3
1

 

Наибольшего успеха чехословацкой танковой промышленности удалось добиться с лёгкими танками. LT vz.35 и LT vz.38 оказались удачными машинами, в ходе Второй мировой войны воевавшими в составе армий сразу нескольких стран. Несмотря на то, что разработка Škoda T-15 и Pz.Kpfw.38(t) n.A. не вышла за стадию изготовления опытных образцов, база последнего стала основной для разработки удачного истребителя танков Jagdpanzer 38(t). Неудивительно, что после окончания Второй мировой войны параллельно с запуском программы среднего танка TVP в Чехословакии начались работы и по новому лёгкому танку. В результате на свет появилось сразу несколько интересных проектов, таких как TNH 57/900, Škoda T-17 и плавающий танк Leták.

Продолжение немецкой программы

К концу Второй мировой войны бронетанковая техника чехословацкой армии представляла собой разношёрстную массу. Дело в том, что воевали её части на двух фронтах: с востока к родной земле двигался 1-й Чехословацкий армейский корпус, а с запада – 1-я Чехословацкая бронетанковая бригада. Соответственно, с одной стороны части комплектовались техникой советского производства, а с другой – английского. По окончании войны оставшуюся технику воссозданной чехословацкой армии распределили так, чтобы в подразделениях не было разнобоя в матчасти.

По этой причине легких танков в 1-м, 2-м и 3-м танковых батальонах, созданных из частей 1-го Чехословацкого армейского корпуса, не оказалось. На вооружении этих подразделений находились средние танки Т-34 и Т-34-85. Что же касается танковых батальонов, созданных на базе 1-й Чехословацкой бронетанковой бригады, то там основным вооружением были Cromwell IV и Cromwell VI. Имелись здесь и лёгкие танки: в чехословацкую армию попало 38 танков Stuart VI, американских Light Tank M5A1 в английской комплектации. В 1946 году их число сократилось до 37 штук и оставалось неизменным вплоть до 1949 года.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

LT-38/37 на учениях чехословацкой армии, конец 40-х годов

К 1946 году к этим легким танкам добавились и легкие танки местного производства. Дело в том, что на территории послевоенной Чехословакии оказалось некоторое количество LT vz.38 и Pz.Kpfw.38(t). Одни танки остались от немцев, другие до того находились в составе словацкой армии. Машины, получившие обозначение LT-38/37 (легкий танк обр.1938 года с 37-мм пушкой), отправлялись на завод ČKD, где их ремонтировали и отправляли в части. К 3 июня 1946 года 25 LT-38/37 находились в составе 14-го, 21-го и 22-го танковых батальонов. Позже их распределили по шести танковым батальонам, к концу года число выросло до 29 танков. К 1948 году количество этих машин в войсках достигла пика – 31 штука в танковых батальонах, а также 17 штук в батальоне бронепоездов.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Шасси Pz.Kpfw.38(t) n.A. на демонстрации, 1957 год. Вероятнее всего, это третий опытный образец, на котором тестировали двигатель Tatra Typ 103

Появление LT-38/37 на вооружении чехословацкой армии можно считать как вынужденной мерой, так и вопросом престижа. Когда танковый парк страны, которая в конце 30-х годов занимала лидирующие позиции в экспорте бронетанковой техники, почти полностью состоит из зарубежных машин – это выглядит несолидно. Фирмы ČKD и Škoda во второй половине 40-х годов работали по программе Tank všeobecného použití (TVP), то есть основного боевого танка. Тем не менее, обе компании работали и по легким танкам. Наибольших успехов в рамках работ по боевым машинам легкого класса достигла ČKD.

В конце Второй мировой войны на заводах обеих компаний производился истребитель танков Jagdpanzer 38(t). Эти машины под индексом ST-I ShPTK vz.39/75N также оказались на вооружении чехословацкой армии, причем в немалом количестве – 259 штук по состоянию на 1949 год. Базой для них послужил танк-разведчик Pz.Kpfw.38(t) n.A., который так и не попал в серийное производство, но обладал потенциалом для дальнейшей модернизации. Один из опытных образцов Pz.Kpfw.38(t) n.A. сохранился на заводе ČKD, так что для будущих экспериментов имелась подходящая опытная платформа.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Проект танковых пушек A 23/A 24/A 25 калибром 37, 47 и 57 мм, декабрь 1947 года

Между ČKD и Škoda традиционно велась конкурентная борьба, порой довольно жесткая. Тем не менее, при наличии взаимных интересов соперники про нее забывали. Именно это произошло и при создании перспективного легкого танка. Появился этот проект во многом благодаря Škoda. За время немецкой оккупации компания из Пльзени получила большой опыт проектирования различных артиллерийских систем, включая танковые. Одной из таких систем была 75-мм пушка Škoda A 18, разработанная для среднего танка T-25. Особенностью орудия было то, что оно имело механизм заряжания револьверного типа, рассчитанный на 5 патронов.

После окончания войны Škoda продолжила развитие этого направления. К концу 1947 года был разработан проект пушечного танкового «триплекса» калибром 37, 47 и 57 мм. В качестве основного орудия выступала 47-мм пушка A 24, что же касается пушек A 23 калибра 37 мм A 25 калибра 57 мм, то они выступали в качестве альтернативных версий. Общим было построение систем, начальная скорость (900 м/с) и револьверный механизм заряжания. Пушка A 23 в «барабане» имела 19 патронов, A 24 – 13, а A 25 – 10. Самое мощное орудие, согласно расчетным данным, на дистанции в километр пробивало установленную под углом 60 градусов плиту толщиной 81 мм.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Проект легкого танка TNH 57/900 II, декабрь 1949 года

На чертеже Zb6099P, датированном 8 декабря 1947 года, орудие находится в двухместной башне. Эту дату можно считать временем самого раннего упоминания проекта, позже получившего обозначение TNH 57/900. Данный танк ČKD разработала на основе Pz.Kpfw.38(t) n.A. Цифры 57/900 в его названии означали калибр и начальную скорость орудия. Таким образом, в качестве вооружения перспективного танка была выбрана 57-мм пушка A 25.

Окончательно внешний облик танка оформился к декабрю 1949 года. На тот момент ČKD проектировала данную машину с расчетом на экспорт. Благодаря тому, что большинство ее элементов уже и так было реализовано в металле, больших проблем с запуском танка в серию не должно было быть. Основные изменения сводились к установке новой башни с вооружением, а также переработке подбашенной коробки с лобовой частью корпуса. В определенном смысле на ČKD повторили шведскую модернизацию Strv m/41, которую предполагалось делать очень похожим образом. Оба проекта предполагали установку 57-мм пушки с механизмом заряжания, переделку подбашенной коробки, даже толщина брони (50 мм лоб и 30 мм борта) и боевая масса (15 тонн) оказались очень похожими. Правда, на ČKD работали реалисты, которые понимали, что модернизация заметно увеличит боевую массу танка. Так что ее они установили в пределах 15–16 тонн.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Дизельный двигатель Tatra Typ 103, предполагавшийся в качестве силовой установки TNH 57/900

В качестве силовой установки TNH 57/900 предполагалось использовать 15-литровый дизельный двигатель Tatra Typ 103. Этот V-образный мотор мощностью 220 лошадиных сил производился серийно, поэтому проблем с его поставками не ожидалось. Сохранившийся на ČKD третий опытный образец Pz.Kpfw.38(t) n.A. как раз испытывался с таким мотором.

Для определения динамических характеристик на шасси нагрузили балласт. Согласно расчетам, с таким двигателем танк должен был развить максимальную скорость 48 км/ч, для легкого танка этого вполне было достаточно. В качестве альтернативы предполагалось использовать некий двигатель V-8 разработки самой фирмы ČKD, который должен был развивать мощность 250 л.с. С таким мотором удельная мощность составила бы 16,6 л.с. на тонну, что даже больше, чем у американского Light Tank M24 («Чаффи»). В целом чехословацкий танк вполне мог составить ему достойную конкуренцию на экспортном рынке.

Бумажное многообразие

Работая совместно с ČKD над TNH 57/900, на Škoda не забывали и о собственных интересах. В то время, как в Праге больше думали о возобновлении экспортных поставок, в Пльзени больше концентрировались на работах по отечественным программам. Стоит напомнить, что первый более-менее реалистичный проект TVP был разработан именно Škoda, он получил обозначение Škoda T 40. Не стоит удивляться после этого тому, что ведущая роль в работе по программе TVP оказалась именно у Škoda. В Пльзени стали прорабатывать концепцию собственного легкого танка, которая при этом куда больше соответствовала требованиям чехословацких военных.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Среди разработок Škoda во время войны была целая серия противотанковых и зенитных орудий с механизмами заряжания

К середине 40-х годов в тех странах, где все еще продолжалась разработка легких танков, пришли к мысли, что орудия небольших калибров (37–57 мм) для них уже не подходят. Толщина брони бронетанковой техники дошла до тех величин, когда орудия подобных калибров уже не могли эффективно с нею бороться. В результате оптимальными калибрами стали те, что ранее предполагались в качестве вооружения средних танков. Прежде всего, это касалось орудий калибра 75–76 мм.

Первыми использовать такое орудие в качестве основного вооружения легкого танка стали американцы, которые установили его на легкий танк M24. После войны появился легкий танк M41, который получил более мощное орудие калибра 76 мм. Что же касается калибра 75 мм, то о нем также не забыли. Во Франции укороченную 75-мм пушку от Pz.Kpfw. Panther получил легкий танк AMX 13, тот же калибр позже использовали и шведы.

Имелись орудия такого калибра и у Škoda. Помимо 75-мм пушки Škoda A 18, которая, как и танк T 25, дальше проекта не продвинулась, существовали и другие орудия, дошедшие до стадии опытных образцов. Например, 75-мм зенитная пушка Škoda R 4 с гидравлическим механизмом заряжания. При длине ствола 4300 мм она обеспечивала бронебойному снаряду массой 6 кг начальную скорость 920 м/с. Механизм заряжания позволил достичь впечатляющей для такого калибра скорострельности – 45 выстрелов в минуту.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Проект легкого танка Škoda T-17, сентябрь 1948 года

Имея в запасе такой богатый опыт, а также прямую связь с VTU (Vojenský technický ústav, Военно-технический институт), который курировал разработку новых танков, Škoda запустила разработку собственного проекта. Машина получила обозначение T-17, (Т – танк, 1 – легкий, 7 — седьмой образец). Работы по нему начались в 1948 году и совпали с изменением взглядов чехословацких военных на проект TVP. Требования на перспективный танк изменились, параллельно с этим поменялся и его внешний вид.

Судя по всему, к чехословацким военным попал определенный объем информации по советскому тяжелому танку ИС-3. По-другому не объяснить тот факт, что TVP, до того напоминавший помесь чехословацких и немецких технологий, стал больше походить на советскую тяжелую машину. В полной мере это касалось и T-17, эскизный проект которого был готов к 8 сентября 1948 года. 19-тонный танк получил корпус с неким подобием «щучьего носа» по типу ИС-3, при этом его кормовая плита больше напоминала Т-34. Приводить в движение его должен был 15-литровый двигатель V8 мощностью 275 лошадиных сил. Согласно расчетам, с таким мотором T-17 развивал бы максимальную скорость 46 км/ч. Подобно ИС-3 и Т-34, танк имел кормовое расположение трансмиссии. Он должен был получить торсионную подвеску и по 4 опорных катка большого диаметра на борт.

Напоминала ИС-3 и литая башня, имевшая характерную форму. В ней размещалось три члена экипажа, а также 75-мм пушка Škoda A 26. По характеристикам она практически полностью повторяла зенитную пушку R 4. Также танк должен был получить три пулемета. Бронирование корпуса достигало толщины 50 мм в лобовой части и 25 мм по бортам, толщина литой башни варьировалась от 60 до 15 мм. Одним словом, это был вполне адекватный для того времени легкий танк, обладающий вполне достойным бронированием и вооружением.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

105-мм гаубица typ 17–1 (H-9), один из образцов нового чехословацкого вооружения, которое планировалось ставить на платформу LP

Гораздо интереснее то, что Škoda создавала не просто легкий танк, а специальную платформу LP (Lehký podvozek, то есть легкое шасси), на базе которой разрабатывалась целая гамма самоходных установок. По концепции эти машины здорово напоминали то, что Škoda позже создавала на базе танка по программе TVP. Проектировались эти легкие машины в течение 1948–1949 годов, всего было представлено как минимум 4 легких самоходных установки. Помимо базы, их объединяло то, что они должны были использовать вооружение чехословацкого производства. Оно как раз в это время разрабатывалось Škoda.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Самоходная гаубица 105mm ShH 14,3/540-LP, ноябрь 1948 года

Проекты машин на шасси LP были рассмотрены на совещании чехословацкого министерства обороны 18–20 ноября 1948 года. Первым из них стала 105-мм самоходная артиллерийская установка 105mm ShH 14,3/540-LP. На чертеже Zb 5915-S была изображена та самая платформа LP, которая отличалась от T-17 тем, что вместо закрытой башни предполагалось установить новую башню, открытую сверху.

К тому времени 270-сильный мотор, который был слабоват для T-17, заменили 500-сильным дизелем воздушного охлаждения, оснащенным нагнетателем. В качестве коробки передач была выбрана Praga-Wilson. Согласно расчетам, с таким мотором ожидалась максимальная скорость не менее 55 км/ч. Возможно, на Škoda еще и поскромничали, потому как в случае с T-17 удельная мощность выросла с 14,2 до 26,3 л.с. на тонну, а самоходная установка весила еще меньше – 16 тонн. В качестве вооружение на 105mm ShH 14,3/540-LP предполагалось использовать 105-мм гаубицу typ 17–1 (H-9), которая разрабатывалась на Škoda с 1946 года. Она дошла до стадии опытных образцов.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Истребитель танков 76,2mm ShPTK 6,6/900-LP отличался от самоходной гаубицы только вооружением

Почти полным близнецом этой машины стал истребитель танков 76,2mm ShPTK 6,6/900-LP, чертеж Zb 5916-S. По характеристикам и шасси, и башня полностью повторяли друг друга. Основная разница состояла в том, что вместо гаубицы на самоходную установку ставилась 76-мм противотанковая пушка A 19. Это орудие являлось дальнейшим развитием противотанковых пушек, которые Škoda проектировала во время войны. Пушка использовала те же боеприпасы, что и советское дивизионное орудие ЗИС-3. При длине ствола 5300 мм и начальной скорости снаряда 915 м/с A 19 легко пробивала на дистанции в километр плиту толщиной 100 мм, установленную под углом 60 градусов. Как и в случае с гаубицей H-9, работы над этой пушкой дошли до стадии опытных образцов. В серию они так и не пошли, но опытные орудия сохранились – сейчас они находятся в экспозиции технического музея в Лешанах.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Третья машина на платформе LP – зенитная самоходная установка ShPLK 2,12/1020-LP

Третьей машиной стала зенитная самоходная установка 50mm ShPLK 2,12/1020-LP, чертеж Zb 5918-S. Этот проект чем-то напоминает зенитную самоходную установку Flakpanzer 38(t). Боевое отделение сместилось из носового отделения к корме, кроме того, корпус получил специальное уширение. Появилось оно для того, чтобы можно было разместить 50-мм зенитную пушку, которую Škoda проектировала 1948 года. Базой для нее послужила 57-мм автоматическая зенитная пушка R 8. В отличие от других разработок, орудие это так и не вышло за стадию эскизных проектов.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Истребитель танков 76mm ShPTK 6,6/900-LP, чертеж Zb 5920-S, который по концепции повторял Jagdpanzer 38(t)

Последним представленным проектом стал истребитель танков 76mm ShPTK 6,6/900-LP, чертеж Zb 5920-S. В отличие от Zb 5916-S, эта машина больше напоминала Jagdpanzer 38(t). 17-тонная САУ имела полностью закрытое боевое отделение с рациональным расположением броневых листов. Благодаря такой концепции удалось несколько снизить общую высоту машины, что для истребителя танков было весьма важно. Подвижность и толщина брони полностью повторяла предыдущие проекты.

Упущенные выгоды

Проекты на шасси LP, включая T-17, рассматривались на большом совещании, которое состоялось 19 апреля 1949 года. Хотя в целом идея вызвала интерес, работы по этой теме несколько затормозились. Год спустя проектирование легких танков было прекращено, примерно в тот же период чехословацкие военные приняли аналогичное решение по программе TVP.

Причины называются разные. Кто-то винит в произошедшем чехословацких коммунистов, которые нередко перегибали палку в следовании «кильватеру старшего брата» в виде СССР. Отчасти это справедливо. Особенно легко подобная теория принимается по отношению к TNH 57/900. Немного устаревший, данный танк все же имел некоторые шансы быть проданным в страны третьего мира. Политика, серьезно обострившаяся после начала Корейской войны, в значительной степени стала виной гибели экспортного потенциала этого танка. Вместе с тем, одной только политикой причины закрытия чехословацких проектов легких танков не ограничиваются.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Модель легкого танка-амфибии Leták

По состоянию на 1950 год T-17 и другие машины на платформе LP, аналогично Škoda T 50 и другим машинам по программе TVP, существовали только на бумаге. На этом фоне продолжение программы TVP выглядело крайне сомнительно. Замена перспективного среднего танка лицензионным выпуском Т-34-85 стала вполне здравой идеей. Совсем другая картина вырисовывалась в отношении легких танков. Дело в том, что как раз к концу 1950 года легкие танки были сняты с вооружения чехословацкой армии. От машин легкого класса было решено отказались в принципе, считалось, что с их ролью вполне справятся и средние танки.

Опомнились чехословацкие военные после того, как узнали о существовании советского танка-амфибии ПТ-76. В апреле 1954 года на заводе им. Сталина в Мартине (Словакия) началось проектирование легкого танка-амфибии. Базой для него послужила амфибия VOŽ, она же Tatra 807, работы над которой дошли до стадии изготовления опытного образца. Проект танка на его базе получил обозначение Leták (листовка). Боевая масса составляла 15 тонн, в качестве вооружения предполагалась 57-мм автоматическая пушка Škoda, разработанная на базе зенитной пушки R 11. В ходе проектирования корпус для Leták несколько переделали, в результате его носовая часть стала похожа на переднюю часть ИС-3. Проект был закрыт в феврале 1956 года, причем для его замены так ничего и не появилось. Чехословацкая армия не захотела принимать на вооружение советские ПТ-76, зато была приобретена лицензия на плавающий бронетранспортер БТР-50, который был пущен в серию под обозначением OT-62.

Юрий Пашолок. Чехословацкий тупик

Переработанный вариант Leták с новой носовой частью

Крест, поставленный на T-17/LP и Leták, свидетельствует о недальновидности чехословацких военных. К моменту закрытия проекта Leták Чехословакия уже вовсю поставляла танки в Египет и другие страны. Не захотев развивать собственные легкие танки, чехословацкие военные и политики не смогли занять обширную экспортную нишу, которая спустя 10 лет стала постепенно заполняться новым игроком – Китаем. Легкие танки Тип 62 из Поднебесной по характеристикам оказались весьма близкими к T-17. Они были приняты на вооружение в десятке стран. Аналогичная ситуация сложилась и с танками-амфибиями. Даже наличие советского ПТ-76 нисколько не помешало продвижению на экспорт его китайской копии – танка Тип 63.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera) и Франтишеку Роцкоту (František Rozkot), Чехия, за помощь в подготовке материала


Источник – http://warspot.ru/9175-chehoslovatskiy-tupik

Подписаться
Уведомить о
8 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare