23
0

На создание данного проекта меня вдохновила работа уважаемого коллеги @boroda Великая Спартанская Империя. Альтернативная история, в которой Спарта стала великой империей, мне показалась местами забавной, а местами интересной. Основным недостатком данной работы, мне показалось, отсутствие информации об общественном и административном устройство, что не мало важно, ведь к моменту битвы при Левктрах  371 года до н. э. спартанская общество шло уверенным шагом по пути разложения. Поэтому Спарте важно не просто победить в Беотийской войне, но и что-то делать с общественным устройством. Но давайте обо всем по порядку.

Ярость Спарты. Предисловие

Содержание:

О мотивации

Я крайне не равнодушен к истории, особенно Древнего мира, в котором Спарта занимает одно из самых видных мест. Я и сам любил пофантазировать о том, как Спарта, а не Рим стала античным оплотом Западной цивилизации. Но хватит мечтать, пора подумать реально, были ли шансы у Спарты стать империей и какие? Убедительная просьба, давайте сразу отбросим иллюзии, что «Спарта не могла стать империей, так как…это невозможно, потому что…» и т. д., и т. п. Как писали Аркадий и Борис Стругацкие: «Нет ничего невозможного, есть только маловероятное». Вот о вероятностях и поговорим.

Разбор мифов

Для начала стоить понять, что такое Спарта и с чем её едят. Казалось бы, ну что тут понимать? Государство качков и тупых вояк, которые ничего не понимают в политике. Ремесел — нет, торговли — нет, детей больных бросают со скал, рабов, что их кормят, режут, когда не лень…Знаете что я вам скажу? Настоящая Спарта и близко с этим определением не валялось. Я конечно не профессиональный историк с полным образованием, но историей Спарты очень сильно интересовался. Давайте попробуем взглянуть по иному на это «чудо-государство». Стоить учитывать, что Спарта не оставила сама о себе никаких письменных сведений, а потому Плутарх и другие древние историки брали информацию о ней из источников других полисов и не факт, что они были с ней дружны (подобное случилось и с Иваном Грозным, о котором судят по перебежчику Курбскому и немцу Штадену, который был невесть кто).

Полис — это город-государство. Из множества полисов и состояла Классическая и Эллинистическая (после походов Александра Македонского) Греция. Сказать, что Спарта была далеко не единственным — ничего не сказать (Первый Афинский или Делосский союз состоял из более 200 городов). Полисы Древней Греции постоянно воевали между собой, подозрительно относились к чужакам, создавали и расторгали союзы. В общем, война — неотъемлемая часть жизни Эллады, повлиявшая на мышление и искусство греков. Самый блестящий пример — «Иллиада», легендарное произведение, классика мировой литературы. А ведь это поэма, в первую очередь, о…войне. Поэтому нельзя считать, что только в Спарте так серьезно заботились о военной мощи государства, что детей с 7 лет забирали из семей в учебные лагеря. Каждый полис, желавший быть самостоятельным, уделял немало внимания своей военной составляющей. И раз мы заговорили о детях, то поговорим о них подробнее.

Во-первых, никто слабых и больных детей со скалы не кидал. Опустим то, что об этом твердят Плутарх, Диодор Сициллийский и другие. Они не были очевидцами тех событий по банальной причине того, что жили позже и сами обращались к более древним, не сохранившимся до наших дней источникам (не исключено, что составленным врагами Спарты). Детоубийство опровергают, как отсутствие детских останков в местах, куда их якобы сбрасывали, так и наличие в спартанском обществе аж целой касты, куда относились как обедневшие (лишенные земельного участка) ,так и физически или умственно неполноценные граждане, именуемые гипомейонами. Эти люди жили в Спарте, но были лишены гражданских прав.

Во-вторых, нередко воспитание юных спартанцев описывают, как очень жестокое и исключительно военное. На самом деле мальчиков учили не столько владеть оружием, сколько быть дисциплинированными и послушными. Ведь они — будущие гоплиты, из которых будет состоять фаланга. А ей нужны крепкие, здоровые и дисциплинированные бойцы. И потому утверждения, что деток морили голодом и заставляли красть (при том, что «скудное кушанье» им готовили илоты, а не они сами) и что среди них поддерживались драки. Нет, конечно, спарринги между собой они явно устраивали. Ведь борьба у греков — это же целый олимпийский вид спорта. Но то, что надзиратели поощряли драки — чушь, так как это признак ссор и недисциплинированности, которая губительна для фаланги. Так же юноши обучались письму, чтению, пению, музыке и другим премудростям.

О том, что спартанцы были не только вояками, говорят истории таких людей, как Алкман или Терпандр. И хотя они и не были урожденными спартиатами(каста полноправных гражданам), оба работали в Спарте и писали преспокойно стихи и песни, за что спартиаты их лелеяли и с удовольствием исполняли их произведения. Спартанцы — военные по обязанности перед государством, но никак не по профессии. Больше всего времени они проводили не на войне, а следили за своими илотами. Кстати о них, принято считать, что спартанцы в любой момент могли зарезать своих илотов, чтобы те не бунтовали, и что они находились в самом ужасном положении, в каком только можно оказаться. Но вот что пишет об этом Плутарх:

Вот как происходили криптии. Время от времени власти отправляли бродить по окрестностям молодых людей, считавшихся наиболее сообразительными, снабдив их только короткими мечами и самым необходимым запасом продовольствия. Днём они отдыхали, прячась по укромным уголкам, а ночью, покинув свои убежища, умерщвляли всех илотов, каких захватывали на дорогах. Нередко они обходили и поля, убивая самых крепких и сильных илотов.

По хорошему, после прочтения этого, должен возникнуть справедливый вопрос: что илот забыл ночью в поле или, тем более, на дорогах? У меня только одна мысль — пытался бежать! То есть Плутарх почти в открытую намекает, что криптии — это всего лишь охота за беглыми илотами. Интересное вообще воспитание получается: есть не дают, заставляя добывать самим, учат убивать ночью ножом, а не днем копьем. Кого из них вообще растили? Гоплитов или ассасинов-диверсантов? Но вернемся к илотам.

Ярость Спарты. Предисловие

Для наглядности вот вам самые основные сословия или касты спартанского населения

Во множестве произведений слова «илот» и «раб» употребляются, как синонимы. Это не совсем так. Рабы, как в Афинах или Риме, являлись собственностью своего хозяина и никакими правами, даже банальными человеческими, не обладали. Они были просто вещью. Спартанцы так к своим илотам не относились. Им позволялось жениться, самим владеть собственностью, скажем, орудиями труда (чтобы «собственность» могла владеть собственностью, это надо поискать), оставлять часть урожая  себе, которым они могли распоряжаться по своему собственному усмотрению. Спартиат, к которому илоты прикреплялись, не мог самостоятельно продать, убить или освободить илота, так он считался государственной собственностью. Так же илоты ходили на войну вместе со своими хозяевами и служили в легкой пехоте, а начиная с греко-персидских, и в качестве гоплитов. Можете себе представить, чтобы афиняне или римляне шли на войну со своими рабами? Кстати о гоплитах, снаряжение ведь в те времена не выдавалось, его надо было приобретать самостоятельно, что говорит о том, что «рабы» спартанцев были обеспеченными людьми. И это было в дальнейшем подтверждено. Когда царь Клеомен III дал возможность выкупить илотам свободу за 5 мин серебра (500 драхм) выкупиться смогли 6000 илотов.

Но большинство привилегий принадлежали только илотам Лаконии. Их «коллеги» из Мессении не могли даже стать домашними швейцарами, не говоря про все остальное, и отдавали спартиатам половину своего урожая. Не стоит также думать, что жизнь лаконского илота была сахаром (хотя по сравнению с рабами в Риме, может быть). Их заставляли напиваться вусмерть неразбавленным вином, непристойно петь и плясать, дабы показать молодёжи, как не надо себя вести. Илоты подвергались и прочим унижениям, целью которых было внушить им, что они никто, ничто и звать их никак. Но все же система «спартиат — илот» просуществовал очень долго, вплоть до римского завоевания Спарты, что говорит о её эффективности. Впрочем хватит разбирать мифы о Спарте. Пора перейти к более важным для нас вопросам. Как могла Спарта стать империей? Когда могла стать империей? Что ей мешало? Если вас интересует ещё что-то по мифам, пишите в комментарии, а мы продолжаем.

Препятствия появлению

И так, какие проблемы окажутся на пути Спарты к имперскому величию? Кто-то скажет, что демография и…окажется прав. Начиная с окончания Пелопонесской войны, население Спарты начинает стремительно сокращаться. Конечно, тут поспособствовали последующие войны с Персией в Малой Азии, Коринфская  и Беотийская войны. Рождение в Спарте было не самым высоким по причине поздних браков (девушкам разрешалось выходить замуж максимум с 17 лет, но никак ни раньше). В добавок к этому спартанцы в возрасте 20-30 лет проводили время в казарме и, хотя были в основном женаты, жен видели довольно редко. Лишь с 30 лет можно было говорить об относительно нормальной личной жизни. Но все же главным фактором сокращения населения стала земля. А точнее порядки связанные с ней. В случае, если у спартанца было несколько сыновей, его участок земли делился между ними. Это создавала проблемы со взносами в сисситию (общественную столовую, в которой питались мужчины), так как обладателям неполного участка это било по карману. Также землю разрешили покупать, продавать или просто передавать кому угодно с 400 года до н. э. по указу эфора Эпи­та­дея. В итоге зажиточные спартиаты стали скупать и получать в наследство от других землю и уже к моменту правления царя Клеомена III, 235 году до н. э., в государстве насчитывалось 700 полноправных граждан (лишившись земли, спартиат лишался и гражданских прав, переводясь в касту гепомейонов и  уходили в основном из Лакедемона в наемники), а остальные представляли собой нищенскую толпу. Хотя тревожные звоночки поступали ещё ранее. В 398 году, через 2 года после принятия закона, была раскрыта попытка восстания разорившихся спартанцев во главе с Кидоном, которое тогда удалось пресечь.

Также расслоению и, как следствие, разложению, способствовало снятие запрета на владение золотой и серебряной монетой. Нет, конечно это было необходимо, так как Спарта после Пелопонесской войны сказочно обогатилась. Но никаких сдерживающих мер, вроде налогов или штрафов за излишнею роскошь или богатство, не было принято. Плутарх также считает, что наводнение Спарты золотом и серебром было бы ей во благо, если бы сохра­ни­лось ста­рое, иду­щее от Ликур­га «пра­ви­ло насле­до­ва­ния», при кото­ром отец не мог пере­дать свое иму­ще­ство нико­му, кро­ме сына. Он счи­та­л, что этот порядок насле­до­ва­ния обес­пе­чи­вал иму­ще­ст­вен­ное равен­ство и «каким-то обра­зом избав­лял Спар­ту от вся­ких про­чих бед». Правда это противоречит ранней информации о дроблении земли между сыновьями. Наверное, спартанский «закон о единонаследии» перестал выполняться ещё во времена архаики. Это, в принципе, логично. При Ликурге земля была поделена на 9000 клеров, а численность боеспособных граждан в Спарте оценивают, на момент греко-персидских войн в 8-10 тысяч. Но не стоит забывать, что это условные цифры, так как переписи населения тогда явно не проводили и древние историки, кроме периода поздней Спарты, называют лишь приблизительные цифры. Поэтому мы используем исторические термины(по словам Демарата, изгнанного из Спарты царя, помимо 300 воинов в Фермопилах, в Спарте оставалось ещё 8000 воинов). Похоже, что у спартанцев начался кризис перенаселения и владения землей (не от хорошей же жизни пошли Мессению завоевывать, но и она оказалась не бесконечной). Землю стали дробить, дабы досталось всем наследникам. А к чему это приводило, я уже писал ранее. То есть ещё до закона Эпитадея, спартанцы разорялись и лишались прав, а закон 400 г. до н. э. лишь ускорил это. И не стоит забывать про спартанских женщин, которые имели самые большие права в античном мире и владели 2/5 всей спартанской земли.

Итак: демография, как следствие разорения спартиатов и поздняя личная жизнь супругов (на момент битвы при Левктрах). Как решать первые проблемы, реальная история уже показала на примере Клеомена III: списание долгов, перераспределение земли и возобновление прежнего образа жизни спартанцев (с поправками на новые условия, как к примеру с деньгами). Дабы не допустить дробления земли и, вследствие этого, разорение и лишение прав, следует ввести вновь закон о единонаследии. Можно попробовать «чуток подприсовать» женщин, чтобы они землицей поделились (хотя вряд ли из этого выйдет толк). А вот по поводу последнего…стоит принять меры, вроде позволить молодым спартиатам почаще видеть своих жен или что-то такое. Но давать гражданство периэкам, союзным иноземцам и прочим в промышленном масштабе однозначно нужно. Тот же Клеомен даровал его 4000 человек. Только в сей истории нельзя тянуть до времен Клеомена. Одно дело, когда на кону стоит выживание общество, другое — гегемония в Греции, из которой потом родиться имперское величие, но об этом позже.

Но есть ещё одна «маленькая проблемка» и имя ей — илоты. Сказать, что полукрепостное население превышало население с гражданскими правами во много раз, ничего не сказать. Доподлинно неизвестно, сколько было илотов точно, но их было очень много. В битве при Платеях на каждого спартанца приходилось семь илотов. Оно конечно понятно, почему: каждый спартанец имеет клер, участок земли (что-то вроде 25-30 га, но это не точно), который обрабатывают ни один, ни два илота.  И вот в таком положении не знаешь, что делать: завоевывать империю или следить за рабами? Напомню, что илотам позволялось свободно жениться и, как в следствие, размножаться. Поэтому не воевали с целью захватить рабов (после Мессении, спартанцы завоевали Аргос, но сделали его союзником, а не рабской провинцией). Зачем? Их и так девать некуда. Скорее наоборот, большое их количество не давало спартанцам спокойно жить. В 425 году до н. э. спартанцы совершили следующее: они собрали в качестве добровольцев в армию 2000 крепких илотов, пообещав им свободу и…перебили их. На первый взгляд — обычный террор с целью сокращения численности полукрепостных и устрашения остальных. Однако если мы посмотрим шире, то получиться не так уж и простая картина. Уже шестой год шла Пелопонесская война. Афины захватили у Спарты Пилос, порт в Мессении, куда стали сбегать мессенские илоты. После поражения на острове Сфактерия 120 спартанцев сдались в плен афинянам. Это событие просто шокировали всю Грецию, так как считалось, что спартиаты ни за что в плен ни сдаются. Представляете, какой удар по престижу? А ведь ни так давно в 464 году до н. э. разразилось страшное землетрясение, которое разрушило большую часть Спарты и илоты начали такое огромное восстание, что оно получило название Третьей Мессенской войны. И вот после всех выше указанных потрясений Спарта могла получить и Четвертую Месеснскую войну. А ей это было надо, когда у нее такая ожесточенная война с Афинами, самым могущественным и богатым полисом Греции? Конечно же нет! Поэтому они и пошли на этот жестокий, подлый, но необходимый шаг. Но это было ещё не всё. Отряд спартанского полководца Брасида, куда входили 600 илотов, отправился сражаться с афинянами во Фракию, где добился впечатляющих успехов. Там илоты сражались, что называется, не за страх, но за совесть. Потому что, несмотря на криптии и вот такой подлый удар в спину в 425 году (который был скорее исключением, так как ни о чём похожем больше не сообщается) илоты занимали, по сравнению с рабами в других полисах очень даже неплохое положение. Но что с ними делать для создания империи? Всех перерезать (А шо? В походах ешо нахватаем!) или отпустить? Как не странно, второй вариант был спартанцам не более чужд, чем первый. Да-да, в реальной истории спартанцы не так уж и редко освобождали своих «крепостных крестьян» и те переводились в касты неодомадов (просто освобожденных илотов) или даже мотаками/мотонами (дети не граждан воспитанные вместе с детьми спартанцев). А можно в начале и Клеоменовский метод применить. Так и казне прибыль будет.

Впрочем, проблема массового рабства стояла не только перед Спартой. Если верить участникам пира у Афинея, то перепись Деметрия из Фалер подсчитала в Афинах 20 тысяч граждан, 10 тысяч метеков и 400 тысяч рабов; в Коринфе, по его же словам, было 460 тысяч рабов, а в Эгине — 470 тысяч. Эти цифры крайне спорные и грубые и их не раз оспаривали. (Подробнее здесь Глава седьмая. О КОЛИЧЕСТВЕ РАБОВ В ГРЕЦИИ, В ЧАСТНОСТИ В АТТИКЕ (simposium.ru)). Но с точностью можно сказать одно: во всех греческих полисов число рабов, значительно превосходило число свободных. А вот в том же Риме, ставшем большой и могучей империей, ситуация была кардинально иной. Численность рабов в самом начале имперского периода (конец I в. до н. э. — середина I в. н. э.) в пропорции ко всему населению империи должна была составлять лишь порядка 4-8 %.

Ярость Спарты. Предисловие

Это расходится с выводами советских и марксистских историков, но они учитывали пропорцию рабов в населении только самой Италии, а не всей Римской империи. То есть Вечный город не имел таких проблем с рабами, как греческие города-государства, хотя хлопот с невольниками и у них хватало. Восстание Спартака — далеко не единственное восстание рабов.

Вопросы становления

Как и коллега boroda, я буду вести свою альтернативу от битвы при Левктрах, а если быть точнее, то даже чуток пораньше. Сначала стоит определиться, что это была за битва такая? Эпаминонд, фиванский стратег, построил свои части на правом, как это делалось обычно, а на левом фланге, так, что бы фиванцам противостояли не союзники спартанцев, а они сами. На правом же у Фив и на левом у Спарты стояли союзники с обеих сторон. Причем союзники Фив стояли фалангой в 8 рядов, то фиванцы встали во все 50, в то время спартанцы и ко стояли в 12 шеренг. Таким образом фиванцы продавили построение спартанцев и обратили их в бегство.

Построение фиванцев и их союзников в битве при Левктрах.

Построение фиванцев и их союзников в битве при Левктрах.

Но это слишком узколобый взгляд. Дьявол, как всегда, кроется в деталях. О том, почему спартанцы уступили бытуют несколько мнений, в зависимости от источника и его автора (всё это есть на банальной Википедии). Согласно одному, в начале произошло сражение конниц перед фалангами. Лакедемоняне уступили и при отступлении расстроили ряды пехотинцев, на которые тут же обрушились беотийцы. По другому, спартанский царь Клеомброт I разгадал замысел Эпаминонда и начал перестраивать свою фалангу, дабы растянуть её и обхватить глубокий, но узкий строй фиавнцах, но не успел и те напали в разгар перестроения. С точки зрения третьего, царь и военачальники были тяжело ранены в начале сражения и вынесены с поля боя и спартанцы остались без командования. Последнее говорит о том, что спартанцы на тот момент имели успех, так как военачальника можно вынести, если он в окружении своих. Вряд ли их ранили, когда они находились в середине строя. Как бы то ни было, на исход битвы, на мой взгляд, повлияло скорее неграмотное командование Клеомброта I (который уже дважды до этого безрезультатно сходил в Беотию), чем грамотность Эпаминонда. В пользу этого так же говорит и битва при Мантинее 362 года до н.э., положившая конец Беотийской войне. Фиванский полководец вновь применил построение, что и при Левктрах. Однако спартанцы, возглавляемые царем Агесилаем II (нет, он не наследник погибшего Клеомброта I, а из другой династии) выстояли на сей раз. Хотя они и понесли ощутимые потери, но и фиванцы огребли по полной. Сам Эпаминонд был смертельно ранен и, перед смертью, велел заключить со Спартой мир. К тому же до этого он несколько раз ходил на Спарту и даже прорывался в нее, но, несмотря на численный перевес, его всякий раз оттуда вышвыривали.

То есть, спартанцы имели все шансы победить при Левктрах. Стоит отметить, что поражение было не столько физическое, сколько психологическое: после сей битвы большая часть союзников Спарты перебежали к Фивами, за счет чего те необычайно возвысились (правда всего на 9 лет). В случае победы сил Пелопонесского союза, история может повториться в обратном ключе. Только фиванцы будут надломлены физически, так как не имели на тот момент репутации лучших гоплитов в Греции. Хотя и психологический надлом тоже был бы: Беотийская война, хоть и началась в 378 году до н. э., при Левктрах в 371 до н. э., произошла первая крупная битва в этой войне. До этого столкновения обеих сторон конфликта были мелкими и не значительными. Первая серьёзная битва и такой результат. В таком случае спартанцы лишь лишний раз доказали, что нет им равных на суше.

Ну вот битва выиграна, а что дальше. Дальше либо Фивы принудят заключить Каллиев мир, по которому они будут обязаны предоставить своим городам-союзникам автономию, как к этому моменту уже сделала Спарта и согласились сделать Афины (которые первую половину войны были за Фивы, во второй — за Спарту). Но такой мир не разрешит проблему гегемонии Греции. Наоборот, в ней будут истощенные, но не сломленные Спарта, Афины и Фивы (хотя последние будут явно самыми затрёпанными) за гегемонию над автономными городами и за Беотийской войной последует ещё одна, как Беотийская последовала после Коринфской. Другой вариант — Фивы повторяют судьбу Афин после Пелопонесской войны. Беотийский союз распадается, Фивы платят огромную контрибуцию и, возможно, сменяют правящий режим и сносят укрепления. Такой вариант более логичен. Закон «горе побеждённым» никто не отменял. Спарта вряд ли откажется добить ослабшего врага, а и Афины им с радостью помогут, так как к тому моменту обозлённые на Фивы и жаждущие их уничтожения и продажи жителей в рабство. Кстати, это с Фивами проделает Александр Македонский, за что его будут считать кровавым тираном в Греции. Ага, интересно, как мы в нашем мире смотрели бы на демократию, если бы такая «честь» выпала Афинам. Однако Спарта не допустит этого, потому что это приведет к вновь чрезмерному усилению Афин и здраствуй Вторая Пелопонесская война. Но то что Фив станут зависимы от победителей ( в первую очередь от Спарты) — это точно.

Ну и логичный вопрос: что дальше? В работе borodы, Спарта в период с 371 по 362 до н. э. завоевала всю Грецию и на её территории «организовало своё царство с жесткой вертикалью власти».

А вот и оно, собственной персоной. Прошу любить и жаловать.

А вот и оно, собственной персоной. Прошу любить и жаловать.

У меня и информация, и карта вызвали умиление. Во-первых, как Спарта умудрилась захватить всю Грецию? Она истощена по самое не балуйся и неё не хватить сил, что бы покорить все греческие города. Для покорения Афин ей понадобиться флот, который она после событий Коринфской войны потеряла. А чтобы захватить Кипр и города в Малой Азии, ей придется повоевать ещё и с Персией, будучи, истощенной завоеванием Греции. Нет, я не хочу сказать, что всё это было невозможно (вспоминаем упомянутую мной ранее цитату братьев Стругацких). Но даже если произойдет чудо и Спарта это сделает…Сказать, что она к завершению этого процесса надорвётся просто будь здоров, — ничего не сказать. А во-вторых, завоевать мало, надо удержать все это. А как? Насаждать что-либо себе дороже. Каждый полис уникален по своему устройству, менталитету и представлениям о законе. В таком случае, оба спартанских царя совсем не долго будут носить титул «Великий государь спартанский и всея Эллады».

Так как же быть? Спарте следует стать неоспоримым гегемоном в Греции, с которым никто тягаться не сможет. По такому пути пошли Филипп II Македонский и его великий отпрыск. Поставив Грецию на колени, они не стали её оккупировать, превращать в единую провинцию и вообще что-то менять, а стали гегемонами Греции, с которыми никто не мог тягаться. Да даже Рим, когда уже по факту стал хозяином  Греции, далеко не сразу превратил её в единую провинцию Ахею. Спарте следует поступить именно также, сначала стать хозяином Греции, как Македония. А для этого ей потребуется немало сил. Откуда же их взять? А вот здесь мы вспоминает реформы, которые необходимо провести в Спарте. В РИ похожие реформы попытался провести Агис IV, но был обвинен в стремлении к тирании и казнен. Это говорит о том, что знать и богачи в Спарте крепко взялись за власть. Не знаю, как на 362 до н. э., но попытка восстания Кидона 398 до н.э. и казнь его несостоявшихся участников говорят о том же. Разрешение оборота земли в 400 до н.э. стало лишь ускорителем процесса, который начался ещё до, неофициально. Впрочем, спартанский «Тиберий Гракх» добился своего после смерти. Царь Клеомен III уже через несколько лет совершил переворот, убил и изгнал противников реформ и провел их. Результат не заставил себя долго ждать: Спарта резко повысила своё могущество и чуть не уничтожило Ахейский союз, поддерживаемый Македонией. Правда спартанский «Гай Гракх» не стал проводить такие же реформы в других городах, которые «освободил» (а жители их очень этого хотели). Ошибка царя обернулась катастрофой: все, даже взятые, города, Ахейского союза встали против Спарты и ещё Македонию Антигонидов позвали. Впрочем, как сказал классик, это уже совсем другая история.

Но как быть с этими реформами в нашем АИ, где Спарта победила…точнее, раздавила Фивы. На Клеомброта I я надежд не возлагаю. Всё что нам известно о нём, так это то, что он ходил на Фивы три раза. Первые два были так себе, а третий обернулся катастрофой при Левктрах. Не густо, но достаточно, чтобы понять, что на роль царя-победителя и реформатора он вряд ли потянет. Да и битву 371 до н. э. он вряд ли смог бы выиграть без чувствительных потерь, которые уже вряд ли позволили сломить Фивы. А что если бы битвой со стороны спартанцев рулил Агесилай II, о котором я упоминал ранее? В отличии от Клеомброта, он не абы кто, а старый…точнее старейший и закалённый вояка, который ни раз и ни два проходил огонь, воду и медные трубы.

Агесилай II (сидит под деревом) и Фарнабаз, персидский сатрап.

Агесилай II (сидит под деревом) и Фарнабаз, персидский сатрап.

Агесилай II был замечательным воином и полководцем. К тому же, он уделял должное внимание несвойственным вещам. Например, конница. Во время похода против персов в Малой Азии, предпринятой спартанцами после Пелопонесской войны, Агесилай, осознав необходимость кавалерии для победы над персами, создал отличную конницу прямо на месте, которая хорошо била персидскую. А когда персы проспонсировали антиспартанские города, начав Коринфскую войну, Агесилай был вынужден экстренно вернуться из Малой Азии, по дороге разбил мешавшую ему фессалийскую конницу, которая считалась тогда лучшей в Элладе. Подобное внимание уделял царь и во время Беотийской войны: в один из походов он взял с собой 18000 пехоты и 1500 всадников. Нетипичное соотношение этих родов войск для греков. А вот в войске Клеомброта при Левктрах конница лакедемонян «смотрелась блекло». Агесилай такого вряд ли допустил бы и неизвестно чья бы конница чью опрокинула. Глядишь и беотийские всадники, которые были не робкого десятка, расстроили бы свою фалангу, на которую обрушились бы спартиаты. Ну а после поражения Фив надо будет поделиться контрибуцией с союзниками, чтобы не возникло обиды, как после Пелопонесской войны. Так же следует дать греческим полисам побольше самостоятельности в плане внутреннего управления, так как Спарта будет слаба, чтобы управлять Грецией с позиции силы. А уж с Афинами придется в серьёз считаться: у них есть новый союз (признанный Спартой по Каллиеву миру), и сильный флот, коим Спарта не обладала с некоторых пор.

Насчет реформ, сказать трудно, что Агесилай сразу с энтузиазмом броситься их проводить. Но если до него дойдет, что нужно для усиления Спарты и её гегемонии в Греции провести реформы, то мы получим то что нам надо. А если и не дойдет, то его можно вынудить. Ведь войско Агесилая II очень любило, а знать страсть, как не любит этих «потенциальных тиранов». Если знать попробует его в этом упрекнуть (не побоялись же объявить врагом Павсания, что командовал войском в битве при Платеях), то Агесилай II у нас будет спартанским Юлием Цезарем, хотя Плутарх в «Сравнительном жизнеописании, сравнивает его с Помпеем.

Ну а дальше, все по канону: борьба с Македонией, панэллинские союз и поход против персов и т. д. Только стоит отметить ещё и вопросы управления. Спартанцы, как и все греки, не знали, как управлять большими территориями и потому они набили столько шишек за годы своей гегемонии(как впрочем и Афины, и Фивы). А уж про Македонию я и вовсе молчу. Всё, что у царя Филиппа и его сына, Александра,  самым современным и продвинутым на то время — это армию. В остальном, особенно административном и управленческом вопросах, это было совершенно отсталым государством, которое застряло ещё, наверное, во временах Троянской войны. Царь, царедворцы (функции которых четко не определены) и общины с городами, которые сами управляются. Вот и весь административный аппарат. И это сказалось на результате. Какой метод избрал Александр, дабы его держава укрепилась и была едина? Взял, да и поженил тысячи македонян с персиянками, чтобы их дети чувствовали себя одним народом. И как оно? После смерти Александра, из всех этих тысяч пар сохраниться лишь одна: Селевк и Апама. Они и вправду будут любить друг друга, их сын Антиох будет считаться сыном обоих народов, будет уважаться жителями Востока. А остальные бросят своих персидских жен, план Александра провалится. Его диадохи, которые начали грызться, после его смерти, оказались не так уж и глупы, однако. Они не стали прибегать к методам своего «Великого царя», а будут использовать уже проверенные временем методы управления, добавив лишь эллинизма поверху: Селевкиды будут управлять своей державой по персидским, а Птолемеи — египетским. И это вполне оправданно. История Египетской цивилизации очень богатая, очень древняя. Египтяне знали и умели слишком много тогда, когда греки только и делали, что убивали друг-друга. Они давно умели управлять своими территориями. Персы, по сравнению с египтянами, были слишком юной цивилизацией, но они базировались на Вавилонской и Ассирийской. У них был опыт множества этих старых и новых царств Ассирии и Вавилона, который они умело использовали и не исключено, что дополнили и усовершенствовали. Кстати об Ассирии, все ведь слышали об этом государстве, которое держалось на штыках и страхе. В наш век принято считать, что такие режимы долго не живут, но Ассирийская цивилизация прожило 1800 лет, пережив изменения, упадки и взлеты (это я для тех, кто сомневается, что милитаризованное государство в древности, как Спарта, могло долго жить, хотя сравнение между ними явно грубое и условное).

Так вот, спартанцы, в случае территориального расширения должны как позаимствовать персидскую или египетскую систему управления(как это сделали диадохи), так и и из обоих взять все необходимое в свою. Вы наверное спросить: «Вот что ты городишь? Спартанцы что-то там переймут, да ещё и персов? Да не в жизни!» Уважаемые коллеги и читатели, Спарта ради завоевания и подчинения Мессении превратилась в сплошной военный лагерь; создала флот, чтобы победить Афины; создала стрелков и всадников (которых презирали спартанцы), чтобы эффективнее воевать. Агесилай довел конницу до такого совершенства, что она могла бить персов и фессалийцев. Да черт возьми, спартанцы были очень религиозны и не выносили святотатства, но поддержали фокийцев, что разграбили храм Апполона в Дельфах, чтобы насолить своим врагам — фиванцам. Мне продолжать? Если спартанцам что-либо было надо позарез, они делали и брали на вооружение. Так что с методами управления, думаю, будет то же самое, причем приняты будут именно персидские. Почему? Не только из-за близкого соседства, да восточного похода. В Спарте правили два царя из двух династий. Агиады (к ним относились такие цари, как Леонид I, Клеомброт I, Клеомен III и др.) занимали, как правило, антиперсидскую сторону, а Еврипонтиды (Агесилай II, Агис IV и др.) напротив, симпатизировали Персии, хотя Агесилай II и воевал с ней. После победы на Фивами, реформ, похода на Персию и т. д., «проперсидская» династия упрочит своё влияние со всеми вытекающими.

На этом, пожалуй, хватит спойлерить будущий цикл. Но не могу не вспомнить ещё одну интересную историю с участием Спарты. Когда Александр Македонский, после победы над персами, потребовал от греков признать себя богом (парнишка видать подхватил болезнь, которую товарищ Сталин называл «головокружение от успехов»). Над ним конечно посмеялись. Греки не египтяне, у которых фараоны считались богами. Однако его боялись (про разрушенные Фивы никто не забыл) и потому подчинились. Но спартанцы, как всегда отличились. Собрав народное собрание, они приняли решение, которое так и поражает своими лаконичностью, простотой и двусмысленностью:

Если Александр хочет быть богом, пусть будет им.

И понимай их, как знаешь. Вроде и признали спартанцы его богом, как он того и хотел, а вроде и посмеялись. Хочешь быть богом? Ну попробуй! Рискни здоровьем! Очередной пример, что спартанцы были весьма остроумно и что у них довольно неплохое чувство юмора.

Ну а что бы не повторять название коллеги boroda, я решил взять для своего цикла другое, более оригинальное название. Выбор пал на название компании из небезызвестной игры Total War: Rome 2. Ожидайте первую статью цикла и, конечно, не забывайте что:

Ярость Спарты. Предисловие

Подписаться
Уведомить о
26 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare