Вооружение полков «нового строя» в России XVII века

16
7
Вооружение полков «нового строя» в России XVII века

Вооружение полков «нового строя» в России XVII века

В XVI–XVII вв. в Европе совершалась настоящая революция в военном деле, названная «пороховой революцией», «gunpowder revolution». Переворот в военном деле был связан с все возрастающей ролью огнестрельного оружия, что повлекло за собой перестройку тактики, организационной структуры вооруженных сил и пр. Во второй четверти XVII в. Россия также вступила в этот процесс.

Полки «нового строя» в России были впервые организованы в период подготовки к войне с Речью Посполитой, получившей название Смоленской войны 1632–1634 гг. Основа русского войска, поместная конница, после Смуты пребывала в состоянии упадка. Русское правительство затрачивало немало средств для восстановления поместной системы. Уже с 1619 года, после возвращения патриарха Филарета Никитича из польского плена, предпринимались усилия, связанные с налоговыми льготами и призванные увеличить благосостояние дворян и детей боярских. Русским правительством продолжались и денежные выплаты, направленные на достижение той же цели (Воробьев В. М. «Конность, людность, оружность и сбруйность» служилых «городов» при первых Романовых // Исторический опыт русского народа и современность: Дом Романовых в истории России. Сб. статей. СПб., 1995. С. 93–94). Однако накануне Смоленской войны 1632–1634 гг. поместная конница была далека от своего идеального состояния. Другими словами, традиционное поместное войско не могло гарантировать успех, и правительство царя Михаила Федоровича пошло на решительный шаг, начав организовывать полки западноевропейского типа: солдатские, драгунские и рейтарские.

Одной из отличительных черт полков «нового строя» в России было вооружение. Поместная конница всю первую половину XVII века продолжала использовать саадак, то есть лук и стрелы в качестве основного оружия для ведения боя на расстоянии просуществовали всю первую половину XVII в. Однако повышение значения «огненного боя», в том числе и со стороны воинов в конном строю, высветило архаичность типа вооружения, предпочитаемого дворянами и детьми боярскими. Уже в середине 1640-х гг. правительство начало требовать от приходящих на службу служилых людей соответствующего вооружения, причем не только пистолетов, но и обязательно карабина или пищали (Чернов А. В. Вооруженные силы Русского государства в XV–XVII вв. М., 1954. С. 159–160). Однако, хотя дворяне и дети боярские начали вооружаться огнестрельным оружием вместо саадака, далеко не все могли себе приобрести огнестрельное оружие; значительная часть предпочитала пистолет пищали, что существенно сокращало расстояние, на котором можно было вести огонь, превращая поместную конницу в такую часть вооруженных сил, что была пригодна для использования практически в рукопашной схватке. Полки «нового строя» должны были восполнить, кроме всего прочего, недостаток в интенсивности огня в сражении, поэтому вооружение солдат, драгун и рейтар в России стоит описать подробнее.

В 1630-е гг. солдатском полку, организовавшемуся в России или нанятому в Европе, придавалась 8-ротная структура, причем в каждой роте было 200 солдат. Из них 120 были вооружены мушкетами («пищальники» или мушкетеры), а оставшиеся 80 солдат – пехотными пиками (пикинеры). В течение XVII в. происходило падение значимости пикинеров, и, в конце концов, они были вовсе упразднены. Это падение началось в Европе с преобразований шведского короля Густава-Адольфа, который, зная о важности огня в сражении, решительно увеличил число мушкетеров в полку и, соответственно, сократил число пикинеров. Так рождалась знаменитая линейная тактика, господствовавшая на полях сражений Европы почти два века. Преобразования Густава-Адольфа сразу же имели практический результат, выражавшийся в успешных действиях шведской армии в Тридцатилетнюю войну 1618–1648 гг., и скоро по этому же пути пошли в армиях других государств.

Простейший фитильный замок (источник – www.ru.wikipedia.org. Автор – Rainer Halama)

Простейший фитильный замок (источник – www.ru.wikipedia.org. Автор – Rainer Halama)

Пикинеры, предназначенные останавливать атаку на построения мушкетеров, были вооружены длинной, свыше четырех метров, пикой. Мушкетеры, как понятно из названия, были вооружены фитильным мушкетом с непременным банделером (кожаным ремнем с пороховыми зарядами, носившимся через плечо) или пищалями, а позднее в солдатские полки стали закупаться мушкеты с кремнево-ударным замком. Этот тип механизма, предназначенный для воспламенения порохового заряда, был более совершенным и удобным, хотя имел и свои недостатки. Для мушкета с кремнево-ударным замком была характерна более высокая скорострельность, достигавшая в хорошо обученных частях 4-5 выстрелов в минуту, но платить за подобную быстроту в использовании приходилось частыми осечками. Огнестрельное оружие XVII в. вообще требовало к себе более бережного отношения, нежели оружие современное, и порой от мелких деталей зависела сама способность произвести выстрел. Стертый кремень, плохое огниво или отсыревший порох приводили к одному и тому же плачевному для стрелка результату. Как бы то ни было, что в случае с фитильным мушкетом, что в случае с мушкетом с кремнево-ударным замком, русское производство было неспособно обеспечить все полки необходимым оружием, поэтому русское правительство было вынуждено закупать мушкеты или же отдельно замки в Европе (тогда в России для этого механизма собирали деревянный остов, что было дешевле, но зато требовало дополнительных затрат времени).

Пехотные латы XVII в. (источник – www.ru.wikipedia.org)

Пехотные латы XVII в. (источник – www.ru.wikipedia.org)

Во второй половине XVII в. в солдатских полках появились ручные гранаты, чаще в виде глиняного сосуда с пороховым зарядом и с вставленным фитилем, использовавшиеся в основном при штурме или обороне крепостей. Из холодного оружия в солдатских полках предпочитали шпагу, предназначавшуюся для действия в рукопашной схватке и исполнявшую роль багинета или более позднего штыка, хотя во второй половине XVII в. солдатам зачастую раздавали чаще ассоциируемые со стрельцами бердыши. Первоначально в солдатских полках использовались простейшие латы в виде кирасы и так называемой латной юбки, дополнявшиеся шлемом, но во второй половине XVII в. они сохранились лишь в отдельных полках. Начальные люди солдатского полка, офицеры, по собственному желанию могли вооружаться другими видами оружия, и среди офицеров в русской армии были популярны протазан и алебарда в качестве холодного оружия, и пистолеты – как огнестрельное оружие (Малов А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656–1671 гг. М., 2006. С. 285).

Распущенные по домам солдаты, драгуны и рейтары, прошедшие обучение у иностранных начальных людей, учитывались Иноземским приказом, ведавшим полками «нового строя», и ежегодно проходили сезонную службу на южной границе Русского государства. В 1630-е гг. правительство последовательно увеличивало число ратных людей, служащих в «новом строе», за счет переведения в эти полки поверстанных в дети боярские из «вольных» людей, не имевших поместных или вотчинных владений. В мае 1638 г. состоялся царский указ по этому поводу. Приказывалось набрать в драгунскую и солдатскую службу 4 тыс. человек. Уже через год указывалось, что отныне следует писать в драгунскую и солдатскую службу детей боярских, иностранцев, в том числе перешедших в православие, и татар,

«которые не верстаны и не в службе, и за которыми прожиточных поместий и вотчин нет»,

а также детей боярских, которые уже служили в солдатах или драгунах, и при этом не записаны в службу с «городом» и не имеют поместий и вотчин. В нижние чины было велено писать еще и

«стрелетцких и казачьих и всяких чинов»

людей и их родственников, если они не находятся уже на службе, в тягле, на пашне или в холопстве в момент записи в солдаты. Привлекались в полки и «вольные охочие люди». Указанные действия привели к тому, что к концу 1630-х гг. на южной границе Русского государства в полках и ротах служило около 10 тыс. человек вместе с иностранным офицерским составом. Обмундирование, вооружение и жалование выдавалось «новоприборным» солдатам и драгунам из казны (Записная книга Московского стола 7147 года (1638, сентябрь-1639, август). // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографической комиссией. Т. X.. СПб., 1886. С. 161-164; Лаптева Т.А. Провинциальное дворянство России в XVII веке. М., 2010. С. 159).

Драгуны XVII в. в русской армии были посаженной на коней пехотой, отсюда и их вооружение имело очевидные параллели с солдатским. Основным огнестрельным оружием у драгун первоначально был фитильный мушкет, а основным видом холодного оружия, так же как и у солдат, была шпага или же особые драгунские копья, естественно, не такие длинные, как пехотные пики. Однако, несмотря на то, что все военные действия драгунами осуществлялись в пешем строю, т.е. лошади нужны были драгунскому полку не для сражения, а для того, чтобы быстрее передвигаться, сравнительно тяжелые фитильные мушкеты были неудобны в использовании и постепенно начали заменяться более легкими мушкетами, т.н. «драгунскими», очевидно, с кремнево-ударным замком, и карабинами.

Кремнево-ударный замок. источник – www. ru.wikipedia.org

Кремнево-ударный замок. источник – www. ru.wikipedia.org

Основное преимущество карабинов заключалось в величине самого оружия. При сохранении калибра карабины имели ствол более короткий и поэтому более легкий, чем у пищали или мушкета, что было выгодно при условии, что драгуну приходилось ездить на коне, держа при себе карабин. Позднее в драгунских полках стали использовать не только шпагу, но даже бердыши, но едва ли они были очень распространены.

Значительная часть вооружения пехоты, как уже отмечалось, русское правительство было вынуждено закупать за рубежом. Нарождающаяся русская промышленность не могла справиться с военными потребностями, поэтому приходилось использовать услуги разнообразных посредников для организации торговых сделок в Европе. Начался этот процесс еще в 1630-е гг., когда впервые организуемые в России полки «нового строя» нуждались в привычном для себя вооружении, которого попросту не было в стране в достаточном числе. Центрами военно-торговой активности России были Голландия и германские торговые города, а пик такого рода деятельности пришелся на 1650-1660-е гг., когда сначала подготавливалась, а затем с величайшим напряжением всех сил продолжалась русско-польская война 1654-1667 гг. В начале 1650-х гг. были подготовлены и совершены сразу несколько закупок оружия за рубежом, в Голландии, Гамбурге и Любеке. За значительную сумму денег были закуплены несколько десятков тысяч мушкетов или мушкетных замков, пистолеты, карабины, бандалеры, а также порох и фитили. Внешнеторговая деятельность русского правительства в конце 1650-начале 1660-х гг. тесно связана с именем англичанина Джона (Ивана) Гебдона. С начала 1650-х гг. он начал исполнять некоторые торговые поручения русского правительства, пока еще не связанные с войной; в частности, в 1652 г. он, вместе с еще двумя иностранцами, был отправлен в Европу для покупки венецианских товаров для царского быта. Тогда же Д. Гебдон поспособствовал поимке и выдаче России самозванца Т. Анкудинова, что подтвердило правильность выбора русского правительства – англичанину можно было доверять. В 1658 г. Д. Гебдон был отправлен в Голландию для покупки мушкетов, карабинов, пистолетов и пороха. Он смог приобрети 20 тыс. мушкетов и столько же шпаг для русской армии. В дальнейшем русское правительство неоднократно прибегало к услугам иностранца, и в начале 1660-х гг. Д. Гебдон смог заключить несколько сделок на поставку в Россию мушкетов с банделерами, карабинов, пистолетов, шпаг, пехотных пик и крупных партий пороха (Гурлянд И.Я. Иван Гебдон. Комиссариус и резидент. (Матерьялы по истории администрации Московского государства второй половины XVII века). Ярославль, 1903. С. 6-10, 48-53).

Шпага конца XVII в. источник – www.gelos.ru

Шпага конца XVII в. источник – www.gelos.ru

Организация рейтарских полков привела к резкому увеличению числа мушкетеров в армиях воющих стран, потому как пикинеры на поле боя без огневого прикрытия ничего не могли противопоставить рейтарам (Свечин А. А. Эволюция военного искусства. М., 2002. С. 169–170).

В России XVII в. вооружение рейтар состояло, в первую очередь, из карабина, а также пресловутых пистолетов, которые прятались в особого вида кобуры, притороченные к седлу – ольстры. Первоначально рейтары вооружались шпагами, но когда правительство поняло все неудобство использования этого вида холодного оружия в конном строю, рейтарам было предписано вооружаться саблями. В 1670-е гг. рейтары, по сути, сами решали, какой именно вид холодного оружия им использовать на службе, но, очевидно, самым распространенным из них была именно сабля. Отличительной особенностью рейтар были и рейтарские латы, по которым можно было с первого взгляда безошибочно их определять. В первой половине XVII в. в состав рейтарских лат входили не только шлем и кираса, но налядвенники, наплечники и наручники, которые практически полностью закрывали воина от вражеского холодного оружия. Однако стоимость такого доспеха была слишком высока. Учитывая, что русское правительство снабжало рейтарские полки латами за свой счет, да еще, кроме денежного жалованья, выдавало деньги на приобретение коней, вопрос о сокращении расходов на содержание рейтарских полков затронул первым делом именно доспехи. В итоге, во второй половине XVII в., в особенности с 1670-х гг., после разорительной и жестокой русско-польской войны 1654–1667 гг., русское правительство снабжало рейтар лишь шлемом и кирасой, окончательно определив облик этого вида воинства (Малов А. В. Конница нового строя в русской армии в 1630–1680-е годы // Отечественная история. 2006. №1. С. 123).

В 1670-е гг. распространение в России получили появившиеся ранее копейщики, еще один вид конницы. Впервые копейщики появились в составе русской армии еще во время русско-польской войны 1654–1667 гг. и на протяжении всей своей истории были тесно связаны с рейтарами. Выражалось это прежде всего в том, что чисто копейные полки были достаточно редким явлением, чаще копейщики были отдельной ротой или «шквадроной» в составе рейтарского полка. Копейщики были вооружены, как следует из названия, копьем, относительно коротким и крепким, а также саблей и пистолетами. Латы копейщиков не отличались внешне от рейтарских. Исходя из типа вооружения и лат, можно быстро определить и основное назначение копейщиков. Они были тяжелой конницей, которая должна была прорвать слаженным ударом в конном строю оборонительные построения противника, используя копья. Копейщики в рейтарских полках составляли первую линию атаки, первыми вступая в бой, и играли ту же роль, что в польской армии данного периода играли знаменитые польские гусары (Малов А. В. Конница нового строя в русской армии в 1630–1680-е годы // Отечественная история. 2006. №1. С. 125). Однако русское правительство пошло еще дальше в деле трансфера боевого опыта соседей, потому что в XVII в. отдельной частью полков «нового строя» были и гусары, идея которых была заимствована как раз у Речи Посполитой.

Гусарские части в России были сравнительно редкими, при том, что гусары появились в составе русских вооруженных сил уже в 1630-е гг. Гусары в XVII в. были тяжелой конницей, предназначенной, в духе польской традиции, к разрушению строя противника за счет натиска и удара на скорости. Особенностью вооружения гусара было наличие копья длиной в несколько метров, пустотелого, с утолщением на древке для хвата. В остальном гусарское вооружение соответствовало рейтарскому, включая пару пистолетов в ольстрах, саблю и иногда кончар – разновидность колющего холодного оружия с узким трех- или четырехгранным лезвием, предназначенная для пробивания вражеских доспехов. Все это оружие было необходимо, т.к. копья зачастую хватало лишь для одного удара, после чего оно ломалось и было непригодно для ведения боя. Если одного удара было недостаточно для того, чтобы обратить врага в бегство, то гусару с неизбежностью приходилось браться за саблю. Эта особенность ведения боя предопределила и отличие в доспехах между рейтарами и гусарами. Вообще, гусарские доспехи были отдаленно похожи на рейтарские, но у гусар должны были быть наручи, что не встречалось у рейтар. Понятно, что связано это было в первую очередь с необходимостью вести сабельный бой после поломки копья, где наручи были незаменимы. (Бабулин И. Б. Гусарские полки в русской армии XVII века // Рейтар. 2004. № 12. С. 31–36).

Таковы основные особенности вооружения полков «нового строя» в русской армии XVII в. Очевидно, что эти полки западноевропейского типа были шагом вперед в русском военном деле, что лишний раз доказывает важность обращения к опыту других государств, достигших успехов в развитии собственных вооруженных сил. Вовремя вступив на путь преобразований, связанных с распространением огнестрельного оружия и линейной тактики, Россия получила во второй половине XVII в. вполне боеспособную армию, которая смогла достойно сражаться с могущественными соседями: Речью Посполитой, Швецией и Османской империей.

Иллюстрации:

Пистолет конца XVII в. (реплика) (источник – www.royalarmouriesshop.org)

Пистолет конца XVII в. (реплика) (источник – www.royalarmouriesshop.org)

Польский кончар (источник – www. ru.wikipedia.org. Автор – Piotrus)

Польский кончар (источник – www. ru.wikipedia.org. Автор – Piotrus)

источники:

https://warspot.ru/288-vooruzhenie-polkov-novogo-stroya-v-rossii-xvii-v-chast-i
https://warspot.ru/391-vooruzhenie-polkov-novogo-stroya-v-rossii-xvii-v-chast-ii
https://warspot.ru/431-vooruzhenie-polkov-novogo-stroya-v-rossii-xvii-v-chast-iii

Подписаться
Уведомить о
23 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare