Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

17
2

Предыдущие части цикла
Я вас приветствую, дамы и господа. Мы продолжаем с вами АИ-цикл о Спартанской державе. Извиняюсь за столь долгую задержку. Учёба начинает поджимать, как я и опасался.

Содержание:

Конец дуумвиратов

После окончания правления дуумвирата вторых, к власти пришли старшие сыновья его участников: Александр II, сын Андрокла II, и Клеомен IV, сын Павсания II. Отцы с ранних лет детей уделяли особое внимание их воспитанию и обучению. С этой задачей отцы-дуумвиры справились очень хорошо. Александру и Клеомену нельзя было отказать в образованности и знаниям различных наук.  Однако было одно, «но» — царевичи, при всей своей образованности об управлении государством, были весьма властолюбивы и своенравны. Ни Александр, ни Клеомен не любили делиться властью или согласовывать с кем бы то ни было свои решения. Поэтому новым дуумвиратом они так и не стали. Ещё в детстве и в юности царевичи часто не ладили, постоянно ссорились и дрались, вызывая у своих родителей невесёлые мысли о том, что же будет с державой, когда во главе неё встанут такие вот люди?

Первоначально от ссоры и прямого конфликта новых царей удерживали Герусия и старые царедворцы, ставленники Андрокла II и Павсания II. Однако долго так продолжаться не могло.  Властные и склонные к деспотии цари не собирались долго мириться с таким положением дел.  Очень скоро, уже в 134 году до н. э. начались рассмотрения дел влиятельных людей при царском дворе. Вельможи и приближённые обвинялись в изменах и предательствах, а после показательного суда — казнились. После этого, чистке подверглась Герусия, которая превратилась в совсем уж декоративный орган, а затем и провинции. Цари стремились полностью и как можно сильнее централизовать свою власть. Поскольку политика кадров на местах, проводимая дуумвиратом вторых, не подходила для этого, вновь начался рост бюрократии. Любая инициатива на местах давилась и всё должно было решаться через центр, к которому относились не только цари, но и их ближайшие приближённые. Расправиться в 134 году до н. э. со своими врагами Александру II и Клеомену IV не удалось, если бы не помощь других высокопоставленных вельмож.

Обычно считается, что были вычищены грамотные управленцы и хозяйственники, всей душой болевшие за дело державное, а на их места сели коррупционеры. На самом деле, всё было куда сложнее. Фракции отличались лишь вектором развития государства, будучи одинаково и хозяйственниками, болеющими за государственные дела, и коррупционерами. Потерпевшая крах сторона выступала за активную внешнюю политику. Не только военное расширение, но и дипломатическое — мирная интеграция соседних народов и привлечение в сферу влияния государства путём тесной торговли, военных союзов, а также отправкой обучения детей знати соседей на обучение в Селевкию. Победившая же фракция выступала за отказ от активной внешней политики и переход к удержанию имеющихся земель, а также сосредоточение на внутренних делах. Однако политика победителей из стимуляции торговли, ремёсел и сельского хозяйства к концу правления двух монархов выродилась в нещадную эксплуатацию, обложение многочисленными налогами и податями и, конечно же, вольности спартанцев-дворян. Сильная централизация и власти и недопущения инициатив снизу также пагубно влияло на развитие и благополучие отдалённых регионов государства. В последствии всё это здорово аукнется правящей верхушке, чем непременно воспользуются, казалось, навсегда проигравшая партия активной внешней политики.

Однако укрепление центральной власти не стабилизировало положение при царском дворе. Деспотичность и своенравность царей никуда не делась и они по прежнему не желали уступать друг-другу. В итоге, эта история закончилась отъездом царя из рода Агиадов в Рим, где он мог пользоваться большей поддержкой, чем в Спарте. По договорённости с Александром II, он самостоятельно управлял западной части государства, а его коллега- восточной. Однако речь шла о разделе сфер ответственности, а не самого государства. Спартанское государство осталось единым с двумя царями, которые управляли двумя разными концами.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Раздел влияния в Спартанском государстве

Правление

Правление Александра II и Клеомена IV с 134 по 113 гг. до н. э. отличалось спокойствием и стабильностью. Прекращение завоевательных и грабительских походов позволило сосредоточить всё внимание, на внутреннем производстве, в чём оба царя неплохо преуспели в начале. Развитие внутреннего рынка обогащало как жителей государства, так и государственную казну со знатью. Галлия и Испания стали богаче, чем до завоевания Спартой (не без заслуг хозяйничавших там спартанцев). Как и все цари, Александр и Клеомен щедро финансировали развитие науки и техники, а также деятелей искусства. Так что прогресс даже в эти мирные годы не стоял на месте. Правда из-за отсутствия войн воплощался он в практическую жизнь очень неохотно. Зато в Спарте из подготовительных курсов и кружков по тактике, стратегии, логистике и прочим военным наукам, был образован спартанский университет. Чуть позже, там стали обучать не только военному делу, но и финансовым и административным наукам. В западных землях развернулось строительство городов для эллинских поселенцев и местных жителей. Город Рим, который стал считаться второй столицей, значительно приукрасился и развился благодаря Клеомену IV. Царь получил даже титулы  принцепса, первого сенатора римского сената, и пожизненного консула. Однако на Востоке к этому относились с большим подозрением. Александр II и Герусия, небезосновательно, обвиняли царя из рода Агиадов в отступлении от традиций и веры предков, а также в чрезмерном возвышении Рима, который стали почитать второй столицей.

И хотя активной внешней политики цари не вели, торговля с соседями продолжалась. Дипломатические отношения также налаживались. Александр продолжил мир с Парфией, налаживал отношения с арабами и кочевниками. Клеомен ввёл переговоры с лузитанами в Иберии и с кельтами в Альбионе. Норик, иллирийские племена и Нумидия поддерживали добрососедские отношения со Спартой. Однако на фоне роста благосостояния и мира, начинали обнажаться внутренние проблемы. Из-за политики царей в плане управления, обе части государства стали сильнее удаляться друг от друга, из-за чего угроза распада державы и войны между её наследниками не казалась призрачной. Западная часть государства была преимущественно аграрной и металлодобывающей, в то время как в Восточной собирались львиные доходы от пересечения торговых путей. Что до ремесла, оно, конечно, было всеохватывающим, но именно на Востоке были сосредоточено большая часть спартанских «протомануфактур», приносящих больше прибыли и имеющих впечатлительную, для своего времени, производительность труда. На фоне же внешнего мира, знать переставала видеть необходимость в полном повиновении царям и начала требовать больше вольностей. Конфликт назревал как между царями, так и царями со знатью. Система управления также стала сильно деградировать. Наследники дуумвирата вторых начали отказываться от политики кадров для управления государством, которую вели их отцы. С одной стороны, это можно было оправдать желанием знати всё больших прав. Однако не стоит забывать, что у этого были вполне объективные причины: Александр II и Клеомен IV не возглавляли войска на войне, вместо компромиссной политики предпочитали подавлять любые проявления неповиновения и тратили большие суммы из казны на строительство, развитие науки и техники. Само-собой, такие действия могли ещё вызвать какую-нибудь любовь у народа, но не у военных и военной аристократии. Началась реставрация бюрократии в довольно радикальной форме. Вся власть зацикливалась на царях, что делало её положение крайне шаткой и неустойчивой при внештатных ситуация. И такая ситуация произошла.

Кимврская война

Внешнеполитическое затишье, растянувшееся на 25 лет с 138 по 113 г до н. э., как всегда, оказалось перед сильной бурей. С Севера на Юг начали движение германские племена кимвров и тевтонов. По всей видимости, они двигались с территории современной Дании, а то и вовсе из Скандинавии (что очень мало вероятно) из-за холодов или неурожая. В любом случае, на пороге эллинской цивилизации варвары появились с женщинами и детьми, то есть они искали место для поселения, а не цель для набега (хотя этим они по дороге охотно занимались).

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Кимвры и тевтоны около северных европейских границ Спарты

Первыми, конечно же, германцы встретили вовсе не греков, а жителей Норика. Это земля была земледельцев, пастухов, ремесленников  и добытчиков руды с солью. Из-за последнего они находились в тесных торговых отношениях со Спартанской державой (точнее её западной частью, под властью Агиадов). Появление свирепых и воинственных варваров погрузило Норик в пучину хаоса, пожара, грабежа и смерти. Фермеры и ремесленники не могли противостоять германцам и поэтому обратились за помощью в Рим к царю Клеомену IV. И хотя норикцы не были союзниками спартанцев, чтобы те сиюминутное бросились им на помощь, появление варваров, что явно искали место для поселение очень не понравилось как царю, как и римскому сенату. Не посовещавшись с Александром II и Герусией в Спарте,  Клеомен IV принял решение идти на врага. Собрав в Италии и Сицилии войско в 30 000 воинов, царь выступил на Север.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Царь Клеомен IV

Разъезды спартанцев встретились с фуражирами германцев неподалёку от города Норея. Кимвры и тевтоны доселе не встречались с эллинами, но слава о воинственной цивилизации доходила и до них. И теперь, они могли видеть её воочию. Опять же, эти варвары не сражались ещё с греками, но иллюзий по поводы несомненной победы не питали. К царю были отправлены послы, которые заверили, что не намеренны воевать со Спартой, а лишь хотят поселиться в Галлии, из-за чего попросили разрешения о проходе и поселении. Клеомен IV согласился. Однако, как только послы удалились, он приказал готовиться к битве. Царь планировал хитростью и внезапностью уничтожить варваров. На такой поступок его толкало неукротимое тщеславие, желание превзойти своего конкурента Александра. Ведь именно его роду принадлежала большая часть воинской славы за всю историю государства.

Вскоре, после заключения, как казалось, мира, конница царя нагрянула на лагерь кимвров и тевтонов под Нореей. Вскоре к месту битвы стала подходить и пехота, но вся сразу, а по частям. Клеомен не хотел, чтобы его приближение раньше срока заметили и не стал выстраивать войско в фалангу. И всё же, даже это не было бы так страшно, если пехотные подразделения подходили со всех сторон сразу, а не с одной по очереди, как это было сделано. Германцы, конечно, были застигнуты врасплох, но вместо того чтобы панически бежать, они начали отчаянно сопротивляться.  Таким образом они быстро расправились с первой волной и стали уничтожать подходящие. Когда до царя дошло, что выбранная им тактика проигрышная, было уже поздно. Из 30 тысяч уже 2о тысяч погибли или попали в плен. Когда был отдан приказ об отступлении, кимвры сами перешли в наступление, добив остатки войска вместе с царём. Спаслось не более 4 000 воинов.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Битва при Норее

Для всей державы это стало настоящим шоком. 30-ти тысячное войско было почти начисто уничтожено какими-то там варварами. Рим охватил траур. Однако, в Спарте в это время довольно потирали руки. Своими выходками, — уезд в Рим, принятие римских сенаторских титулов, самовольное правление и прочие, — не вызывали уважения даже у некоторых спартанцев на Западе державы, не говоря про Восток. Поэтому для царя Еврипонтида появился шанс не только разбить пришельцев, но и возвысить свой авторитет, попутно унизив Агиадов. которые из союзников превратились в соперников. Александр II быстро собрал новое войско, но с выступлением не спешил. Царь хотел быть абсолютно уверенным в победе. По мимо сбора разведывательных данных, максимальной укомплектовке воинов, проводились религиозные обряды и жертвоприношения. Сам Александр по долгу каждый день проводил в молитвах. Коротко говоря, в отличии от своего западного «коллеги», Александр II Серьёзно отнёсся к предстоящему столкновению.

После поражения спартанцев при Норее, никаких серьёзных внешнеполитических проблем или внутренних волнений не произошло. Как и в Спарте, все остальные отнеслись к разгромному поражению, как к досадному недоразумению. К тому же, это было легко оправдать отступничеством от обычаев предков. Однако кимвры и тевтоны после этих событий осмелели. Теперь ни не собирались мириться с эллинами и начали совершать грабительские набеги не только на друзей и соседей, но и на земли непосредственно спартанцев. Для последних, это был лишь лишний повод поторопиться с новым решающим сражением. В 112 году до н. э. армии обеих сторон встретились на Балканах, на земле триббалов. Воодушевлённые варвары не намерены были вступать в переговоры и завязалась битва. Александр II не допустил ошибки Клеомена IV. Вместо дробления своих сил, он выбрал традиционную тактику, с фалангой и кавалерией. Это, конечно же дало свои плоды. Вскоре натиск германцев ослаб и они, казалось обратились в бегство. Однако, когда пехота бросилась их преследовать, из леса неподалёку от левого фланга ударили засадные силы, предусмотрительно оставленные кимврами и тевтонами. Это привело греков в замешательство,  отступавшие до этого варвары развернулись и снова ударили в лоб. Спартанцы, конечно же, были застигнуты врасплох, но панике не поддались. Завязался второй этап битвы, в котором обе стороны понесли колоссальные потери. В конце концов, кимвры и тевтоны отступили, потеряв, по разным данным, от 10 до 30 тысяч своих воинов, но радости среди греков не было . Мало того, что из  тх35 тысячной армии полегло, 12 — 15 тысяч так ещё и в этой битве погиб царь Александр II, который дрался в первых рядах, вместе со своими воинами, немало их воодушевляя.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Александр II

После Балканской битвы, кимвры и тевтонов остановили свой путь на Юго-Восток и повернули на Запад, основательно разорив Северо-Западные Балканы. Несмотря на ощутимые потери, их армия не была уничтожена. В 110 году, до н. э. варвары вторглись в Галлию Леонида. Как обычно, они грабили, убивали, брали пленных. Несмотря на недавнее поражение, они не избегали контактов с армейскими отрядами. Их было немного и они были немногочисленны. Казалось, что  никто в Западной части державы не осмеливался возглавить новый поход против варваров. Так же полагали и германцы. В итоге, просчитались все. Резерв у Державы был не так уж и велик, как хотелось. В добавок к предыдущим потерям, новый царь из династии Еврипондтидов Агис V, младший брат покойного Александра II,  с большим войском находился в Северной Африке. И хотя это была зона влияния Агиадов, после разгрома при Норее и крайне тяжёлой победы на Балканах, доверие было не на стороне «западной династии», а дело было серьёзным. За право править всей Нумидией начали борьбу два претендента, — Югурта и Адгербал. Оба были внуками Массиниссы. Агис V поддержать более смирного и сговорчивого Адгербала, так как Югурта своими амбициями пугал Спарту. А пока происходила борьба за Северную Африку, новый царь из династии Агиадов Арей II, брат Клеомена IV, решился выступить против кимвров и тевтонов. Уже в 109 году до н. э. они вдоволь награбили в Галлии. Из-за чрезмерной централизации и бюрократизации Клеомена IV и Александра II говорить о каком-либо организованном сопротивлении и инициативах на местах не приходилось. Поэтому варвары не получали серьёзного отпора и настолько осмелели, что решили вторгнуться в Италию. Однако уже на границе с Галлией Леонида им повстречалась армия неприятеля. Арей II сумел собрать 10 тысяч всадников и 30 тысяч пехотинцев. Для это пришлось напрячь мобилизационный резерв не только в Италии, но и Галлии, настрадавшейся от разбоя кимвров и тевтонов. Царь не спешил вступать в бой, а предпочитал отступать с холма на холм, изображая нерешительность. Вскоре, это совсем надело варварам и они, забыв про осторожность, сами стали искать битвы. В 109 году до н. э., германцы атаковали укреплённый лагерь спартанцев под столицей провинции Леонидополем. Несмотря на то, что изначально им сопутствовал успех и они даже смогли захватить часть стены, их натиск вскоре сильно ослаб. А вскоре греки и вовсе сбросили врага со стен. Ещё перед битвой Арей предусмотрительно спрятал часть войска в лесу, который сейчас находился у германцев за спиной. Как только кимвров сбросили с укреплений, засадный отряд ударил по тем с тыла. Как раз в этот момент  царь пошёл на вылазку. Германцы, сперва не поняли, что происходит, но когда до них дошло, было уже поздно. Спартанцы, среди которых было много жителей Галлии, сражались с большой жестокостью и рвением, желая отплатить варварам сполна. Те, понимая, что пощады не будет, отвечали тем же. В итоге, битва закончилась полным уничтожением племён кимвров и тевтонов. Вместе с воинами было убито немало женщин и детей. Всего же варваров погибло 100 000, а в плен было взято, всего 8 000.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Германцы в бою

Последствия

Кимврская война обнажила множество проблем спартанского государства. Из-за бюрократических издержек  и сильном зацикливании власти на одних только царях, привела к тому, что германцы, пока их окончательно не разбили под Леонидополем, почти безнаказанно грабили гальскую землю. Это привело к разорению многих землевладельцев различных уровней и упадку, и ез того невысокого уровня, ремёсел в этих краях. Поскольку в этой части державы заправляли делами спартиаты, а не государство, им пришлось хорошенько выложиться из своего кармана, что бы эти земли снова начали приносить им прибыль. Конечно, сверхцентрализация власти, сама по себе, была не причём. Такая система не допускала злоупотребления полномочий наместников и роста сепаратистских движений. Правда, взамен, уровень коррупции среди чиновников вырос до небывалых доселе размеров. Но и это не было бы серьёзной проблемой, если бы на тронах сидели сильные или, хотя бы, не пассивные правители. К сожалению Клеомен IV и Александр II таковыми не были.

На фоне успеха Арея II, которого все чествовали и увенчивали лаврами за победу над германцами, дела у Агиса V шли очень плохо. Его война с Югуртой происходила крайне тяжело. Нумидийский правитель умело использовал некомпетентность молодого спартанского царя, навязывая ему партизанскую войну. Неопытность (а точнее легкомыслие) Агиса сыграли с ним злую шутку. Царь не только не взял ни одного значимого города, но и потерял в Северной Африке половину своих солдат и был вынужден вернуться в 107 году до н. э. Это привело к тому, что уже через два года Югурта пленил и казнил Адгербала, став единовластным правителем Нумидии. Откровенно враждебным Спарте он не был, но всячески подчёркивал, что не желает становиться её вассалом.  Арей II, между прочем, предлагал помощь своему восточному собрату, но тот её отверг.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Югурта

Если предыдущие правители были одного поля ягодками, то нынешние уже нет. Арей II был ревностным почитателем моральной и нравственной добродетели, который не разделял  взглядов своего предшественника по сверхцентрализации. Клеомен IV, его старший брат, не имел детей ни от своей жены, ни от многочисленных наложниц. Поэтому ещё при жизни завещал царскую власть своему брату. После победы над кимврами с тевтонами, он, отпраздновав свой триумф в Риме, даже вернулся в Спарту. Конечно же, он не был демократом, но он прекрасно понимал, насколько нынешняя система неэффективна и что необходимо идти на компромисс с Еврипонтидами. Однако Агис V был другого мнения. Он был крайне тщеславным и алчным до власти. Несмотря на отсутствие прямых доказательств, историки сходятся во мнении, что именно он приложил руку к таинственной смерти ещё малых детей Александра II, что позволило ему взойти на трон после старшего брата. Слава Арея II, как победителя кимвров, на фоне его собственных неудач в Нумидии, не давали покоя Агису V и тот решился на безумный и отчаянный шаг — отравить своего конкурента.  Однако царь из рода Агиадов уцелел, благодаря вовремя оказанной ему помощи медиков. Информация о том, кто посмел покуситься на жизнь царя, быстро всплыла, после чего в Спарте начались серьёзные волнения. Поступок Агиса V возмутил не только сторонников Агиадов, но членов его собственной династии. Импичмент против презренного царя возглавил его же двоюродный дядя Лисандр, младший. Агис был незложен и помещён под стражу. Однако воинственному и жаждущему мести Арею этого было мало. Он требовал немедленных суда и казни Агиса, путём сбрасывания того со скалы. Лисандр  же пытался сбавить градус напряжения и прекратить вражду, но при этом не хотел смерти своего нерадивого племянника. Увы, усидеть на двух стульях не получилось. Ночью сторонники Арея II прорвались в темницу и убили Агиса V. Достоверно неизвестно, участвовал ли в этом царь Агиад, или это была самодеятельность его гвардии. Как бы-то ни было реакция другой стороны баррикады была незамедлительна. По всей Спарте начались спонтанные, а порой и организованные, боевые столкновения. Это событие, вошедшее в историю, как Кровавая ночь привела к бегству Арея II и его уцелевших людей в Рим, где он начал собирать силы для похода на Балканы. Лисандр, провозглашенный после этого его родственниками новым царём, понял, что дипломатически конфликт решить уже нельзя и тоже стал собирать силы.

Ярость Спарты. Глава XI. Упадок Диархии

Картинка, конечно же, не подходит внешне для описания «Кровавой ночи» в Спарте. Но Смысл в ней то, что надо

Впервые за всю историю спартанская форма правления двух царей дала серьёзную трещину. Даже Александр II и Клеомен IV, несмотря на взаимную неприязнь и властолюбие с тщеславием, не посмели идти друг против друга. Но уже тогда было ясно, что система близиться к своему логическому завершению. У разных народов есть разные поговорки, — «двум медведям в одной берлоге не жить»,  «два тигра на одной горе не уживаться»[1]. В данном же случае две царские династии не смогли ужиться даже внутри такого большого государства. С исчезновением внешнеполитических угроз или необходимость значимого расширения на столь длительное время пропала необходимость и во всём предыдущем, на чём держалось могущество Спарты: строжайшая дисциплина граждан, готовность в любую минуту отправиться воевать и, конечно же, сотрудничество царей. Теперь же цари не видели ни одной причины в двоевластии, спартиаты также не желали более оставлять прежнее положение вещей. Им хотелось всё больших вольностей и прав. Так что то, что произошло было вполне себе закономерно. Так внезапно для всех эпоха Диархии вступила в свою завершающую фазу. Началась гражданская война между царскими родами, известная также как Кризис Диархии.

Примечания

[1] Извините, я не знаю греческой поговорки с такой подоплёкой. Но думаю, что в этой АИ в будущем появится «Двум царям не ужиться в одной Спарте»

Подписаться
Уведомить о
7 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare