Юрий Пашолок. Без шансов на полномасштабное танкостроение

15
0
Юрий Пашолок. Без шансов на полномасштабное танкостроение

Юрий Пашолок. Без шансов на полномасштабное танкостроение

Польское предвоенное танкостроение — мечты и жестокая реальность

Содержание:

После окончания Первой мировой войны на карте Европы образовалось немало государств, которые вновь обрели независимость. Развал Австро-Венгрии стал причиной появления Австрии, Венгрии, а также Чехословакии. В последнем случае чехами и словаками было решено развиваться сообща, среда в Восточной Европе была далеко не самой дружелюбной. Особенно на фоне массы взаимных территориальных претензий. Обрела независимость и Польша, которая сразу же начала реализацию своих территориальных амбиций. За счет влиятельных покровителей и ослабленных войной соседей удалось нарастить территорию. Известный лозунг Polska od morza do morza вполне соответствовал амбициям польского руководства. Главным противником считался Советский Союз, но по возможности Польша была совсем не прочь откусить кусочек территории соседей. Это отлично показали события 1938 года вокруг Тешинской области.

Апогей славы польских бронетанковых сил. 7TP вступают в Тещин, 2 октября 1938 года

Апогей славы польских бронетанковых сил. 7TP вступают в Тещин, 2 октября 1938 года

Для того, чтобы вести себя столь агрессивно, необходимо иметь мощную армию. С этой точки зрения польская армия выглядела мощной силой. По крайней мере мобилизационные ресурсы позволяли поставить под ружьё около полутора миллионов человек. Это даже отчасти удалось в ходе скоротечной кампании сентября 1939 года. Другой вопрос, что люди — это далеко не всё. Необходимы были и современные образцы вооружения, а также военной техники. И вот тут возникал большой знак вопроса. Допустим, с противотанковой артиллерией дела обстояли более-менее неплохо, немцы от ее огня страдали очень неслабо. А вот по ряду направлений дела обстояли совсем иначе.

 Год спустя. Томашув-Любельский, трофейные 7TP. Часть танков оттуда позже утащили советские танкисты

Год спустя. Томашув-Любельский, трофейные 7TP. Часть танков оттуда позже утащили советские танкисты

В годы Первой мировой войны родился новый вид военной техники, который быстро стал одним из основополагающих на поле боя. Речь, разумеется, про танки. За 20 лет межвоенного периода танки существенно изменились, ими обзавелся ряд стран. Польша не являлась исключением. Помимо закупки зарубежных образцов, в Польше шли работы и по собственным образцам, местами вполне удачными. Существовали и проекты боевых машин, некоторые из которых негативно действуют на неокрепшие умы. Это привело к явлению, которое можно назвать как Czołg 40, по аналогии с Panzer 46. И если с немцами хотя бы частично подобные мечты имеют под собой основания, то с польской броней всё совсем не так. Об этом и поговорим.

Проигрыш еще до драки

Прежде чем начать разговор о том, что представляло собой польское танкостроение к началу Второй мировой войны, стоит сказать пару слов о том, как оно вообще развивалось по миру. Итак, имелось два основных мировых центров танкостроения — Англия и Франция. Они же являлись (особенно англичане) основными разносчиками технологий. Также были немцы, которые нет-нет, да выбрасывали в эфир интересные идеи (шведы и чехи в 20-е годы соврать не дадут, да и у нас немецких наработок хватало). В основном же обычно всё начиналось с французов, либо англичан. Закупались танки, нередко с лицензионным производством, далее танкостроение потихоньку вставало на путь собственной танкостроительной школы. Далеко ходить не надо. Именно так развивалось танкостроение в Чехословакии, Италии, СССР, отчасти в Японии и США (влияние английской школы несомненно). Шведы так вообще получили своё танкостроение от немцев под ключ. В большинстве случаев к началу войны сложились вполне самобытные школы танкостроения.

Renault FT, первые танки польской армии

Renault FT, первые танки польской армии

А что же Польша? Сначала всё шло так, как у всех. Первыми польскими танками традиционно стали Renault FT, их французы нашлепали столько, что пытались распихать где можно. Именно этот танк стал первым, который строили в Польше. 27 таких машин, из неброневой стали, изготовили силами CWS ( Centralne Warsztaty Samochodowe, Центральные Автомобильные Мастерские), поэтому танк и известен как CWS FT. Предпринимались попытки модернизации танка, но быстро выяснилось, что это не имеет смысла. Поэтому польская сторона, с одной стороны, пыталась договориться с Джоном Уолтером Кристи (почти получилось), а с другой, зачастила в Англию. Заход на Vickers-Armstongs стал самым большим успехом для польской армии. Было закуплено 10 танкеток Vickers-Carden-Loyd Mk.VI и 38 легких танков сопровождения Vickers Mk.E, плюс лицензия на их выпуск.

CWS FT, 27 таких танков собрали в Польше. Они стали первыми танками польского производства

CWS FT, 27 таких танков собрали в Польше. Они стали первыми танками польского производства

В Польше английская танкетка быстро эволюционировала в танкетки семейства TK (TK-3, TK-F, TK-S). Они стали самыми массовыми образцами польской бронетанковой техники межвоенного периода. Всего их построили 620 штук. Кроме того, польские конструкторы, включая Эдварда Габиха, провели большую работу по модернизации машины. Что же касается Vickers Mk.E, то VAU-33 (Vickers-Armstrong-Ursus 1933), лицензионная версия танка, легла в основу 7TP, лучшего из серийных польских танков. Этих машин, оснащенных дизельным мотором Saurer, построили 132 штуки.

TK-S, вполне удачное развитие танкетки Carden-Loyd Mk.VI. На ней впервые был использован перископ конструкции Рудольфа Гундляха

TK-S, вполне удачное развитие танкетки Carden-Loyd Mk.VI. На ней впервые был использован перископ конструкции Рудольфа Гундляха

Итак, польское танкостроение смогло успешно пройти две стадии развития. Первая — это организация выпуска танков, а вторая — создание, на базе зарубежной машины, улучшенной версии. Другой вопрос, что обычно за этими двумя стадиями следует третья — создание полностью своего танка, который, в лучшем случае, унаследовал бы от прародителя общую компоновочную схему. И вот тут возникает масса вопросов. В случае с танкетками их не будет, потому что большинство стран про них либо вообще забыло, либо выпускало на экспорт. А вот по поводу самого ходового товара, то есть легких танков боевой массой 6-11 тонн, всё крайне неоднозначно.

Первый опытный образец пушечного 7TP

Первый опытный образец пушечного 7TP

Чтобы не возникало никаких подозрений насчет предвзятого отношения к польскому танкостроению, стоит сказать пару вещей. Во-первых, именно с точки зрения модернизации к полякам точно вопросов нет. Машины получились надежные и вполне удачные, если сравнивать с прямыми аналогами. Во-вторых, говорить о том, что польские инженеры умели только модернизировать чужие наработки, будет неправдой. В Польше хватало талантливых конструкторов. Перископами системы Рудольфа Гундляха пользуются до сих пор, а Эдвард Габих создал несколько самобытных и удачных танков. Собственно говоря, вершиной польских бронетанковых разработок межвоенного периода является отнюдь не 7TP, а 4TP (PZInż.140). На момент создания это был один из лучших «патрульных» танков, с высокой подвижностью, адекватной огневой мощью, торсионной подвеской и удачными приборами наблюдения. Безо всяких преувеличений боевая машина мирового уровня, демонстратор того, что могла делать польская промышленность. В-третьих, стоит похвалить польскую сталелитейную промышленность. В ходе исследования брони танков, которые Красная Армия затрофеила осенью 1939 года, самая качественная броня оказалась у 7TP. Французская и английская броня оказалась хуже, да и у чехословацких танков она была так себе.

4TP (PZInż.140), самый совершенный танк польской разработки. Безо всяких преувеличений, гордость польской танковой промышленности, с массой передовых решений. Но - таки и оставшийся опытным

4TP (PZInż.140), самый совершенный танк польской разработки. Безо всяких преувеличений, гордость польской танковой промышленности, с массой передовых решений. Но — таки и оставшийся опытным

Главный вопрос возникал насчет, так сказать, перспектив. В случае с самой легкой категории их нет, тут имелся первоклассный (безо всякой иронии) 4 TP, который, впрочем, так и не попал в серийное производство. А вот насчет легких танков сопровождения вопросы были, и немало. Во второй половине 30-х годов у подавляющего большинства стран были либо серийные, либо опытные, либо хотя был «бумажные» танки нового поколения. У нас, например, Т-26 продолжал выпускаться вынужденно, но при этом имелся Т-46-1, который уж точно клоном Vickers Mk.E не назовешь. Про чехословацкие танки и вовсе такое не скажешь, а ведь там концепция Vickers Mk.E торчит по полной программе. У поляков же можно вспомнить только то, что с легкой руки историка Януша Магнуского, именуют как 9 TP. На самом деле никогда он так не назывался. В документации эта машина проходила как «улучшенный 7 TP». В конце 1938 года польская металлургическая промышленность смогла совершить прорыв. Удалось получить устойчивые сварные соединения броневых листов толщиной 30-40 мм. Это и послужило катализатором создания проекта модернизации 7 TP, с утолщенной броней и рациональными углами наклона лба подбашенной коробки. Боевая масса машины оценивалась в 9,8 тонн, ставился более мощный мотор. Всё остальное — тот же 7 TP, с далеко не самой удачной ходовой частью и шведской пушкой.

10TP, самый тяжелый из польских танков межвоенного периода

10TP, самый тяжелый из польских танков межвоенного периода

Настораживает тот факт, что даже достоверных проектов принципиально иного танка класса 7 TP просто нет. И ладно бы только с ним такая проблема. Как уже говорилось выше, польские военные активно пытались купить танк у Кристи. С третьей попытки, да и то, окольными путями (явно не без участия American LaFrance), удалось создать свою машину. 10 TP не являлся чистым клоном танка Кристи, при его создании однозначно учитывался опыт Convertible Medium Tank T3E2 и T4. Итогом программы стало создание опытной машины, которую забраковали. Максимум, что ждало польскую армию — это танк с придуманным Магнуским индексом 14 TP. На самом деле это просто 14 тонн боевой массы, чисто гусеничный танк с броней толщиной 30 мм. И тоже ничего прорывного.

Давайте попробуем найти тут индекс 14 TP

Давайте попробуем найти тут индекс 14 TP

Наконец, часто мечтатели вспоминают про средние танки. Тут сразу в голове у многих всплывает индекс 25 TP. Вот сразу сверните его в трубочку и не показывайте, ибо это тоже изобретения пана Магнуского. На самом деле с 1936 года велись работы по проектированию среднего танка боевой массой до 20 тонн, с 75-мм пушкой и толщиной брони не менее 30 мм. Ориентиром для польских конструкторов был Medium Tank Mk.III и схожие с ним разработки. То есть ожидалось получить подвижный средний танк.

Не было и 25 TP. Индекс можете прочитать сами

Не было и 25 TP. Индекс можете прочитать сами

Разработка была конкурсной. С одной стороны находилось конструкторское бюро по разработке бронетанковой техники (Biuro Badań Technicznych Broni Pancernych, сокращённо — BBT Br.Panc.). Возглавлял эти работы Рудольф Гундлях. Конкурентом выступал KSUS (Komitet do Spraw Uzbrojenia i Sprzętu Technicznego, Комитет по вооружению и техническому оснащению), хотя хорошо видно, что танки были очень похожи. Результатом работ стало создание по два варианта Czołg średni B.B.T. Br. Panc и K.S.U.S.T., все из них не утвердили. Далее последовала команда проектировать единый танк, что-то похожее в то же время происходило с чехословацкими средними танками. Но они хотя бы строились в металле, а тут только бумага, с планами постройки опытного образца хорошо если в 1940 году.

Czołg średni B.B.T. Br. Panc и K.S.U.S.T. ожидались к 1940 году. К тому моменту орни были безнадежно устаревшими

Czołg średni B.B.T. Br. Panc и K.S.U.S.T. ожидались к 1940 году. К тому моменту орни были безнадежно устаревшими

Самое печальное то, что Czołg średni B.B.T. Br. Panc и K.S.U.S.T. даже на 1937 год не выглядели передовыми разработками. Немного зная то, что происходило с Medium Tank Mk.III и компанией, постройка такой машины превратилась бы в нестерпимую боль. На скорости выше 40 км/ч подобная ходовая часть имела обыкновение «сыпаться». Ну а в 1940 году такой танк и вовсе выглядел недоразумением. Поэтому, извините, мечтать не вредно. Даже при наличие какой-то «бумаги», которую еще не охватили, особо это ничего не меняет.

А где строить будем?

Итак, с перспективами разобрались. За исключением действительно передового 4 TP, особо похвастаться и нечем. При этом, повторюсь, вряд ли это вина тех же Гундляха или Габиха. Им приходилось разрабатывать свои боевые машины в условиях реального положения дел в промышленности. Разница между кружками по альтернативной истории танкостроения и реальностью существенная. И когда начинаешь задавать некоторые вопросы, реакция получается в стиле «нормально же общались». Ну-с, приступим.

TK-S - единственный польский танк,выпускавшийся сотнями штук

TK-S — единственный польский танк,выпускавшийся сотнями штук

Основа любого танкостроительного производства — это развитая тяжелая и машиностроительная промышленность. Без этого можно даже не дергаться. У шведов, итальянцев, чехов и остальных с машиностроением и тяжелой промышленностью дела обстояли хорошо. Даже венгры позже смогли строить не только легкие, но и средние танки. Да, собственный танк построить не удалось, но, знаете ли, выпуск более чем 400 Turan и 72 САУ Zrínyi II (последняя боевой массой больше 20 тонн) — это реально достижение. А заодно и лакмусовая бумажка уровня венгерской промышленности. Вполне неплохо обстояли у них дела и с автомобилестроением, это касалось и тяжелых грузовых автомобилей. Как минимум выпускать средние танки массой более 20 тонн могли и шведы, и чехи, и венгры, и итальянцы. В большинстве случаев не только могли, но и выпускали.

Выпуск 7TP поначалу был очень скромным. 20 танков в год - это норма

Выпуск 7TP поначалу был очень скромным. 20 танков в год — это норма

А теперь внимание, что же из себя представляла польская промышленность? Центровым местом являлись PZInż (Państwowe Zakłady Inżynierii, Государственные заводы машиностроения), располагавшиеся в Варшаве. Можно сказать, локомотивом PZInż являлся завод Ursus, национализированный в 1930 году. Он был и производителем грузовиков, и производителем танков, и производителем броневиков. Конечно, была еще верфь в Модлине, но ее подключение к танкостроению не выглядело реалистичным. По факту PZInż, точнее, Ursus, ничего, кроме легких танков, производить не могли.

Что-то похожее на серию стало образовываться только в 1938-39 годах

Что-то похожее на серию стало образовываться только в 1938-39 годах

Еще более больным местом становилось моторостроение. Даже в случае с 10 TP возникал ряд вопросов, а где брать моторы. На опытном танке стоял грузовой мотор American LaFrance. Даже освоение такого мотора стоило бы PZInż больших усилий. В остальных же случаях мотор явно рассматривался зарубежный. Например, Maybach HL 108, до определенного момента Польша с нацистами дружила. Ну а дальше, когда дело стало двигаться к войне, как-то с моторами дела стали совсем плохими. Так что даже в случае с наличием сборочного завода ставить в перспективный танк нечего. А это мы про остальные агрегаты не начали разговаривать. Думаю, что даже наиболее упертые любители альтернативной истории должны начать о чем-то догадываться. И даже с легкими танками дела обстояли не очень. Пик производства 7 TP пришелся на 1939 год, когда построили аж 60 танков. Нет, дальше дела пошли в гору, Ursus сдал 389 танков, 330 истребителей таков и ничуть не меньше гаубичных САУ. Но вряд ли этим там кто-то гордится, ведь речь идет о Pz.Kpfw.II Ausf.F, Marder II и Wespe.

Тем не менее, даже в 1939 году PZInż сдал всего 60 танков

Тем не менее, даже в 1939 году PZInż сдал всего 60 танков

Польское командование о том, что с танкостроением беда, было в курсе. И нельзя сказать, что сидело сложа руки. Неспроста польские военные с 1937 года устраивали вояжи то в Швецию, то во Францию. Неспроста они пытались заказать то Char D2, то SOMUA S 35. Они прекрасно понимали перспективы Czołg średni B.B.T. Br. Panc и K.S.U.S.T.. Вот только французам было слегка не до проблем польской армии. Максимум, что они сделали — это позволили закупать Renault R 35, ибо уже знали — машина не очень. Нет, у польских военных был шанс получить современные танки, и даже среднего класса. Таковые имелись в Чехословакии, но дальше была осень 1938 года. Кто тогда думал, что спустя год бывшие чехословацкие танки, но уже с белыми крестами, поедут в прорыв южнее Тешина?

То, что с легкой руки историка Януша Магнуского, именуют как 9 TP. На самом деле это "улучшенный 7TP", с броней 30-40 мм. Максимум, на что могли рассчитывать польские бронетанковые силы в 1940 году, да и то, смотрим на объемы выпуска

То, что с легкой руки историка Януша Магнуского, именуют как 9 TP. На самом деле это «улучшенный 7TP», с броней 30-40 мм. Максимум, на что могли рассчитывать польские бронетанковые силы в 1940 году, да и то, смотрим на объемы выпуска

Напоследок стоит затронуть еще один момент, который многие упускают из виду. Допустим, танки французы бы дали, да и свои средние танки удалось запустить в серию. Вы ведь не забыли, что танк — это кусок общей военной структуры? И вот тут есть масса вопросов. Если вы внимательно посмотрите на структуру польских танковых батальонов, то увидите французскую школу. Даже обозначились они на французский манер — BCL (Bataillon de Chars Légers по-французски, Batalion Czołgów Lekkich по-польски). Сработали у французов эти самые структуры, откровенно говоря, не очень. Даже чехословацкие механизированные соединения, куда входили танковые полки, выглядели куда более зрелыми структурами. В бою, правда, мы их так и не увидели. Можно по-разному относиться к тому, что Чехословакия молча проглотила сначала отжим Судет и Тешина, а затем оккупацию. Но когда вас подпирают с двух сторон, а союзники сдали, возникают самые разные мысли. Совсем иная ситуация была в конце августа 1939 года, когда союзники за вас вроде как как вписываются, с востока вроде бы никто не подпирает, а по планам вы должны продержаться несколько недель. Ну а дальше «жаль, подмога не пришла». Успехи собственной бронетанковой техники оказались крайне скромными, и даже наличие лишних пары сотен легких танков мало что могло бы изменить. И даже сотня средних танков не помогла бы. Одним словом, мечтать не вредно, но иногда полезно спускаться с небес на землю.

Список источников

      1. Nowy polski czołg średni, Robert Michulec, Nowa Technika Wojskowa 6/2011, wydanie specjalne nr.10
      2. derela.pl
      3. Czolg Poscigowy 10TP i Czolg Szturmowy 14TP, Janusz Magnuski , Andrzej Kiński, Poligon 2010/1
      4. US NARA
      5. РГВА
      6. Архив автора
      7. eBay

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/bez-shansov-na-polnomasshtabnoe-tankostroenie-6234d28b4bc2142c061a9276?&

Подписаться
Уведомить о
5 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare