Юрий Пашолок. Combat Car как база для штурмовика

12
8
Юрий Пашолок. Combat Car как база для штурмовика

Юрий Пашолок. Combat Car как база для штурмовика

История Howitzer Motor Carriage T3, первой попытке американских военных создать легкую штурмовую САУ

Самоходную артиллерию в США начали развивать еще во время Первой мировой войны. Поначалу речь шла о зенитной самоходной артиллерии, как наиболее приоритетной тогда с точки зрения подвижности. Самые первые ЗСУ были колесными, но далее последовали и гусеничные САУ. Приоритетным направлением стали САУ с использованием крупнокалиберных орудий, но далее взор американских военных обратился на менее крупные калибры — 75 и 76 мм. Как и в случае с самоходными орудиями более крупных калибров, развернулась упорная борьба между двумя конструкторами — Плинием Холтом и Джоном Уолтером Кристи. Борьба шла и в первой половине 20-х годов. Холт, понятное дело, ставил на чисто гусеничную ходовую часть, имевшую прямое отношение к тракторам. Кристи рассчитывал на колесно-гусеничную схему, которая оказалась успешно реализована на его более тяжелых САУ.

75-мм вьючная гаубица M1A1, оказавшаяся оптимальной для вооружения легких САУ

75-мм вьючная гаубица M1A1, оказавшаяся оптимальной для вооружения легких САУ

Битва Холта с Кристи закончилась ничем. Оба конструктора проиграли, поскольку к 1924 году американские военные окончательно прикрыли данную тему. У каждой из конструкцию были свои плюсы и минусы, но самой главной проблемой стали деньги. Они у Департамента Вооружений кончились. Ничуть не меньшей проблемой стала победа консерваторов среди военных, которые считали, что самоходная артиллерия им вообще не нужна. И если американские крупнокалиберные САУ исчезли с горизонта на два десятилетия, то в легком весе перерыв оказался не таким долгим. В 1930 году на базе гусеничного шасси T2 была разработана САУ, получившая обозначение Howitzer Motor Carriage T1. Шасси отчасти пересекалось с Light Tank T1, но самым примечательным стало орудие. Им оказалась 75-мм вьючная (горная) гаубица Pack Howirtzer M1, стандартизированная в августе 1927 года. Компактная и современная орудийная система оказалась крайне удачным решением как вооружение легкой САУ. HMC T1, впрочем, так и осталась опытной, но она стала предшественницей последующих легких гаубичных САУ на танковых шасси.

Опытный образец HMC T3 на Абердинском полигоне, январь 1940 года

Опытный образец HMC T3 на Абердинском полигоне, январь 1940 года

В 1935 году американская пехота стала получать первые танки семейства Light Tank M2. В это же время кавалерия начала получать первые Combat Car M1. Официально броневик, на самом деле Combat Car M1 был типичным легким танком, фактически кавалерийской версией Light Tank M2. Об танка, несмотря на некоторые недостатки, оказались большой удачей американского танкостроения. В дальнейшем платформа Light Tank M2/Combat Car M1 развивалась почти 10 лет, из нее выросли и американские средние танки. Кроме того, эта же платформа стала базой для новых экспериментов в области создания самоходных артиллерийских установок. В их числе оказалась и 75 Howitzer Motor Carriage T3, первая американская легкая штурмовая САУ на танковой базе. О ней и пойдет речь.

Далее машина направилась в Форт-Брегг, где ее испытывали артиллеристы

Далее машина направилась в Форт-Брегг, где ее испытывали артиллеристы

Существенным отличием ситуации начала 20-х годов и второй половины 30-х стало то, кто именно выступал заказчиком самоходной артиллерии. Вместо артиллерии на сей раз инициатива исходила от пехоты и кавалерии. Причина прозаична: вооруженные пулеметами танки обладали крайне низкими возможностями для поддержки как себя, так и пехоты. Одно дело вести огонь по живой силе противника, а совсем другое — по огневым точкам. Пулемет тут не поможет, да и необходимость более надежного противотанкового средства также никуда не делась. Поэтому и возникла идея САУ непосредственной поддержки танковых подразделений, которые шли бы в одном строю с ними. При этом речь не шла о навесном огне, как в случае с разработками Холта или Кристи, или Howitzer Motor Carriage T1, а стрельбе прямой наводкой. То есть в чистом виде штурмовик. Возможность навесного огня сохранялась, но скорее была опциональной.

При закрытых "воротах" наведение гаубицы по горизонтали было невозможно. Слева-сверху от гаубицы видна амбразура под прицел

При закрытых «воротах» наведение гаубицы по горизонтали было невозможно. Слева-сверху от гаубицы видна амбразура под прицел

Инициатором работ по легкой штурмовой САУ выступила кавалерия. Началось всё с совещания 27 июля 1938 года, которое прошло в Форт-Нокс, штат Кентукки. Здесь базировалась 7-я кавалерийская бригада, ставшая первым кавалерийским подразделением, имевшим на вооружении танки. Соответственно, у них же имелся и наиболее богатый опыт применения «броневиков». Форт-Нокс стал центром механизации американской кавалерии, здесь же генерировались идеи. Командовавший тут полковник (далее бригадный генерал) Адна Чаффи прорабатывал различные идеи по повышению эффективности танковых подразделений, вряд ли идея легкой штурмовой САУ обошлась без него. В дело пыталось вмешаться командование полевой артиллерии, поскольку гаубицы — это их вотчина. Тем не менее, в декабре 1938 года было решено окончательно, что самоходное орудие с использованием 75 mm Pack Howitzer M1 предназначается для кавалерии. Небольшой, но, можно сказать, этапный щелчок по носу артиллеристам.

Ради экономии часть стрельб вели из 37-мм орудия M1916, закрепленного на гаубице

Ради экономии часть стрельб вели из 37-мм орудия M1916, закрепленного на гаубице

Разработка легкой САУ поддержки кавалерийских подразделений была рекомендована в ходе заседания Комитета по Вооружениям 9 марта 1939 года. Окончательно разработку машины, получившей обозначение 75 mm Howitzer Motor Carriage T3, утвердили 11 мая того же года. В качестве базы для изготовления опытного образца был взят Combat Car M1, серийный номер 54 и регистрационный номер U.S.A. W-40153. Машина не новая, уже послужившая в 7-й кавалерийской бригаде. Причины использования подержанного шасси прозаичны: американской пехоте на танки выделяли минимальный бюджет, про кавалерию и говорить не приходилось. Вторая партия Combat Car M1, к которой относился танк-донор, состояла всего из 19 машин, вот и весь заказ на 1936 год. Это к вопросу, почему на начало Второй мировой войны у американцев было так мало танков.

В марте 1940 года САУ прибыла в Форт-Нокс

В марте 1940 года САУ прибыла в Форт-Нокс

Переделка танка силами структур Департамента Вооружений (вероятнее всего, речь идет об Абердинском полигоне) была закончена в январе 1940 года. Небольшие габариты орудия позволили свести к минимуму переделки базового танка. Шасси почти не трогали, переделке подвергли боевое отделение. Подбашенную коробку несколько увеличили по высоте. На месте, где ранее размещался помощник механика-водителя, поставили качающуюся часть гаубицы M1A1, установленную на специальную тумбу. Также гаубица обзавелась ограждением. В походном положении амбразура гаубицы закрывалась двухствочатым люком, но при такой конфигурации наводка по горизонтали оказывалась невозможной. Наведение осуществлялось по вертикали — в пределах от -10 до +20 градусов. Если люк открыть, то гаубицу можно было наводить до 10 градусов влево и до 15 вправо. Но тогда боевое отделение оказывалось беззащитным для фронтального огня. Также с правой стороны подбашенной коробки появился люк для загрузки боекомплекта. Наконец, слегка переделали тоннель от мотора к коробке передач.

Здесь она получила имя собственное Griffith, с ним она участвовала в маневрах, проводившихся в мае 1940 года

Здесь она получила имя собственное Griffith, с ним она участвовала в маневрах, проводившихся в мае 1940 года

Крайне стесненный объем боевого отделения привел к тому, что расчет САУ составлял всего 2 человека. Механик-водитель совмещал функции стрелка и наблюдателя. Командир же становился настоящим вратарем-гонялой. В его обязанности входили заряжание орудия, его наводка, наблюдение и руководство. Для наблюдения предполагалось использовать такую же смотровую башенку, как на опытном танке Medium Tank T5E2. Собственно говоря, и орудийная установка (включая «амбарные ворота»), и переделанная башня от Light Tank M2A3 перекочевали как раз с Medium Tank T5E2. Другое дело, что довольно быстро выяснилась невозможность впихнуть всё сразу. Поэтому на HMC T3 поставили обычную башню от M2A3, без стереоскопического дальномера. Командира и так было чем занять.

Установка орудия

Установка орудия

По итогам переделок боевая масса HMC T3 составила 9131 кг, внутри разместился 61 выстрел для гаубицы и 3600 патронов к пулемету Browning M1919A4. Характеристики подвижности сохранились на уровне базового танка. Впрочем, на кое-что уже можно было сразу обратить внимание. Во-первых, и так стесненное боевое отделение не предусматривало размещение радиостанции. Во-вторых, если у Medium Tank T5E2 с боевым отделением ситуация была вполне благополучной, то у HMC T3 изначально имелся ряд вопросов. На Абердинском полигоне тактично промолчали, а реальная ситуация стала понятна позже, когда HMC T3 стали испытывать профильные службы.

Командир за работой

Командир за работой

Первыми получателями машины стала всё же не кавалерия, а артиллерия. Уже в начале января 1940 года пошла переписка, в ходе которой первым местом испытаний указали Форт-Брэгг, штат Северная Каролина. Здесь размещался департамент полевой артиллерии, а также проводились испытаний новых образцов, причем как орудий, так и тягачей для них. HMC T3 прибыла туда 13 февраля 1940 года, а сами испытания проводились до 11 марта. В ходе орудийных испытаний на ствол гаубицы устанавливалось 37-мм орудие M1916. таким образом экономились боеприпасы калибра 37 мм. С точки зрения подвижности САУ вопросов не возникло, на грязной дороге машина разгонялась до 56 км/ч. Хотя всё же возникали предложения поставить шпоры, чтобы машина лучше вела себя в таких условиях. Иначе дела обстояли со стрельбой. Для начала, критике подверглась ситуация с гаубицей, которой оставили штатную длину отката (610 мм). Это было откровенно много и ухудшало ситуацию с внутренним объемом боевого отделения. Стрельба на ходу оказалась неэффективной, хотя тут сложно ожидать какие-то достойные результаты от шасси, которое и так болтало вперед-назад. Впрочем, и стрельба по движущимся целям оказалась так себе. Первая серия из 16 выстрелов дала 11 попаданий, а вторая, из 14 выстрелов — всего 2. Масса претензий была высказана и по прицельным устройствам, мало подходящим для такой машины. Про «амбарные ворота» и говорить не приходится.

Стрелял из орудия механик-водитель

Стрелял из орудия механик-водитель

По результатам испытаний артиллеристы забраковали HMC T3, но не саму идею такой машины. Подвижная гаубица им понравилась, но требовалось внести массу изменений. Фактически они означали постройку новой САУ. Экипаж составлял 4 человека, причем механик-водитель и командир занимались только своими обязанностями. С лобовой проекции требовалась защита от орудий калибра 37 мм. Орудие предполагалось с баллистикой Pack Howitzer M1A1, но с углом наводки по горизонтали не менее 50 градусов (по 25 влево и вправо), длиной отката не более 305 мм, боезапасом в 100 выстрелом и скорострельностью не менее 10 выстрелов в минуту. Вполне разумные требования для штурмовой САУ, правда, реализация такого ТЗ являлась не самой простой задачей.

Столь громоздкая установка орудия вызвала критику и у кавалеристов, и у артиллеристов

Столь громоздкая установка орудия вызвала критику и у кавалеристов, и у артиллеристов

Далее опытная САУ прибыла в центр механизации кавалерии, случилось это 18 марта 1940 года. В апреле машину определили в отряд E, тогда же она получила имя собственное Griffith. Тогда же машину отремонтировали, поскольку артиллеристы ее изрядно покатали (и ушатали). В танк установили более поздний мотор (9-й серии вместо более раннего двигателя 5-й серии). В мае 1940 года HMC T3 участвовала в маневрах, проходивших с штате Луизиана. В ходе них кавалерия заодно отрабатывала и тактику применения самоходной артиллерии. Целями HMC T3 стали позиции противотанковой артиллерии и засады на перекрестках. О том, насколько кавалерия была заинтересована в новой машине, красноречиво говорит километраж — 1085 километров пробега в ходе маневров.

А что думал по поводу своего места командир, мы уже не узнаем

А что думал по поводу своего места командир, мы уже не узнаем

По результатам испытаний, которые продолжались до июня 1940 включительно, кавалерия дала примерно ту же оценку HMC T3, что и артиллеристы. Сама по себе идея машины понравилась, концепция штурмовой САУ выглядела перспективно. Но то, что получилось, кавалерию откровенно не устроило. Слишком тесная, со шрапнелью в качестве боеприпасов, неудобная машина имела ограниченные возможности для боевых действий. Да еще и броня, которая выглядела даже в 1939 году несерьёзно. Одним словом, HMC T3 забраковали. Вместе с тем, кавалерия не отказывалась от штурмовой артиллерии. При этом выводы в заключении делались несколько иными, нежели у испытателей из Форт-Брэгг. Кавалеристы указывали, кто база Combat Car M1 слишком маленькая, поэтому не считали легкий танк подходящим носителем 75-мм орудия. Гораздо больше им нравилась установка Pack Howitzer M1A1 в среднем танке, ненавязчиво намекая на Medium Tank T5E2. А в идеале кавалеристы хотели на среднее шасси воткнуть 105-мм гаубицу. Впрочем, дальнейшие работы пошли все равно на шасси легкого танка. При этом даже старта работ пришлось ждать год, поскольку подходящего шасси попросту не было. Ну а HMC T3 стала первым блином. То, что САУ не получилось, ничего страшного. Отрицательный результат — тоже результат, по крайней мере работы по легким штурмовым САУ начались.

Список источников:

      1. US NARA
      2. Stuart History of the American Light Tank, Vol. 1, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1992

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/combat-car-kak-baza-dlia-shturmovika-615addc187680a0d6aec7326

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare