16
8
Юрий Пашолок. Двухместная башня для Т-70

Юрий Пашолок. Двухместная башня для Т-70

Опытный образец легкого танка, который первым получил обозначение Т-80

Сегодня исполнилось 115 лет со дня рождения Николая Александровича Астрова, одного из ключевых советских танковых конструкторов. Траектория судьбы Астрова оказалась весьма непростой. Достаточно сказать, что первый свой танк Николай Александрович разработал, находясь в статусе заключенного. В 1929 году он был арестован, оказавшись в Особом Конструкторском Бюро. Здесь, летом 1931 года, под его руководством был разработан проект колесно-гусеничного танка-амфибии. Он получил обозначение ПТ-1. Уже дальше, находясь в статусе вольнонаемного сотрудника, Астров довел ПТ-1 до статуса опытного образца. В дальнейшем эта машина превратилась в Т-29, колесно-гусеничный танк, который должен был заменить на Кировском Заводе Т-28. В 1934 году техотдел Экономического управления Объединённого Государственного Политического Управления (ЭКУ ОГПУ) был расформирован, а разработка ПТ-1 и Т-29 перекочевала в Ленинград. Далее ведущим инженером данных машин стал Н.В.Цейц, а Астров остался в Москве. Можно сказать, что интуиция Николая Александровича не подвела. Т-29 и ПТ-1А оказались машинами с несчастливой судьбой, а вот дальнейшая работа Астрова шла только в гору. Связана она оказалась с конструкторским бюро (отдел «22») завода №37. Первой разработкой на новом месте стал разведывательный танк-амфибия Т-38. Он стал единственным из танков второй волны (ПТ-1А, Т-46 и Т-29), который не только приняли на вооружение Красной Армии, но запустили в крупную серию. Т-38 стал более удачным танком, нежели его предшественник, Т-37А, хотя, по разным причинам, объемы выпуска оказались более скромными.

Отправная точка в создании легкого танка Т-80

Отправная точка в создании легкого танка Т-80

При Астрове завод №37 стал ведущим разработчиком бронетанковой техники легкого класса. Помимо Т-38, Астров руководил созданием легкого артиллерийского тягача «Комсомолец», самой удачной и массовой машины в своём классе. В 1938 году начались работы над новым танком, который должен был сменить Т-38. Так на свет появился Т-39, а затем Т-40. Этот танк успешно прошел испытания, а 19 декабря 1939 года его приняли на вооружение Красной Армии. Запуск в серию Т-40 был сложным, поскольку завод №37 полностью зависел от ГАЗ им. Молотова, производителя моторов ГАЗ-11. Надо сказать, что судьба Т-40 летом 1941 года была на волоске, а Астров всерьёз подумывал об уходе с завода на преподавательскую должностью в ВАММ. Всё изменила война. Быстро выяснилось, что идея организации производства Т-50 на заводе №37 лишена перспектив. Астров выступил с инициативой выпуска неплавающих танков Т-60 на базе Т-40. Эту идею поддержал Сталин, которому Астров и старший военпред завода №37 В.П. Окунев направили письмо. Так на свет появились сначала Т-30, а затем и Т-60. Эти танки в 1941 году хотели выпускать огромным тиражом — 10 тысяч экземпляров. По ряду причин объем оказался куда скромнее, но идея Астрова оказалась верной. Даже такой эрзац-легкий танк, как Т-60, был лучше, чем ничего. Кроме того, его удалось выпускать на заводах, которые не могли производить что-то более крупное. Одним из них стал ГАЗ им. Молотова, где осенью 1941 года оказался Астров. Там он стал заместителем главного конструктора и главным человеком по танковой разработке.

Изготовление полноразмерного макета двухместной башни для Т-70

Изготовление полноразмерного макета двухместной башни для Т-70

Поначалу главной задачей ГАЗ им. Молотова было улучшение характеристик Т-60. Идея с установкой 45-мм пушки в штатную башню Т-60 эволюционировала в новый танк — Т-70 (ГАЗ-70). На вооружение его приняли 6 марта 1942 года, а уже вскоре в Горьком, а затем и на заводе №38 НКТП в Кирове началось производство этих танков. Детище Н.А. Астрова хоть и не полностью смогло заменить Т-50, но это уже был вполне серьезный легкий танк поддержки пехоты. С точки зрения стойкости верхней лобовой плиты корпуса Т-70 оказался равнозначен машине, которую 6 января 1942 сняли с серийного производства. Вместе с тем, еще в ходе испытаний опытного образца ГАЗ-70 отмечалась необходимость усиления ходовой части. Полной копией ходовой части Т-60 серийный вариант Т-70 уже не был, но даже частичная унификация принесла свои плоды, причем в плохом смысле. В мае 1942 года, когда проводились испытания нескольких серийных машин, отмечались недостатки ходовой части. Прежде всего это касалось разрыва траков и выхода из строя бандажей опорных катков. Надо сказать, что и у Т-60 имелись похожие проблемы, но на Т-70 они оказались более серьёзными. Также в конце июня 1942 года первые Т-70 пошли в бой. Отзывы по результатам применения данных танков легли в основу повестки совещания, которое состоялось на ГАЗ 15 июля 1942 года. Согласно подсчетам, после усиления бортов должно было поднять боевую массу до 11,2-11,3 тонн. Это требовало не только модернизировать ходовую часть, но и форсировать двигатель. Впрочем, наиболее интересным стал пункт 4 в повестке дня. Выяснилось, что одному человеку в башне тяжело одновременно стрелять, заряжать, да еще и смотреть за обстановкой. Поэтому возникла идея создания двухместной башни. Так началась история танка, позже получившего обозначение Т-80.

Постановление ГКО №2276сс "О танках Т-70", которое форсировало работы по танку с двухместной башней

Постановление ГКО №2276сс «О танках Т-70», которое форсировало работы по танку с двухместной башней

Невольным идеологом создания двухместной башни послужил гвардии полковник Н.Д. Чухин, командир 1-й гвардейской танковой бригады. Подробный отчет о применении Т-70, включая и критику одноместной башни, лег в основу идеи создания башни на двух человек. Согласно протоколу совещания, к 1 августа было решено подготовить макет башни, а к 5 августа — испытать артиллерийскую систему, чтобы определить возможность размещения 45-мм пушки в такой башне. Правда, поначалу требовалось лишить более насущную проблему. Частый выход из строя ходовой части требовал более срочного решения, посему СКБ КЭО ГАЗ (Специальное Конструкторское Бюро Конструкторского Экспериментального Отдела, оно же ОКБ КЭО ГАЗ) сконцентрировалось на первоочередной задаче. По этой причине работы по двухместной башне в августе 1942 года ограничились деревянным макетом. Главным конструктором танка являлся Астров, а руководил работами В.А. Дедков. Надо сказать, что с самого начала задача была нетривиальной. Даже у обычного Т-70 демонтаж мотора был непростым, здесь же ситуация усложнялась еще больше. Не говоря уже о том, что стоящий с правой стороны мотор ГАЗ-203 позволял расширить погон на весьма ограниченный объем.

Готов танк был к 27 сентября 1942 года

Готов танк был к 27 сентября 1942 года

Результатом макетных работ стала башня, которая несколько напоминала увеличенный «колпак» Т-70. Диаметр подбашенного погона увеличили с 966 до 1112 мм, то есть до диаметра погона башни легкого танка Т-26. Этого плюс-минус вполне хватало для того, чтобы внутри разместился расчет из двух человек. Поскольку башня своей кормовой нишей неизбежно задевала бы за крышку воздухопритока, пришлось делать довольно высокое «кольцо», а стенки наклонять на больший угол. Также переделывался башенный люк, поскольку он теперь был необходим для двух человек. Менялись и приборы наблюдения, ибо смотровой прибор кругового вращения в такой люк было уже ставить крайне сложно. Дальнейшая проработка башни застопорилась, но ненадолго. 8 сентября 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №2276сс «О танках Т-70». В основном оно было посвящено модернизации ходовой части Т-70. По итогам испытаний был выбран компромиссный вариант (с толщиной бортов 15 мм), который запускали в серию как Т-70Б. Сроком запуска Т-70Б в серию указывался сентябрь 1942 года, с полным переходом на такой вариант с 1 октября. Но одновременно, к 1 октября 1942 года, требовалось также испытать Т-70 с двухместной башней. Это заставило СКБ КЭО ГАЗ шевелиться.

В связи с увеличившейся комовой нишей и общими габаритами башни ее форму пришлось несколько переделывать

В связи с увеличившейся комовой нишей и общими габаритами башни ее форму пришлось несколько переделывать

В виду срочности задания строить танк с нуля не стали. На ГАЗ уже имелось 4 танка с усиленной ходовой частью и увеличенной толщиной бортов. Один из них, с серийным номером 208207, изготовленный в августе 1942 года, и решили пустить в дело. Это объяснялось и небольшим пробегом машины, и всё еще оставшейся необходимостью усилить борта до 25 мм. В виду того, что задание на разработку машины с двухместной башней носило срочный характер, каких-то существенных изменений в конструкцию шасси вносить не стали. Например, на танке так и остался люк механика-водителя старой конструкции, а также укороченные крылья, которые нарастили спереди и сзади. Наиболее заметной переделкой стала крыша боевого отделения. Дело в том, что более крупная башня с увеличенным погоном требовала больше места. В результате крыша стала состоять из одной детали. Теперь для того, чтобы демонтировать двигатель, требовалось сначала снять башню, а затем крышу боевого отделения.

Башня теперь была совсем впритык к воздухопритоку моторного отделения. Без демонтажа башни мотор теперь было не вынуть

Башня теперь была совсем впритык к воздухопритоку моторного отделения. Без демонтажа башни мотор теперь было не вынуть

Башня к тому моменту уже обрела общие очертания. Ее форма повторяла идеи, отработанные на макете. В связи с невозможностью ставить в крышку люка перископический прибор кругового обзора на ней оставили только сигнальный лючок. Он же был пистолетным портом. Не все знают, что вообще такая форма крышки люка, появившаяся на А-20/А-32/А-34, а также БА-10, имела вполне определенные причины. Дело в том, что одновременно эта крышка выполняла роль своеобразного щитка, если экипаж отстреливался из личного оружия. Идея неплохая, но с нюансами. Крышка получалась получалась громоздкая и неудобная, поэтому на Т-34 далее появились 2 раздельных люка. Вполне привычно была решена проблема обзорности. Наводчик получил перископический прицел ПТ-1, а заряжающий получил перископический прибор наблюдения, аналогичный тому, который размещался в башенном люке Т-70. Данная схема была отчасти аналогична той, что применялась на Т-26. С Т-26 позаимствовали поворотный механизм и стопор по-походному. В кормовой нише разместили две укладки по 10 патронов к 45-мм орудию в каждой, а также радиостанцию. В связи с появлением заряжающего спаренный пулемет ДТ перенесли вправо. Как и на обычной башне Т-70, сохранили полик, но теперь укладки первой очереди на нем не стояло — ее перенесли в кормовую нишу.

Внутри боевого отделения

Внутри боевого отделения

Переделка Т-70 на двухместную башню прошла оперативно. Уже к 27 сентября 1942 года, то есть менее чем за 3 недели, машина была готова. С 27 числа начались испытания на полигоне 27-го отдельного учебного танкового батальона. Главной задачей испытаний, который продолжались до 2 октября, стало определение удобства работы в новой башне, а также скорострельности орудия. Для чистоты эксперимента роль испытателей взяли на себя экипажи маршевых рот 1-го запасного танкового полка, имевшие опыт эксплуатации серийных Т-70. Всего было собрано 4 экипажа, каждый из которых предварительно провел по 3 выстрела из орудия Т-70 и по 5 выстрелов из орудия Т-70 с двухместной башней. Вместо простой стрельбы по мишеням имитировалась атака со стрельбой с коротких остановок, дистанция до цели составляла 600 метров. Для чистоты эксперимента экипажи не знали точного маршрута следования, а после каждой атаки экипажи сменялись.

Размещение укладок в кормовой нише признали нерациональным

Размещение укладок в кормовой нише признали нерациональным

Результаты совместный испытаний показали, что для танка с двухместной башней скорострельность при стрельбе с места составила 8-9 выстрелов в минуту. Для сравнения, в тех же условиях скорострельность серийного Т-70 не превышала 4-5 выстрелов в минуту. Столь существенная разница была связана с методикой испытаний. Существенной оказалась разница и по точности стрельбы. Поражаемость увеличилась с 47,5 до 71 процента. Наводчик мог вести огонь, не отвлекаясь на наблюдение за полем боя, поскольку у заряжающего также имелся перископический прибор наблюдения. Следует отметить, что условия испытаний изначально оказались такими, чтобы избежать «показухи». Для чистоты эксперимента экипажи не знали точного маршрута следования, а после каждой атаки экипажи сменялись. Таким образом, идея двухместной башни однозначно показала свою состоятельность. Впрочем, не всё было гладко. Обзорность признали недостаточной, а идея с единым люком себя не оправдала. Становилось очевидно, что и на этом танке надо ставить раздельные люки. Выяснилось, что изменение конструкций укладок, прежде всего первой очереди, привело к существенным проблемам при определенных углах поворота башни. Левой укладкой в нише башни пользоваться было невозможно, поскольку дотянуться до нее заряжающий не мог. В результате после 10 выстрелов, когда пустела правая снарядная укладка в нише башни, на определенных углах поворота башни заряжающий оказывался почти без снарядов. В такой ситуации скорострельность падала до 5 выстрелов в минуту. Имелись проблемы и к доступу к основной укладке на разных углах поворота башни.

В начале октября танк переименовали в Т-80. Правда, под этим обозначением более известен немного другой танк

В начале октября танк переименовали в Т-80. Правда, под этим обозначением более известен немного другой танк

Испытания показали, что танк явно требует доработки по целому ряду узлов и деталей. Вместе с тем, становилось очевидно, что сама по себе его конструкция имеет большие перспективы. Посему общий вердикт оказался вполне положительным. Т-70 с двухместной башней рекомендовали, после доработок, для принятия на вооружение Красной Армии. Примерно в это же время танк получил новое обозначение — Т-80. Правда, в серию такая версия Т-80 не пошла. Осенью 1942 года вновь вытащили из нафталина идею с высокими углами наведения орудия, которая изначально появилась после боев в Испании. Теперь она понадобилась для ведения заградительного зенитного огня. Так получилось, что американский танк Medium Tank M3 имел очень похожую на требования 1937 года установку 37-мм пушки. Посему было решено переделать башню Т-80 под переработанную установку вооружения. По хорошему счету, это привело к созданию принципиально новой башни. Но это уже немного другая история.

Источники:

      1. ЦАМО РФ
      2. РГАЭ
      3. РГАСПИ
      4. Архив ГАЗ

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/dvuhmestnaia-bashnia-dlia-t70-608188ea44dc5d3de867377f

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare