Юрий Пашолок. Проще простого. Мобилизационный танк Т-30. СССР

16
0

В комментариях к статье «Удивительное разнообразие танков Второй Ржевской битвы», один из коллег, задал вопрос о том, что это за танк Т-30. Данная машина действительно малоизвестная, поэтому, думаю многим будет интересно прочесть подробную статью об этом танке написанную знатоком истории танкостроения Юрия Пашолока.

Содержание:

Первый с индексом Т-60

Сразу после начала Великой Отечественной войны планы по производству бронетанковой техники в Советском Союзе были пересмотрены. Тяжёлые танки КВ-4 и КВ-5 отправились на полку, хотя по ним, впрочем, работы по факту шли ещё вплоть до августа 1941 года. Поменялись и планы относительно КВ-3 – теперь его производство предполагалось осваивать не в Ленинграде, а в Челябинске.

Но больше всего не повезло уж находившемуся в серийном производстве разведывательному танку-амфибии Т-40. Согласно постановлению СНК СССР от 25 июня 1941 года, заводу №37 НКСМ им. Орджоникидзе (г. Москва) предписывалось к 1 августа 1941 года прекратить производство полубронированных артиллерийских тягачей Т-20 “Комсомолец” и разведывательных танков-амфибий Т-40. Вместо них в течение двух месяцев предполагалось наладить выпуск танков Т-50, в качестве поставщика корпусов и башен планировалось задействовать Подольский завод им. Орджоникидзе. Загрузить производством комплектующих для Т-50 планировалось до пяти десятков предприятий, расположенных в Москве и Московской области.

Руководство завода им. Орджоникидзе к этому постановлению отнеслось вполне серьёзно. Начались работы по подготовке к выполнению нового задания. Начались даже разговоры о том, что в дальнейшем танки-разведчики будут проектироваться уже на базе Т-135 (так иногда именовался Т-50 завода №174). Вместе с тем, довольно быстро выяснилось, что производственные мощности завода №37 слабо подходят для выпуска Т-50. Одно дело выпускать танки-разведчики и тягачи на автомобильных агрегатах, а совсем другое — танк массой около 14 тонн. Кроме того, и на заводе №174, головном предприятии по выпуску Т-50, с этим танком дело не клеилось.

  Последствия письма Астрова и Окунева – письмо Малышева с проектом постановления ГКО №179сс


Последствия письма Астрова и Окунева – письмо Малышева с проектом постановления ГКО №179сс

До руководства завода №37 эта информация, безусловно, доходила, как и тревожные новости с фронта. В обстановке секретности КБ завода начало проектировать упрощённую версию Т-40. Июльским вечером в почтовый ящик у Никольских ворот Кремля было опущено письмо, подписанное Н. А. Астровым и военпредом завода №37 В. П. Окуневым. В письме, адресованном Сталину, была обоснована невозможность производства Т-50 заводом №37, взамен предлагалось наладить производство малого танка на базе Т-40, который планировалось выпускать в значительно больших объёмах. Кроме того, простаивание мощностей завода в течение августа-сентября 1941 года, в такой напряжённый для страны период времени, выглядело почти преступлением.

Той же ночью письмо попало к Сталину, который заинтересовался инициативным предложением Астрова и Окунева. Следующим утром на заводе появился заместитель председателя СНК СССР В. А. Малышев (он же занимал должность наркома среднего машиностроения), которому Сталин поручил курировать проект. Изучив обстановку на месте и выслушав инициаторов предложения, Малышев 14 июля написал письмо Молотову, в котором высказался в пользу создания нового танка. С предложением согласился и начальник Главного автобронетанкового управления Красной Армии (ГАБТУ) генерал-лейтенант Я. Н. Федоренко. Согласовав предложение с заместителем председателя СНК СССР Н. А. Вознесенским, Молотов дал добро на отмену выпуска Т-50 на заводе №37.

17 июля 1941 года Молотов подписал постановление ГКО №179сс «О Производстве лёгких танков Т-60 на заводе №37 Наркомсредмаша». До конца декабря 1941 года предусматривался выпуск 1600 таких танков, причём первые 150 штук ожидались уже в августе. То же постановление освобождало завод №37 от выпуска тягачей Т-20 «Комсомолец».

Спустя 3 дня вышло постановление ГКО №222сс «Об изготовлении 10 тысяч лёгких танков», согласно которому план выпуска Т-60 на заводе №37 увеличивался до 3500 штук. Одновременно к Подольскому заводу им. Орджоникидзе в качестве смежника по поставке корпусов добавлялся Коломенский Машиностроительный завод им. Куйбышева. Примерно в это же время КБ завода №37 стало разрабатывать упрощённый корпус Т-60, что в итоге и привело к созданию того Т-60, который мы знаем. В результате к концу июля сложилась щекотливая ситуация, когда одно КБ разработало сразу два танка, имевших индекс Т-60. Оба они базировались на агрегатах Т-40, имели одинаковый диаметр башенного погона, но при этом по корпусам и башням значительно отличались.

Переделка переднего буксирного крюка была разработана ещё для Т-40 в начале июля 1941 года, но внедрили её уже на Т-30

Переделка переднего буксирного крюка была разработана ещё для Т-40 в начале июля 1941 года, но внедрили её уже на Т-30

Понимая ненормальность сложившейся ситуации, ещё на стадии проектирования КБ завода №37 разделило танки по чертёжным шифрам. «Первый» Т-60 получил чертёжный индекс 030, а «упрощённый» — 060. Чтобы не делать двойную работу, те узлы, которые были одинаковы у 030 и 060, брали с 030. Кроме того, довольно большой объём деталей на новые машины перекочевал непосредственно с Т-40, имевшего чертёжный индекс 010 (0–10).

В конце концов, для устранения путаницы, Т-60 с шифром 030 переименовали в Т-30. Впервые такой индекс использовали в переписке в самом конце июля 1941 года. Официально же в документах ГАБТУ индекс Т-30 появился только 31 августа 1941 года, первым его получил танк №13766. Первые официальные Т-30 вперемешку с Т-40 (21 Т-40 и 11 Т-30) получила 8-я танковая бригада полковника Ротмистрова.

…но был задел

К концу июля облик Т-30 сформировался окончательно. Внешне это должен был быть танк, очень похожий на Т-40, но без водоходного оборудования и ниши для него. Толщина брони машины возрастала до 20 мм, при этом сама броня становилась гомогенной, а не цементированной. Количество буксирных крюков возрастало до двух, поскольку эксплуатация Т-40 выявила частые обрывы тросов при буксировке за центральный крюк. Ещё одним изменением должно было стать вооружение. Изначально оно оставляли на уровне Т-40, то есть в виде спаренной установки пулемётов ДШК и ДТ. Планы пришлось резко менять ввиду того что предприятия, задействованные в производстве ДШК (в частности, завод №507 НКВ в г. Лопасня, ныне г. Чехов), могли выпускать всего несколько сотен пулемётов в месяц.

23 июля 1941 года заместитель наркома обороны маршал Г. И. Кулик собрал срочное совещание, посвящённое вопросу вооружения танков Т-60. Ввиду сложившейся ситуации требовалось срочное решение по замене ДШК, и такая альтернатива быстро нашлась. Ею стала модифицированная 20-мм авиационная пушка ШВАК.

Установкой опытной пушки ТНШ на Т-40 №11726

Установкой опытной пушки ТНШ на Т-40 №11726

26 июля вышло постановление ГКО №289сс “О вооружении танка Т-60”, согласно которому Т-60 получал вооружение в виде 20-мм автоматической пушки ШВАК разработки ОКБ-15 (в сентябре она получила индекс ТНШ/ШВАК обр.1941 г.). К моменту выхода постановления танковой версии ШВАК ещё не существовало в металле: первый образец был установлен в танке Т-40 (серийный номер 11726) и прошёл огневые испытания в период с 7 по 10 августа 1941 года. Бронепробиваемость, по сравнению с ДШК, оказалась схожей, но повысилась дальность поражения целей со сквозным пробитием. К слову, этот танк с первой ТНШ всё ещё «жив» и находится в экспозиции парка «Патриот». На нём же испытывали и установку двух буксирных крюков.

Погрузка Т-30 из состава 5-й танковой бригады, переименованной в 42-ю танковую бригаду. Как можно заметить, часть танков без водоходного оборудования, а часть всё ещё плавающая. Наро-Фоминск, сентябрь 1941 года

Погрузка Т-30 из состава 5-й танковой бригады, переименованной в 42-ю танковую бригаду. Как можно заметить, часть танков без водоходного оборудования, а часть всё ещё плавающая. Наро-Фоминск, сентябрь 1941 года

Всё выше сказанное о создании новых танков было теорией, а практика оказалась совсем иной. Подольский завод им. Орджоникидзе имел определённый задел по корпусам и башням Т-40. На фоне того, что начало выпуска Т-60 затягивалось, как по конструктивным, так и по производственным причинам, поначалу завод просто перешёл на выпуск корпусов с башнями Т-40 из гомогенной брони. Собственно говоря, переход на гомогенную броню вместо цементированной обсуждался ещё 14 июля 1941 года, когда ещё ни о каком Т-30 и речи не было. При этом за счёт утолщения ряда деталей стойкость листов сохранялась на прежнем уровне.

Чтобы сохранить плавучесть, было решено убрать моторную перегородку и ряд деталей, не являющихся критически важными. Одним словом, танк с гомогенным корпусом сохранял функциональность Т-40, то есть оставался амфибией. В принципе, завод мог выпускать и корпуса Т-30, но возникла маленькая проблема – отсутствие листов толщиной 20 мм. Те же проблемы, к слову, были у заводов, которые обеспечивали корпусами Т-60 двух других производителей, ХТЗ и ГАЗ им. Молотова.

Не был у этих танков переделан и буксирный крюк

Не был у этих танков переделан и буксирный крюк

Не сложилось и с реализацией идеи о вооружении Т-30 пушками ТНШ. Несмотря на приказы, изготовление пушек, а также снарядов к ним затянулось. Речь шла уже не то что об обеспечении ТНШ танков завода №37, а хотя бы первых Т-60 в Харькове и Горьком. А вот с заводом №507, который выпускал ДШК, удалось достичь договорённости о том, что он 1 октября 1941 года поставит 300 пулемётов для танков завода №37. Всего же к 1 сентября 1941 года на заводе №37 имелось 289 пулемётов ДШК.

Т-30 из состава 1-й танковой бригады, также частично получившей танки без водоходного оборудования. От Т-40 ранние Т-30 можно отличить по снижению количества фар до одной

Т-30 из состава 1-й танковой бригады, также частично получившей танки без водоходного оборудования. От Т-40 ранние Т-30 можно отличить по снижению количества фар до одной

В результате ранние Т-30 от Т-40 внешне практически ничем не отличались. Формально, например, на Т-30, в отличие от Т-40, брезент являлся не возимым в боевых условиях имуществом, поскольку это было критично с точки зрения его уменьшившейся плавучести. Фактически же только по брезенту различить их между собой наверняка невозможно.

Впрочем, плавающими были не все Т-30 сентябрьского выпуска. Дело в том, что в конце августа Подольский завод поставил 25 корпусов без водоходного оборудования, при этом ниша для винта и рулей сохранилась. Одновременно завод «забыл» на этих корпусах и отверстие для наружного пускового механизма. Собранные с использованием этих корпусов танки с лёгкой руки сначала военных, составлявших в 50-е годы справочники, а затем с помощью историков, получили обозначение Т-40с. На деле такого индекса никогда не существовало. Эти танки формально носили в войсках обозначение Т-40, а по документам завода №37 шли как Т-30. Выпустили их в сентябре 1941 года, они попали, как минимум, в состав 1-й и 5-й (переименованной в 42-ю) танковых бригад. Основная же масса Т-30 оставалась амфибиями.

Подбитый под Москвой Т-30 уже с новым корпусом, но ещё с ДШК в качестве основного вооружения

Подбитый под Москвой Т-30 уже с новым корпусом, но ещё с ДШК в качестве основного вооружения

К виду, который определяло техническое задание, Т-30 стал приближаться только в начале октября 1941 года. К тому моменту начались поставки корпусов Коломенского Машиностроительного завода им. Куйбышева, который сразу стал строить изделия с утолщённой броней и без кормовой ниши. Спереди эти танки легко отличить по отсутствию волноотбойника, который из-за лишения танка возможности плавать стал не нужен. Кроме того, на лобовом листе вместо одного буксирного крюка стали ставить два, разнесённые к бортам. Крышки доступа к бензобакам на корме упростили, а кормовой буксирный крюк опустили вниз. Как и полагалось по техническому заданию, толщина брони танка выросла с 13 до 20 мм.

Ещё один Т-30 с новым корпусом и ДШК в качестве вооружения. Кормовую нишу в утолщённом корпусе убрали

Ещё один Т-30 с новым корпусом и ДШК в качестве вооружения. Кормовую нишу в утолщённом корпусе убрали

К окончательному своему виду Т-30 пришёл только под конец выпуска в Москве. Как раз к этому моменту в достаточных объёмах стали производиться 20-мм автоматические пушки ТНШ, а запас ДШК иссяк. Всего ТНШ были вооружены 63 Т-30 выпуска завода №37 в Москве. 16 октября началась эвакуация завода. Всего за сентябрь было выпущено 200 танков (из них 3 с трещинами, которые использовались как учебные), а за октябрь ещё 140.

Единственная на сегодняшний день известная фотография Т-30 московского выпуска, имеющего в качестве основного вооружения пушку ТНШ

Единственная на сегодняшний день известная фотография Т-30 московского выпуска, имеющего в качестве основного вооружения пушку ТНШ

Астров и Окунев оказались абсолютно правы, когда обратились со своей инициативой к Сталину. Т-30 попали на вооружение в 10 танковых бригад, последним их получателем стала 27-я бригада. По 10 танков попало в 151-ю и 152-ю мотострелковые бригады, ещё 21 шасси Т-30 пошло на изготовление систем залпового огня М-8.

В эвакуации

В ряде справочников указывается, что Т-30 было выпущено 335 штук. На деле эта цифра учитывает только танки, выпускавшиеся в Москве, причём в неё попадают и шасси, пошедшие на выпуск М-8. Между тем производство Т-30 отнюдь не прекратилось. Более того, они производились теперь силами сразу двух заводов, эвакуированных осенью 1941 года.

9 октября 1941 года было подписано постановление ГКО №752сс «Об эвакуации заводов: №37, КИМ, Подольского и танкового производства Коломенского завода». Согласно ему, заводы отправлялись в Ташкент. Впрочем, уже 19 октября 1941 года вышло постановление №811сс «Об эвакуации заводов №37, КИМ и Подольского», согласно которому эти заводы эвакуировались в Свердловск. Новой площадкой для развёртывания производства становился Свердловский вагоноремонтный завод. Одновременно в Свердловск эвакуировался Подольский завод им. Орджоникидзе. Основной поставщик корпусов и башен для завода №37 перевозился на территорию завода “Металлист”. На новом месте заводу предписывалось в ноябре выпустить первые 50 корпусов и башен, в декабре 200 комплектов, с 15 января довести выпуск до 12 штук в сутки, а к 20 января закончить монтаж оборудования.

Учебная атака Т-38 и Т-40, зима 1942 года. С большой долей вероятности это самые первые Т-30, выпущенные в Свердловске

Учебная атака Т-38 и Т-40, зима 1942 года. С большой долей вероятности это самые первые Т-30, выпущенные в Свердловске

На новом месте завод №37 должен был выпускать танки Т-60. На деле ситуация складывалась совсем иная. Дело в том, что в Свердловск заводчане привезли с собой задел из, ни много ни мало, 187 корпусов Т-40 и Т-60. Причём 45 корпусов Т-60 из этого количества на самом деле были не корпусами изделия 060, а корпусами Т-30.

Поскольку про водоходное оборудование можно было забыть, завод приступил к переделке корпусов. Одновременно начались работы по освоению корпусов Т-30 с бронёй 20 мм и без кормовой ниши. Имевшиеся в заделе корпуса без ниш и с утолщённой бронёй пошли на изготовление первых танков на новом месте. Всего же за декабрь удалось собрать 22 танка, из них было принято 20. Проблемы с поставкой ТНШ привели к тому, что первые пять танков вооружили пулемётами ДШК. Первые построенные в Свердловске танки прошли парадом по улицам города, и в виду чехарды с индексами считается, что это были Т-60. На деле же это были именно Т-30.

Так выглядела примерно половина из выпущенных в Свердловске Т-30

Так выглядела примерно половина из выпущенных в Свердловске Т-30

Выпускавшиеся в Свердловске танки немного отличались от тех, что делались в Москве. Самым существенным отличием стали спицованные опорные катки, выполненные методом литья. Их разработали ещё в августе 1941 года путём увеличения опорных катков «Комсомольца». Первые такие катки поставили на опытный 060, но на Т-30 московского выпуска внедрить не успели. Устанавливать на танки их начали уже на новом месте.

Стыки листов и сварные швы уральских Т-30 стали более грубыми. Кроме того, изменилась система нумерации танков. Свердловские танки ранних выпусков имели четырёхзначные серийные номера. Например, в парке «Патриот» стоит Т-30 с серийным номером 3025, этот танк был выпущен в начале января 1942 года. В отличие от московских машин, часть из которых имела радиостанции, все свердловские Т-30 выпускались без них.

Экранированный Т-30 из состава 90-го танкового полка, подбитый финнами в бою 2–3 августа 1944 года

Экранированный Т-30 из состава 90-го танкового полка, подбитый финнами в бою 2–3 августа 1944 года

Всего с декабря 1941 по февраль 1942 года в Свердловске построили 200 Т-30. Из этого числа 101 машина, согласно требованиям ГАБТУ об усилении брони, получила экранировку лобовых листов корпуса. Кстати, именно эти машины оказались последними Т-30, ходившими в бой. Подобные танки получил 90-й танковый полк, сражавшийся в Карелии летом 1944 года против финнов. С финской стороны сохранились кадры хроники, запечатлевшие подбитые и сгоревшие советские танки, датированы они началом августа 1944 года.

Вторым заводом, выпускавшим Т-30, стал Коломенский Машиностроительный завод им. Куйбышева. В октябре 1941 года, согласно постановлению ГКО №752сс, началась его частичная эвакуация. В качестве новой базы выступал Кировский машиностроительный завод НКСП им. 1-го Мая (г. Киров). Весь ноябрь и декабрь ушли на организацию производства на новом месте. Новое предприятие получило обозначение «Завод №38 им. Куйбышева», его первым директором стал Е. Э. Рубинчик, возглавлявший до войны Коломенский машиностроительный завод. Главным конструктором предприятия стал М. Н. Щукин.

Разработанная под руководством М. Н. Щукина литая башня для Т-30 и Т-60

Разработанная под руководством М. Н. Щукина литая башня для Т-30 и Т-60

Ещё до эвакуации под руководством Щукина была разработана новая литая башня. Данную башню, которая могла устанавливаться как на Т-30, так и на Т-60, разработали как более технологичную с точки зрения производства. Масса башни составила 311 кг (сварная весила 203 кг), толщина стенок составила 22–24 мм. Опытную башню испытали обстрелом, в ходе которого выяснилось, что она не пробивается из 12,7-мм пулемёта ДШК с расстояния 100 метров.

К 29 сентября завод изготовил 14 литых башен. Было дано распоряжение установить их на корпуса и передать заводу №37. Данное распоряжение подтверждалось служебной запиской от 7 октября, но что происходило дальше, неизвестно. В октябре завод №37 эвакуировался в Свердловск, про выпущенные на новом месте танки с литыми башнями информация отсутствует. С большой долей вероятности башни так и остались в Коломне, а оттуда отправились в Киров.

С декабря начались работы по организации выпуска на заводе №38 корпусов и башен, но промышленный потенциал завода позволял организовать на новом месте и полноценное производство готовых танков. Стоит отметить, что у завода №38 имелось в заделе несколько десятков корпусов и башен Т-30, выпущенных ещё в Коломне. Было принято решение об организации на заводе №38 производства танков Т-60, на январь месяц была задана программа на выпуск 200 машин.

Единственная известная фотография Т-30 выпуска завода №38. Снимок сделан в конце июля 1942 года, это была последняя отправка Т-60 из Кирова. Но не последняя отправка Т-30

Единственная известная фотография Т-30 выпуска завода №38. Снимок сделан в конце июля 1942 года, это была последняя отправка Т-60 из Кирова. Но не последняя отправка Т-30

Подготовка завода №38 к производству танков по ряду причин затянулась. По итогам в январе 1942 года вместо 200 танков удалось сдать лишь 4, причём это были не Т-60, а Т-30, собранные из задела по корпусам. С февраля основной продукцией завода стали танки 060, впрочем, имелись и изготовленные 030. Все произведённые танки обозначались заводом как Т-60, понять, к какому типу они относятся на самом деле, можно лишь по серийным номерам (Т-30 завода №38 имели серийные номера 2###).

Согласно отгрузкам за февраль, Т-30 было выпущено не менее десятка. Впоследствии Т-30 эпизодически встречаются в отгрузках, можно уверенно говорить примерно о 50 выпущенных в Кирове танков данного типа. Последний танк с серийным номером 2096 был отправлен с завода 12 октября 1942 года. По внешнему виду кировские Т-30 больше напоминали последние выпущенные в Москве танки. На заводе №38 довольно быстро освоили выпуск штампованных катков. Именно ими оснащён Т-30, который промелькнул на фотографии летом 1942 года.

Источник — https://warspot.ru/6522-tank-t-30-prosche-prostogo

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare