Юрий Пашолок. Бронешляпы по-немецки

15
1
Юрий Пашолок. Бронешляпы по-немецки

Юрий Пашолок. Бронешляпы по-немецки

Из истории немецких танковых башен и о том, почему у них была весьма консервативная конструкция

Содержание:

Развитие каждой из танкостроительных школ шло по вполне определенному пути. Безусловно, были случаи, когда основную скрипку играли крупные промышленные компании (например, Landsverk в Швеции или Vickers в Англии), но обычно всё задавалось военными. Это вполне логично, ведь именно военные были главными заказчиками танков. Какая-то свобода появлялась только в случае, когда разработчик действовал самостоятельно и, прежде всего, на экспортный рынок. А так даже такой своенравный человек, как Джон Уолтер Кристи, всё равно отчасти действовал а некоторой зависимости от военных. В конце концов, даже на его абсолютно независимом танке всё равно прописалась стандартизированная орудийная установка. В большинстве же случаев работы по созданию танков и других видов военной техники шло под колпаком военных. Так что полная независимость была таковой обычно очень условной.

Немецкая колонна в Польше, сентябрь 1939 года. Здесь видны 4 основных немецких танка, причем башни у них всех похожи. Это совсем не случайность

Немецкая колонна в Польше, сентябрь 1939 года. Здесь видны 4 основных немецких танка, причем башни у них всех похожи. Это совсем не случайность

В полной мере это касалось и немецкого танкостроения. Еще в годы Первой мировой войны танки в немецкой армии находились под жестким контролем командования. Причем на этом поприще люди в пикельхаубе наломали дров. Итогом стало создание всего двух десятков железных капутов, которые, в виду малочисленности, особо ничего не решали. После окончания Первой мировой войны ситуация несколько изменилась. Разработчики танков получили чуть больше свободы, но на самом деле всё было совсем не так просто. В реальности структуры Heereswaffenamt очень жестко контролировали разработку. Поэтому когда кто-то говорит «танки Хеншеля», например, можете очень широко улыбаться. На самом деле там был очень жесткий контроль, порой советские танкостроители имели больше свободы. Это многое объясняет, особенно когда продвигались откровенно сомнительные идеи. У этих идей были имена и фамилии в структурах HWaA, прежде всего WaPrüf 6, ответственной за бронетанковую технику и моторизацию немецкой армии.

И даже башня "Тигра" создавалась по тем же канонам, что башня Pz.Kpfw.I. Что там, что там "подкова" на виде сверху

И даже башня «Тигра» создавалась по тем же канонам, что башня Pz.Kpfw.I. Что там, что там «подкова» на виде сверху

Жесткий контроль со стороны 6-го отдела Департамента Вооружений привел к тому, что немецкие танки, в большинстве своём, имели схожие компоновочные решения. С 1926 года существенное влияние на разработку танковых шасси имел Генрих Книпкамп. Этим во многом и объяснялось то, почему проекты разных фирм оказывались очень похожи с точки зрения общей компоновки. Между тем, не один только Книпкамп имел большое влияние на конструкцию танков. В 6-м отделе Департамента Вооружений хватало и других фигур, которые существенно влияли на конструкцию боевых машин. Это касалось и башен. Они были похожи друг на друга не просто так, причем в дальнейшем это самым негативным образом повлияло на боевые характеристики танков. Про это и пойдет сегодняшний разговор.

Книпкамп немецких танковых башен

Первый немецкий танк с башней появился еще в 1918 году. Речь шла об LK-II, разработанном под руководством Йозефа Фольмера. Для своего времени эту башню можно смело называть передовой. Помимо того, что она была вполне просторной, башня отличалась наличием большого числа смотровых щелей, прикрываемых заслонками, а также смотровой башенкой. Кайзеровская армия воспользоваться этой башней не успела, оценили ее венгры, а затем и шведы. Другой вопрос, что после окончания Первой мировой войны Фольмер оказался не у дел, а после рестарта немецкой танковой программы в 1925 году стало наблюдаться то самое явление, о котором говорилось вначале. Башни от разных производителей и для разных типов танков имели много общего.

Башня LK-II, первого немецкого серийного танка со "шляпой". Для своего времени очень удачная конструкция, но потом немцы пошли куда-то не туда

Башня LK-II, первого немецкого серийного танка со «шляпой». Для своего времени очень удачная конструкция, но потом немцы пошли куда-то не туда

Кто именно был в тот момент главным идеологом башен, неизвестно, но общая концепция читалась очень хорошо. Башня изначально предполагалась двухместной, впрочем, на Leichttraktor ее переделали под трех человек. Характерной особенностью стало наличие боковых люков для экипажа, а также использование перископических прицелов. Также немцы сразу же использовали спаренную установку вооружения, на тот момент это передовое техническое решение. Впрочем, на Großtraktor градус бреда был еще выше. Командира там посадили в корпус, справа от механика-водителя.

Башня Großtraktor, с нее пошла идея усеченного конуса и перископического прицела. А еще внимание - где тут сидит командир? Правильный ответ - в башенке на переднем плане

Башня Großtraktor, с нее пошла идея усеченного конуса и перископического прицела. А еще внимание — где тут сидит командир? Правильный ответ — в башенке на переднем плане

Вместе с тем, идеальной конструкцию башен назвать сложно. Для начала, с обзорностью у этих башен была явно беда. Из всех приборов наблюдения у наводчика имелся только прицел. В створках люков имелись смотровые щели, прикрытые стеклоблоками. Впрочем, видно из них было ровно ничего, а в боевых условиях, как показал опыт Испании, немецкие стеклоблоки мало что держали. А еще на Leichttraktor впервые отработали концепцию с размещением командира за орудием. Получилось как-то совсем коряво: из приборов наблюдения имелся перископический прибор, сзади оказалось слишком тесно, а как командир выбирался, вообще отдельная песня. Поэтому очень быстро башню Leichttraktor переделали в двухместную. Настолько быстро, что по «канону» она всегда считалась двухместной.

На Leichttraktor впервые отработали концепцию с размещением командира за орудием. Но получилось слишком тесно

На Leichttraktor впервые отработали концепцию с размещением командира за орудием. Но получилось слишком тесно

В дальнейшем концепцию башни в виде усеченного конуса можно легко заметить на преемнике Großtraktor — Nb.Fz. В виду того, что на танке планировалось сразу два орудия, пулемет вынесли отдельно, и кому-то в 6-м отделе Департамента Вооружений эта идея понравилась. Возможность независимой наводки спаренного пулемета далее можно увидеть на Z.W. (Pz.Kpfw.III). А еще кому-то здорово понравилась идея посадить командира за орудийной установкой. Не исключено, что это был первый общий привет от оберлейтенанта (с марта 1930 года гауптмана) Геберта Ольбриха. Когда именно он занялся башнями в 6-м отделе Департамента Вооружений, точно данных нет, но есть подозрение, что командир за пушкой — это его идея. Уж слишком навязчиво эту идею тащили в дальнейшем.

Последний "усеченный конус" по-немецки - башня Rheinmetall для Nb.Fz. Получилось как-то не очень

Последний «усеченный конус» по-немецки — башня Rheinmetall для Nb.Fz. Получилось как-то не очень

Надо сказать, что башня Nb.Fz., особенно в ее исходном виде (конструкции Rheinmetall), выглядела совсем не идеально. Да, большим плюсом стало появление командирской башенки (это второй, после LK-II, немецкий танк с башенкой), но смотровые приборы снова «зажали». По сути тот же набор, что у Großtraktor, причем наводчик снова сохранил перископический прицел. А еще башня Rheinmetall оказалась чересчур тесной. В результате случился праздник непослушания от Krupp.

Башня Nb.Fz. от Krupp, она же башня здорового человека. Первая немецкая башня с забашенной нишей. Следующую сделают уже в 1942 году

Башня Nb.Fz. от Krupp, она же башня здорового человека. Первая немецкая башня с забашенной нишей. Следующую сделают уже в 1942 году

За исключением явного недобора по смотровым приборам в бортах башни, у Krupp получилась очень удачная конструкция. Как-то даже не по-немецки. Вместо «шляпы» вполне разумная конструкция с прямыми листами и, внезапно, кормовой нишей (впервые в немецком танкостроении). Вместо поручневой антенны штырьевая (хотя на макете была поручневая), командирская башенка смещена к той самой нише, более разумное размещение двух орудий. Вполне технологично и разумно, именно эту башню и выбрали как серийную. Но дальше начались действия, у которых имелось имя и фамилия.

Башня Daimler-Benz для La.S.,первая разработка дуэта двух Гербертов - Кунце и Ольбриха

Башня Daimler-Benz для La.S.,первая разработка дуэта двух Гербертов — Кунце и Ольбриха

Началась вся эта история с Kleintraktor, который переименовали в La.S. (Landwirtschaftliche Schlepper, или сельскохозяйственный тягач). Изначально танк предполагался трехместным и с 20-мм автоматической пушкой, но что-то пошло не так. В результате у Krupp каменный цветок не вышел. Танк получился двухместным и с пулеметным вооружением. Конструкцию башни, изначально одноместной, спустили сверху, то есть из 6-го отдела Департамента Вооружений. Здесь точно можно говорить о том, что концепция башни исходила от гауптмана Герберта Ольбриха. Неслучайно у Krupp получилась башня в виде «подковы» с частоколом смотровых щелей по периметру (и парой смотровых лючков). Впрочем, в Эссене с задачей не справились, а дизайн башни на пару делали уже Ольбрих и Герберт Кунце с Daimler-Benz werk 40 (подразделение концерна в Мариенфельде, пригороде Берлина). Дуэт Ольбриха с Кунце и был автором классических немецких башен. Она подразумевала форму усеченного конуса баз малейших намеков на кормовую нишу, максимально широкую носовую часть, скосы в нижней части лба, а также наличие смотровых лючков по бортам. Кстати, у этих двоих есть совместные патенты, что как бы намекает. А еще Кунце стал главным разработчиком танковых башен на Daimler-Benz.

Ага, вот эти ребята. Пока Ольбрих не уехал на Восточный Фронт, монополия по башням была за ним

Ага, вот эти ребята. Пока Ольбрих не уехал на Восточный Фронт, монополия по башням была за ним

В дальнейшем Daimler-Benz получила монополию на разработку башен и подбашенных коробок для легких танков. Надо сказать, что именно форма подковы у Daimler-Benz постепенно видоизменялась. На La.S.100 (Pz.Kpfw.II) «подкова» была условной, поскольку кормовой лист был и вовсе плоский, а бортовые согнутые пополам. Причина прозаичная — большая технологичность. Вместе с тем, концепция башни без кормовой ниши и со смотровыми лючками по периметру осталась. Сохранились и скосы, а также характерная орудийная установка с внутренней подвижной бронировкой. При этом наличие смотровых лючков что на Pz.Kpfw.I, что на Pz.Kpfw.II, не означало хорошей обзорности. Для начала, часть смотровых лючков и вовсе были глухими, то есть посмотреть вперед-вбок можно было, только их приоткрыв (с риском получить пулю, или осколок). Опыт Испании показал, что стеклоблоки слабые, поэтому на Pz.Kpfw.II Ausf.B ввели усиленные стеклоблоки. В-третьих, первое боевое применение Pz.Kpfw.II в Польше показало, что обзорность сильно страдает. Наконец, одноместная башня, которую так часто припоминают французам, продолжала с завидным упорством ставиться на немецкие легкие танки. Включая и танки нового поколения. Башни у них стали более квадратными, но общая концепция сохранилась. Если кто забыл, то прямым одноклассником Pz.Kpfw.II был Vickers Mk.E, Light Tank M2, Т-26, LT vz.35/LT vz.38 и даже отчасти Light Tank Mk.VI. У них башни были двухместными, и нельзя сказать, что обзорность хуже (а у половины скорее лучше).

На средних немецких танках можно было видеть ту же самую "подкову" с максимально широкой носовой частью

На средних немецких танках можно было видеть ту же самую «подкову» с максимально широкой носовой частью

Более благополучно выглядела ситуация со средними танками. И в случае с Z.W. (Pz.Kpfw.III), и в случае с B.W. (Pz.Kpfw.IV) башня выглядела прямым развитием идей Ольбриха с Кунце. Никакого намека на забашенную нишу, сверху получалась всё та же «подковка», только борта/корма, для большей технологичности, собирались из трех деталей. В бортах башни появились смотровые лючки, также смотровые приборы имелись в створках боковых люков. От перископического прицела отказались, вместо него появился ломающийся (шарнирный) телескопический прицел. Место командира было сдвинуто максимально назад, настолько, что вырез под комбашенку вылез на кормовой лист.

И даже на VK 65.01 та же "подкова"

И даже на VK 65.01 та же «подкова»

Что помешало сразу подвинуть командира влево, неизвестно, то ли религия, то ли ориентация. Но такая система сохранялась на немецких танках вплоть до 1941 года включительно. Надо сказать, что поначалу выбранная система вполне работала. Длина отката орудий была таковой, что командир вроде как и не мешал. Причем немцы оказались не единственными, кто так разместил командира. Сначала, посмотрев на Pz.Kpfw.III Ausf.G, в 1940 году такое размещение подрезали советские конструкторы. Сначала его внедрили на Т-50, затем на Т-34М, а позже на первом варианте Т-43. Далее похожее размещение командира появилось на Valentine III/Valentine V.

Даже у "Льва" башня была с размещением командира позади. Как он там размещался, вопрос

Даже у «Льва» башня была с размещением командира позади. Как он там размещался, вопрос

У немцев же такое размещение перекочевало и на тяжелые танки. Сначала его можно было видеть на D.W., а затем на VK 30.01. Проблемы начались в 1941 году, когда калибр и длина орудий резко выросли. Тем не менее, башня VK 70.01 (Pz.Kpfw.Löwe) имела ровно ту же концепцию. Как там за орудием в «круглой» башне размещался командир — большой-большой секрет.

От подков к пирожкам

Первыми с проблемой, когда орудие явно не лезет с командиром позади него, столкнулись на Krupp. При проектировании башни для VK 30.01 (P) это вылезло в полный рост. Поэтому произошло революционное событие — командира сместили влево. Но складывается такое впечатление, что в работу по проектированию башни для VK 30.01 (P) вмешались какие-то два странных конструктора. Фамилии необычные, один фон Баширофф, второй Петрофф. Шутки шутками, но по нормальной голове такое не придумать. На Krupp догадались делать борта и корму башни из единой гнутой детали, еще и не симметричной. Чтобы командир влез, пришлось слева делать выступ. В результате эволюции получилась башня «Тигра». В принципе, ее можно давать пример, как башни делать не надо. С одной стороны, все хвалят обзорность с места командира, а с другой, в мемуарах часто проскакивает информация про стереотрубу. У наводчика и заряжающего из смотровых приборов были только смотровые щели в бортах. И лишь ближе к 1944 году заряжающий получил перископ, который смотрел строго вперед. Также вызывает массу вопросов орудийная маска во всю ширину башни. В отчетах по КВ-1 часто упоминается заклинивание орудийной установки в результате попаданий вражеских снарядов. А тут подвижная бронировка во всю морду. Вот и возникают закономерные вопросы…

Неизвестно, что на этом кадре больше шизофрения - корпуса Pz.Kpfw.Maus, или заготовки башен Pz.Kpw.Tiger Ausf.E. Борта и корма одной деталью, не симметричная. Подкова курильщика

Неизвестно, что на этом кадре больше шизофрения — корпуса Pz.Kpfw.Maus, или заготовки башен Pz.Kpw.Tiger Ausf.E. Борта и корма одной деталью, не симметричная. Подкова курильщика

В случае с тяжелыми танками разработки Henschel поначалу ситуация выглядела не столь радикально. Для VK 36.01 башню предшественника переделали, также сместив место командира вправо. Башня, что характерно, изначально была разработки Krupp. Отчасти похожую конструкцию, менее габаритную и более квадратную, чем башня VK 30.01 (P), стал разрабатывать Rheinmetall. В результате на свет появилась башня под 75-мм орудие KwK 42 L/70. на «Тигр» она не пошла, но далее она эволюционировала в башню VK 30.02 (M). Так появилась башня «Пантеры». Более технологичная, чем тигриная, но также с рядом проблем. Вопрос обзорности с мест наводчика и заряжающего у нее также стоял остро, но имелся и еще один момент. Звался он «неуравновешенность». Этот вопрос обычно обходится стороной, но чудес не бывает. Длинный ствол создавал проблему с балансом башни. Такую проблему получили и американцы на GMC M10, и там ее решили балластом в задней части башни. Далее же американцы сделали развитые кормовые ниши. А немцы продолжали страдать с патентованным дизайном Ольбриха.

Порше и другие представители Танковой Комиссии под Мценском, ноябрь 1941 года

Порше и другие представители Танковой Комиссии под Мценском, ноябрь 1941 года

Ситуация начала меняться только в конце 1941 года. Во-первых, Ольбрих, к тому моменту уже оберст, уехал в июле 1941 года на фронт. Сначала командовал 35-м танковым полком 4-й танковой дивизии, а затем 4-м полком 13-й танковой дивизии. Осенью 1942 года (когда именно, данные разнятся, считается, что случилось это 10 сентября 1942 года) погиб в бою под Моздоком, посмертно произведен в генерал-майоры. На тот момент он уже больше полугода не влиял на развитие танковых башен. Во-вторых, в ноября 1941 года состоялся визит Танковой Комиссии под Мценск. Там они познакомились с Т-34 из 11-й танковой бригады. Эта встреча стала ключевой. Помимо рациональных углов наклона брони немцы заметили и башню Т-34 с развитой кормовой нишей. Видели-то они башни с кормовой нишей и ранее, но как-то для себя пометок не делали. А тут внезапно ПРОЗРЕЛИ. Хотя скорее дело в том, что Ольбрих уехал на фронт, соответственно, лобби пропало.

Одно из первых последствий поездки под Мценск. Попробуем угадать, что послужило прототипом

Одно из первых последствий поездки под Мценск. Попробуем угадать, что послужило прототипом

Уже с начала 1942 года начинаются крайне интересные события. И Krupp, и Daimler-Benz, внезапно начали проектировать башни с развитыми кормовыми нишами. И вот тут следует отметить показательный момент. Порой Daimler-Benz обвиняют в том, что они скопировали Т-34. Но на самом деле это полная чепуха. По общим обводам и некоторым элементам лба корпуса еще какое-то сходство есть, но в остальном получилась совсем другая машина. Особенно это касалось башни. В лучшем случае там как-то похожи обводы, а так явно своё. Совершенно иначе была выполнена установка вооружения, у немецкой конструкции имелась командирская башенка, плюс эвакуационный люк. Башню VK 30.01 (D) зарубили, но детище Кунце всё же стало серийным. Прямым развитием той башни стала «голова» Sd.Kfz.234/2. Вполне адекватная конструкция, даже какая-то не немецкая, с точки зрения рациональности идей. У обоих номеров расчета башни имелись перископы кругового вращения, для немцев это прямо фантастика. Также имелся отдельный перископический прибор командира. Можно, конечно, вспомнить башню Pz.Sp.Wg. Luchs (кстати говоря, тоже детище Кунце), но там набор оптики был поскромнее.

Башня для танка-разведчика VK 16.02, разработанная Daimler-Benz. Вполне самобытная конструкция, хотя и с влиянием башни Т-34

Башня для танка-разведчика VK 16.02, разработанная Daimler-Benz. Вполне самобытная конструкция, хотя и с влиянием башни Т-34

Впрочем, самое забавное происходило на Krupp. Там вообще не парились и банально скопировали башню Т-34 как есть. Если вы посмотрите на башни VK 45.02, а также ранние башни VK 100.01 (будущий Pz.Kpfw.Maus), увидите много забавного. Была скопирована даже гнутая лобовая часть башни, не самой удачной конструкции. Далее на Krupp начали конструкцию упрощать, но да, у Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B и Pz.Kpfw.Maus башни произошли от «Пирожка», как моделисты называют башню Т-34 первого типа. Причем это можно заметить даже на поздних вариантах башен Krupp.

Даже в случае с Pz.Kpfw.Maus можно было увидеть следы Т-34

Даже в случае с Pz.Kpfw.Maus можно было увидеть следы Т-34

Надо сказать, что с башнями у немцев дела под конец войны обстояли довольно специфично. Во-первых, надежную броневую защиту от советских танковых орудий, появившихся в 1944 году, немецкие танковые башни не получили. Сложилась комичная ситуация, когда немецкие танки с трудом пробивались в верхнюю лобовую деталь корпуса, но гораздо легче поражались в лоб башни. Например, Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B пробивался советскими орудиями Д-10Т и Д-25Т на дистанции в 1000-1500 метров. А башня Pz.Kpfw.Panther порой пробивалась в лоб даже 45-мм подкалиберным снарядом. Похожая ситуация была у ИС-2, чья башня оказалась менее стойкой, чем корпус. Во-вторых, с точки зрения приборов наблюдения дела у немецких танков конца войны дела обстояли плохо. Обзор был только у командира. Причем это стало касаться и башен Pz.Kpfw.IV, они постепенно лишились всех боковых смотровых приборов. В результате немцы часто страдали от флангового огня, то есть они получили ту же ситуацию, что у нас в 1941-42 годах. При этом на советских танках с обзорностью ситуация явно выправлялась. В-третьих, немцы так и не смогли еще больше усилить вооружение своих танков. Ключевой причиной тому стала конструкция башен. Банально не лезло, либо требовалось раздельное заряжание.

Schmallturm, тяжелое наследство герра Ольбриха. Поставить орудие помощнее немцы смогли только на бумаге, а сама башня получалась неуравновешенной. Однозначный тупик

Schmallturm, тяжелое наследство герра Ольбриха. Поставить орудие помощнее немцы смогли только на бумаге, а сама башня получалась неуравновешенной. Однозначный тупик

Финал оказался закономерным. Послевоенные немецкие башни не имели ничего общего с разработками для Третьего Рейха. И это при том, что проектировали порой те же люди. Кунце так и остался в послевоенном танкостроении, причем занимался как раз башнями. Но они совсем не были похожи на то, что было во время войны. Самое же главное, что началась полноценная конкуренция. В пределах заданных требований, но уже не под колпаком одного человека. Сему мораль: монополизм иногда приводит к крайне неоднозначному результату.

Список источников

      1. US NARA
      2. РГВА
      3. Special Panzer Variants: Development — Production – Operations, Walter J. Spielberger, Hilary L. Doyle, Schiffer Publishing, 2007
      4. hranitel-slov.livejournal.com
      5. digitaltmuseum.se
      6. panzerbasics.com
      7. Фотоархив автора

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/broneshliapy-ponemecki-61d719a2031d8c08bb8c5adb?&

Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare