Йозефа Фольмера, который являлся ключевой фигурой в немецком танкостроении. В 1917 году он разработал концепцию массовых легких танков с использованием автомобильных агрегатов. На фоне того же Renault FT его LK выглядел вроде бы более примитивно, но впечатление обманчиво. Немецкий танк был крупнее, что являлось скорее плюсом, поскольку он мог преодолевать более серьёзные препятствия. Также LK имел более удобное боевое отделение, особенно это касалось места механика-водителя. Также немецкий лёгкий танк получился в 2 раза быстрее французского визави. Одним словом, появись LK на полях сражений весной 1918 года, он мог натворить немало бед. Но самые страшные его враги были в форме мышиного цвета и с пикельхаубе на головах.

Минимум треть LK-II предполагалась вот такими. То есть уже с башней

Минимум треть LK-II предполагалась вот такими. То есть уже с башней

Итогом дурных идей получить сверхтяжелые танки прорыва стала отмена танков семейства LK-I, а также существенная задержка с запуском в серию более совершенного танка — LK-II. И вот с ним есть некоторые заблуждения. Считается, что LK-II получал, в качестве вооружения, пушку калибра либо 57, либо 37 мм, которую ставили в лобовой части рубки. Башни этот вариант танка не имел. Но на самом деле так выглядел опытный образец машины. По факту в сентябре 1918 года появился переработанный вариант танка, которые получил не только измененный корпус, но и вращающуюся башню, куда ставился станковой пулемет MG 08. По планам, треть LK-II выпускалась в таком исполнении. Остальные, действительно, получали 37-мм пушку в рубке. Но пушечные LK-II в серию так и не пошли, зато первые две пулеметные машины удалось сдать до конца войны. На этом эволюция LK-II закончилась. Вообще у Фольмера была идея перекомпоновать LK-II по образцу Renault FT, с переносом мотора назад, но окончание войны эти планы перечеркнуло.

Первыми LK-II получили венгры, в общей сложности им досталось 14 танков

Первыми LK-II получили венгры, в общей сложности им досталось 14 танков

Поначалу ни о каком экспорте речи не шло. После окончания Первой мировой войны Веймарская республика предполагала иметь в составе своей армии танки, включая и LK-II. Судя по происходившим далее событиям, работы по машинам не останавливались, особенно что касается их серийного производства. По состоянию на 1 сентября 1918 года предполагалось получить 580 LK-II, далее их число выросло до 1385 штук, со сроком сдачи к весне 1919 года. Окончание войны эти планы отправило на свалку истории, но 30 сентября 1919 года появился заказ на 90 легких танков. Они должны были пойти на вооружение подразделений, державших оборону на востоке Германии. И это были не просто благие пожелания: имевшийся задел по LK-II пустили в дело, особенно это касалось производства шасси. Но 10 января 1920 года началось действие Версальского договора, который запрещал немцам производить и разрабатывать новые виды вооружения. Веймарская республика осталась без LK-II, а Йозеф Фольмер отправился на вольные хлеба. Кроме того, открылся «военторг». Первым к немцам пришли венгры: в 1920 году было закуплено 2 LK-II, еще 12 танков закупили в 1921 году. Они стали первыми венгерскими танками. Во всё том же 1921 году настал черед шведов.

Лавирование между чужими гешефтами

Согласно свежим исследованиям шведских историков, отсчитывать начало серьёзных работ по оснащению шведской королевской армии танками следует с апреля 1920 года. С подачи начальника Генерального Штаба создали Пехотный Комитет. В задачу комитета, куда вошло 8 экспертов, входило изучение опыта Первой мировой войны. Основным направлением исследований была артиллерия и стрелковое вооружение, но также изучали и опыт применения танков. Результатом стало то, что Пехотный Комитет дал положительное заключение о необходимости усиления пехотных частей танками. Танки оказались в ведении KAAD (Kungliga Arméförvaltningens artilleridepartement, Департамент Артиллерии Королевской Армии), вполне привычная практика в ряде стран. При этом шведам повезло, поскольку в KAAD сидели отнюдь не консерваторы. Артиллеристы быстро смекнули, что такое танк, поэтому смогли пробить немаленький бюджет. В ходе утверждения оборонного бюджета 7 января 1921 году пунктом 32 шла «техническая помощь» в объеме 1651900 шведских крон. На самом деле это бюджет на закупку танков. Оставалась самая малость — найти подходящий танк.

Вот такой "трактор" предлагала Steffen & Heymann. На самом деле это шасси LK-II

Вот такой «трактор» предлагала Steffen & Heymann. На самом деле это шасси LK-II

Немцы на горизонте появились далеко не сразу. Шведы на то и были «нейтралы», что работали сразу по нескольким направлениям. 22 января 1921 года военным атташе в Лондоне, Берлине, Риме, Вашингтоне и Париже были даны указания от KAAD по поводу возможных закупок вооружения. В их числе оказались и танки. Первые результаты были получены во Франции. 10 мая 1921 года был осмотрен Renault FT с серийным номером 66549. Французы захотели за танк с пушечным вооружением 37000 крон. Цена почти среднего танка, но отказываться шведы не стали. 19 июля 1921 года танк (кстати говоря, машина была новой, 1920 года выпуска) прибыл в Стокгольм, он и стал первым шведским танком. Впрочем, далее закупок Renault FT не последовало. 19 февраля 1921 года пришло сообщение от майора Лофтмана, военного атташе в Берлине. Он сообщил о контакте с берлинской фирмой Steffen & Heymann. Та предлагала артиллерию и танки. По факту речь шла о типичном посреднике, за которым скрывались более серьёзные игроки, не желавшие светиться.

Серьёзность намерений доказывалась такими снимками. На самом деле это чужие фото, на них LK-II для Венгрии

Серьёзность намерений доказывалась такими снимками. На самом деле это чужие фото, на них LK-II для Венгрии

18 марта 1921 года от Steffen & Heymann прибыло письмо с предложениями по тракторам. Первым был Hanomag WD Z 25, а во втором легко угадывалось шасси LK-II, с мотором от легкового автомобиля Opel 25/55 PS. Цена за шасси составляла 261000 рейхсмарок, а танк целиком (вооружение из двух пулеметов) обходился в 445000 рейхсмарок. При этом Steffen & Heymann утверждала, что уже продала 15 таких танков в Югославию (естественно, это не так). По сути перекупщики набивали себе цену, поэтому с ними быстро прекратили разговаривать. В июне нашелся более разумный посредник — Wilhelm Ugé GMBH, тоже из Берлина. В данном случае речь шла о 10 танках, точнее, их шасси. За каждое шасси новый партнер запросил 20000 крон, это KAAD устроило. 7 июля Wilhelm Ugé GMBH получило задаток в 100000 крон, позже была выплачена полная сумма. К 15 июля в Берлин прибыли капитан Шентсрём, глава инженерного управления KAAD (A5), а также капитан Вальтер Эллиот (начальник управления A9, ответственного за моторизацию артиллерии). Осмотрев товар на месте, те утвердили сделку.

Шведам ушли шасси, окончательно танки собирали уже в Стокгольме

Шведам ушли шасси, окончательно танки собирали уже в Стокгольме

Итоговая сумма за каждый из LK-II составила 250000 рейхсмарок, или около 18000 шведских крон. В нее входила не только цена шасси, но и полное обеспечение броневыми листами. При этом имелась щекотливая ситуация: Германии было запрещено производить танки, а их тут же заметили бы. Поэтому и продавали шасси, причем мотор оказался другим — Benz 25/55 HP, также от легкового автомобиля. Он развивал мощность 55 лошадиных сил при 1500 об/мин и 65 л.с. при 2200 об/мин. Стоит отметить, что LK изначально создавались Фольмером с учетом использования широкой гаммы автомобильных моторов, дабы упростить выпуск. И да, миф о том, что сам Фольмер имел хоть какое-то отношение к шведским машинам, лишен оснований. В Швеции он не был, а к 1921 году Фольмер работал на Hanomag, мастеря будущий Kolohusenka. Что же касается шасси для шведов, то первые из них прибыли 21 сентября 1921 года. Официально пришло 5 тракторов, никто ничего и не понял. К началу октября прибыли оставшиеся шасси. Теперь оставалась сущая мелочь — превратить их в танки.

Шведы нашли партнера посговорчивее - Wilhelm Ugé GMBH. Причем эта фирма оказалась более полезными с точки зрения поставок запчастей и документации

Шведы нашли партнера посговорчивее — Wilhelm Ugé GMBH. Причем эта фирма оказалась более полезными с точки зрения поставок запчастей и документации

С броневыми деталями ситуация оказалась сложнее. Первая партия из 10 тонн листов прибыла из Любека 7 декабря 1921 года, но речь шла о не закаленной броне. Ее следовало еще закалить, да и прибывших деталей было недостаточно. За броню с Wilhelm Ugé GMBH расплачивались постепенно, по мере поступления деталей. Окончательно они прибыли к 18 марта 1922 года. Это позволило запустить работы по сборке первого танка, для этого привлекли арсенал Stockholm Tygstation. Со стороны Wilhelm Ugé GMBH процессом руководил мастер по фамилии Штегер. Сборку закончили 4 апреля 1922 года, причем получилось как-то дороговато — 3400 шведских крон. Причем речь идет о сборке из незакаленной стали, то есть еще надо дополнительно потратиться на закалку. По этой причине еще 1 апреля в KAAD начали поиск альтернативных вариантов для сборки.

Шведские танки чуть отличались от венгерских. По мелочам, но тем не менее

Шведские танки чуть отличались от венгерских. По мелочам, но тем не менее

Поиски альтернативы оказались недолгими. 3 апреля подрядчиком выбрали королевскую судоверфь в Стокгольме, процесс происходил уже без Штегера. Контакты с Wilhelm Ugé GMBH продолжались, в июне 1922 года от нее получили дополнительную документацию, а позже еще и запчастей на 198000 рейхсмарок (они прибыли 25 июня). Отдельной песней стала история с закалкой броневых листов. Эта драма началась летом 1922 года, а окончательно закончилась только в 1924 году. За контракт боролись несколько фирм, но в итоге всё равно работа досталась королевской судоверфи. Впрочем, первые танки, с еще не закаленной броней, начали сдавать еще летом 1922 года. Не без проблем, но шведская королевская армия получила свои первые танки. Причем они отчасти были именно шведскими, поскольку окончательная сборка происходила в Швеции.

Лучшее из экспортных предложений

Первые förpansarvagnar m/22 (так машина именовалась изначально) стали поступать в пехотный полк I 1 (Svea Livgarde) летом 1922 года. Окончательное решение о поведении испытаний приняли 11 августа 1922 года. Svea Livgarde стал испытательным полигоном, где обкатывались и другие образцы бронетанковой техники. Первые маневры провели в сентябре 1922 года, тогда же обкатывали и вопросы обслуживания новых боевых машин в полевых условиях. Стоит отметить, что тогда шведские военные по отношению к танкам употребляли обозначение Pansarvagn. Уже позже появилось обозначение Pansarvagn fm/22, то есть «экспериментальные бронированные машины образца 1922 года».

Одна из крайне немногих фото, где установлено два пулемета

Одна из крайне немногих фото, где установлено два пулемета

В то время шведские LK-II были монотонно покрашенными, с номерами 1-10 по периметру корпуса. Для начала 20-х машина вроде бы выглядела архаично, но это как сказать. Революционный Renault FT встретили, скажем так, неоднозначно. Особенно это касалось подвижности и объемов боевого отделения. Немецкий танк оказался куда более удачным приобретением, превосходя французского одноклассника во всём. Больше того, в 1923 году французский танк лишился орудийной установки, которую приладили к одному из Pansarvagn fm/22. Остальные штатно оснащались Kulspruta m/1914 (местная версия станкового пулемета Schwarzlose M1907/12, венгры, кстати, тоже выбрали такой пулемет). Экипаж составил 3 человека (позже увеличился до 4), причем двое из них могли быть пулеметчиками. При желании второй пулемет можно было поставить в один из портов по периметру корпуса. Что же касается подвижности, то максимальная скорость составила 15 км/ч, для начала 20-х годов очень даже неплохо.

В ходе первых испытаний 1922 года

В ходе первых испытаний 1922 года

То, что шведские военные не ошиблись, наглядно показали следующие крупные маневры. По причине того, что финансирование шло довольно скудное, прошли они в период с 20 августа по 10 сентября 1923 года. Для того, чтобы эти маневры не привлекали посторонних глаз, провели их в Сконе, южной провинции Швеции. Танки доставили туда по железной дороге, что тоже стало дополнительным испытанием. Всего на совместные учения уехало 5 танков, включая и тот, который перевооружили на орудийную установку с Renault FT. В ходе этих учений отрабатывалось взаимодействие с пехотой, а также общие вопросы тактики. В их ходе, к слову, 37-мм пушка не вызвала каких-то особо положительных эмоций. Это объясняет, почему позже пушечный танк снова стал пулеметным.

Маневры осени 1923 года

Маневры осени 1923 года

Отдельным пунктом стали совместные маневры, прошедшие 29 сентября 1923 года. В их ходе танковый взвод из 5 танков провел учебную атаку на позиции пехоты. Проводилась она совместно с собственной пехотой. Сначала танки пошли цепью, а потом прошли вдоль позиций противника, поливая его огнем из пулеметов. По итогам атаки военные остались довольны, хотя появились и определенные вопросы. Связаны они оказались, в том числе, и со связью. Тогда впервые подняли вопрос о том, что на танки (хотя бы на несколько штук) требуется поставить радиостанцию. А еще шли жалобы на то, что танкисты больно бьются головами о броню.

Pansarvagn fm/22, перевооруженный на 37-мм пушку SA 18

Pansarvagn fm/22, перевооруженный на 37-мм пушку SA 18

Следующие маневры прошли в начале 1924 года силами I 1 под Стокгольмом. Тогда же танки впервые получили зимний камуфляж. Это едва ли не первые полноценные зимние испытания танков в мире. Боевые машины преодолевали заснеженные участки местности, проверялась возможность прохождения подъемов, засыпанных снегом. В ходе испытаний танк свалил дерево с толщиной ствола 36 см. К слову, именно шведы первыми ввели практику зимних испытаний, аналогичным образом они проверяли новые танки и далее. Еще одним интересным моментом стало то, что в 1924 году сменился индекс танка. Наряду с pansarvagn стало проскакивать обозначение stridsvagn, то есть «боевая машина». А танк переименовали в Strv m/21, то есть спецмашина обр.1921 года.

Зимние маневры

Зимние маневры

Во всё том же 1924 году танк №10 оснастили радиостанцией, тогда же ввели четвертого члена экипажа. Чтобы он не мешался, место радиста находилась в кормовой части танка. Учения в I 1 стали регулярными, что явно пошло на пользу. Благодаря им шведские танкисты получили полноценный танковый шлем. Появился он в 1926 году, шлем этот очень напоминал берет. На самом деле это был чехол, под которым скрывался сам шлем. Позже этот самый шлем у шведов «подрезали» немцы, причем после начала Второй мировой войны от него отказались. У шведов же шлем-берет прожил вплоть до середины 50-х годов. Забавным фактом является то, что немцы отказались от беретов по причине неудобства работы с наушниками. Шведам они как-то не мешали.

Танковые "береты", появившиеся по итогам первых испытаний

Танковые «береты», появившиеся по итогам первых испытаний

С конца 1927 года танки перевели из I 1 в другой пехотный полк — I 2 (Göta livgarde), также размещавшийся в районе Стокгольма. Вскоре после этого танк снова переименовали — в Strv fm/21, то есть экспериментальный. Связано это оказалось с тем, что к 1928 году (а по факту еще раньше) шведские военные захотели более высокие характеристики вооружения и подвижности. Начался поиск нового танка, а заодно впервые появилась идея создать собственный танк. Неслучайно в январе 1928 года из Австрии прибыл майор Фриц Хейгль. Известен он больше как автор справочников, но на самом деле он был вполне себе танкостроитель. В том же 1928 году началась проработка вопроса модернизации Strv fm/21, которая привела к появлению Strv m/21-29, о котором стоит поговорить отдельно.

Прослужили Strv m/21 полтора десятка лет

Прослужили Strv m/21 полтора десятка лет

Несмотря на все хотелки, в Strv m/21-29 переделали только половину танков. Остальная, с минимальными изменениями (например, башенный пулемет получил бронировку), дослужили до 1938 года. Танк №10 уехал в Германию, где погиб вместе с музеем, где стоял. До наших дней дожил один экземпляр танка, он занимает почетное место в танковом музее Arsenalen.

Единственный сохранившийся экземпляр Strv m/21 в танковом музее Arsenalen

Единственный сохранившийся экземпляр Strv m/21 в танковом музее Arsenalen

Эксплуатация Stv m/21, которая продолжалась полтора десятка лет, является лучшим доказательством правильного выбора шведских военных. Правильной оказалась и практика окончательной сборки в Швеции. Позже шведы такое проворачивали не раз, в последний раз с Leopard 2 (Strv 121 и 122). Можно сказать, хороший способ держать свою промышленность в тонусе.

Список источников

      1. www.landships.info
      2. digitaltmuseum.se
      3. Архив Карла Бломстера
      4. www.sphf.se
      5. Фотоархив автора
      6. www.ointres.se/strv_m_21.htm

Автор выражает большую признательность Карлу Бломстеру (Karl Blomster), Швеция, за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/shvedskii-pervenec-s-nemeckoi-rodoslovnoi-62960f76bb57ab2e51c6aae9?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare