Врангель-1920. Часть 3. Первые шаги генерала Врангеля.

13
9

Предыдущие части

Содержание:


Смена командования
… После потери Кубани и Северного Кавказа остатки Белой армии были сосредоточены на Крымском полуострове.  На маленьком Крымском полуострове сосредоточилось все, что осталось от Вооруженных сил Юга.

Деникин взялся за проведение реорганизации остатков ВСЮР. Избыточные штабы, учреждения и части, собравшиеся на полуострове со всей территории Юга России, расформировывались. Оставшийся личный состав направлялся на укомплектование действующих войск.

Ставка располагалась в тихой Феодосии, в гостинице «Астория». Крымский корпус Слащёва по — прежнему прикрывал перешейки. В Керченском районе расположили сводный отряд, чтобы обеспечить полуостров от возможной высадки десанта со стороны Тамани. Все остальные войска были расположены в резерве, для отдыха и восстановления. Добровольцы стояли в районе Симферополя, донцы — в Евпатории, кубанцы — в Керчи и Феодосии.

В целом армия располагала 60 тыс. человек при 100 орудиях и около 500 пулеметов. Сил было достаточно для обороны полуострова, однако армия устала физически и морально, что создавало почву для дальнейшего разложения. Не хватало материальных запасов, оружия и снаряжения. Если добровольцы вывезли своё оружие, то казаки почти все бросили.

Крым был центром всевозможных интриг, куда теперь добавилась потерпевшая поражение армия, оставшиеся без войск генералы, и множество беженцев. Искали виновников поражения и спасителей. Южнорусское правительство Мельникова, созданное в марте 1920 года, фактически так и не приступило к работе. В Крыму приняли его в штыки, критикуя как созданное в результате соглашения с самостийниками. «Морально потрясенными» были и многие политики, прибывшие из Новороссийска, которые пытались заявить о своих правах. Однако карманный кабинет при военном диктаторе мог только недовольно ворчать о просчетах командования. Для Деникина не составило труда 29 — го марта упразднить Южнорусское правительство во главе с Н.М.Мельниковым. Когда уволенный премьер пытался уточнить: «Позвольте вас, генерал, спросить: что вас побудило совершить государственный переворот?», Деникин красноречиво объяснил: «Какой там переворот! Я вас назначил, и я вас освободил от обязанностей — вот и все».

В итоге министры упаковали чемоданы и отправились в Константинополь. Сложнее было договориться с генералами и адмиралами. Офицерство и генералитет также искали виновников военной катастрофы. Козлом отпущения стал один из вождей Добровольческой армии и ВСЮР, начальник штаба армии Деникина генерал Иван Романовский. Его считали виновником поражений Белой армии. Обвиняли в либерализме и масонстве. Обвиняли в хищениях, хотя это был честный человек и постоянно испытывал материальные проблемы. Деникин был вынужден снять «храбрейшего воина, рыцаря долга и чести» Романовского с поста начальника штаба армии.

Тем временем активно интриговали и против самого Деникина. Командование донцов считало, что добровольцы «предали Дон» и предлагали казакам покинуть полуостров, пробиваться в родные станицы. Командование белого фронта интриговало в пользу Врангеля. Герцог Лейхтенбергский предлагал возродить монархию, выступал за великого князя Николая Николаевича. Британцы предлагали «демократию». Оставшиеся без назначения генералы Боровский и Покровский вели свою игру. В новые главнокомандующие предлагался бывший командующий Кавказской армии Покровский. Духовенство, возглавлявшее крайне правых, выступало за Врангеля. Епископ Вениамин говорил, что «во имя спасения России» надо заставить генерала Деникина сложить власть и передать ее генералу Врангелю. Мол, только Врангель спасёт Родину. Зараженный всеобщей вакханалией, пытался вести свою игру и командир Крымского корпуса генерал Слащёв. Он связывался то с Врангелем, то с Сидориным, то с герцогом Лейхтенбергским, то с Покровским. Слащёв предлагал собрать совещание и предложить Деникину сложить командование.

В руководстве ВСЮР тем временем назревал давний конфликт между двумя яркими личностями, каковыми являлись Врангель и Деникин. Их противостояние историки относят к началу 1920 года, хотя оно проявилось еще во времена, когда Деникин лишь пытался обнародовать Московскую директиву. Оказавшись в 1919 году в Царицыне, на «второстепенном фронте», Врангель получил хорошую возможность проанализировать проигранные сражения и операции и подготовить предложения по проведению новых, с учетом накопленного опыта. Его проекты, отправлявшиеся в штаб Главнокомандующего ВСЮР, зачастую не находили отклика в силу различных взглядов на вопросы военной теории, а также отправлялись в долгий ящик из-за их практической невыполнимости, что не могло не вызывать раздражение импульсивного и исполненного эмоциональностью барона. Вступив в должность командующего Добровольческой армией и прибыв сменить несчастного Май-Маевского, Врангель воочию убедился в беспочвенности многих своих прожектов ввиду того, что, в отличие от гладко выглядевших на бумаге корпусов, дивизий и полков, в реальной жизни они оказались горсточками военных энтузиастов, количественно непригодных для воплощения крупномасштабных операций. Деникин справедливо полагал, что в работе со штабом новый начальник Добровольческой армии вносит элемент нервозности и разлада, явившись не только полной противоположностью Романовскому, но и самому Деникину. Главнокомандующий был убежден, что прожектерство Врангеля имеет одну тревожную тенденцию — барон упорствует в своих заблуждениях и не готов критически оценить свое стратегическое творчество. Вступив в хоровод политических событий на Кубани, до предела нервный Врангель стал ярым сторонником той идеи, что изначально неверно выстроенные отношения с кубанским правительством, начатые Деникиным во времена оны, постепенно привели Белое движение на Кубани в упадок, если не в антагонизм с Добровольческой армией. Барон начал вести приватные беседы с генералами Эрдели, Сидориным и даже Шкуро, зондируя почву относительно их настроенности на смену Главнокомандующего, однако большинство из них держались убеждения, что при любом отношении к Деникину смена власти в сложившейся для армии неблагоприятной ситуации ни к чему хорошему вести не может. Деникин, осведомленный от генералов о попытке Врангеля подкопаться под его пост, снес это довольно равнодушно, однако известия о закулисных переговорах не добавили в сознании Главнокомандующего положительных черт к личности Врангеля. Врангель понял, что он поспешил заключить мнение об общем недовольстве командованием и больше переговоры вести не стал, однако против его воли слухи просочились и к командованию союзников. Английский представитель Мак — Киндер прибыл в Россию в полной убежденности, что барон уже совершил свой «переворот», однако Деникин успокоил британца заверениями, что все слышанное им было не более чем усилиями злых языков, желающих вбить клин между белым командованием.

Оказавшись в январе 1920 года в Одессе, Врангель блестяще организовал эвакуацию войск Новороссийской области и нескольких тысяч беженцев, обеспечил на какое — то время Крым продовольствием, а армию — подкреплениями. «Благодарность» Деникина не заставила долго ждать — в первых числах февраля Врангель был отправлен в отставку и вынужденно уехал в Константинополь. Эвакуация из Новороссийска и с Кавказа прошла уже без его участия.

Деникин уже решил оставить свой пост. Он созвал в Севастополе военный совет для избрания нового главнокомандующего. В его состав вошли члены штаба, командиры корпусов, дивизий, части бригад и полков, коменданты крепостей, флотское командование, находившиеся не у дел, но популярные генералы, включая Врангеля, Покровского, Юзефовича, Боровского, Шиллинга и др. Председателем совета Деникин назначил генерала Драгомирова.

Если для большинства участников не требовалось особых усилий, чтобы попасть в Севастополь, то генерал Врангель почти месяц находился в Константинополе и готовился переехать в Сербию. Однако ожидавшаяся смена власти в Крыму изменила его планы. Прежде всего, Врангель поинтересовался мнением старших «партнеров» со стоявших в Босфоре британских и французских кораблей.

Прежде чем отправить кандидата в главкомы к крымским берегам, его ознакомили с посланием Верховного Комиссара Великобритании в Константинополе, в котором говорилось: «Британское Правительство, оказавшее генералу Деникину в прошлом значительную поддержку, которая только и позволила продолжать борьбу до настоящего времени, полагает, что оно имеет право надеяться на то, что означенное предложение будет принято. Однако, если бы генерал Деникин почел бы себя обязанным его отклонить, дабы продолжить явно бесполезную борьбу, то в этом случае Британское Правительство сочло бы себя обязанным отказаться от какой бы то ни было ответственности за этот шаг и прекратить в будущем всякую поддержку или помощь, какого бы то ни было характера, генералу Деникину». То есть, Врангелю предлагали отправиться в Крым, не обещая при этом никакой открытой поддержки. Тем не менее, будущий главком согласился с этими условиями. 3-го апреля генерал Врангель на британском линкоре отправился в Крым.

Сопровождавший его генерал Шатилов заранее предупредил: «Ты знаешь, что дальнейшая борьба невозможна. Армия или погибнет, или вынуждена будет капитулировать и ты покроешь себя позором. Ведь у тебя ничего, кроме незапятнанного имени не осталось. Ехать теперь, это безумие». Но на Врангеля эти доводы впечатления не произвели.

А тем временем, в Севастополе прошло первое заседание Военного совета. Собравшимся генералам пришлось обсуждать обращение Деникина к генералу Драгомирову, в котором говорилось: «Бог не благословил успехом войск, мною предводимых. И хотя вера в жизнеспособность армии и в ее историческое призвание мною не потеряна, но внутренняя связь между вождем и армией порвана. И я не в силах более вести ее. Предлагаю Военному совету избрать достойного, которому я передам преемственно власть и командование».

Судя по всему, Деникин просто устал. Бесконечная война и политические интриги. Его авторитет в войсках упал. Требовался новый человек, в которого поверят люди. Новый вождь мог дать новую надежду.

Военный совет собрался 3 — го апреля 1920 года. Совещание проходило бурно. Представители Добровольческого корпуса единодушно хотели просить Деникина остаться на своём посту и выражали ему полное доверие. Добровольцы категорически отказались от выборов. Когда Драгомиров сообщил, что это решение самого Деникина, добровольцы стали настаивать, чтобы Антон Иванович сам назначил своего преемника. Их поддержали кубанцы. Донцы объявили, что не могут указать на преемника, считали, что их представительство недостаточно. Слащёв считал, что его корпус не имеет на заседании достаточного числа представителей (в условиях возможного наступления красных часть командования корпуса осталась на передовой). Также он отмечал, что выборы главнокомандующего могут негативно повлиять на войска. Морское командование выступало за Врангеля.

Первое заседание Военного совета, проходившее в отсутствие Врангеля, оказалось безрезультатным. Генерал Драгомиров сообщил Деникину: «Военный совет признал невозможным решать вопрос о преемнике главкома, считая это прецедентом выборного начальства, и постановил просить Вас единолично указать такового». Ответ Деникина был категоричным: «Разбитый нравственно, я ни одного дня не могу оставаться у власти. Считаю уклонение от подачи мне совета генералами Сидориным и Слащевым недопустимым. Число собравшихся безразлично. Требую от Военного совета исполнения своего долга. Иначе Крым и армия будут ввергнуты в анархию».

Утром 4 — го апреля в Севастополь прибыл генерал Врангель, появление которого облегчило процедуру выборов командующего, осуществленную в духе солдатских комитетов 1917 года. После этого в Феодосию была отправлена телеграмма генерала Драгомирова: «Высшие начальники до командиров корпусов включительно единогласно остановились на кандидатуре генерала Врангеля. Во избежание трений в общем собрании означенные начальники просят Вас прислать ко времени открытия общего собрания, к 18 часам, Ваш приказ о назначении без ссылки на избрание Военным советом».

В результате  Деникин подписал свой последний приказ: «1. Генерал — лейтенант барон Врангель назначается главнокомандующим Вооруженными силами Юга России. 2. Всем, шедшим честно со мною в тяжкой борьбе, — низкий поклон. Господи, дай победу армии и спаси Россию. Генерал Деникин».

Бывший главком предпочел не встречаться со своим преемником и покинул Феодосию на том же британском линкоре «Император Индии», на котором доставили в Севастополь Врангеля.

5 — го апреля Деникин и Романовский прибыли в Константинополь. В тот же день в вестибюле русского посольства Романовский был убит неизвестным, одетым в офицерскую форму.

А тем временем, Врангель немедленно приступил к подготовке армии к новым боям, в которых по выражению генерала Шатилова шансы на победу у красных оценивались в «девяносто девять и девять в периоде» из ста.

Новому главнокомандующему пришлось в короткое время решать, кроме множества социально-экономических, политических, финансовых и других проблем, и появившиеся сразу же вопросы по защите Крыма.

Ближайшая задача, возложенная на армию, по — прежнему заключалась в обороне Крыма.
Первые бои генерала Врангеля
После поражения Деникина и эвакуации остатков армии в Крым, английская дипломатия предприняла ряд инициатив по возможно бескровному свертыванию оставшихся очагов белого сопротивления. Она попыталась посредничать при прекращении военных действий на русском Севере. Затем — в Крыму.

11 — го апреля 1920 года, получив от Врангеля принципиальное согласие о прекращении борьбы (правда с оговорками, что на это потребуется около двух месяцев подготовки, в течение которых союзники должны будут снабжать армию и население занятых ею областей всем необходимым), лорд Керзон (серьезный человек), направил на имя Чичерина ноту, в которой предложил, «в интересах России и гуманности распорядиться о прекращении военных действий и объявлении всеобщей амнистии при условии расформирования добровольческой армии».

В ответной ноте от 14 — го апреля сообщалось о согласии обсудить это предложение в комплексе с вопросами советско-английских отношений (как — то: торговля, концессии, царские долги, перспективы экономического сотрудничества и пр.).Ставились условия — о намерении вести переговоры Литвинову (которого английское правительство дало отвод),о прекращении всех обязательств Англии перед Врангелем. Кроме того — симметричное обращение (поспособствовать переправке в Россию венгерских комиссаров Венгерской Советской Республики).

18 — го апреля Керзон направил новую ноту, в которой заявил, что «не может допустить разгрома, так же как и поражения южнорусской армии». И что в случае отсутствия быстрого и удовлетворительного ответа, английское правительство окажет военную защиту армии в Крыму.

В ответной ноте Чичерин, 20 — го апреля повторил, что все поставленные вопросы могут быть разрешены путем непосредственных переговоров .

4 — го мая последовало предложение Керзона о переговорах между Москвой и Врангелем (и 5 — го мая Чичерин ответил согласием, определив предмет обсуждения — амнистия всем лицам и бескровная ликвидация крымского фронта).

Красное командование, после крайне неудачных действий на Крымском направлении в январе — марте 1920 года, стало более тщательнее и внимательнее относиться к этой части фронта. Еще 20 — го марта Латышская стрелковая дивизия была передана в полное распоряжение командующего 13 — й армией Пауки И.Х.. 22 — го марта она получила приказ о прибытии к 5 — му апреля к подступам Перекопа и там сосредоточится.

Отбив атаки красных на Крым в начале марта 1920 — го года, разгромив при этом у большевиков — Эстонскую стрелковую дивизию, генералу Слащеву удавалось уже самому периодически переходить в контрнаступление.

 

 

 

Боевой элемент армии Врангеля был реорганизован в течение апреля — мая и представлял к середине мая следующее:

 

Штаб главкома состоял из 1 — го и 2 — го генерал — квартирмейстерств.

В 1 — е, возглавляемое генералом Коноваловым, входили отделы: общий, оперативный, организационный, разведывательный, агентурный, связи, а также управления генерал-инспекторов пехоты, кавалерии, артиллерии и авиации. Эти управления помимо прочего ведали артиллерийским и инженерно-техническим снабжением подведомственных родов войск.

Во 2 — е, возглавляемое генералом Архангельским, входили отделы общий, политический (ведал агитацией и пропагандой на фронте, в тылу и на территории «Совдепии»), иностранных сношений, военно-цензурный, особый (контрразведка) и управление дежурного генерала.

Комплектованием, снабжением и тыловым обеспечением Русской армии и Черноморского флота занимались Военное управление (начальник — генерал Вязьмитинов), Морское управление (начальник — адмирал Герасимов, командующий Черноморским флотом), Управление снабжений (в него входили, с одной стороны, Артиллерийское, Интендантское и Ветеринарное управления, Инженерно — технический отдел, Отделение ремонтирования (пополнения конского состава), с другой — отделы торговли, промышленности, продовольствия, горный и топлива, торговых портов и мореплавания), Главное интендантство, Главное военно — инженерное управление, Главное военно — санитарное управление и Управление начальника военных сообщений, ведавшее транспортом и средствами связи.

1 — й армейский (Добровольческий) корпус.

Командир корпуса: генерал — лейтенант Кутепов.

Начальник штаба корпуса:

 

3 — я Дроздовская стрелковая дивизия.

Начальник дивизии: генерал — лейтенант Витковский.

Начальник штаба:

-1 — й офицерский генерала Дроздовского  полк, 2 — й офицерский генерала Дроздовского  полк, 3 — й  офицерский генерала Дроздовского полк; Запасной батальон; 3 — я артиллерийская бригада, 3 — й запасной артиллерийский дивизион (два горных орудия и два легких орудия); 3 — я отдельная инженерная рота.

Численность боевого элемента дивизии была доведена до 3500 штыков.

2 — я Марковская пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Третьяков.

Начальник штаба дивизии:

-1 — й офицерский генерала Маркова полк, 2 — й офицерский генерала Маркова полк, 3 — й офицерский генерала Маркова полк; Запасной Батальон; 2 — я артиллерийская бригада, 2 — я Марковская отдельная тяжелая батарея (четыре тяжелых орудия), 1 — й запасной артиллерийский дивизион (три горных орудия и два легких орудия); 1 — я отдельная инженерная генерала Маркова рота.

Численность боевого элемента дивизии была доведена до 4000 штыков.

 

1 — я Корниловская ударная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Скоблин.

Начальник штаба дивизии: генерал — майор Саликов.

-1 — й Корниловский ударный полк, 2 — й Корниловский ударный полк, 3 — й Корниловский ударный полк; Запасной батальон; 1 — я Корниловская артиллерийская бригада; 1 — й Корниловский запасной артиллерийский дивизион (два горных орудия и четыре легких орудия); 2 — й Бронеавтомобильный дивизион; Отдельный генерала Корнилова  инженерный батальон.

Численность боевого элемента дивизии была доведена до 3500 штыков.

 

1 — я кавалерийская дивизия

Начальник дивизии: генерал — майор Барбович.

-1 — я бригада генерал — майора Чекотовского (Сводно — гвардейский кавалерийский полк, 1 — й Кавалерийский полк), 2 — я бригада генерал — майора Чеснокова (2 — й кавалерийский полк, 3 — й кавалерийский полк), 3 — я бригада генерал — майора Зубова (4 — й кавалерийский полк, 5 — й кавалерийский полк); 1 — я конно — артиллерийская бригада; 1 — й конно – артиллерийский  дивизион, 3 — й конно-артиллерийский дивизион; Запасной кавалерийский полк.

На укомплектование 1 — й кавалерийской дивизии были обращены:

-Сводно — гвардейский кавалерийский полк: подразделения Кавалергардского, Лейб — гвардии Конного, Лейб — гвардии Кирасирского Его Величества, Лейб — гвардии Кирасирского Её Величества, Лейб — гвардии Конно — Гренадерского, Лейб — гвардии Уланского Его Величества, Лейб — гвардии Уланского Её Величества, Лейб — гвардии Гродненского гусарского, Лейб — гвардии Драгунского полков бывшей императорской армии;

-1 — й кавалерийский полк: подразделения  Алексеевского конного, 2 — го офицерского Дроздовского конного, Отдельного конного генерала Корнилова полков, 3 — го конного полка из состава войск Новороссийской области, 17 — го уланского Новомиргородского, 2 — го драгунского Псковского, 12 — го уланского Белгородского и 12 — го гусарского Ахтырского, 15 — го Переяславского, 17 — го Нижегородского и 18 — го Северского драгунских полков бывшей императорской армии.

2 — й кавалерийский полк: подразделения 4 — го Мариупольского, 5 — го Александрийского, 6 — го Клястицкого, 7 — го Белорусского, 11 — го Изюмского, 17 — го Черниговского, 1 — го Сумского, 3 — го Елизаветградского, 10 — го Ингерманландского гусарских и 11 — го Рижского драгунского полков бывшей Императорской армии;

-3 — й кавалерийский полк: подразделения 1 — го уланского Петроградского, 2 — го Курляндского, 6 — го Волынского, 10 — го уланского Одесского, 11 — го Чугуевского и 14 — го Ямбургского уланских бывшей Императорской армии.

-4 — й кавалерийский полк: подразделения 7 — го уланского Ольвиопольского, 10 — го драгунского Новгородского, 9 — го драгунского Казанского, 9 — го уланского Бугского и 9 — го гусарского Киевского полков  бывшей императорской армии.

-5 — й кавалерийский полк: подразделения 13 — го Владимирского, 3 — го Смоленского, 15 — го Татарского и 16 — го Новоархангельского уланских полков бывшей императорской армии , 6-й кавалерийский полк в составе подразделений 9 — го драгунского Казанского, 9 — го уланского Бугского и 9-го гусарского Киевского полков бывшей императорской армии.

-Запасной кавалерийский полк: подразделения 1 — го Заамурского, 12 — го драгунского Стародубовского, 16 — го драгунского Тверского полков бывшей императорской армии.

Общая численность боевого элемента дивизии была доведена до 1000 сабель.

 

3 — й армейский (Крымский) корпус.

Командир корпуса: генерал — лейтенант Слащев.

Начальник штаба корпуса: генерал — майор Дубяго.

13 — я пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Андгуладзе.

-49 — й пехотный  Брестский полк, 50 — й пехотный Белостокский полк, 51 — й пехотный Литовский полк, 52 — й пехотный Виленский полк; 13 — я артиллерийская бригада; 2 — й Отдельный Позиционный артиллерийский дивизион; Отдельная инженерная рота 13 — й пехотной дивизии; 3 — я отдельная телеграфная рота; запасной батальон 13 — й пехотной дивизии; 1 — й Бронеавтомобильный дивизион.

Численность боевого элемента дивизии была доведена до 3500 штыков.

 

34 — я пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Теплов.

-133 — й пехотный Симферопольский полк, 134 — й пехотный Феодосийский полк, 135 — й пехотный Керчь — Еникальский полк, 136 — й пехотный Таганрогский полк; 7 — я отдельная телеграфная рота; 34 — я артиллерийская бригада; Отдельная инженерная рота 34 — й пехотной дивизии; Запасной батальон 34 — й пехотной дивизии.

Численность боевого элемента дивизии была доведена до 3000 штыков.

 

Алексеевская бригада.

Командир бригады: генерал — майор Достовалов.

-1 — й Партизанский генерала Алексеева пехотный полк, 2 — й Партизанский генерала Алексеева пехотный полк; Отдельный Алексеевский артиллерийский дивизион (два горных орудия и три легких орудия); Алексеевская инженерная рота, запасная рота.

Численность боевого элемента бригады  — около 1000 штыков.

 

2 — я конная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Морозов.

Начальник штаба дивизии: генерал — майор Колосовский

-Астраханская казачья бригада генерал — майора Агоева. В состав бригады вошли: 1 — й Астраханский, 2 — й Астраханский Калмыцкий Манычский (из горцев, иногородних, казаков восточных казачьих войск) казачьи полки, Астраханский  казачий  конно — артиллерийский дивизион (1-я и 2-я Астраханские казачьи батареи), Астраханский запасной дивизион под командованием генерал — майора Зыкова (Астраханская запасная казачья сотня, 3 — я Астраханская запасная казачья конная батарея), Астраханский телеграфный парк. Численность боевого элемента бригады удалось довести до 500 шашек (при шести орудиях);

-Туземная конная бригада генерал — майора Ревишина. В состав бригады вошли 1 — й Туземный конный полк из кавказских горцев, сведенных в сотни — Черкесского и Карачаевского конных полков, 2 — й Туземный полк из кавказских горцев, сведенных в сотни — Чеченского конного, Кабардинского конного полка, Ингушского конного полка.

Дивизии был придан Отдельный конно — артиллерийский дивизион (восемь орудий).

Общая численность боевого элемента дивизии была доведена до 1000 шашек.

 

2 — й армейский корпус.

Командир корпуса: генерал — лейтенант Бредов.

Начальник штаба корпуса: генерал — лейтенант Промтов.

 

4 — я пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Васильченко.

-13 — й Белозерский, 14 — й Олонецкий, 16 — й Ладожский пехотные полки; 4 — я артиллерийская бригада, 4 — я отдельная легкая батарея (три орудия), 4 — й отдельный тяжелый гаубичный дивизион (семь гаубиц),  2 — й отдельный тяжелый гаубичный дивизион (шесть гаубиц); 2 — й танковый отряд (три исправных танка и три трактора); запасной батальон; 4 — й инженерный батальон; 4 — й радио — телеграфный дивизион.

Общая численность боевого элемента дивизии — 3000 штыков.

 

5 — я пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Оссовский.

-75 — й Севастопольский пехотный, 80 — й Кабардинский пехотный, 2 — й Кавказский стрелковый полки; 5 — я артиллерийская бригада; Отдельная тяжелая гаубичная батарея; 5 — й запасной батальон; 3 — й  отдельный радио — телеграфный дивизион; 3 — й танковый отряд (пять исправных танков и два трактора); 3 — й Бронеавтомобильный дивизион; 5 — й инженерный батальон.

Общая численность дивизии: 2500 штыков.

 

7 — я пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Скалон.

-42 — й  Якутский пехотный полк, 77 — й Тенгинский  пехотный  полк, 83 — й Самурский пехотный полк; 7 — я артиллерийская бригада; 7 — й запасной батальон; 7 — й инженерный батальон; 7 — й технический батальон; 7 — й радио — телеграфный дивизион.

Общая численность дивизии: 2700 штыков.

 

Сводно — гвардейская бригада.

Командир бригады: генерал — майор Штакельберг.

— Сводно — гвардейский полк, Сводно — гвардейский стрелковый полк; 4 — я отдельная легкая батарея (три орудия); запасная рота; гвардейская инженерная рота.

Численность боевого элемента бригады была доведена до 500 штыков.

 

Туземная  конная бригада  генерал — майора  Крымшахалова, в состав которой были сведены все туземные и горские части (Осетинский конный полк, Кавказский Туземный  Горский конный полк генерал — майора Кильсовича — Чирконта, Осетинский пеший батальон); Крымский конно — артиллерийский дивизион (семь орудий), Кавказский конно — горный туземный артиллерийский дивизион (шесть  орудий).

Общая численность бригады — 400 шашек.

 

Терская казачья дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор А. К. Негоднов.

-1-я Терская казачья бригада полковника Цугулиева (1 — й Терский казачий полк, 2 — й Терский казачий полк); 1 — й отдельный конно — горный дивизион (две батареи, 8 легких орудий). В Крыму распоряжением Войскового Атамана Терский Гвардейский Дивизион был переформирован в Терскую Гвардейскую сотню, которая была включена в состав Терской казачьей дивизии. Кроме того, в составе Конвоя Главнокомандующего была сформирована Терская казачья полусотня. Численность боевого элемента дивизии удалось довести до 400 шашек.

Терские пластунские части были обращены на доукомплектование 2 — й Терской пластунской отдельной бригады полковника Белогорцева (численность которой удалось довести до 600 штыков) и на формирование 1 — й Терской пластунской бригады полковника Лесикова (1 — й и 2 — й Волгские пластунские батальоны, 1 — й и 2 — й Сунженско — Владикавказские батальоны) общей численностью 450 штыков, которой были приданы 1 — я Кавказская пластунская горная батарея (три  горных орудия) и 1 — я Кавказская гаубичная батарея (две легкие гаубицы).

Кроме того, удалось сформировать Терский запасной пластунский батальон, на базе которого предполагалось развернуть по необходимости 3 — ю пластунскую бригаду, и запасную Терскую казачью батарею (шесть легких орудий).

 

4 — я стрелковая дивизия.

Командир бригады: генерал — лейтенант Непенин.

-Крымский стрелковый полк, Черноморский стрелковый полк, 1 — й  Егерский полк (из немцев — колонистов); Отдельная инженерная рота; Отдельная тракторная батарея, 15 — я отдельная легкая батарея.

Общая численность дивизии — 3000 штыков.

 

Сводный  корпус.

Командир корпуса: генерал — майор Звягин.

Начальник штаба корпуса: генерал — майор Гейман.

 

Крымская бригада Государственной стражи.

Командир бригады: генерал — майор Вашадзе.

-1 — й полк Государственной стражи (из чинов государственной стражи из эвакуированных городов Правобережной Украины и Новороссии), Татарский стрелковый полк; Крымская легкая полевая батарея (два орудия); Крымская инженерная рота.

Общая численность бригады — 600 штыков.

 

8 — я пехотная дивизия

Начальник дивизии: генерал — майор Руднев.

-81 — й  Апшеронский, 84 —  й Ширванский  и 82 — й Дагестанский пехотные полки (принявшие также кадры и личный состав мелких и отдельных частей армии; на укомплектование дивизии были обращены 1 — й и 2 — й Сводные полки 52 — й пехотной дивизии, сводные части 31 — й пехотной дивизии, и запасный батальон дивизии); 1 — й танковый отряд (шесть исправных танков); 4 — й Бронеавтомобильный дивизион; 8 — я артиллерийская бригада; 8 — я отдельная инженерная рота.

Общая численность 8 — й пехотной дивизии была доведена до 3500 штыков.

 

6 — я пехотная дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Шевченко.

-1 — й Кавказский стрелковый полк,  Крымский гренадерский полк (на укомплектование полка были обращены отдельные мелкие части войск Новороссийской области, кадр сводного полка 16 — й пехотной дивизии и сводно — гренадерский полк), 25 — й пехотный Смоленский полк,; 6 — я артиллерийская бригада, дивизион учебно — подготовительной артиллерийской школы; 6 — й запасной батальон, Отдельная инженерная рота 6 — й пехотной дивизии.

Общая численность дивизии: 3600 штыков.

 

Конная бригада генерал — майора Гусева.

-Крымский конный полк, Татарский конный полк, Таврический конный дивизион; артиллерийская батарея Степных партизан (два легких орудия), 5 — я конная батарея (два орудия).

Численность боевого элемента бригады: 200 шашек.

 

Донской корпус.

Командир корпуса — генерал Ф.Ф.Абрамов;

Начальник штаба корпуса: генерал-лейтенант С.Н.Говоров.

Дежурный генерал: генерал — майор Н.И.Тарарин.

Инспектор тыла корпуса: генерал — майор Г.А.Ситников

 

1 — я Донская казачья дивизия.

Начальник дивизии: генерал — лейтенант Гусельщиков.

Начальник штаба: генерал — майор Лобов.

-1 — я бригада генерал — майора Дьякова (1 — й Донской казачий полк, 2 — й Донской казачий полк, на пополнение которого был обращен 42 — й Донской казачий полк из состава 2 — й конной дивизии) — 600 шашек; 2 — я бригада генерал — майора Герасимова  (3 — й  Донской Калединский казачий полк, 4 — й Донской Назаровский казачий полк) — 400 шашек; 1-я Донская казачья артиллерийская бригада.

2 — я Донская казачья дивизия

Начальник дивизии: генерал — лейтенант Калинин.

Начальник штаба: генерал — майор Туроверов

-1 — я бригада генерал — майора Клочкова ( Дзюнгарский  Донской казачий Калмыцкий полк, 11 — й  Гундоровский Донской Георгиевский казачий полк) — 300 шашек; 2 — я бригада генерал — майора Рубашкина (5 — й атамана Платова казачий полк, 6 — й атамана Ермака Тимофеевича казачий полк) — 300 шашек; 2 — я Донская казачья артиллерийская бригада.

3 — я Донская казачья дивизия

Начальник дивизии: генерал — лейтенант Топорков.

Начальник штаба дивизии: генерал — майор Секретев.

-1 — я бригада генерал — майора Коноводова (7 — й Донской казачий полк, 10 — й Донской казачий полк) — 300 шашек; 2 — я бригада генерал — майора Фицхелаурова (8 — й Донской казачий полк, 9 — й Донской казачий полк) — 250 шашек; 3 — я бригада генерал — майора Наумова 2 — го (17 — й Донской казачий полк,18 — й Донской казачий полк) — 400 шашек; 3 — я Донская Артиллерийская бригада.

Донская Гвардейская бригада генерал-майора Наумова 1 — го: Лейб — Атаманский и Лейб — Казачий полки — до 300 шашек.

Донская запасная казачья бригада генерал — майора Иванова: 1 — й Донской запасный конный дивизион, 2 — й Донской запасный конный дивизион, 3 — й Донской запасный конный дивизион, 3 — й Донской конно — артиллерийский дивизион (шесть легких орудий) и 1 — й Донской легкий артиллерийский дивизион (шесть орудий). Всего в бригаде до 300 сабель при 12-ти  легких орудиях.

Донской технический батальон.

Донской бронеавтомобильный дивизион (три броневика).

Донской танковый отряд (два исправных английских танка и трактор)

Донская учебная бригада генерал — майора Карпова — всего до 600 штыков и 100 шашек.

Донские пластуны были сведены в 1 — ю Донскую пластунскую бригаду трехбатальонного состава под командованием генерала Свирчевского. На укомплектование бригады пошли кадры и офицерский состав 2 — й и 3 — й Донских отдельных добровольческих бригад. Численность боевого элемента бригады удалось довести до 1000 штыков. Бригаде был придан 1 — й Донской конно — артиллерийский дивизион (пять легких орудий и две легкие гаубицы).

Остальные пешие и безлошадные части донцов были сведены в 1 — ю Донскую пешую бригаду (12 — й  Донской и 13 — й Донской пешие казачьи полки) под командованием генерала Дукмасова (1200 штыков), 2 — ю Донскую пешую бригаду (15 — й Донской и 16 — й Донской пешие казачьи полки) под командованием полковника Кострикова (1500 штыков) и двухбатальонный  Донской стрелковый полк генерал — майора Сутулова (около 1000 штыков). 1 — й пешей бригаде были приданы 2 — й Донской конно — артиллерийский дивизион (восемь орудий), 17 — я Донская и английская траншейная батареи, 2 — й Донской стрелковый артиллерийский дивизион и 1 — я Донская тяжелая батарея (три гаубицы). 2 — й пешей бригаде были приданы 1 — я и 2 — я Донские казачьи легкие батареи (всего — шесть орудий). Донскому стрелковому полку были приданы 1 — й Донской стрелковый артиллерийский дивизион (восемь легких орудий и три легкие гаубицы), Кавказский отдельный артдивизион (четыре легкие гаубицы) и Донская пешая батарея (три легких орудия).

Из эвакуированных в Крым Новочеркасского атаманского военного училища и Донского военного училища, ещё 26 — го марта был сформирован Донской пластунский юнкерский полк, вошедший в состав Донской учебной бригады. Через некоторое время полк был расформирован и на его основе в Феодосии начало функционировать Донское военное училище.

Кубанский корпус.

Командир корпуса: генерал — лейтенант Писарев.

Начальник штаба: генерал — майор Крыжановский.

Дежурный генерал: генерал — майор Ходкевич.

Инспектор тыла корпуса: генерал — майор Мамонов.

 

1 — я Кубанская казачья дивизия (в которую были сведены все кубанцы, имеющие лошадей).

Начальник дивизии: генерал — майор Бабиев.

Начальник штаба дивизии: генерал — майор Дейнега.

-1 — я бригада  генерал — майора Шифнер — Маркевича (1 — й Линейный  Кубанский казачий полк, 1 — й Уманский  Кубанский  казачий  полк); 2 — я бригада генерал — майора Зборовского (2 — й Линейный Кубанский  казачий полк, 1 — й Запорожский Кубанский казачий полк); 3 — я бригада генерал — майора Венкова (2 — й Уманский  Кубанский  казачий полк, 2 — й  Запорожский  Кубанский казачий полк); 1 — я Кубанская казачья артиллерийская бригада. Численность боевого элемента дивизии была доведена до 900 шашек.

2 — я Кубанская казачья дивизия.

Начальник дивизии: генерал — майор Болховитинов.

Начальник штаба дивизии: войсковой старшина Гришин.

-1-я бригада генерал-майора Лебедева (1-й Полтавский Кубанский казачий пол, 1-й Таманский Кубанский  казачий  полк); 2 — я бригада генерал — майора Филимонова (2 — й Таманский Кубанский казачий полк и 2 — й Лабинский Кубанский казачий полк); 3 — я бригада генерал — майора Королькова (1 — й Лабинский Кубанский казачий полк,  1 — й Черноморский  Кубанский казачий полк), 2 — я Кубанская казачья артиллерийская бригада. Численность боевого элемента дивизии составляла 1200 человек (в том числе 100 шашек).

3 — я Кубанская казачья дивизия.

Начальник дивизии: генерал — лейтенант Шкуро.

Начальник штаба дивизии: генерал — майор Успенский.

— 1 — я бригада генерал — майора Султан — Клыч — Гирея (2 — й Черноморский  Кубанский  казачий полк, Партизанский Кубанский казачий полк); 2 — я бригада генерал — лейтенанта Марченко (2 — й Полтавский Кубанский казачий полк, Волчий Кубанский казачий полк); 3 — я Кубанская казачья артиллерийская бригада.

На укомплектование дивизии были обращены отдельные небоевые части, команды и сотни, безлошадные и пешие казаки, а также Кубанский офицерский батальон. Численность дивизии составляла около 1500 человек (из них около 100 шашек).

Кубанские пластунские части были сведены в  трехбатальонную Кубанскую пешую стрелковую бригаду генерал — майора Казановича (около 500 штыков при трех орудиях) и трехбатальонную 1 — ю Кубанскую казачью пластунскую бригаду генерал — майора Цыганка. Бригаде были приданы 1 — я Кавказская пластунская горная батарея (4 орудия) и 1 — я Кубанская казачья пластунская легкая батарея (6 орудий). Численность боевого элемента бригады удалось довести до 1500 штыков.

Кроме того, была сформирована Кубанская казачья запасная бригада генерал — майора Косинова (Кубанский казачий гвардейский дивизион, 1 — й Кубанский  запасный  казачий дивизион, 2 — й Кубанский запасный казачий дивизион, 1 — й Кубанский запасный конно — артиллерийский казачий дивизион).

В состав Кубанского казачьего корпуса вошли также Кубанский телеграфный парк, Отдельная Кубанская инженерная сотня, Кубанский технический полк и Кубанское генерала Алексеева военное училище.

 

Бронепоезда.

1 — й бронепоездной дивизион

Тяжелый бронепоезд «Великия Россия»;

2 — й бронепоездной дивизион

Легкий бронепоезд «Офицер»;

Легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец»;

 

Авиация

1 — й авиационный отряд

2 — й авиационный отряд

3 — й авиационный отряд

4 — й авиационный им. воен. летчика полковника Казакова отряд

5 — й авиационный отряд

6 — й истребительный авиаотряд

Военная авиационная школа

 

Другие части:

1 — й Керченский позиционный арт. дивизион

2 — й Керченский позиционный арт. дивизион

3 — я батарея учебно-подготовительной арт. школы

1 — я позиционная арт. бригада

2 — я позиционная арт. бригада

4 — я позиционная батарея

 

-Севастопольский крепостной полк

-Керченский крепостной полк

-Симферопольская отдельная гарнизонная рота

-Ялтинская отдельная гарнизонная рота

 

-Казачья пулеметная школа

 

-Севастопольский комендантский батальон;

-Керченская караульная рота;

 

В конце апреля был окончательно разработан план летней кампании. Он сводился к следующему:

  1. Выдвижение Русской армии на линию Бердянск — Пологи — Александровск и Днепр.
  2. Операции по овладению Таманским полуостровом, с целью создания на Кубани нового очага борьбы.
  3. Выдвижение на линию Ростов — Таганрог — Донецкий каменноугольный район — станция Гришино — станция Синельниково.
  4. Очищение от красных Дона и Кубани (казаки должны были дать живую силу для продолжения борьбы).
  5. Беспрерывные укрепления Крымских перешейков (доведение укреплений до крепостного типа).
  6. Создание в Крыму базы для Вооруженных Сил Юга России.

 

Ближайшая задача согласно плану Врангеля, состояла в том, чтобы, высадив армейский корпус генерала Слащева в районе Мелитополя для удара в тыл Перекопской группе красных, одновременно ударом 1 — го армейского корпуса (генерал Кутепов) и Донского корпуса через перешейки разбить 13 — ю армию и отбросить ее за Днепр. Для выполнения этой задачи армия Врангеля заняла следующее исходное положение:

-Донской корпус ген. Абрамова группировался на Чонгарском направлении;

-Сводный корпус оставался в резерве главного командования в районе станции города Джанкой;

-1 — й армейский корпус ген. Кутепова (Дроздовская, Корниловская, Марковская дивизии, 1 — я кавалерийская дивизия Барбовича) сосредоточился на Перекопском перешейке; на этот корпус, состоявший из лучших  частей армии, являвшихся  в свое время ударным ядром Добровольческой армии ген. Деникина, возлагалась основная задача по разгрому главных сил советской 13-й армии, противостоявших ему;

-2 –й армейский и Кубанский корпуса( ббез 2 — й казачьей дивизии и пластунов, оставленных на Керченском полуострове) сосредотачивались в районе Симферополя.

-3 — й армейский корпус ген. Слащева (13 — я и 34 — я пехотные дивизии, Алексеевская бригада, 2 — я конная дивизия), погрузившись на транспорты в Феодосии, направился в сопровождении боевых судов флота в район Кирилловки (под Мелитополем) для производства десантной операции.

 

 

Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare