Юрий Пашолок. Французский легкий танк-переросток с боевым опытом на двух континентах

13
8
Юрий Пашолок. Французский легкий танк-переросток с боевым опытом на двух континентах

Юрий Пашолок. Французский легкий танк-переросток с боевым опытом на двух континентах

История основной серийной версии Char D1, которую списали в Северную Африку, что не помешало ей повоевать и во Франции

Французские танки 20-х и первой половины 30-х годов — вещь крайне специфичная. Если немного знать историю, то можно легко понять, на какой стадии французы умудрились потерять все полимеры. Трагикомичность ситуации в том, что на конец Первой мировой войны именно французы лучше всего ухватились за правильные идеи. Они сделали несколько удачных машин, прежде всего это касается Renault FT. Но не смогли понять, что иногда надо делать боевые машины с чистого листа. Попытка удержаться за Renault FT была большой ошибкой, которая во многом привела к результатам мая-июня 1940 года. Но пока на дворе была вторая половина 20-х годов, и французы думали, что идут в правильном направлении. А именно делают дальнейшее развитие Renault FT, более известное как Renault NC.

С декабря 1931 года начались поставки Char D1 "большой" производственной серии

С декабря 1931 года начались поставки Char D1 «большой» производственной серии

Сама идея Renault NC выглядела, на тот момент, довольно здраво. Пока генерал Эстьен продолжал воевать со своей концепцией Char B, STCC (Section Technique des Chars de Combat, техническая секция по танкам) проработала концепцию глубокой модернизации Renault FT. В результате получался танк, который позже назвали бы легким пехотным. Он получился массовым, с легкой противоснарядной броней (тогда 25 мм брони были именно таковыми), с вполне адекватной для своего времени подвижностью. По крайней мере, Renault NC был быстрее Renault FT в 2,5 раза и мог совершать плюс-минус длительные марши. Но дальше французские военные свернули слегка не туда. В 1926 году командование французской пехотой переиграло требования на Renault NC, решив включить в состав экипажа радиста. В результате началась разработка танка NC-3, который легким был уже с большой натяжкой.

Та уже история была со всеми танками, которые Renault строила с 1932 по 1935 годы

Та уже история была со всеми танками, которые Renault строила с 1932 по 1935 годы

Окончательно сформированная в начале 1927 года спецификация на «измененный Renault NC» подразумевала увеличение экипажа до 3 человек. Третьим человеком становился радист, также он получал курсовой пулемет. Толщина брони возрастала до 30 мм, а боевая масса возрастала до 12 тонн. Также усиливалось и вооружение: вместо откровенно слабой 37-мм пушки SA 18 ставилось более мощное 47-мм орудие. Танк, изначально именовавшийся как Renault NC-3 (или же Char NC modifié 1928), появился в 1928 году. В марте 1929 года было принято запустить его в серию, вскоре его переименовали в Char D1. При этом машина потяжелела до 14 тонн, а окончательно сформировалась спустя 5 лет после начала производства. Несмотря на все проблемы, Char D1 даже повоевал, причем неоднократно. А его история стала лакмусовой бумажкой с точки зрения состояния французского танкопрома.

Башня ST3, очень похожая на ST2. Разница была в люке вместо смотровой башенке

Башня ST3, очень похожая на ST2. Разница была в люке вместо смотровой башенке

23 декабря 1930 года с Renault заключили контракт 1551 D/P на изготовление 70 танков основной серии. Случилось это еще до того, как началось производство машин установочной партии. Комичность ситуации в том, что еще до выпуска и испытаний первых серийных танков STCC начала улучшение Char D1. Видимо, там всё же догадались, что при массе 14 тонн мотора Renault NC, развивавшего мощность 62 лошадиные силы при 2000 об/мин, как-то маловато. Поэтому на второй производственной серии было решено использовать более мощный мотор Renault 25 CV. Он имел грузовое происхождение, с объема 6,08 литров снималось 74 лошадиные силы при 2000 об/мин. Маловато, конечно, но с учетом требований по скорости вроде как должно было хватить.

Опытная башня ST3 не подошла французским танкистам

Опытная башня ST3 не подошла французским танкистам

Первые танки основной серии стали поступать в декабре 1931 года, окончательно машины с регистрационными номерами 1011-1080 сдали в декабре 1932 года. Основная проблема заключалась в том, что танки выпускались отдельно Renault, а вот башни производились силами Schneider. Так вот, установочная партия башен ST1 была готова в 1932 году, и вызвала крайне смешанные чувства в 503-м танковом полку. Настолько смешанные, что установочная партия ST1 так и осталась последней. Поэтому башни установочной партии разбрелись по танкам крупной серии, а на оставшиеся без штатных «голов» машины получили времянки. В их роли выступили башни Renault FT. Весь кошмар ситуации заключался в том, что заказы продолжали сыпаться. 12 июля 1932 года с Renault заключили контракт №121 D/P на выпуск еще 30 танков. С июня по август 1933 года сдали машины с регистрационными номерами 1081-1110. Далее последовал контракт 648 D/P от 16 октября 1933 года на 50 танков с регистрационными номерами 1111-1160. Сдавали эти машины с сентября 1934 по февраль 1935 года. Наконец, в мае 1935 года сдали 10 дополнительных танков с номерами 1001-1010. Речь шла не о новых танках, а модернизации машин установочной партии. Итого 160 танков.

Серийная башня ST2

Серийная башня ST2

После неудачи с башней ST1 Schneider начала работу по двум башням — ST2 и ST3. Они были очень похожи друг на друга, разница была только в «шляпе». У ST3 оставили смотровой люк, как на ST1, эта идея не нашла одобрения. У ST2 сделали смотровую башенку, которая оказалась более удачной. Новая башня тоже оказалась не подарок, но лучше на таком погоне и не сделать. Самое главное, что теперь из нее хотя бы что-то было видно, а командиру/наводчику/заряжающему в одном лице обеспечили минимальный комфорт. По крайней мере, эта башня хотя бы минимально позволяла воевать. При этом толщина башни составляла уже 40 мм. В 1933 году 503-й полк выбрал ST2 как наиболее подходящую башню, вот только ее поставки начались в 1936 году. Только ближе к концу года Char D1 стал, наконец, полностью боеспособным. Такой маразм был, увы, для французов не редкостью.

На этом снимке видна одна из проблем башни - лежащая на антенне открытая створка люка

На этом снимке видна одна из проблем башни — лежащая на антенне открытая створка люка

Чехарда с башнями стала наиболее яркой, но отнюдь не единственной проблемой танка. 503-й (позже 508-й), 505-й и 510-й танковые полки, каждый из которых получил по батальону Char D1 (штатно по 45 танков), наелся ими сполна. Самыми несчастными были танкисты 503-го RCC, которые выступали в роли подопытных кроликов. Попали эти танки и в 507-й RCC, но тот позже получил Char D2, которые были уже более тяжелыми и, будем откровенными, более удачными машинами. А вот Char D1 выглядел типичной демонстрацией выражения «хотели как лучше, а получилось как всегда». Теоретически, конечно, скорость по шоссе составляла 18 км/ч, но вы как сами думаете, чего ожидать от танка с удельной мощностью около 5 л.с. на тонну? Шасси танка оказалось перегруженным, что привело к многочисленным поломкам. В 1934 году числилось 110 Char D1, из них боеспособным был всего 31 танк. Остальные находились в ремонте. Кроме того, при открытом люке башни ST2, как выяснилось, его створка билась аккурат в антенну.

Устройство башни ST2

Устройство башни ST2

Нельзя сказать, что STCC была уж столь неправа в своей концепции. Если включить послезнание, то было достаточно усилить хотя бы лобовую проекцию танка до 40 (а лучше 50 мм), поставить более мощный мотор и более просторную башню. Самое главное, что это и послезнанием-то не является, так появился Char D2. Главная проблема в том, что французам было необходимо вписаться 15 тонн боевой массы. Получился бы вполне неплохой пехотный танк. А так получился, с одной стороны, страдающий надежностью и рядом других проблем полусредний D1, а с другой уже без вариантов средний D2. При этом Char D2 дополнительно не повезло потому, что их построили всего 50 штук (второй заказ, во время войны, уже не в счет). Что же касается Char D1, то после 5 лет страданий было решено, что пора бы его убрать куда подальше. В Тунис, например.

На параде в Нанси, 1936 год. А год спустя Char D1 убрали в Тунис

На параде в Нанси, 1936 год. А год спустя Char D1 убрали в Тунис

В конце 1937 года в Тунисе сформировали 61-й, 65-й и 67-й танковые батальоны (место дислокации — Бизерта). В общей сложности туда отправили 145 танков, остальные стали учебными машинами. Французов стала беспокоить активность Италии, которая считала всё побережье Средиземноморья своим (политика «Наше море»). Усиление группировки в Тунисе была здравой идеей. Каким бы не был плохим Char D1, но на его фоне итальянские танки и вовсе выглядели беззубыми тараканами. Так и сидели себе спокойно D1 в Тунисе аж до мая 1940 года. А до того момента французская армия насыщалась Renault R 35, Hotchkiss H 35, Hotchkiss H 39 и FCM 36. При этом еще и прорабатывался AMX 38, фактически реинкарнация Renault NC с более мощной броней.

Лучшие парни на деревне. По состоянию на конец 30-х годов это были самые совершенные танки в Африке

Лучшие парни на деревне. По состоянию на конец 30-х годов это были самые совершенные танки в Африке

Только после того, как немцы, с веселым улюлюканьем, прорвали фронт в Арденнах и устремились вглубь Франции, о старых танках вспомнили. Их начали стремительно перебрасывать из Туниса в метрополию. Погрузка 67-го BCC началась 29 мая 1940 года, при этом творился полный бардак. Например, забыли погрузить боекомплект. 2 июня батальон прибыл в Марсель, но выйти в сторону фронта он смог только 9 числа. Боевой дебют батальона случился 12 числа. 1-я и 2-я роты сражались вместе за Сюип. Бой этот протекал в обстановке привычного для французской кампании бардака, например, танки были вынуждены действовать в одиночку. Но если для R 35, H 35 и FCM 36 такой бой закончился бы полным разгромом, «старички» обстрел 3,7 cm Pak выдержали достойно. Многие экипажи оказались ранены осколками стеклоблоков, разбитыми вражеским огнем, но безвозврата не случилось. Действовавшая в районе Суэна 3-я рота оказалась менее удачливой. Огнем противотанковой артиллерии было подбито 7 танков. На следующий день французские танки сражались против 8-й танковой дивизии. И снова они оказались лучше, чем «дешевые» легкие танки. 47-мм пушка SA 34 была более эффективным средством.

Танк из состава 67-го танкового батальона во время срочной переброски в метрополию

Танк из состава 67-го танкового батальона во время срочной переброски в метрополию

В последующем танки 67-го BCC продолжали участвовать в оборонительных боях. И тут их уже подвели шасси. Машины постепенно терялись не только от вражеского огня, но и от поломок. Основная часть машин на немецких фотографиях банально брошены. На самом-то деле многие из них уже имели повреждения, но старые болячки всё равно дали о себе знать. Тем не менее, пример боевых действий батальона явно показывал — Char D1 был не такой уж и плохой идеей. А вот ставка на Renault R 35 и им подобным оказалась большой ошибкой. Далее немцы собрали по полям и учебным частям 18 Char D1, которые получили позже обозначение Panzerkampfwagen D1 732(f). Вот только реально их не использовали.

67-й батальон показал себя на удивление неплохо. Особенно с учетом проблем матчасти и общего бардака. Возникает закономерный вопрос - а стоило вообще делать Renault R 35 и им подобные?

67-й батальон показал себя на удивление неплохо. Особенно с учетом проблем матчасти и общего бардака. Возникает закономерный вопрос — а стоило вообще делать Renault R 35 и им подобные?

На этом боевой путь Char D1 не закончился. В июне 1940 года Италия таки вступила в войну, но в Северной Африке столкновений не случилось. Зато итальянцы оказались поставлены смотрящими за французскими танками. На Char D1 они не позарились, но 77 Char D1 оказались на складах. Еще 10 танков было совершенно изношено. А оставшиеся 20 французы успели перебросить в Алжир. Туда же летом 1941 года удалось перебросить еще 62 танка. В результате к осени 1942 года на территории Туниса находилось 15 танков из состава 4-го RCA (Régiment de Chasseurs d’Afrique, полк африканских охотников). Эти танки находились на складах. Та же ситуация была и с 15 танками из состава 5-й RCA, Алжир. А вот бывший 65-й BCC, ныне 2-й RCA (Оран) был в полной боеготовности. Его 45 танков воевали в ноябре 1942 года с американцами. Случился размен 14 D1 на один 75 mm GMC M3 и один Light Tank M3. Чуть повоевал и 4-й RCA, но недолго. Вскоре эти танки оказались на одной стороне с союзниками по Антигитлеровской коалиции.

Матчасть 2-го RCA, март 1943 года. Вскоре Char D1 списали

Матчасть 2-го RCA, март 1943 года. Вскоре Char D1 списали

В марте 1943 года 2-й RCA имел крайне занятный состав. В его составе имелись Char D1 и Medium Tank M4A2. Правда, было это недолго. Вскоре от изношенных танков избавились. Увы, ни одного из них так и не сохранилось. В заключение стоит сказать, что у Char D1 оказалась, пожалуй, самая драматичная история. Результаты боев 67-го BCC наглядно показали, что сама-то идея Char D1 была верной. А вот исполнение оказалось не очень. При этом основная часть вины лежит на заказчике, а не исполнителе. Просто взять и надуть почти такое же шасси не получится. Даже если забыть историю про башни, там одного шасси более чем хватает. Ну а нормально реализовать концепцию пехотного танка (не с первой попытки, конечно) удалось англичанам. При этом они тоже внимательно смотрели на Renault NC. Вот только подход оказался куда более разумным.

Список источников:

      1. Renault D1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №8, 2008
      2. The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Franзois Vauvillier, Histoire & Collections, 2014
      3. GBM 124
      4. Фотоархив автора
      5. eBay

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/francuzskii-legkii-tankpererostok-s-boevym-opytom-na-dvuh-kontinentah-6188205cf5a2e86a47f1b4be?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare