Юрий Пашолок. Недооцененный легкий американец

12
0

Юрий Пашолок. Недооцененный легкий американец

Испытания Light Tank M24 в Советском Союзе

Содержание:

Советский Союз накануне Второй мировой войны располагал самым большим парком бронетанковой техники. Правда, при этом основная масса танков составляли легкие Т-26 и БТ, имевшие противопульную броню. Схожая ситуация была и в других странах мира. Лишь в 1941-42 годах средние танки стали наиболее массовыми в большинстве армий государств, имевших развитую танковую промышленность. Причины смены приоритетов лежали на поверхности. Первый же год Второй мировой войны показал, что средние танки обладают куда большей эффективностью. Это изменило приоритеты в постройке танков. И в Германии, и в СССР, и в США с Великобританией, а также в Италии средние танки становились самыми массовыми образцами бронетанковой техники. Вместе с тем, если часть стран отказалась от выпуска легких танков, то в СССР их производство завершилось только осенью 1943 года. А американцы и вовсе не прекращали их выпуск, постоянно совершенствуя конструкцию.

Light Tank M24 в ходе испытаний на НИБТ Полигоне

Light Tank M24 в ходе испытаний на НИБТ Полигоне

Первые американские танки прибыли в Советский Союз к началу 1942 года. М3Л (так у нас именовались Light Tank M3 и M3A1) довольно активно воевали в Красной Армии с мая 1942 года, особенно активно их применяли на Северном Кавказе. Весной 1943 года поставки прекратились, в том числе по причине прекращения выпуска Light Tank M3A1. Тем не менее, определенный интерес к американским легким танкам имелся. Летом 1943 года в Советский Союз на пробу прибыли Light Tank M5A1, которые активно испытывались. Спустя почти 2 года в СССР прибыли более совершенные танки легкого класса. Ими оказались Light Tank M24, к тому времени массово применявшиеся американской армией в Европе. И если M3/M3A1 на испытаниях 1942 года вызывали скорее положительную реакцию, то M24 встретили слегка иначе.

Знакомство до официального показа

К марту 1943 года, когда была начата работа по Light Tank T24, американцы уже пытались получить новый легкий танк разными способами. В двух случаях их ждала неудача: вместо легких танков получались средние, и если Medium Tank M7 даже запустили в серию, то Light Tank T21 даже не стали строить. Быстро стало понятно, что средний танк, облегченный до 18,1 тонн, быстро превратится обратно в средний. Третий подход к теме нового легкого танка оказался более осторожным. Более желания поднять толщину брони не возникало, главной задачей стало вписаться в 20 коротких тонн боевой массы, а также усилить вооружение. С этим Танково-Автомобильный Центр, а также Cadillac, успешно справились. Совместными усилиями был создан оптимальный, с точки зрения технического задания, танк.

Так получилось, что советские специалисты умудрились случайно встретиться с опытным образцом Light Tank M24

Так получилось, что советские специалисты умудрились случайно встретиться с опытным образцом Light Tank M24

Cadillac завершил постройку первого опытного образца Light Tank T24 к 15 октября 1943 года. Далее он поступил на первые испытания, проходившие на полигоне General Motors в Мильфорде, штат Мичиган. И вот тут случился второй за год промах американских особистов. Летом 1943 года группа советских специалистов во главе с инженером Сорвиным, получила информацию из первых рук о GMC T70, которая проходила ходовые испытания. Второй раз прокол случился во всё том же Мильфорде, и снова участником инцидента стал Сорвин. Опытный образец Light Tank T24 он видел мельком, поэтому с деталями имелись ошибки. Например, вооружение оценивалось как пушка калибра 37 или 57 мм, а также 2-3 пулемета. Вместе с тем, насчет сходства с GMC T70 Сорвин не ошибся. Ходовая часть машины делалась по опыту разработки истребителя танков, а также наработок по Medium T20E3.

В ходе ознакомления с отдельными агрегатами танков наши специалисты делали их эскизы

В ходе ознакомления с отдельными агрегатами танков наши специалисты делали их эскизы

Поскольку работы по Light Tank T24 затянулись до весны-лета 1944 года, большого объема информации по нему не поступало. Вместе с тем, советские специалисты, находившиеся в США, получали довольно подробную информацию по производству танков. Это касалось и планов по производству, и по отгрузке, даже точная дата стандартизации Light Tank M24 известна не из американских, а советских документов. В середине августа 1944 года гвардии майор Б. Афонин подробно осматривал Light Tank M24, также он имел точные цифры поставок этих машины в таковое депо Лима и сколько их ушло в войска. По итогам изучения было составлено техописание на 18 страниц, базой которому послужили материалы, предоставленные Cadillac. Сам Афонин высоко оценил танк, назвав его плодом большого прогресса американской конструкторской мысли. В числе недостатков указывались слабое бронирование, а также возможные проблемы с ремонтом элементов трансмиссии.

К весне 1945 года по новому американскому танку набралось немало информации

К весне 1945 года по новому американскому танку набралось немало информации

Помимо изучения танка целиком, имелась возможность и познакомиться с его агрегатами отдельно. В период с 11 по 15 сентября 1944 года гвардии майор Б. Афонин и инженер-капитан Г. Боголюбов находились в Танково-Автомобильном Центре. Здесь они, в частности, имели возможность изучать коробки передач Hydra-Matic 250-T и 255-T, которые ставились на Light Tank M5A1 и M24 соответственно. Основным отличием КПП Hydra-Matic 255-T было то, что она не имела планетарной передачи заднего хода. Связано это оказалось с тем, что с этой целью использовался шестеренчатый передаточный редуктор. Большого впечатления коробки передач для легких танков на советских инженеров не произвели, поскольку были слишком сложными. Вместе с тем, неоднократно прозвучала мысль о необходимости получить Light Tank M24 как образец для изучения.

Носитель технологий легкого класса

По ряду причин получение в США новых легких танков советская сторона не форсировала. Не исключено, что связано это оказалось с общей ситуацией вокруг легких танков. Работы по ним в Советском Союзе шли крайне медленно и носили скорее концептуальный характер. Кроме того, видение советского легкого танка нового поколения существенно отличалось от того, что создали американские инженеры. Наконец, вплоть до начала 1945 года американцы занимались, прежде всего, поставками Light Tank M24 для своей армии, а также англичанам. Поэтому какая-то активность по данной теме началась ближе к весне 1945 года.

В марте 1945 года два образца Light Tank M24 прибыло в Советский Союз

В марте 1945 года два образца Light Tank M24 прибыло в Советский Союз

Советской стороной было закуплено два образца Light Tank M24, обе машины выпуска декабря 1944 года, производства завода Cadillac. Также предполагалось закупить двигатели Cadillac Series 42. По моторам закупка к маю 1945 года застопорилась. Что же касается Light Tank M24, то обе машины были доставлены конвоем JW-65. Конвой был отправлен 11 марта 1945 года, 20 числа, на подходе к Мурманску, было повреждено и потоплено два транспорта — SS Horace Bushnell и SS Thomas Donaldson. Это были последние потери северных конвоев.

Обе машины были выпуска декабря 1944 года, производства завода Cadillac

Обе машины были выпуска декабря 1944 года, производства завода Cadillac

Оба танка благополучно добрались до места назначения, а далее их отправили из Мурманска в Кубинку. Уже 3 апреля 1945 года была подписана программа испытаний. Согласно ей, предполагалось провести ходовые испытания общей протяженностью 1000 километров, из них 350 по шоссе, 400 по проселочным дорогам, 200 по целине и оставшиеся 50 отводились на специальные испытания. Сам танк в переписке именовался как «легкий танк М-24». Помимо ходовых испытаний, предполагались стрельбы, а также подробное изучение машины. Изучение машины проходило в период с 15 по 20 апреля 1945 года, далее последовали ходовые испытания.

Танки направили на НИБТ Полигон, где шло их изучение

Танки направили на НИБТ Полигон, где шло их изучение

Поскольку вместе с танками прибыла техническая документация, вопрос изучения машины несколько упрощался. Кроме того, на полигоне немного упростили себе жизнь, обойдя некоторые пункты стороной. Например, в случае с ходовой частью не стали подробно расписывать ее конструкцию, указав, что сделана она на базе GMC T70. За такое полигон периодически получал по шапке, на сей раз повезло. Хотя повод схлопотать вполне был, поскольку ходовая часть была ближе к средним танкам. Впрочем, уже вскоре прибыл Heavy Tank T26E3, имевший схожую ходовую часть, поэтому особо ничего не пропустили. Надо сказать, что конструкция цельнометаллического трака T72 испытателям не понравилась. Главной претензией стала конструкция стопора пальца, поскольку в ходе эксплуатации втулочные канавки и выступы втулок сминались. В результате этого демонтаж траков становился затруднительным.

Вместе с танками прибыли и руководства по обслуживанию. Некоторые данные оттуда оказались неверно истолкованными

Вместе с танками прибыли и руководства по обслуживанию. Некоторые данные оттуда оказались неверно истолкованными

Местами выводы НИБТ Полигона, откровенно говоря, удивляют. Например, корпус там посчитали принципиально не отличающимся от GMC T70. Интересный вывод, особенно если учесть, что по факту корпуса у этих машин принципиально отличались. На Light Tank M24 не имелось системы с быстрой выемкой элементов трансмиссии и мотора, иначе оказалась спроектирована система охлаждения, элементы отделения управления и прочее. Даже сама форма корпуса оказалась иной. Если на GMC T70 ширина корпуса была во весь габарит машины, то у Light Tank T24 имелись развитые крылья. Для американских легких танков такое в принципе было чем-то новым. Как и бортовые листы под довольно большими углами наклона. Прямого аналога у корпуса Light Tank M24 попросту не имелось.

К моменту, когда Light Tank M24 прибыли в СССР, легкие танки интересовали советских военных мало

К моменту, когда Light Tank M24 прибыли в СССР, легкие танки интересовали советских военных мало

Нельзя не упомянуть момент, связанный с моторно-трансмиссионной группой. Дело в том, что пользовался НИБТ Полигон руководством TM 9-729, где мощность двигателя Cadillac 44T24 была указана как 110 лошадиных сил. Это эксплуатационная мощность, а не максимальная. Данный момент как-то упустили, посему появился вывод, что удельная мощность у танка низкая. Хотя если смотреть максимальную мощность, то суммарно моторы выдавали не 220, а 296 лошадиных сил. А потом еще удивлялись, почему машина имеет высокую подвижность.

Больше новая машина интересовала как носитель технологий

Больше новая машина интересовала как носитель технологий

Полгода, которые разделили GMC T70 и Light Tank M24, оказались весьма существенным сроком. С точки зрения проработки отделения управления машина сдала явным шагом вперед. Например, люки отделения управления открывались без необходимости вылезать наружу. Также указывалось на хорошую обзорность, причем у механика-водителя и его помощника имелось всего по одному перископическому прибору кругового обзора. Стоит упомянуть тот факт, что М24 отличался небольшими усилиями на рычагах – 9–12 кг. Похвалы удостоились сиденье механика-водителя, регулируемое по высоте. Лишний раз была упомянута функция сдвоенного управления, весьма важная в бою.

Размещение боекомплекта вызвало у советских военных положительную реакцию

Размещение боекомплекта вызвало у советских военных положительную реакцию

Отдельному изучению подверглась трансмиссия танка. Подобно Light Tank M5A1, каждый двигатель был спарен с коробкой передач GM Hydra-Matic. Как указывали советские специалисты, в ходе испытаний танков с такими коробками передач они показали высокую надежность и неприхотливость. Танки с такими КПП показывали высокие динамические качества. Конструкция дифференциала не отличалась о того, что стоял на GMC T70. В целом схему моторно-трансмиссионной группы признали удачной. Существенным ее плюсом было то, что карданный вал располагался на минимальной высоте, это заметно улучшало работу в боевом отделении.

Схема моторно-трансмиссионной группы

Схема моторно-трансмиссионной группы

Хватало отличий и по размещению боекомплекта. Унитарные патроны находились в «мокрых» укладках, что снижало риск детонации боекомплекта. Всего внутри находилось 48 унитаров, с учетом габаритов танки и калибра орудия вполне неплохой результат. Размещение боезапаса наши специалисты похвалили за простоту и удобство использования гнезд, где размещались унитары. В ходе дальнейших испытаний удалось достичь прицельной скорострельности 9–10 выстрелов в минуту, которая снижалась до 7,2–7,7 выстрелов в минуту при использовании укладки под сиденьем командира.

Конструкция трака советским испытателям не понравилась

Конструкция трака советским испытателям не понравилась

Что же касается оценки боевого отделения, то она оказалась, скажем так, странной. Например, указывалось, что конфигурация башни была хуже, чем у современных отечественных танков. Во-первых, у авторов этого утверждения очень хочется спросить, а про какой современный отечественный легкий танк там идет речь. Во-вторых, при описании вооружения «танкисты» поругали 75-мм пушку M5 за недостаточную мощность. Но при этом слона-то не заметили, то есть даже не задались мыслью, как такое мощное орудие смогло прописаться в сравнительно небольшой башне. Хотя потом и написали в выводах, что противооткатные устройства орудия достойны внимания. Впрочем, оценка размещения экипажа в башне была более справедливой.

Броню признали откровенно слабой

Броню признали откровенно слабой

В распоряжении командира имелась очень удобная командирская башенка, обеспечивающая отличный обзор. Недостатком указывалась некоторая стесненность его места, но с учетом того, ка какому классу относился танк, это не удивительно. К тому же некоторая теснота компенсировалась удобством размещения радиостанции. Положительно было оценено и место наводчика. Отмечались очень небольшие усилия на маховиках наведения орудия – всего 1,5 килограмма. Большим плюсом было и наличие гидравлического привода поворота башни. Без него полный оборот башни осуществлялся за 95 секунд, а с ним – за 15 секунд. Хуже обстояла ситуация с местом заряжающего. Доступ к укладкам у заряжающего был удобен, но отсутствовал смотровой прибор и неудобное сиденье, которое позволяло сидеть только при открытом люке. Надо, правда, учитывать тот факт, что экипаж танка мог состоять из 4 человек, тогда функции заряжающего выполнял помощник механика-водителя.

Схема обзорности из боевого отделения и отделения управления

Схема обзорности из боевого отделения и отделения управления

Аналогично отделению управления, приборы наблюдения боевого отделения удостоились высокой оценки. Для начала, у командира имелась башенка с шестью смотровыми приборами, которая обеспечивала высокую обзорность. Также в люке башенки имелся перископический прибор наблюдения. Смотровые приборы с сектором обзора 60 градусов по горизонтали и 50 градусов по вертикали имели наводчик, механик-водитель и его помощник. Вполне неплохими оказались и прицелы, правда, их прицельная сетка рассчитывалась только для бронебойного снаряда M61. Отсутствие шкалы для стрельбы осколочно-фугасными снарядами вполне справедливо указали в качестве недостатка. Помимо прицелов для прямой наводки, в башне установили угломерный прибор, предназначенной для стрельбы с закрытых позиций.

Боевое отделение также удостоилось похвалы

Боевое отделение также удостоилось похвалы

Отчасти несколько спорные результаты изучения Light Tank M24 связаны с высокой загрузкой полигона. Кроме того, стоит отметить, что за рубежом оценка наших машин порой была весьма далекой от истины. Особенно с точки зрения выводов по некоторым узлам и агрегатам. Но всё же стоит сказать, что отношение к американской новинке было изначально предвзятым. Прежде всего, это связано с принципиально разными взглядами на то, каким должен быть современный легкий танк.

Жертва ошибочной оценки

Начавшиеся 21 апреля 1945 года ходовые испытания Light Tank M24 продолжались более месяца — до 24 мая. Это оказалось связано с тем, что ходовые испытания прерывались сначала на испытания вооружения, а затем на устранение неисправностей. За время испытаний танк преодолел 859 километров. Ходовые испытания были сравнительными: а качестве ориентиров использовались Light Tank M5, а также СУ-76М.

В ходе ходовых испытаний

В ходе ходовых испытаний

Довольно быстро стали вылезать ошибочные выводы по поводу мощности двигателей Cadillac 44T24. В ходе ходовых испытаний на мерном километре танк разогнался до 55 км/ч, в том время как СУ-76М быстрее 41 км/ч разогнаться не смогла. Объяснили такую разницу в скорости особенностью подбора передаточных чисел коробки передач. В реальности все было просто – силовая установка Light Tank M24 была в 2 раза мощнее двигателя СУ-76М. Средняя скорость движения M24 по шоссе составила 30,05 км/ч, при этом средний расход топлива составил 203 литра на 100 километров. В 1,5 раза более высокий расход топлива, чем у Light Tank M5A1, объясняли более высокой массой, хотя истинной причиной являлись более тяжелые дорожные условия. При этом M24 оказался более шустрым, чем GMC T70. Для достижения скорости 16 км/ч новому легкому танку требовалось 23 метра, а 32 км/ч – 80 метров.

Расход топлива оказался выше, чем у Light Tank M5A1, но разница была небольшой

Расход топлива оказался выше, чем у Light Tank M5A1, но разница была небольшой

Более высокий расход топлива отмечался и при езде Light Tank M24 по проселку. Он составил 300 литров на 100 километров, а средняя скорость составила лишь 17,45 км/ч. Другой вопрос, что происходило это в конце апреля-начале мая, когда дорожные условия были очень тяжелые. Кроме того, всё относительно. СУ-76М с боевой массой 10,5 тонн развивала, в тех же условиях, среднюю скорость 16,2 км/ч, а расход топлива составил 215 литров на 100 километров. Кроме того, в ходе испытаний у мотора Light Tank M24 вылезли некоторые дефекты. Вследствие ослабления затяжки силовых шпилек головки блока происходило постепенное прогорание прокладки левого двигателя. Кроме того, засорился фильтр топливоприемника и нарушилась регулировка тяг переключения демультипликатора. Имелись проблемы и с ходовой частью: на 396-м километре испытаний отслоился бандаж опорного катка с правой стороны. В общей сложности на ремонт различных неисправностей ушло больше недели.

Проблемы со скоростью по пересеченной местности были результатом сложных дорожных условий

Проблемы со скоростью по пересеченной местности были результатом сложных дорожных условий

В целом машина показала себя на ходовых испытаниях вполне неплохо. При этом проблема с бандажом опорного катка оказалась не совсем чтобы заводским браком. Неслучайно после войны появился трак T85E1 с внутренними металлическими подушками. Ресурс бандажей опорных катков с использованием цельнометаллического трака T72 оказался ниже. Та же проблема, кстати говоря, была и на других американских танках с цельнометаллическими траками.

Отслоение бандажей опорных катков было весьма распространенной проблемой американских танков с цельнометаллическими траками

Отслоение бандажей опорных катков было весьма распространенной проблемой американских танков с цельнометаллическими траками

Довольно интересными оказались испытания стрельбой. Платформа Light Tank M24 была более устойчивой, чем предшественники. Кроме того, на танке ставился гироскопический стабилизатор в вертикальной плоскости. В ходе испытания при движении на скорости 11–13 км/ч меткость стрельбы без стабилизатора составила 30–40%, а на скорости 24–26 км/ч – 10–20%. При включении стабилизатора меткость вырастала до 70–80%. Работу механизмов наводки признали точной, также похвалили мотор поворота башни.

Распределение нагрузки на опорные катки

Распределение нагрузки на опорные катки

Несмотря на неплохие результаты испытаний, НИБТ Полигон танк забраковал. Прежде всего за слабое вооружение и тонкую броню. Причины лежали на поверхности. ГБТУ КА видело легкий танк как немного уменьшенный средний танк, способный выполнять схожие функции. Боевая масса этой машины составляла бы 25 тонн, но будем честными — это не более чем влажные фантазии. Хотелки наших танкистов превратились бы машину боевой массой где-то 28-30 тонн, причем с более тонкой броней, чем по ТТТ. Потому наш легкий танк так и остался бумагой, а служба M24 продолжалась несколько десятилетий. Окончательно от 25-тонного легкого танка наши военные отказались только в 1949 году, да и то, похоже, помогли сверху. После чего началась работа по совершенно новому танку, которая привела к созданию пары ПТ-76 и БТР-50.

Тот самый танк, который испытывался в Кубинке. Ныне он находится в экспозиции музейного сектора парка "Патриот"

Тот самый танк, который испытывался в Кубинке. Ныне он находится в экспозиции музейного сектора парка «Патриот»

Из двух присланных в СССР танков до наших дней дожил один. Это машина с серийным номером 1848, а также регистрационным номером U.S.A. 30120376. Та самая, которая проходила ходовые испытания в апреле-мае 1945 года. Ныне ее можно видеть в экспозиции музейного сектора парка «Патриот». История этой машины в полной мере показывает, насколько разными могли быть взгляды на танк одного и того же класса. Потому и выводы по итогам испытаний так сильно отличались.

Список источников

      1. ЦАМО РФ
      2. US NARA

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/nedoocenennyi-legkii-amerikanec-62c7ff6d67128a3c1f1f1dd2?&

Подписаться
Уведомить о
4 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare