Юрий Пашолок. Нелегкая эволюция облегченного КВ-1

14
1

Юрий Пашолок. Нелегкая эволюция облегченного КВ-1

История тяжелого танка КВ-1с выпуска 1942 года

Содержание:

Развитие советских тяжелых танков поначалу шло по вполне привычному сценарию. Как это часто бывает, принятие боевой машины на вооружение совсем не означает остановку ее развития. Первым делом военным не понравилось орудие, поскольку его характеристики постепенно становились не соответствующими требованиям. Далее, весной 1941 года, понадобилось усилить броневую защиту. Всё это постепенно поднимало массу танка, что привело к закономерному результату. Боевая масса КВ-1 достигла, а далее даже чуть превзошла 50 тонн, отчего ему стало нехорошо. Наложившееся снижение качества сборки только усугубило ситуацию. Помимо снижения подвижности, снизилась и надежность танка. Всё это стало причиной того, что понадобились нестандартные меры решения вопроса с КВ-1.

КВ-1с в учебной атаке, 260-й гвардейский тяжелый танковый полк, лето 1944 года

КВ-1с в учебной атаке, 260-й гвардейский тяжелый танковый полк, лето 1944 года

Весной 1942 года появилось два направления развития тяжелого танка КВ. Первый, наиболее радикальный путь, предполагал создание совершенно нового танка, КВ-13 (ИС-1). Впрочем, на некоторое время это направление развития притормозили, поскольку потребовалось более быстрое и простое решение. Таковой стала программа КВ-1с. Поначалу речь шла о более подвижном КВ-1, но к лету 1942 года стало очевидно, что машину придется существенно облегчать. В результате на свет появился танк, несколько потерявший с точки зрения броневой защиты, но при этом ставший более подвижным. 20 августа 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №2192сс «О выпуске улучшенных танков КВ-1 и Т-34». Тем самым КВ-1с окончательно был принят на вооружение Красной Армии, а его серийному производству дали зеленый свет. Сегодня стоит поговорить о том, как машина эволюционировала в 1942 году, и насколько оправданным оказался сам факт запуска КВ-1с в серийное производства.

Неприоритетный тяжелый танк

Постановление ГКО №2192сс стало не более чем окончательной отмашкой к запуску в серию КВ-1с. К моменту его подписания на ЧКЗ и заводе №200 уже шли работы по организации серийного производства облегченного КВ. Выполнение постановления ГКО №1878сс от 5 июля 1942 года (оно стало отправной точкой при разработке КВ-1с с боевой массой 42,5 тонны) несколько задержалось, но к середине августа работы по запуску машины в серию вовсю велись. При этом сразу оговаривалось, что часть новых танков будут выпускаться с 5-скоростными коробками передач. Освоение выпуска 8-скоростных коробок передач требовало времени, а тяжелая обстановка на фронте не позволяла расслабляться.

КВ-1с №15004, изготовили его раньше постановления ГКО №2192сс

КВ-1с №15004, изготовили его раньше постановления ГКО №2192сс

Результатом стало то, что самые первые КВ-1с были очень похожи на опытный образец 15001. Разница заключалась в том, что часть из них была как со старой ходовой частью, так и с новой. Об этом впрямую не говорили, но с облегченной ходовой частью явно не всё было гладко. Одним из критичных мест стали опорные катки (чертежный номер 33–65). Их конструкция оказалась недостаточно надежной, а главное, процент производственного брака был чересчур высоким. Одним из признаков того стал пункт «б» постановления ГКО №2192сс. Согласно ему, оговаривался выпуск в августе 1942 года 100 КВ-1с с 5-ступенчатой КПП и старой ходовой частью. Боевая масса при этом возрастала до 43,5-44 тонн. Еще 50 танков выпускалось с 8-скоростной КПП и облегченной ходовой частью. Насколько критичным был переход на новые опорные катки, говорит простой факт. Штатный опорный каток КВ-1 (чертеж 33–803) имел массу 170 килограмм, а каток 33–65 имел массу 135 килограмм. Умножаем на 12, итого только по каткам облегчение на 420 килограмм.

Подписанное 20 августа 1942 года постановление было скорее констатацией факта, а также легализацией некоторых отступлений в начале производства

Подписанное 20 августа 1942 года постановление было скорее констатацией факта, а также легализацией некоторых отступлений в начале производства

В случае с 5-скоростной КПП случилась довольно щекотливая ситуация. Как указывало в своём письме от 19 августа 1942 года руководство ГАБТУ КА, к тому моменту вместо 25 КВ-1с с 5-скоростной КПП таких машин сдали уже 39 штук. То есть постановление ГКО №2192сс легализовало нарушение предыдущего постановления. В эти самые 39 штук входили и КВ-1, по факту облегченных КВ за август 1942 года сдали 34 штуки. Вполне возможно, что и первые танки сентябрьского выпуска также имели 5-скоростные КПП. Эти машины отличались от самых первых КВ-1с не только ходовой частью от КВ-1, но и отсутствием поручней. Впрочем, эти мелочи руководство ЧКЗ и НКТП тогда беспокоили в меньшей степени. Перед заводом маячила куда более важная задача — освоение выпуска Т-34. За срыв производства Т-34 своей должности лишился нарком танковой промышленности В.А. Малышев, так что И.М. Зальцман, занявший его место, прилагал все усилия для нормализации ситуации. Вместо 100 Т-34 ЧКЗ сдал в августе 30 танков, это беспокоило сильнее, чем КВ-1с. Даже по переписке видно, что Т-34 заботил завод куда больше.

Опорный каток 33–65, в производстве он продержался совсем недолго

Опорный каток 33–65, в производстве он продержался совсем недолго

На сентябрь 1942 года ЧКЗ получил задание по выпуску 150 КВ (включая КВ-8с), а вот Т-34 планировалось куда больше — 250 штук. Таким образом, КВ-1с становился менее приоритетным танком. План по Т-34 Танкоград до конца не выполнил, но 220 штук — это уже близко. Что же касается КВ-1с, то по нему план, наоборот, перевыполнили. Всего за сентябрь сдали 174 танка, из них 6 КВ-8с. Правда, выпуск этих танков простым назвать было сложно. Первое время имелись сложности с поставкой 8-скоростных КПП, также шли работы по системе охлаждения. Наконец, в сентябре 1942 года появился новый опорный каток. Он получил чертежный номер 833–16, масса катка снизилась до 120 килограмм. При его создании учитывался опыт разработки опорного катка для КВ-13, причем элементы ходовой части этого танка обкатывались на КВ. Официально каток 833–16 был утвержден 31 августа 1942 года, но по факту ставить его стали не сразу.

Выпуск КВ-1с, оснащенных опорными катками КВ-1. Также часть таких машин получила 5-скоростные КПП

Выпуск КВ-1с, оснащенных опорными катками КВ-1. Также часть таких машин получила 5-скоростные КПП

Как показывали первые отзывы, внедрение новой коробки передач принесло свои плоды, как и облегчение танка. Это отмечалось в отчете от середины сентября 1942 года. Другой вопрос, что проблемы с коробкой передач всё равно вылезали, правда, в куда меньших объемах. Всего за сентябрь отчитались о 20 дефектах с КПП на 11 танках. Имелись и другие дефекты, в том числе и с приборами наблюдения. На КВ-1с, как и в случае с КВ-1, использовались «зеркалки», имевшие ряд проблем. На призмы ЧКЗ переходить как-то не торопился. Впрочем, настоящие проблемы начались в октябре 1942 года. В связи с тем, что УЗТМ полностью перешел на выпуск корпусов и башен Т-34, случился дефицит корпусов КВ-1с. Решением проблемы стало использование задела по корпусам КВ-1. Такой гибрид, о котором рассказывается в отдельном материале, официально узаконили 15 октября 1942 года, после подписания постановления ГКО №2420с. Предполагалось выпустить 100 КВ-1с с корпусами КВ-1, по факту сдали 70.

Типичный КВ-1с выпуска осени 1942 года

Типичный КВ-1с выпуска осени 1942 года

Производственные проблемы, связанные с КВ-1с, имели самое прямое отношение к Т-34. Требование наращивать выпуск 34-к привели к вполне ожидаемым результатам. Достаточно сказать, что в сентябре 1942 года Т-34 принимались без пружин подвески, и лишь к концу месяца, когда ЧКЗ организовал выпуск пружин у себя, машины стали сдавать по-настоящему. В цехе №2 создалась пробка, которая не давала нормально работать вплоть до второй половины октября. Танкоград, конечно, проблемы с деталями решал, но в ущерб выпуска КВ-1с. Октябрь 1942 года ЧКЗ встретил, не имея задела по тяжелым танкам. Также ситуация усугублялась недостатком рабочей силы, особенно квалифицированной. В результате при плане в 175 КВ (145 КВ-1с и 30 КВ-8с) реально сдали 157 КВ-1с и 9 КВ-8с. О превышении графика тут говорить не приходится, поскольку «лишние» 12 КВ-1с образовались за счет производства КВ-8с, с которым творилась откровенная беда.

Такие машины получали опорные катки по чертежу 833–16. Ставить их начали с сентября 1942 года

Такие машины получали опорные катки по чертежу 833–16. Ставить их начали с сентября 1942 года

Даже в таких сложных условиях работы по совершенствованию танка продолжались. С 9 октября 1942 года началась установка цилиндрических топливных баков для дизельного топлива и масла. Предполагалось, что их будут ставить с первой машины, но производственные трудности процесс задержали. Эти же баки перекочевали и на челябинские Т-34. Также с 9 октября началась установка новых снарядных укладок. Благодаря этому боекомплект вырос до 114 унитаров и 49 дисков к ДТ. Вместе с тем, по ряду улучшений работа тормозилась. Одним из них было введение нового трака, с увеличенной до 650 мм шириной. По планам, переход на этот трак предполагался с 1 августа 1942 года, но было как-то не до него. Были и те предложения, которые и вовсе ушли в небытие. Например, предполагался переход на опорные катки с внутренней амортизацией, чего так и не произошло. Часть работ перетекла на ноябрь 1942 года.

Поручней танки осени 1942 года не имели, кроме того, вплоть до начала ноября 1942 года ставились траки шириной 608 мм

Поручней танки осени 1942 года не имели, кроме того, вплоть до начала ноября 1942 года ставились траки шириной 608 мм

С опорными катками, впрочем, работать всё же пришлось. Видимо, еще в октябре 1942 года на ЧКЗ заметили, что опорные катки по чертежу 833–16 обладают недостаточной прочностью. Поэтому на свет появился новый опорный каток — чертеж 33–67. Представлял он собой немного доработанный 833–16, отличия можно заметить, если они стоят рядом. Первые такие катки появились в конце октября 1942 года, а официально их ввели с 5 ноября 1942 года. Опорные катки стали в ноябре 1942 года настоящей головной болью для ЧКЗ. Из частей пошли массовые жалобы на выход катков из строя. Например, в 8-м ГвТП трещины обнаружили на 65 катках. Это стало причиной разбирательств.

В ноябре 1942 года на ЧКЗ посыпались жалобы, связанные с опорными катками

В ноябре 1942 года на ЧКЗ посыпались жалобы, связанные с опорными катками

По результатам испытаний выяснилось, что опорный каток по чертежу 33–67 обладает большей прочностью, чем 833–16. Вместе с тем, скорее стоило говорить о том, что каток 33–67 получился так себе, а 833–16 — откровенно слабым. Жалобы шли на оба типа катков, причем речь шла не только о конструктивных недостатках, но и проблемах с литьём. СКБ-2 ЧКЗ, естественно, не пустило проблему на самотек. С 25 ноября начался выпуск нового опорного катка, получившего чертежный номер 22–69 (официально он введен с 2 декабря). Он получился куда более удачным, чем предшествующие. Больше того, в дальнейшем опорные катки для танков семейства ИС делались на базе как раз этого катка. С 1 ноября 1942 года, наконец, ввели новый трак шириной 650 мм, тогда же появились улучшения по моторной перегородке. с 15 числа ввели обогревательное устройство, наконец, 28 ноября на корпус снова стали ставить поручни.

Введение улучшенного опорного катка 33–67, похожего на 833–16,лишь отчасти решило проблему. Поэтому продержался он недолго

Введение улучшенного опорного катка 33–67, похожего на 833–16,лишь отчасти решило проблему. Поэтому продержался он недолго

Вылезающие проблемы с производством, а главное, наращивание выпуска Т-34, сделали своё черное дело. На ноябрь 1942 года предполагалось выпустить 170 КВ-1с и 30 КВ-8с, по факту сдали 115 обычных танков и 10 огнеметных. Больше того, далее выпуск огнеметных машин застопорился. За ноябрь ЧКЗ получил всего 137 корпусов, все разукомплектованные, также имели случаи перебоев с подачей электричества и тепла. Схожие проблемы наблюдались и в декабре 1942 года. Это привело к тому, что ни о каких 195 КВ-1с, плюс 30 КВ-8с, не шло и речи. Сдать удалось всего 125 танков, и это было лишь началом. Необходимость наращивания выпуска Т-34, всё сильнее снижало приоритет по выпуску тяжелого танка.

Таким КВ-1 стал под конец 1942 года. Траки шириной 650 мм, опорные катки 22–69, вернулись поручни

Таким КВ-1 стал под конец 1942 года. Траки шириной 650 мм, опорные катки 22–69, вернулись поручни

В декабре 1942 года облик КВ-1с сложился окончательно. Помимо введения опорного катка 22–69, с 11 декабря снова появились поручни на башне. Между тем, стекавшаяся из войсковых частей информация говорила о том, что необходимо вносить ряд доработок в конструкцию машины. Другой вопрос, что главным танком на ЧКЗ стал Т-34. В результате ряд улучшений, которые должен был получить КВ-1с, либо вообще не реализовали, либо они появились на КВ-13 второго варианта. Иных вариантов у Танкограда не осталось.

Полезное облегчение

Кому-то решение о выпуске КВ-1с может показаться странным и даже неправильным. С точки зрения снижения броневой защиты, наверное, отчасти это так. Другой вопрос, что надо смотреть далеко не на одну броню. Будем честными — к весне 1942 года толстая броня КВ-1 перестала быть таким уж серьёзным аргументом. Появление 75-мм противотанковых пушек Pak 40, а также танковых/самоходных орудий KwK 40/StuK 40 позволило немцам уверенно поражать КВ-1 с ближних и частично со средних дистанций. При этом у КВ-1 имелись проблемы с подвижностью, надежностью и обзорностью. Поэтому про ошибочность решения относительно КВ-1с точно говорить не стоит. Иллюзий по его поводу мало кто строил, о чем говорит постепенное форсирование программы КВ-13. Но, как говорится, лучше иметь синицу в руках, чем журавля в небе.

Вручение матчасти 33-й танковой бригаде, осень 1942 года. Видно, что вместе с КВ-1с бригада получила и КВ-1

Вручение матчасти 33-й танковой бригаде, осень 1942 года. Видно, что вместе с КВ-1с бригада получила и КВ-1

В войска «облегченные» КВ начали с сентября 1942 года. Поначалу они шли в части смешанным составом, вместе с последними КВ-1. С учетом того, что часть КВ-1с была на ходовой части и с коробками передач КВ-1, решение не самое плохое. Правда, у этих танков была крайне ограниченная взаимозаменяемость. Появление КВ-1с совпало с очередными реформами с точки зрения организации танковых частей. 6 сентября 1942 года был утвержден штат танковой бригады № 010/240-010/248. Согласно ему, в бригаде имелся танковый батальон по штату №010/242, куда входило 5 КВ-1/КВ-1с, 20 Т-70 и 1 Т-34. Именно по такому штату формировались первые части, которые получали КВ-1с. В их числе 33-я, 36-я, 58-я, 64-я, 85-я, 90-я, 91-я, 166-я, 215-я, 219-я, 221-я, 225-я, 228-я, 229-я, 232-я и 234-я ТБр.

Дебют КВ-1с состоялся под Сталинградом

Дебют КВ-1с состоялся под Сталинградом

Именно в таком составе состоялся боевой дебют КВ-1с. Случился он очень скоро — уже во второй половине сентября танки пошли в бой. Вполне вероятно, что одними из первых (если не первыми), кто применил КВ-1с, стали танкисты 91-й танковой бригады, сражавшиеся на Сталинградском фронте. Дебют оказался неудачным: за неделю боев бригада лишилась 3 из 5 танков, все уничтожены артиллерийским огнем. Командование бригады отругало новинку, сказав что-то в духе «лучше бы Т-34» прислали. То, что 7,5 cm Pak 40 вышибали «хорошие» КВ-1 на дистанции минимум в 500 метров, они явно были не в курсе. Проблема заключалась, прежде всего, в плохой тактике применения тяжелых танков. И это не «глупые советские командиры», а общий привет английской тактике применения. Гнать впереди танки прорыва — это четко из концепции Джона Фуллера.

Более тонкая броня сделала КВ-1с более уязвимым. Вместе с тем, к концу 1942 года и КВ-1 растерял свои преимущества по броне

Более тонкая броня сделала КВ-1с более уязвимым. Вместе с тем, к концу 1942 года и КВ-1 растерял свои преимущества по броне

Судя по всему, проблему взаимодействия КВ и более легких танков увидели и наверху. 8 октября 1942 года появилось указание Сталина о формировании из тяжелых танков новых подразделений. Ими стали отдельные гвардейские тяжелые танковые полки. Под них организовали новый штат — №010/267. Он состоял из взвода управления (1 танк) и 4 рот по 5 танков в каждой (танк командира роты и 2 взвода по 2 танка в каждом). Помимо КВ-1с, по такому же штату формировались и гвардейские танковые полки, вооруженные танками Churchill. 12 октября 1942 года была подписана директива НКО №1104913сс, согласно которой началось формирование 15 отдельных гвардейских танковых полков прорыва.

"Каноничные" КВ-1с из состава колонны "Московский Колхозник", декабрь 1942 года

«Каноничные» КВ-1с из состава колонны «Московский Колхозник», декабрь 1942 года

Именно в таком составе КВ-1с 1942 года выпуска использовались наиболее массово. Надо сказать, что Красная Армия оказалась не единственной, кто перешел на подобную структуру. Сразу же вспоминаются «Тигры», которые сразу же стали сводить в тяжелые танковые батальоны. Поначалу там были и средние танки, но исключительно по причине низких темпов выпуска Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E. Выделение тяжелых танков в отдельную структуру было абсолютно правильным решением. Теперь они выступали как средство усиления. Это, конечно, не сняло проблему «вы первые, вы толще», но всё же эффективность применения тяжелых танков повысилась.

Обзорность КВ-1с в сравнении с КВ-1

Обзорность КВ-1с в сравнении с КВ-1

Поначалу претензии к8-скоростной коробке передач никуда не делись, но связано это оказалось уже с небрежной сборкой. Также осенью 1942 года выявлялись случаи, когда с коробкой передач всё было нормально, но неправильно была произведена ее установка. Как уже говорилось выше, имелся ряд проблем с опорными катками, решили их под конец 1942 года. По мере производства надежность машины выросла. Вместе с тем, имелись и проблемы, не имеющие отношение к производству. В ноябре 1942 года отзыв о танке пришел с НИБТ Полигона в Кубинке. Там указывалось на неудачное размещение наводчика и командира танка, вследствие чего им было тесно. Немало претензий имелось к командирской башенке. Наблюдательные приборы имели большое мертвое пространство (23-30 метров), особенно проблемным был обзор вперед, поскольку часть пространства закрывалось колпаком перископического прицела ПТ4-7. При стрельбе из кормового пулемета наводчику приходилось слезать со своего места. Хватало претензий к установке орудия, а также к прицелам. Например, окуляр прицела ТМФД-7 частично перекрывался кромкой отверстия в подвижной бронировке орудийной маски.

Командирская башенка, впрочем, оказалась не самой удачной, как и приборы наблюдения

Командирская башенка, впрочем, оказалась не самой удачной, как и приборы наблюдения

Всего НИБТ Полигон выкатил 14 пунктов претензий. Часть из них оказалась схожей с тем, что поступало из действующих частей. Добавилась также претензия относительно количества люков в башне. Всего один люк — это мало. В случае поражения танка не все успевали его покинуть. В дальнейшем претензии к танку легли в основу списка необходимой модернизации КВ-1с, составленного 12 января 1943 года. Как уже говорилось, часть пунктов благополучно проигнорировали.

Несмотря на вылезающие дефекты и конструктивные недостатки, запуск КВ-1с в серию был правильным решением. Подвижность машины повысилась, что оказалось очень актуальным в боях конца 1942-начала 1943 года. Танк стал выдерживать длительные марши, в условиях, когда шли наступательные операции, это оказалось крайне актуальным. Также следует отметить одну деталь. Да, приборы наблюдения оказались не идеальными, но у КВ-1 они были еще хуже. Командир КВ-1с имел не идеальный, но хотя бы круговой обзор, на его фоне командир КВ-1, особенно по сторонам, был слепым. Читая критику, надо смотреть на ситуацию со всех сторон.

Подвижность и надежность уКВ-1с оказалась выше, чем у КВ-1

Подвижность и надежность уКВ-1с оказалась выше, чем у КВ-1

Можно сказать, что КВ-1с не повезло. Проблемы, связанные с серийным производством, не позволили ему стать полноценным сменщиком КВ-1. Вместе с тем, уже к началу 1943 года процент наличия этих танков в войсках был уже довольно высоким. К 1 января 1943 года в Красной Армии числилось 1376 КВ всех типов. Из них минимум треть составляли КВ-1с. При этом следует упомянуть, что на 1 января 1942 года числилось 403 КВ всех типов, за 1942 год сдали 1802 КВ-1 (из них 102 КВ-8), а КВ-1с, за это же время, 624 штуки (из них 25 огнеметных КВ-8с). Конечно, на огромные потери КВ-1 повлияли неудачи Красной Армии в ряде сражений 1942 года. Тем не менее, по поводу выживаемости КВ-1 обольщаться не стоит. На фоне массового появления у немцев новых образцов танковой и противотанковой артиллерии выживаемость КВ-1 неуклонно снижалась.

КВ-1с применялись на фронте до лета-осени 1944 года

КВ-1с применялись на фронте до лета-осени 1944 года

То, что появление КВ-1с стало верным решением, указывает и отношение к разработке на самом верху. Повышение подвижности, надежности и обзорности заметили. В 1943 году группа конструкторов, включая Н.Ф. Шашмурина, была награждена Сталинской премией 2-й степени «за усовершенствование конструкций тяжёлых танков». Удивительно, что в этот список не попал М.Ф. Балжи, ведущий инженер машины.

Единственный сохранившийся КВ-1с выпуска 1942 года ныне стоит в Парфино

Единственный сохранившийся КВ-1с выпуска 1942 года ныне стоит в Парфино

Из машин, изготовленных в 1942 году, до наших дней дожил всего один КВ-1с. Речь идет о машине из состава 12-го гвардейского танкового полка, утонувшей в болоте в январе 1943 года. В 1988 году ее удалось вытащить из болота. Ныне КВ-1с с корпусом КВ-1, изготовленный в октябре 1942 года, находится на памятнике в поселке Парфино Старо-Русского района Новгородской области.

Список источников

      1. ЦАМО РФ
      2. РГАЭ
      3. РГАСПИ
      4. Документы Советской Эпохи
      5. РГАКФД
      6. Память Народа
      7. Фотоархив автора

источник: https://dzen.ru/media/yuripasholok/nelegkaia-evoliuciia-oblegchennogo-kv1-63218e61a81413469f5629b1?&

Подписаться
Уведомить о
48 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare