×

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

15
0

Предыдущие части цикла

Приветствую вас, дамы и господа! Мы с вами вновь возвращаемся к истории Спарты, ярость которой проделала путь от города-государства до величайшей державы Античности.

Содержание:

Становление двоевластия

Смерть Агиса IV Филопатора в 226 году до н. э. положила конец безграничной власти Еврипонтидов в Спарте. Стараниями Леонида II, поднявшего авторитет своей династии, а также сплетен об отравлениях вокруг Агиса  IV, в Спартанской Державе уже не могло быть лишь формального двоевластия. В этом однако постарались не только ранее упомянутые факты, но и дети царей.

У царя Агиса был только один сын, которому на момент восшествия на престол было 18 лет. В отличии от его предшественников, о  жене или жёнах царя Филопатора ничего неизвестно. К тому же его государственные и военные свершения, а также загадки об отравлениях, затмевали любую информацию о личной жизни. Новый царь от Еврипонтидов Аякс I был весьма честолюбив и полон военных и внешнеполитических амбиций, что было вполне себе естественно. Ожидать иного от потомка таких царей-воителей, как Агис IV, Агесилая III, Агис III и Агесилай II было трудно. Аякс был буквально одержим войной и завоеваниями. Поговаривают, что он мечтал превзойти славу Агиса III Великого, завоевав намного больше земель.  Однако, будучи погружённым в военные науки, Аякс I совсем не разбирался ни в экономике, ни в управлении. В отличии от некоторых правителей-вояк, он это прекрасно осознавал. И как будто в помощь ему Боги послали другого царя.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Аякс I. Здесь ему, конечно же, не 18 лет

Сын Леонида II Клеомен III был весьма юн, когда взошёл на трон. Сторонники теории отравлений считают, что поэтому Агис IV не тронул его. Однако пассивным, как многие его предки, Клеомен не был. Правда его больше всего интересовали не военные походы и завоевание, а государственная деятельность. Ещё с детства он увлекался науками о торговле, экономики и администрации. Клеомен III понимал, что государственная машина, встроенная Александром Эвергетом уже не дееспособна. Держава разрослась, у неё были не только провинции и вассалы с союзниками, но и полупровинции, как обе Галлии и Иллирия. Там гармостам приходилось считаться с менталитетом местного населения и административное управление со всеми прелестями цивилизации внедрять постепенно. Система налогообложения также уже давала сбои. Ежегодные комиссии эфора хозяйств были уже по большей части условностями. Но даже если и были, то никак не влияли уже на сбор налогов. Провинциальная знать, которую уже изрядно потеснили, и просто богачи уже научились увиливать о налогов, сваливая их на простых провинциалов или просто не платя. Так как плата взималось со всего города сразу, разобрать кто уплатил, а кто нет было трудно. Прежняя эффективность взимание налогов с городских общин заметно снизилась. Типичное уклонение от уплаты налогов. И это в добавок к тому, что страна смогла экономически восстановиться от Карфагенской войны лишь к моменту смерти Агиса IV, так как он вместе со своим коллегой вёл войны, то с галлами, то с иллирийцами, то с сарматами. Клеомен III обращал внимание на каждую мелочь  и понимал, что управление и финансы уже пора реформировать. Это было смелым решением, так как до этого реформами в Спарте занимались лишь Ликург, Агесилай II и Александр I.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Царь Клеомен III

Однако Клеомену всё же недоставало не то что военной мудрости, но и банальной поддержки военной аристократии. Без этого его программа реформ вряд ли была бы принята. Аяксу в свою очередь недоставало управленческих и экономических знаний. Причём оба прекрасно осознавали эти свои недостатки. Что же до спартанской военной аристократии[1], то она к тому моменту была отнюдь не монолитна, а делилась на два основных направления. Земельная знать (именно она любила заниматься спекуляцией, инвестициями и ростовщичеством) выступала за отстаивание имеющихся земель, не ведение экспансионистских войн и легализацию вкладываний средств для спартиатов. Аякс же имел поддержку среди торгово-ремесленной знати. Нет, эти спартанцы вовсе не занимались торговлей и ремеслом сами. Ремесленники производили товары, которые сбывали либо торговцам, либо напрямую потребителям. Спарта обкладывали торговлю пошлинами, свойственными для типичных греческих полисов, в не очень больших размерах. Такая политика давала казне хорошие прибыли в случае большого оборота товаров и денег. Однако эти торговля должна была совершаться внутри государства, а не только с заграницей. Для того же, что было больше торговли внутри Державы, нужно больше торговых точек и производства. Наиболее первичной способ решения этой проблемы — военная экспансия. Именно такая знать и стояла за захватнические и грабительские войны. Именно поэтому Клеомен III также решил поставить на торгово-ремесленную знать. Земельная знать в массе своей была консервативна и никогда не поддержала бы реформы.

Аякс I также видел в союзе с Кеоменом III для себя выгоду. Он бы получил экономиста-финансиста и политолога, который обеспечивал бы экономическую базу его войнам и укреплял бы Державу в старых и новых границах. Между этими двумя прямо в Герусии было заключено соглашение о совместном управлении страной, не смотря на то, что официально  в стране и так была диархия. Аякс и Клеомен теперь обязаны были принимать какие-либо решения посовещавшись друг с другом. Забегая вперёд стоит сказать, что этому соглашению они были оба верны до самого конца. Свершения одного из них было всегда взаимосвязанно с другим. Более эффективного дуэта царей Держава не знала ни до, ни после. Поэтому, когда речь заходит о правлении Аякса I и Клеомена III, то подразумевается управление не одного, а именно двух царей. Ни больше, ни меньше. Историк из Рима Тит Ливий прозвал эту пару Первым дуумвиратом, то есть союзом двух мужей. А в эпоху Ренессанса их будут ещё называть Великим дуумвиратом.

Военные реформы

Оформив свою власть, Аякс I и Клеомен III стали преобразовывать Державу. Первый в военном и ново территориальном плане, а второй — финансовом и административном. Стоит сказать, что оба правителя были исключениями из правил их родов. Аякс I был ярым поборником всего эллинского  любые заграничные новшества в армии принимал с треском. Клеомен III напротив, интересовался другими странами в интересных ему сферах. И это были Египет (который тогда был уже давно спартанской провинцией) и Персия.

Аякс I занялся, как не странно, реорганизацией армии. Ещё его отец Агис IV имел 12 000 пехотинцев и 3 000 всадников, служащих на регулярной основе, не считая спартиатов. Правда армия Спарты ещё не была полностью регулярной. Её костяк основу, как и ранее, составляли ополченцы. Аякс решил исправить это создать регулярную армию сперва на добровольной основе, которую затем заменит рекрутская. Срок службы составлял 20 лет. Плата составляла 120 драхм в год туреофору, 180 фалангисту, и 225 всаднику (забота о животном ложилась на государство). К концу жизни царя Аякса все эти платы были подняты до 160, 240 и 280 драхм соответственно. Солдат также обеспечивали едой. После выхода в отставку они получали пенсию, правда довольно небольшую. Именно из-за проблемы обеспечения бывших солдат срок службы подняли до 25 лет. Однако из 128 ушедших в отставку, самый лучший разумеется, получал спартанское гражданство. Новобранцам даже могли обеспечит оружие и снаряжение, если у них не хватало денег на их приобретение. Правда взамен их жалование сокращалось примерно на 20 %, пока стоимость снаряжения за государственный счёт не окупится.

К слову, о снаряжении. К моменту Галльской войны в армии был весьма популярен прошедший развитие Беотийский шлем. Причем не только в коннице, но и в пехоте.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Популярностью пользовался также шлем, эволюционировавший то ли из фригийского, то ли из фракийского шлема.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Оба неплохо защищали своего владельца, а также имели хороший обзор, которым не мог похвастаться тот же Коринфский. Такие тенденции, наметившиеся ещё при Агесилае III, объяснялись тем, что воины теперь  сражались не только строго в фаланге, но и более свободных и автономных построениях. В связи с чем сариссы несколько потеряли популярность, хотя и продолжали оставаться основным оружием, а гоплитские копья, напротив, стали популярнее. Что до доспехов, то в разгар Галльской войны был уже ясно, что линоторакс, льняной панцирь, даже усиленный чешуёй в области груди, уже морально устарел. В сражениях с галлами Заальпийской Галлии и испанскими воинами Карфагена требовалось что-то получше. Многие военачальники предлагали царю перенять кольчугу. Этот вид доспеха, состоящий из множества железных колец, был несколько надёжнее линоторакса. К тому же кузнечное дело и мастерство греков могли позволить немало таких доспехов по государственным заказам.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Однако Аякс, будучи поборником эллинизма, был категорически против внедрения «варварского» доспеха. Царь попытался отыскать другую, более достойную, по его мнениям, альтернативу. И она нашлась. В Элладе самым достойным доспехом считался пластинчатый гиппоторакс, отлитый из бронзы. Из-за редкости металлов, необходимых для этого сплава, такие доспехи были крайне дорогими. Несмотря на то, что на дворе был Железный век, железо неохотно использовали при изготовлении доспехов и многих видов оружия из-за ненадёжности. Да-да, именно из-за ненадёжности железа. Дело в том, что выкованные и отлитые из одного и того же металла одни и те же изделия могут отличаться по качеству. Бронзу подвергали только холодной ковке. При попытке выковать что-то из раскалённого метала, она разрушалась. Однако люди, особенно греки, уже давно научились плавить этот сплав до жидкого состояния. Его просто заливали в форму и получали готовое изделие. С железом история была похожая. Оно, конечно же, не разрушалось при горячей ковке, но по надёжности уступало отлитой бронзе. Когда говорят, что железо прочнее бронзы, то имее тся виду сварочное железо со сталью, чего тогда проделывать не умели. Поэтому применялись всякие хитрости, дабы компенсировать ненадежность. Так из железо делали кольчуги или чешуйчатые панцири. Хотя справедливости ради стоит отметить, что внедрение железных орудий труда упростило и повысило результативность в производстве в сельском хозяйстве и в ремёслах. Однако первый пластинчатый доспех был бронзовым, а не железным. Даже у ассирийцев, которые стали первопроходцами в железном снаряжении, доспехи были чешуйчатыми.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Древние ассирийцы

Аякс прекрасно всё это осознавал, однако решил создать новый доспех именно пластинчатым частично из железо. Это был линоторакс, покрытый железными пластинами, или наоборот, железный доспех, с льняными прокладками. Этот доспех был выполнен как раз в духе эллинизма и был надёжнее простого линоторакса. Однако такой панцирь было тоже сделать непросто. Царь не хотел, чтобы железные пластины, покрывавшие лён, ломались от первого же удара. Для производства пластин более высокого качества пришлось приглашать специалистов из Арии, которые были искусными мастерами в «железном деле». Это позволило наладить производство качественных «железных линотораксов». Однако всё равно сколь-нибудь прочные кованные пластины из железа — это был пик возможностей даже для арийцев. Поэтому массовое производство таких доспехов даже на государственном уровне было сложным и дорогим. Хотя новое снаряжение было несколько дешевле гиппоторакса. Поэтому царь с треском смирился с внедрением кольчуги в армии.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Модель железного линоторакса

К чести Аякса I стоит отметить, что ни тот, ни другой доспех не вытеснили линоторакс окончательно. Это произойдёт лишь к середине II века до н. э. Что же до структуризации новой общегреческой армии, то она была, как и в Классической Греции. Войско делилось на эноматии (32 человека), пентекостии (128 ), лохи (обычно 256, но в Спарте было 512). Численность моры увеличилось до 2048[3]. Теперь при наличии людских ресурсов греческих полисов численность подразделений спартанского типа удалось максимизировать. Офицерами старшего звена и выше были только спартиаты. Они и раньше выступали в роли командиров, но чёткость занимаемых должностей была не определена в ополченной армии. Теперь же подразделениями начиная с лоха и выше командовали спартанцы. Позднее «ранговый плинтус» опустился до командования пентекостией. Остальные должности занимали греки-союзники. Эта структура касалась фаланги и имела цель ещё больше стереть границы между греками и создать наконец царскую провинцию Эллада.  Туреофоры были разделены на манипулы по 100-120 человек по римскому типу. Что же до кавалерии, то как и его отец, Аякс делал ставку на фланговый обход ударной конницы при поддержке легкой. Что до последних, то царь охотно продвигал конных застрельщиков, которые по праву считались приемниками тарентийских всадников. Но вот конных лучников, которые были переняты у степняков и восточных народов, он развивал крайне неохотно. За время его правления конных копьеметателей возросло с 1 000 до 3 000. А вот лучников с 2 000 до 3 000. Также при Аяксе I ударная конница неспартанцев также стала появляться на регулярной службе. Всего к началу Галльской войны около 1 000 фессалийских, беотийских и других греческих  кавалеристов служили в ударном корпусе. Всего же к началу войны регулярная армия Спарты из греков-союзников насчитывала 25 000 пехотинцев, 8 000 туреофоров и 7 000 всадников. И это к началу Галльской кампании Аякса. Регулярная армия не занималась сельской работой или городскими промыслами. Её ничто не отвлекало от тренировок и повышения профессионализма. Зато в армию  поползли не только отменные эллинские наёмники, но и  всякие сомнительные элементы, из-за чего дисциплина и наказания были ужесточены.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Наказание провинившегося

И всё же полностью регулярной армия всё ещё не была. Немалую часть в ней играли временные наёмники регионального значения. То есть нанятые в определённом регионе на непродолжительно время. Прежние ополченцы стали считаться резервистами. Хотя уровень профессионализма заметно возрос.

Что же до военной организации самих спартанцев, которых тогда, согласно перепеси она тоже претерпела изменения. Ещё при царе Агисе IV не был четкого распределения функций: кто командует, кто сражается на флангах в вооружении гоплита и т. д. Теперь же была создана пешая царская гвардия, так называемый, Царский полк. Это конечно же современное название, так как спартанское не сохранилось. Царский полк состоял из 3 мор нового штата или 6 144 человек. Они подчинялись не тому или иному царю, а обоим басилевсам Спарты. Попасть в Царский полк могли лишь лучшие из лучших спартиатов, которые определялись на учреждённых специально для этого состязаниях. Сначала Аякс хотел сделать их ежегодными, но поняв, что это не целесообразно, стал проводить отбор каждые 8 лет. Царские спартанцы, как принято называть их в исторической литературе, были обучены одинаково сражаться мечом и копьём. Воевали они как в фаланге, охраняя основное построение сариссофоров , так и в автономных, как манипулы, пентекостиях. От них требовалось обладать не только физическими и боевыми навыками, но ещё и умственными способностями. В войнах дуумвирата они показывали себя только с лучшей стороны проявляя исключительную храбрость и мастерство. В следствии этого они потом легко избирались в Герусию и в стратеги, а также занимали высшие командные должности в армии эллинов.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Царские спартанцы

Остальные спартиаты становились офицерами над подразделения обычных эллинов, командовали во флоте, занимали посты в чиновничьем аппарате, избирались в городские эфоры (надзиратели над провинциальными городами), командовали гарнизонами и т. д. Также Аякс решил нанести удар по своим соперникам и своего коллеги — земельной знати. Он знал, что члены этой партии любят незаконно инвестировать и заниматься ростовщичеством. Поэтому он не только начал «прикрывать их лавочки», но и переводить их в конницу, чтобы ударить по их карманам по больнее, а также увеличил число спартанских гиппеев. Также Аякс I убедил Клеомена III переобучить царских телохранителей Агиадов в кавалеристов. В итоге число спартанских ударных конников выросло с 1 800 до 3 200.

Реформы государственности

Заручившись поддержкой царя Еврипонтида, Клеомен принялся осуществлять реформаторскую деятельность. Начал он с весьма простого: Сицилия и Корсика с Сардинией были переделаны из гармостий в стратегии. Пост гармоста уже был не назначаемым, а тоже, как и стратега, выбираемым. Правда выбирали его не на год, а на пять. Обе Галлии и Иллирия начали ускоренно превращаться в спартанские полноправные провинции, причём не в ущерб местному менталитету. Для реформации уже существующих земель и системы нужны были, конечно же средства. Достать их в условиях постоянных войн, которые происходили почти всё время правления дуумвирата, и неэффективности старой системы налогообложения было нелегко. Поэтому, Клеомен III для начала призвал спартиатов, которые имели целые состояния мертвым грузом, добровольно пожертвовать на реформы и строительство. Сначала это делали члены торгово-ремесленной партии. После того, как Аякс поднажал на «земельных», они тоже скинулись. Ещё Клеомен получал на свою деятельность долю военной добычи. Денежный вопрос стоял настолько остро, что даже илотам была дарована возможность купить свободу сначала за 10 мин, потом за 5. Всего смогло выкупиться около 10 000 человек.

Поскольку именно налогообложение старого типа затрудняло всякую деятельность, именно с неё и начала Клеомен III. В городах ранее происходили проверки эфора хозяйств, которые описывали состояние всех хозяйств и устанавливали размер налога на весь город. Теперь же налоги взимались с каждого хозяйства в отдельности. Таким же образом взимался и подоходный налог. Такое налогообложение было весьма гибким и учитывало имущественное неравенство. Теперь уже богатеям нельзя было так просто отвертеться от уплаты денег в казну. Правда чтобы собирать такие налоги нужно было намного больше времени, при сохранении прежнего штата бюрократии. Клеомен учёл это и чиновничий аппарата также реформировал. Пришлось заводить много разветвлений и увеличивать штат. Для этого царь даже решил допустить  к работе в госаппарате обычных греков. Это было вызвано тем, что число спартиатов было не таким уж и большим, что бы ими можно было разбрасываться по всей стране в качестве чиновников. За примерную и добросовестную работу чиновник также имел право получить гражданство. Правда стоит отметить, что на такой работе трудно оставаться с чистыми руками. Поэтому получали гражданство совсем не многие чиновники. Несмотря на отсутствие сложностей и запутанности, по размеру штата спартанский аппарат мог конкурировать со своим «родителем» — персидской бюрократией. Несмотря на значительное сокращение территорий, бюрократический аппарат Державы Ахеменидов к тому моменту не только не сократился, но и наоборот приумножился, что привело к закономерным последствиям. Такая налоговая система была более эффективна и приносила большие деньги в казну, но требовала содержать целую армию чиновников. Это увеличивало число краж и должностных преступлений. Но тогда они не были тяжёлой болезнью.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Сбор налогов

Дабы эффективнее развивались сами хозяйства всех мастей, Клеомен открыл государственное кредитование. Теперь у государства можно было взять денег в долг под совсем небольшие проценты, где-то от одного до пяти. Однако право ростовщичества и инвестиций было только за государством. Сами спартиаты по прежнему не имели права этим заниматься. Хотя им царь тоже пошёл на встречу, позволив покупать дополнительные земли к своему клеру. Однако законы о неделимости и неотчуждаемости клеров никто не отменял. Поэтому прирост мог быть осуществлён за счёт земель неграждан. Рабы, трудившиеся на этих землях, получали права илотов. Спартанцы, доселе проявлявшие осторожность, как с цепи сорвались, начав скупать земли в обоих Галлиях. А уж вовремя кампаний дуумвирата в Галлии и Испании спартиаты скупали землю, не успев её завоевать. Клеомену III даже пришлось предпринять контрмеры, запретив гражданам иметь землю, размером более 5 клеров. Но и этого было весьма много. К тому же царям были нужны земли, чтобы обеспечить новых граждан.

Во время правления дуумвирата в стране были проведены две переписи спартиатов. Первая была проведена в 226 году до н. э. и показала, что на территории Державы проживает около 18 000 граждан-гомеев. Из них 9 000 проживали собственно на Пелопоннессе, своей «исторической Родине». Для остальных же воздвигались колонии за пределами Эллады. Они были не очень большими, по греческим меркам. В каждой проживало от 700 до 2 000 спартиатов, хотя на территории Державы также было полно новых колоний и других греков. Здесь располагались не только их дома, но и земельные наделы. Колонии были в Великой Греции, Сирии, Малой Азии, Предальпийской Галлии. Самые большие колонии были основных в «житницах»: Сицилия, Боспорское Царство и Египет. Последний был особенен тем, что там не было илотов. Агис IV, воздвигший здесь колонию, дабы не сделать множество египтян безработными, сделал здесь клерное земледелие арендованным. Местные земледельцы арендовали клеры, как и основную царскую землю. Правда если последнюю можно было арендовать в любом размере, то земельный надел приходилась брать целыми группами из-за его неделимости. Свободные земледельцы, для которых были созданы все условия труда производили в несколько раз больше, чем даже самые лучшие закрепощённые и египетские спартиаты были одними из самых зажиточных. Клеомен III взял это на «заметку» и проделал тоже самое в Мессении, которая до сих пор оставалась одним из самых мятежных и беспокойных регионов. В любой неспокойный для Державы момент, мессенцы не упускали возможности побунтовать. Так было во время Агесилаева переворота, набега Аргоса, сразу после смерти Агиса III и т. д. Клеомен III решил погасить этот «адский очаг». Для начала он снизил долю отдаваемого урожая с половины до стандартного[2], который отдавали в Лаконии и других клерных колониях. А затем царь сделал совсем неожиданное: всем мессениским илотам была дарована свобода, однако земля оставалась в руках государства, прикреплённой к бывшим хозяевам. Мессенцам, как и египтянам была дарована возможность арендовать клер группами. Это дало соответствующий результат. Вскоре Мессения превратилась из мятежного в мирный и весьма прибыльный регион.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Илоты за работой

Однако одной только Мессенией всё и ограничилось. Больше нигде не было проведено массового освобождения илотов. Сыграла свою роль предвзятая спартанская осторожность, кабы их работнички не сбежали от них. С мессенцами ведь было всё не так радушно, как могло показаться на первый взгляд. Многие из них после освобождения стали требовать полного ухода спартанцев с их земель. А после отказа не остались арендовать земли, а ушли на все четыре стороны, не желая работать далее на бывших хозяев. Раньше, они бы начали новую Мессенскую войну. А сейчас, когда есть полная свобода и границы с устройством государства позволяют вдоволь развернуться, поминай как звали. Правда справедливости ради стоит сказать, что они так и не смогли, что называется, развернуться. Рождённый пахать «летать» не может. Зато на их вакантные места пришлось искать людей по всей Державе, так как в самой Элладе было ни в чести пахать и сеять. Однако с остальными илотами тоже надо было что-то делать. Ещё с концы правления Агиса III Великого они не привлекались для службы в армии. Следовательно, они уже не могли получить так легко свободу и обогащаться на войне. Хотя многие из тех, кто воевал, сберегли свои деньги, а их потомки преумножили. От таких и решил избавиться царь, так как они могли с помощью денег приобретать оружие и подбивать на мятеж. Сначала для них была установлена сумма выкупа в 10 мин. Позже она снизилась до пяти. В первую очередь, Клеомен таким образом добывал больше денег на реформы. Поэтому когда илоты массово прекратили выкупаться за 5 мин, закон был отменён.

Клеомен III занимался не только реформами, но и строительством. При нём в Спарте появились бани, фонтаны. В домах у некоторых спартиатов также появилось вода. Конечно же, всё это требовало эффективного снабжения водой. Для этого началось строительство ещё и акведука. Большого и длинного водопровода античности.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Акведук Клеомена

Также на недавно присоединённых и новых землях строились дороги. В первую очередь они использовались для переброски войск. Позднее использовались ещё и для улучшения торговли. Строительства таких масштабов также требовали денег. Но их хватало благодаря войнам дуумвирата в Галлии и с Крарфагеном.

Ярость Спарты. Глава VII. Великий дуумвират

Реформы Аякса I и Клеомена III подняли военную и экономическую мощь государства. Однако стоит учитывать, что они не проводились все и сразу в какой-то период правления дуумвирата. А растянулись на всём протяжении власти двух царей соправителей. В добавок, оба дуумвира допустили больше ошибки. Аякс I не предусмотрел более достойного вознаграждение за службу, чем небольшая пенсия.  Клеомен III же так и не легализовал вкладывание средств для спартиатов, которого те так жаждали, оставив эту инициативу лишь за государством. Земли, которую он разрешил прикупать к клерам, было недостаточно. Залежавшиеся без дела капиталы требовали более масштабного применения, чем приобретение предметов роскоши и вкусной пищи. В итоге сложилась парадоксальная ситуация. Спарта имела поистине сказочные богатства, но граждане не имели права применять их. Подливало масла в огонь и бескомпромиссная борьба Аякса I c «подпольными барыгами» и их перевод в конницу, чему Клеомен III не препятствовал. В армии эллинов же платили и содержали относительно неплохо, но после демобилизации практически бросали на произвол судьбы. Спартанское общество, в купе с регулярной эллинской армией, напоминало бомбу, которая грозилась взорваться.

Примечания

Я довольно много упомянул в этой главе о войнах, которые вели дуумвиры. Но в купе вместе с ними у меня эта часть выросла по самое не балуйся. Поэтому войны дуумвирата я решил вывести в отдельную главу.

Название аристократических партий были изменены в результате редактирования. Связанно это с тем, что до классических земельных и торгово-ремесленных они ещё не доросли и мало им соответствуют, как заметил коллега @stalingradec

[1] Напомню, что все спартанцы в своей Державе являются господствующей верхушкой и, как следствие, элитой. А уж знать спартанцев — это элита элиты. Эдакие Греческие нобили-патриции. Правда в собственности они имеют не землю (она по прежнему в руках государства), а деньги, награбленные в ходе войны и сбережённые предками, так как их пока некуда особенно тратить.

[2] Мне так и не удалось узнать, какую долю урожая илоты Лаконии отдавали спартанцам.

[3] Вообще с морами всё как-то муторно. Информация крайне противоречива. То она состоит из четырёх лохосов или лохов, которые у спартанцев по 512 человек. Однако наделе её численность особо более 1 000 человек не была. Видимо это связано с нехваткой в РИ людских ресурсов, в коих теперь Спарта не нуждается покуда.

Подписаться
Уведомить о
5 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector