Юрий Пашолок. ИСУ-122 — тяжёлый истребитель танков

16
9

В продолжение статьи «Недостаёт пулемётов…» предлагаю вашему вниманию статью о ИСУ-122 написанную Юрием Пашолоком. Думается с этой статьёй ваше представление об этой советской машине будет полным.

Самой известной советской тяжёлой самоходкой стала ИСУ-152. Эта машина оказалась наиболее массовой тяжёлой САУ в истории, а её карьера продолжалась не одно десятилетие. На фоне ИСУ-152 несколько затерялась её «сестра» — ИСУ-122. Машины имели одинаковое шасси и различались только орудиями (точнее, их стволами), а также орудийными укладками. Между тем, именно ИСУ-122, а не ИСУ-152, являлась основной «самоходной» продукцией Челябинского Кировского завода. Это было связано с тем, что машины, вооружённые 122-мм орудиями, больше подходили на роль тяжёлых истребителей танков. Дело доходило до того, что при пополнении гвардейских тяжёлых танковых полков, ранее воевавших на ИС-2, их переформировывали в самоходные артиллерийские полки, оснащавшиеся ИСУ-122.

Содержание:

Со второй попытки

В чём-то ситуация с ИСУ-152 и ИСУ-122 оказалась схожа с ситуацией с другим, буксируемым дуплексом. Одной из наиболее известных советских тяжёлых артсистем военного периода была 152-мм гаубица-пушка МЛ-20. Это орудие стало одним из ключевых для советской артиллерии, а также удачным выбором для установки на самоходное шасси. Между тем, на том же лафете выпускалось и другое орудие  122-мм пушка обр.1931/37 годов (А-19). Эта пушка появилась раньше МЛ-20 и стала первым полностью оригинальным советским орудием, да и характеристики её оказались как минимум не хуже зарубежных аналогов. Тем не менее выпуск МЛ-20 и А-19 был несопоставим  особенно существенной оказалась разница объёмов военного периода. В 1941–1943 годах ежегодный объём выпуска МЛ-20 существенно превышал 1000 единиц, а для А-19 он составлял не более 500 штук. Тем не менее эти орудия шли, что называется, рука об руку. Эта же ситуация повторилась и при выпуске данных орудий на самоходной базе.

Опытный образец Объекта 242, площадка завода №100, декабрь 1943 года.

Опытный образец Объекта 242, площадка завода №100, декабрь 1943 года.

Первоначально А-19 не предполагалась в качестве вооружения танков или самоходных установок. До определённого момента эта система считалась слишком большой для танков, а для САУ требовались орудия типа БР-2, либо, на худой конец, типа МЛ-20. Вплоть до весны 1943 года главными целями для тяжёлых САУ считались толстостенные оборонительные сооружения. Ситуация изменилась после захвата в январе 1943 года немецких тяжёлых танков Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E. Испытания обстрелом, проведённые в конце апреля, показали, что наиболее эффективными средствами борьбы с немецким тяжёлым танком являются три системы: 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2, 85-мм зенитная пушка 52-К, а также 122-мм корпусная пушка А-19. 5 мая 1943 года было подписано постановление ГКО №3290 «О восстановлении производства 122-мм корпусных пушек образца 1931/37 года и изготовлении опытных образцов лёгких корпусных пушек». Согласно ему, с мая 1943 года ожидался выпуск 25 орудий данного типа, а ежемесячно выпускалось по 50 орудий.

Между тем, работы по тяжёлой САУ, вооружённой А-19, начались ещё раньше. По состоянию на 28 апреля 1943 года конструкторское бюро Челябинского Кировского завода (ЧКЗ) уже вело работы по установке пушки А-19 на шасси СУ-152. Согласно переписке по Главному артиллерийскому управлению Красной армии (ГАУ КА), опытный образец СУ-152 с данным орудием планировали построить к 10 мая. На практике же работы довольно быстро застопорились. Дело в том, что ЧКЗ и завод №100 были перегружены другими заказами, да и работы по новой САУ не находились в высоком приоритете. В результате эта машина даже не попала в тематические работы челябинских КБ.

На опытную машину установили траки с уширителями, а также опытную зенитную установку.

На опытную машину установили траки с уширителями, а также опытную зенитную установку.

Одной из причин, почему установка пушки А-19 на шасси СУ-152 застопорилась, стала переориентация на шасси нового тяжёлого танка ИС. Первые тактико-технические требования к подобной САУ появились ещё 4 мая 1943 года, при этом ИС приняли на вооружение Красной армии только 4 сентября 1943 года.

Поскольку в августе 1943 года уже было известно, что танк получился, на заводе №100 начались работы по разработке САУ на его базе  правда, речь шла об Объекте 241, то есть о будущей ИСУ-152. Данная машина находилась в более высоком приоритете  по этой причине ни летом, ни осенью 1943 года никаких работ по теме «СУ-122 с пушкой А-19 на базе танка ИС» не велось. Главными задачами завода №100 и его конструкторского коллектива на тот момент являлись постройка и успешные испытания ИС-152 (так изначально называли эту машину). Опытный образец машины прошёл заводские испытания 11-14 октября. Далее последовали испытания сначала на Гороховецком артиллерийском научно-испытательном опытном полигоне (АНИОП), а затем на НИБТ Полигоне в Кубинке. 6 ноября 1943 года ИСУ-152 приняли на вооружение Красной армии.

Эта же машина на Гороховецком АНИОП.

Эта же машина на Гороховецком АНИОП.

К работам по созданию самоходной установки, вооружённой 122-мм пушкой А-19, коллектив ОКБ завода №100 смог приступить только в декабре 1943 года. После полигонных испытаний опытный образец Объекта 241 месяц находился в Кубинке. Обратно в Челябинск машина вернулась только 6 декабря, после чего начались её переделки. Работы по переделке начались по заданию Главного бронетанкового управления Красной армии (ГБТУ КА) и Наркомата танковой промышленности (НКТП). Новая машина получила чертёжный индекс 242, а также именовалась как Объект 242. Кроме того, поначалу использовался ещё один индекс  СУ-ИС-122.

Как и в случае с ИСУ-152, Объект 242 разрабатывался под руководством А.С. Ермолаева, ведущим инженером машины являлся Г.Н. Москвин. Существенных переделок по машине не требовалось. Поскольку МЛ-20 и А-19 были унифицированы по лафету, требовалось всего лишь заменить ствол и немного изменить прицел. Правда, ввиду отсутствия выстрелов калибра 122 мм заводские испытания задержались.

Опытная зенитная установка ДШК (испытаний она не выдержала).

Опытная зенитная установка ДШК (испытаний она не выдержала).

Пока машина ожидала боеприпасов, на заводе №100 зря времени не теряли. Одновременно завод №100 проводил различные опытные работы по узлам и агрегатам, которые планировалось вводить на серийных машинах  по этой причине Объект 242 также использовался в качестве передвижного стенда. Для снижения удельного давления на грунт заводское КБ разработало литые траки с уширителями (их изготавливали из стали 27 СГТ). Также на машину поставили новые планетарные механизмы поворота (ПМП). Левый ПМП получил безсепараторные подшипники производства ЧКЗ, а правый ПМП построили со шведскими подшипниками SKF. Наконец, на командирский люк поставили опытную зенитную установку крупнокалиберного пулемёта ДШКТ.

Машина в ходе испытаний: видно, что несколько уширителей траков уже обломаны.

Машина в ходе испытаний: видно, что несколько уширителей траков уже обломаны.

Согласно планам завода №100, в период с 18 по 20 декабря 1943 года предполагалось провести заводские испытания Объекта 242. На практике же 18 декабря самоходку срочно отправили на Гороховецкий АНИОП. По этой причине на заводе не успели отработать боеукладку, а усилия на маховиках поворотного механизма орудия составляли целых 10-12 кг. Столь поспешная отправка оказалась связана с тем, что сроки для начала испытания были прописаны в предписании Арткома ГАУ ещё 2 декабря.

Испытания проходили в период с 24 по 30 декабря, в их ходе произвели 438 выстрелов. Во время стрельбы была достигнута прицельная скорострельность 2-3 выстрела в минуту, а слаженный экипаж теоретически мог достичь максимальной скорострельности 5-6 выстрелов в минуту. Несмотря на недоработанную укладку, испытатели признали удобство заряжания Объекта 242 более высоким, чем у ИСУ-152.

Попытка сделать некий аналог Winterketten оказалась неудачной. Впрочем, и у немцев уширители работали не очень хорошо.

Попытка сделать некий аналог Winterketten оказалась неудачной. Впрочем, и у немцев уширители работали не очень хорошо.

Во время ходовых испытаний отмечалась поломка уширителей траков, спадание крышек в моторном отделении и другие мелкие неполадки. В случае с орудием наблюдалась поломка лотка для заряжания. Общая компоновка боевого отделения была признана удобной, но имелись претензии к работе заряжающего: по мнению испытателей, он оказался перегружен работой. Имелись недостатки и в работе замкового. Как и в случае с Объектом 240, испытатели высказали претензию к поршневому затвору: его требовалось заменить на клиновой затвор. Несмотря на все недостатки, Объект 242 признали более удачной машиной, чем ИСУ-152. Это было связано с бо́льшим боекомплектом (30 выстрелов), более высокой скорострельностью и бо́льшим удобством работы расчёта. Более эффективной оказалась и стрельба по движущимся целям.

Более высоким признали и бронепробитие, причём цифры, предоставленные испытателями, выглядели курьёзно. По их мнению, снаряд МЛ-20с пробивал Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E с дистанции 500 м, на практике же с такого расстояния немецкий танк не просто пробивался, а с него гарантированно сносило башню. Создаётся впечатление, что данных по обстрелу Pz.Kpfw.Panther и Ferdinand на АНИОП не видели. В случае же с А-19 дистанция пробития «Тигра» оценивалась в 2000 м. В любом случае, Объект 242 признали выдержавшим испытания и рекомендовали для серийного производства.

В большем приоритете, чем ИСУ-152

Обычно между испытаниями и принятием боевых машин на вооружение проходили считаные недели, максимум месяц. В случае с Объектом 242 дело обстояло иначе: ни в январе, ни в феврале 1944 года по данной машине не наблюдалось никакой активности (опытный образец в последний раз упоминался в сводках завода №100 за январь 1944 года). Более того, речь шла об испытаниях на Гороховецком АНИОП  что же касается заводских испытаний, то они вовсе не проводились, а позже машину переделали в ИСУ-130. Столь странная ситуация объясняется несколькими причинами. Во-первых, испытатели требовали установки на машину 122-мм орудия А-19 с клиновым затвором. Как раз в начале 1944 года работы по такому орудию с клиновым затвором шли для ИС-2, такое же орудие ждали для самоходной установки. Во-вторых, орудие А-19 с начальной скоростью снаряда 800 м/с ещё осенью 1943 года считалось недостаточным и для танка, и для САУ.

Разработка 122-мм орудия с начальной скоростью снаряда 1000 м/с была санкционирована председателем Артиллерийского комитета ГАУ КА генерал-майором Хохловым 15 сентября 1943 года. В результате были созданы орудия ОБМ-50 (ОКБ-172), С-26 (ЦАКБ) и М-21 (КБ завода №172). Разрабатывались они ещё для СУ-152, но реальные образцы поставили уже на шасси ИСУ. Шасси для установки ОБМ-50 было готово ещё в конце января 1944 года, машина получила индекс Объект 243, но орудие пришлось ждать гораздо дольше, чем планировалось.

Серийный образец ИСУ-122 — так машина выглядела весной и в начале лета 1944 года.

Серийный образец ИСУ-122 — так машина выглядела весной и в начале лета 1944 года.

Судя по переписке, одним из инициаторов запуска серийного производства Объекта 242 стал лично Сталин. Он внёс правки в проект постановления ГКО об увеличении производства тяжёлых танков и САУ. В результате постановление ГКО №5378сс «Об увеличении производства тяжёлых танков, артиллерийских самоходных установок ИС, мощных танковых пушек и 122-152 мм снарядов» от 12 марта 1944 года вышло в свет в изменённом виде. В нём новая САУ фигурировала как ИСУ-122, под этим индексом она и пошла в серийное производство. Согласно планам, первые 70 машин данного типа выпускались в апреле 1944 года, 100  в мае, 120  в июне, 175  в июле и 200  в августе. Одновременно снижался выпуск ИСУ-152: с 170 в марте до 75 в августе. К моменту подписания постановления первые результаты применения ИС-2 ещё не пришли, но было очевидно, что орудие Д-25 является лучшим средством борьбы с немецким «зверинцем».

С точки зрения шасси и рубки ИСУ-122 была идентичной ИСУ-152.

С точки зрения шасси и рубки ИСУ-122 была идентичной ИСУ-152.

Выпуск ИСУ-122 на ЧКЗ начался в середине апреля 1944 года. К 20 апреля сдали всего 5 машин, а полностью выпуск месячной нормы удалось выполнить к 1 мая. В отличие от ИСУ-152, которые поначалу выпускались и с корпусами завода №200, все ИСУ-122 сдавались уже с корпусами Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ). Особых трудностей освоение ИСУ-122 не представляло, поскольку машина минимально отличалась от ИСУ-152. В данном случае большая трудность состояла в росте объёма выпуска самоходок в целом. Второй, едва ли не более существенной проблемой стал объём выпуска орудий А-19. Нередко можно слышать теорию о том, что ИСУ-122 якобы появилась из-за нехватки систем МЛ-20с, но на это можно только улыбнуться. В мае, то есть уже на второй месяц выпуска ИСУ-122, случились первые перебои с А-19. В результате вместо 100 машин сдали 90, а ИСУ-152 сдали 135 штук вместо 125.

На корме корпуса видны запасные траки, в июне 1944 года их перенесли на лобовую часть корпуса.

На корме корпуса видны запасные траки, в июне 1944 года их перенесли на лобовую часть корпуса.

В июне, как и предполагалось, было сдано 120 машин, правда, имелись проблемы уже не с орудиями, а с прицелами СТ-18. Это был тот же прицел СТ-10, который ставился на ИСУ-152, но со шкалой под А-19. По состоянию на 25 июня 1944 года завод располагал 80 системами А-19, но при этом СТ-18 имелось 62 штуки. В результате в цеху СБ-3 образовалась небольшая «пробка» из ИСУ-122 и ИС-2, для танков ситуация с прицелами оказалась ещё более проблемной. Следует также отметить, что нововведения по конструкции САУ вводились одновременно с ИСУ-152. Например, с июня 1944 года запасные траки перенесли на лобовую часть корпуса.

В июле ситуация с орудиями повторилась: вместо 175 ИСУ-122 сдали 140, а выпуск ИСУ-152 увеличили до 135. Стало очевидно, что при таких объёмах выпуска получить необходимое количество А-19 будет крайне затруднительно. Даже с учётом того, что ИСУ-122 получила большой приоритет, пушек и прицелов к ним не хватало. В результате с августа 1944 года на ЧКЗ производились уже три самоходки на одинаковом шасси, но с тремя разными артсистемами.

«Третьей будет»

Принятие на вооружение ИСУ-122 отнюдь не означало, что опытные работы по данной теме завершились. С одной стороны, в ГАУ продолжали настаивать на том, что необходимо создать 122-мм орудие с начальной скоростью 1000 м/с. С другой стороны, никуда не делся вопрос создания орудия с клиновым затвором. Такое орудие запустили в серию с февраля 1944 года  оно называлось Д-25Т и ставилось на тяжёлый танк ИС-2. Логичным решением виделось создание самоходной версии орудия, но не всё было так просто. Дело в том, что Д-25 и А-19 – далеко не одно и то же. От А-19 танковое орудие, разработанное КБ завода №9, унаследовало только баллистику и затвор, а при переходе на клиновой затвор осталась только баллистика. В результате получилось два варианта: либо адаптировать под трубу А-19 клиновой затвор, разработанный КБ завода №9, либо адаптировать саму Д-25 под установку в рубку ИСУ-122. От первого варианта отказались довольно быстро, поскольку делать сразу два варианта А-19 завод №172 был не в состоянии. Таким образом, в марте 1944 года остался единственный вариант  адаптация танкового орудия под самоходную установку.

Опытный образец Объекта 249, лето 1944 года.

Опытный образец Объекта 249, лето 1944 года.

Впервые тема ИСУ-122 с версией Д-25 для установки в самоходку была поднята в апреле 1944 года. На заводе №100 данную машину обозначили как Объект 249. По состоянию на первую половину апреля шасси находилось на сборке, но отсутствовало самое главное  орудие. Его прибытие ожидалось 8 апреля, но на практике система Д-25С поступила только в начале мая, а установили её ещё позже  ближе к концу мая. Чтобы не тратить время впустую, Объект 249 начали испытывать без орудия. Данная машина была построена не только для проверки установки орудия, на ней также испытывали опытный образец планетарного механизма поворота. Всего до установки орудия машина прошла 508 км. Также проверялись различные способы очистки радиаторов от пыли. Как показали результаты, лучше всего их получалось чистить при помощи металлической щётки.

Испытания зенитной турели с пулемётом ДШКТ, проходившие в самом конце мая 1944 года.

Испытания зенитной турели с пулемётом ДШКТ, проходившие в самом конце мая 1944 года.

В отличие от ИСУ-122, для Объекта 249 орудийную установку пришлось делать заново. Это позволило сделать её более компактной (что не менее важно) и одновременно усилить защиту. Подвижная часть бронировки стала иметь толщину от 80 до 95 мм, а неподвижная — до 100 мм. Меньшие габариты бронировки улучшили обзорность с места механика-водителя. Также снизу появилась защита подвижной бронировки от попадания снарядов и их осколков снизу.

Что же касается самой орудийной системы, то она максимально повторяла Д-25Т. Разница заключалась в том, что систему установили на рамку для обеспечения горизонтальных углов наводки. По сравнению с МЛ-20с масса качающейся части Д-25С оказалась меньше на 1700 кг, кроме того, система комплектовалась прицелом ТШ-17. Это привело к тому, что работы по Объекту 249 (или, как её ещё называли на заводе №100, ИСУ-122-2) задержались. К тому же опытную машину всё равно укомплектовали прицелом 10-Т. Кроме того, на самоходную установку поставили переработанную зенитную турель с пулемётом ДШК. С 27 по 29 мая 1944 года установку испытывали на полигоне 13-го учебного танкового полка в Челябинске. Установка успешно прошла испытания, её приняли на вооружение бронетанковые и механизированные войска РККА.

Опытный образец строился на базе ИСУ-152 с корпусом выпуска завода №200, их прекратили выпускать в марте 1944 года.

Опытный образец строился на базе ИСУ-152 с корпусом выпуска завода №200, их прекратили выпускать в марте 1944 года.

Заводские испытания ИСУ-122-2 начались 23 мая и закончились 20 июня. За это время машина прошла ещё 225 км. Выяснилось, что за счёт снижения массы орудия и переноса цапф артсистемы назад улучшились характеристики проходимости и езды. Максимальная скорость выросла с 32-35 до 34-37 км/ч, также чуть снизилось удельное давление на грунт. Плюсом установки Д-25с стало увеличение объёма боевого отделения. Что же касается огневых испытаний, то они прошли не без проблем. Дело в том, что имелись трудности с экстракцией гильз, а расчёт оказался неподготовленным. Несмотря на все выявившиеся проблемы, ИСУ-122-2 признали выдержавшей испытания.

Эта же машина на Гороховецком АНИОП, орудие на максимальном угле возвышения.

Эта же машина на Гороховецком АНИОП, орудие на максимальном угле возвышения.

Следующим этапом стали испытания на Гороховецком АНИОП. Программу испытаний подписали ещё 16 мая, но ввиду задержки с системой прошли они позже — с 2 по 7 июля 1944 года. Всего за время испытаний было произведено 446 выстрелов, из них 252 — усиленным зарядом. В целом испытания проходили успешно, но на 370-м выстреле произошёл самоспуск. Имелись претензии к прицелу и замкам боеукладок, а обзорность из приборов наблюдения посчитали недостаточной. Вместе с тем самоходка показала несомненные преимущества по сравнению с ИСУ-122. Помимо более просторного боевого отделения отмечалась более высокая скорострельность. Прицельная скорострельность с места достигла 3-4 выстрелов в минуту, а максимальная — 5-6 выстрелов в минуту. Скорострельность с хода достигла 3-4 выстрелов в минуту. Кучность не отличалась от А-19, вполне эффективной признали и стрельбу по движущимся целям. Вердикт комиссии оказался следующим: после устранения отмеченных недостатков ИСУ-122 с системой Д-25с целесообразно запускать в серийное производство.

За счёт меньших габаритов орудия внутри стало немного просторнее.

За счёт меньших габаритов орудия внутри стало немного просторнее.

После исправления части недостатков Объект 249 отправился на НИБТ Полигон, где прошёл ещё один этап испытаний. Несмотря на ЧП (при огневых испытаниях произошёл самопроизвольный выстрел, были ранены заряжающий и наводчик), испытания прошли успешно. 22 августа Сталин подписал постановление ГКО №6430сс «О принятии на вооружение и о поставке на производство артиллерийских самоходных установок ИСУ-122С со 122-мм пушкой Д-25С». Согласно ему, к 1 сентября строилась партия из 25 машин. Другой вопрос, что заменой ИСУ-122 данная машина не являлась. У завода №9, выпускавшего системы Д-25, не имелось возможностей выпускать дополнительные 150 орудий в месяц. В результате ИСУ-122с стала не заменой, а дополнением ИСУ-122. Кроме того, в серию машина пошла не совсем такой, как планировалось. Прежде всего, отсутствовала зенитная турель с пулемётом ДШК, часть правок в конструкцию машины не внесли, отмечались повышенные усилия на маховики механизмов наведения.

Установка Д-25с в рубке ИСУ-122с.

Установка Д-25с в рубке ИСУ-122с.

Ввод в серию ИСУ-122с изменил программу выпуска самоходок. В августе ИСУ-122 выпустили 125, а ИСУ-122с — 25 штук. Август был крайне сложным месяцем, заводскому руководству пришлось привлекать к сборке даже пожарную охрану. Тем не менее качество сборки даже чуть выросло. Начиная с сентября 1944 года, завод вышел на следующий ежемесячный выпуск 100 ИСУ-122 и 50 ИСУ-122с. В таком ритме завод работал в октябре, ноябре и декабре 1944 года. В ноябре наконец началась установка зенитных пулемётов ДШКТ, причём первыми их получали ИСУ-122с, далее ИСУ-122, а на ИСУ-152 они появились уже в декабре. С 1 января 1945 года зенитные ДШК стали устанавливать на все ИСУ.

Серийный образец ИСУ-122с на контрольных испытаниях зенитной турели, ноябрь 1944 года.

Серийный образец ИСУ-122с на контрольных испытаниях зенитной турели, ноябрь 1944 года.

Аналогичные темпы выпуска сохранялись и в 1945 году. Правда, в январе ИСУ-122 выпустили не 100, а 90 штук, что было вызвано недостаточным объёмом поставок А-19. Как обычно, «расплачивался» ЧКЗ увеличением выпуска ИСУ-152. Неизменными темпы производства оставались вплоть до июля 1945 года, в то же время сами машины, аналогично ИСУ-152, несколько видоизменились. С 1 февраля на верхнем кормовом листе появились дымовые шашки МДШ, также с февраля на УЗТМ начался выпуск корпусов со сварной лобовой деталью. Одним из последних изменений стало появление волноотбойника, который изначально ставился на ИС-85 и ИС-122, но почему-то не ставился на ИСУ. Появился волноотбойник в июле 1945 года.

За счёт менее габаритной и более защищённой бронировки системы ИСУ-122с была менее уязвима для огня противотанковой артиллерии.

За счёт менее габаритной и более защищённой бронировки системы ИСУ-122с была менее уязвима для огня противотанковой артиллерии.

В отличие от ИСУ-152, производство ИСУ-122 и ИСУ-122с проходило только на ЧКЗ (на Кировском заводе в Ленинграде осваивать выпуск этих машин не стали). ИСУ-152 в Ленинграде осваивали тяжело, кроме того, системы А-19 и Д-25с всё ещё считались недостаточно мощными для борьбы с последними новинками немецкого танкостроения. Доля правды в этом имелась, тем не менее ни БЛ-9, ни С-26 так и не довели до кондиции (это касалось и 130-мм варианта С-26). Окончание войны и вовсе лишало выпуск ИСУ-122 какого-либо смысла.

Волноотбойник, появившийся в июле 1945 года, стал едва ли не последним изменением конструкции ИСУ-122 и ИСУ-122с. Также видно, что машина имеет корпус со сварной лобовой частью, который ввели в феврале-марте 1945 года.

Волноотбойник, появившийся в июле 1945 года, стал едва ли не последним изменением конструкции ИСУ-122 и ИСУ-122с. Также видно, что машина имеет корпус со сварной лобовой частью, который ввели в феврале-марте 1945 года.

В августе сдали 100 ИСУ-122 и 70 ИСУ-122с — фактически это был последний рывок перед прекращением выпуска. С сентября ИСУ-122 исчезла из линейки продукции ЧКЗ, а ИСУ-122с сдали 30 штук — это были последние машины данного типа. Всего же было выпущено 1735 ИСУ-122 и 675 ИСУ-122с. Более высокий приоритет выпуск машин с 122-мм орудиями привёл к тому, что суммарно ИСУ-122 и ИСУ-122с стали более массовыми, чем ИСУ-152 (наверстать отставание удалось уже в мирное время).

В тени «старшей сестры»

Первые ИСУ-122 были отправлены с ЧКЗ в мае 1944 года. Аналогично ИСУ-152, ими комплектовали гвардейские тяжёлые самоходные артиллерийские полки (ГвТСАП) по штату №010/461 (1 командирская машина и 4 батареи по 5 машины в каждой, плюс 4 бронетранспортёра). О том, насколько важным считалось наверху формирование ГвТСАП с новыми машинами, говорит один факт. Летом-осенью 1944 года в самоходные артиллерийские полки, вооружённые ИСУ-122, переформировывали гвардейские тяжёлые танковые полки (ГвТТП), ранее воевавшие на ИС-1 и ИС-2. Например, в сентябре 1944 года так поступили с 71- ГвТТП, который принял самое активное участие в уничтожении «Королевских тигров» на Сандомирском плацдарме. Переформированные полки получали и ИСУ-152.

ИСУ-122 на марше, лето 1944 года. Наварка на верхней части бронировки — это груз, предназначенный для балансировки системы.

ИСУ-122 на марше, лето 1944 года. Наварка на верхней части бронировки — это груз, предназначенный для балансировки системы.

Ввиду того, что формирование частей, вооружённых ИСУ-122, началось в мае, на фронт они попали уже во второй половине июня 1944 года. Одной из первых частей, вооружённых новыми САУ, стал 341-й ГвТСАП. В состав 48-й армии он попал к 22 июня 1944 года, участвуя в операции «Багратион». Поддерживая пехоту, полк наступал в направлении Бобруйска, 29 июня город был освобождён. В 11-й гвардейской армии было сразу два ГвТСАП, имевших на вооружении ИСУ-122: 345-й и 348-й. Полки участвовали в освобождении Орши, действуя в связке со стрелковыми и танковыми частями. 348-й ГвТСАП взаимодействовал с 16-й ГвСД и 63-м ГвТТП, а 345-й ГвТСАП — совместно с 84-й ГвСД и 35-м ГвТТП. Первая группировка наступала с севера, вторая с юга от города, и к часу ночи 27 июня Оршу полностью очистили от противника.

Похожая ситуация сложилась с 337-м ГвТСАП, также принимавшем участие в операции «Багратион» и отличившемся при освобождении Витебска. Главный вопрос заключается в том, что ИСУ-122 действовали в основном не против танков, а поддерживая стрелковые части. В этом качестве машина была иногда даже лучше ИСУ-152, поскольку имела больший боекомплект. Другое дело, что многие измеряют эффективность данных машин по числу «настрела» вражеских танков, а с этим наблюдался некоторый недобор. На других направлениях, например, в Львовско-Сандомирской операции, участвовали ИСУ-152 и СУ-152. По этой причине ИСУ-122 оказались в некоторой тени более известной машины, ещё и обладающей внушительной «дубиной» калибра 152 мм.

Так ИСУ-122 выглядели во второй половине 1944 года. В июне-июле траки перенесли на лобовую часть корпуса, а ближе к концу 1944 года стали ставить зенитные турели.

Так ИСУ-122 выглядели во второй половине 1944 года. В июне-июле траки перенесли на лобовую часть корпуса, а ближе к концу 1944 года стали ставить зенитные турели.

По-настоящему массово ИСУ-122 стали использоваться ближе к концу 1944 года. Например, в 3-й гвардейской танковой армии имелись 383-й и 385-й ГвТСАП, сформированные из 47-го и 71-го ГвТТП соответственно. 383-й ТСАП действовал в составе 9-го механизированного корпуса, фактически выполняя ту же роль, что и ИС-2, — средства усиления. За период с 24 января по 4 февраля 1945 года корпус отчитался об уничтожении 88 танков и 58 САУ, потеряв при этом 18 танков, 1 СУ-85 и 2 ИСУ-122.

В 383-м ГвТСАП служил самый результативный самоходчик, воевавший на ИСУ-122 — лейтенант М.И. Климов. За январь-февраль 1945 года экипаж ИСУ-122 под его командованием уничтожил 8 танков (из них один идентифицирован как «Королевский тигр»), 3 бронетранспортёра, 6 орудий, 4 миномёта, а также до 160 солдат противника. 6-11 марта 1945 года в ходе сражения за Наумбург (ныне — город Новогродзец, Польша) экипаж Климова записал на свой счёт ещё 4 танка, при этом лейтенант получил тяжёлое ранение. За ратные подвиги Климову было присвоено звание Героя Советского Союза.

ИСУ-122с выпуска февраля-марта 1945 года на марше, Берлинская операция, апрель 1945 года. На корме видны крепления МДШ, введённые с 1 февраля 1945 года.

ИСУ-122с выпуска февраля-марта 1945 года на марше, Берлинская операция, апрель 1945 года. На корме видны крепления МДШ, введённые с 1 февраля 1945 года.

Эффективные действия самоходчиков, воевавших на ИСУ-122, были далеко не единичными. 17 января 1945 года в районе Гжмионца, отражая немецкую контратаку, батарея 399-го ГвТСАП под командованием гвардии старшего лейтенанта Е.П. Дудника уничтожила 3 танка и 2 бронетранспортёра. Эффективно показал в себя в боях и 364-й ГвТСАП, переформированный из 74-го ГвТТП — особенно полк отличился в боях марта-апреля 1945 года. Наиболее отличившимся оказался гвардии лейтенант В.В. Богатырёв — за период с 18 марта по 3 апреля 1945 года его САУ уничтожила 2 танка и 3 самоходки. Богатырёв погиб в бою 3 апреля 1945 года и был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

M4A2(76)W возглавляет колонну ИСУ-122, 1945 год. Вполне возможно, что это машины из состава 9-го механизированного корпуса.

M4A2(76)W возглавляет колонну ИСУ-122, 1945 год. Вполне возможно, что это машины из состава 9-го механизированного корпуса.

Отсутствие большого количества самоходчиков-асов в случае с ИСУ-122 ничего не означает. Задачей этих машин являлось взаимодействие со стрелковыми и танковыми частями. С точки зрения боевой эффективности наиболее близким аналогом ИСУ-122 являлся немецкий истребитель танков «Ягдпантера». Немецкая машина оказалась лучше защищена, обладала вдвое бо́льшим боекомплектом и оборонительным вооружением в виде курсового пулемёта, но при этом уступала по вооружению, а главное, по массовости выпуска. За 1944-1945 годы «Ягдпантер» сдали всего 413 штук, из них 226 — за 1944 год. В результате увидеть «Ягдпантеру» в бою можно было не столь и часто, а ИСУ-122 и ИСУ-122с ближе к концу 1944 года сражались практически на всех фронтах.

ИСУ-122 в Берлине. Так выглядели самые поздние машины данного типа, успевшие на войну: машина на переднем плане уже имеет корпус со сварной лобовой частью.

ИСУ-122 в Берлине. Так выглядели самые поздние машины данного типа, успевшие на войну: машина на переднем плане уже имеет корпус со сварной лобовой частью.

Ещё одной причиной, почему ИСУ-122 оказалась в тени ИСУ-152, является продолжительность карьеры. Дело в том, что эти машины прослужили в исходном облике не так уж и долго. Как ни странно, препятствием долгой карьере стало орудие. К середине 50-х годов А-19 и Д-25с выглядели устаревшими, поэтому ИСУ-122 стали либо списывать, либо переделывать в различные спецмашины. В таком виде немало их сохранилось до наших дней, более того, они даже умудрились таким образом повоевать. Кроме того, ИСУ-122 успели попасть на вооружение нескольких стран. Эти машины можно было увидеть в польской армии (к слову, единственная дожившая до наших дней ИСУ-122с находится как раз в Польше), поставлялись они и в Китай.

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва) и Кирилла Кокшарова (г. Челябинск) за помощь в подготовке данного материала.

Ну и в заключение, предлагаю вашему вниманию детальный фотообзор восстановленной до ходового состояния ИСУ-122 из экспозиции Музея отечественной военной истории в подмосковном Падиково:

 Источники:

https://warspot.ru/14166-mladshiy-brat-zveroboev

https://warspot.ru/14162-tyazhyolyy-istrebitel-tankov

 

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare