Война в мировой истории. Часть 1 Начало войн.

3
-2

Что такое война и о чем этот цикл.
Война была одним из наиболее распространенных видов деятельности человечества на протяжении большей части истории. Военные приготовления и организация занимали центральное место во внутренних структурах многих классовых обществ. Несмотря на это, война до сих пор была в значительной степени неисследованной темой мировой истории.

Война в мировой истории. Часть 1 Начало войн.

Такое пренебрежение военной историей вдвойне странно, учитывая, что за последние двадцать пять лет произошел «всплеск» исследований в этой области.

Одна из целей этой книги состоит в том, чтобы использовать данные исследования, обобщить и интегрировать военную историю с глобальной точки зрения. Показать взаимосвязь между войной и ее контекстами — как влияние войны на общество, так и влияние общества на войну (включая развитие новых технологий как части того и другого).

Студенты, изучающие военные операции, найдут здесь некоторую историю кампании. Обширные рамки хронологии и географии, связанные с глобальной историей, неизбежно ограничивают возможный объем подробного повествования. По сему, акцент будет делаться на анализе, а не на рассказывании истории. Тем не менее, в каждой главе освещаются сражения и кампании, которые иллюстрируют изменения в тактике и практике в ответ на новые вызовы, оружие и окружающую среду.

Но больший акцент будет делается на контекстах. В этом отношении выделяются три широкие области.

Во-первых, политический и институциональный контекст: институциональная организация ведения войны во всех обществах всегда имела важные связи с полномочиями элит и государств, а также с методами правления и управления. Структуры власти накладывают важные ограничения на военную организацию и деятельность — например, при оказании влияния на то, кого и как можно завербовать. Применение силы также было постоянным и часто первостепенным фактором в распределении политической власти внутри государств; политика и политические институты, в свою очередь, влияют на использование войны в качестве инструмента государственной политики.

Во-вторых, социальные и экономические контексты: это включает в себя влияние классовой структуры (тесно связанной с политическими контекстами) и проблему экономической поддержки военной деятельности. Экономическая производительность и технологии транспортировки решающим образом влияют на логистику, а логистика — искусство поддержания вооруженных сил в действии — была, возможно, доминирующим ограничением методов и моделей ведения войны на протяжении всей истории. Экономическая сфера также включает в себя технологии в целом. Наконец, вооруженные конфликты всегда оказывали значительное воздействие на общество и экономику, чаще всего вызывая хаос и разрушения, но в значительном меньшинстве случаев стимулируя экономический рост и изобретательность.

В-третьих, культурные контексты: с точки зрения мировой истории война — это не просто деятельность, это связующее звено культурного производства. Война и религия часто были в союзе (святом или нечестивом, в зависимости от точки зрения). Многие культуры накладывают различные ритуальные ограничения на практику войны, в то время как реакции на войну, варьирующиеся от прославления до осуждения, вероятно, соперничают только с любовью как доминирующей темой в мировой литературе, причем война намного превосходит романтику по популярности во многих культурах.

Прежде чем закончить данную вводную главу, хотелось бы затронуть всего два вопроса. Эти два вопроса, на которые нет четких ответов, таковы: что считается войной и каковы истоки войны в истории человечества?

Что касается первого вопроса, то очевидно, что существует широкий спектр человеческого насилия. Но границы, отделяющие один вид насилия от другого — в частности, организованную войну от более индивидуальных и, возможно, случайных актов насилия, — до крайности размыты. Ограничение определения войны «организованной государственной деятельностью» не только устраняет многие насильственные племенные конфликты, которые, вероятно, следует считать той или иной формой войны, но и является слишком ограничительным. Большая часть вооруженных конфликтов в раннесредневековой Европе и большая часть агрессивной деятельности кочевых народов из азиатских степей без проблем рассматривались как война, несмотря на тот факт, что «государства» среди некоторых из этих народов попросту не существовало. Простые цифры не могут служить для того, чтобы отличить настоящую войну от чего-то меньшего, поскольку насильственное применение вооруженной силы государствами часто осуществлялось удивительно малыми силами. Попытки отличить «настоящую» войну от более ритуализированных форм насилия с точки зрения серьезности намерений или числа жертв терпят неудачу как из-за неопределенности, так и потому, что почти во всех формах войны присутствует значительный «ритуальный» элемент. Короче говоря, нет четких критериев для ранжирования насильственной деятельности.

Это подводит нас к вопросу о происхождении войны.

Существует обширная и сложная литература по этому вопросу. Большинство исследователей, пытаясь найти ответ на вопрос «почему происходят войны» бросаются в разные области науки — эволюционную биологию и эволюционную психологию, неврологию, антропологию, социологию. Они до сих пор не имеют четкого консенсуса. Отчасти это объясняется тем, что любое объяснение происхождения войны зависит от того, как определяется война: организованная война как изобретение классовых обществ явно отличается по происхождению, по крайней мере в некоторой степени, от видов конфликтов, в которых могли участвовать племена охотников-собирателей. Отсутствие консенсуса также проистекает из политически окрашенного характера этой темы.

Именно для приближения ответа на второй вопрос, о происхождении войны – является данный цикл.

Война в мировой истории. Часть 1 Начало войн.
Начало истории войны.
Отправной точкой для оценки фактов о происхождении войны является понимание позиций относительно так называемого «биологического компонент» войны. Два полюса этого аргумента заключаются, с одной стороны, в том, что агрессия и война — это «человеческие инстинкты», подразумевающие, что война есть и всегда была неизбежной частью человеческого существования, а с другой стороны, война — это чисто культурная конструкция без биологии, подразумевающая, что война может быть «устранена» из человечества.

Эти позиции основаны на ложной дихотомии между природой и социумом. Люди — это хоть и сложные биологические механизмы, но также они являются и социальными субъектами и объектами. Рассмотрение вопроса о происхождения войны с биологической точки зрения не приближает нас к ответу. Не помогает и изучение наших ближайших родственников, обезьян, поскольку социальная биология групп приматов сильно различается у разных видов. Только среди шимпанзе, наших ближайших родственников, уровни межличностных и межгрупповых конфликтов сильно различаются, хотя и имеют тенденцию к ненасильственному характеру, и поэтому не дают четких намеков на существование так называемой «человеческой природы».

Мы должны тогда обратиться к свидетельствам ранней истории человечества.

Такие свидетельства, конечно, довольно скудны, и письменные свидетельства не показывают нам время, когда войн не существовало. В этой связи стоит обратиться к изучению тех групп охотников-собирателей, которые выжили в 20-21 веках, чтобы попытаться проникнуть в наше первобытное прошлое, исходя из предположения некоторых ученых, что такие народы живут так, как жили наши предки тысячелетия назад.

Одной такой группой являются янамамо из бассейна Амазонки, которые демонстрируют высокий уровень межплеменного насилия. Именно данную группу часто используют в качестве доказательства в поддержку утверждения о том, что склонность к войне является частью человеческой природы. Но предположение о том, что такие народы живут так, как жили наши ранние предки, сомнительно. Янамамо отнюдь не изолированы, они на протяжении веков находились в прямом и косвенном контакте с соседними (и часто более сложными) обществами — обществами, которые сами практиковали организованную войну, экспортировали оружие и т.д. Более того, каждому примеру группы, склонной к насилию, в антропологической литературе соответствует контрпример группы, живущей мирно.

В этой связи, и эти данные, что касаются изучения живых народов, проблематичны для ответа на вопросы о происхождении войны.

Это подводит нас к археологическим данным.

Археологические данные также проблематичны, поскольку они далеки от дачи нам точного ответа. Однако в них содержатся предварительные наброски ответа. Среди останков ранних людей свидетельства организованной агрессии с применением оружия между группами (в отличие от индивидуального убийства) отсутствуют примерно до 10 000 лет назад.

Это говорит о том, что война была изобретением, феномен, который, хотя и неизбежно содержит некоторый биологический компонент просто потому, что люди являются биологическими существами, не был продуктом биологического детерминизма. Делает ли динамика взаимодействия человеческих обществ с тех пор неизбежной войну как социальное и культурное явление — это отдельный вопрос.

Тут мы должны спросить себя об условиях, которые характеризовали места и времена, когда война возникла после тысячелетий мира.

Места и время, о которых идет речь, предполагают, что условия происхождения войн связаны с возникновением сельского хозяйства.

Важнейшей составляющей периода возникновения сельского хозяйства является появление первых постоянных поселений и рост численности людей. Это в свою очередь изменило социальные структуры. Стала возникать определенная социальная иерархия и механизмы управления теми или иными сообществами. Такие механизмы были в форме функций племенного руководства, которые все чаще выполнялись в рамках одной семьи.

Постепенно начался процесс укрепления социально элитной и влиятельной группы семей вокруг правящей семьи. Данные группы, первоначально возникшие для решения вопросов разрешения споров внутри общины и для перераспределения ресурсов, в конце концов, по мере увеличения общины, превратились в некий эквивалент современных политических и правовых органов.

Подобная иерархоизация потенциально обеспечивала средства для более организованного, централизованного и эффективного реагирования общины на внешние угрозы. Возникновение таких социальных и политических иерархий и структур не требовало изобретения и применения войны, но они сами способствовали ее появлению. Они были предпосылками для войны.

Многие общества в разных местах и в разное время независимо достигли этой стадии экономического и социально-политического развития.

Война в мировой истории. Часть 1 Начало войн.

Как только война была изобретена в какой-либо области, ряд факторов способствовал тенденции к быстрому ее распространению за пределы исходного. Столкнувшись с обществом, которое могло угрожать войной, у другого общества не было иного выбора, кроме как ответить войной или подчиниться, а их переход на военную позицию вынуждал соседние общества делать аналогично, встав перед тем же выбором. Короче говоря, как только на социально-политической карте появились силы, ведущие войну, любое общество, вступившее с ними в контакт, должно было принять новый способ организации или рискнуть быть уничтоженным.

Возможно, еще более важным, для увековечения войны как одного из инструментов, которые общество могло бы использовать, было взаимодействие войны с экономикой и политическим руководством. Война получила широкое распространение в свете экономических выгод для правящих элит. Поскольку элиты с большей вероятностью использовали свое привилегированное социальное и экономическое положение, получали наибольшую славу и богатство от ведения войны.

Короче говоря, война потенциально была более выгодна элите, чем низам. Фактически, во многих обстоятельствах, война была бременем для низов, увеличивая потребности их собственной элиты в ресурсах и подвергая их разрушительным набегам врага. Поддержка элитой войны, возможно, работала против экономических интересов их собственных членов общины, способствовала политической напряженности внутри общины и побуждала элиту ужесточать контроль над своим народом. В крайнем случае этот процесс мог бы низвести свободных общинников до статуса рабов.

Между внешней угрозой, исходящей от воинственных обществ, и внутренней динамикой иерархической политической организации избегать войны больше не было возможным. Война постепенно стала глобальной константой в истории человечества — в комплекте с укреплениями, гонками вооружений и широкими социальными и культурными последствиями, которые будут рассмотрены в остальных частях данного цикла.

Динамика возникновения войны имела последствия для дальнейшего развития войны и военной организации. Хотя нехватка доказательств конкретных войн и военных систем (какими бы они ни были) в период между изобретением войны и вторым тысячелетием до нашей эры препятствует подробному рассмотрению случаев, можно выделить некоторые общие тенденции. Эти тенденции вписываются в основные категории тематического анализа, вокруг которых организован данный цикл, поэтому их стоит рассмотреть как основы военной практики и истории. В то время как большая часть наших разрозненных свидетельств поступает из Египта и Ближнего Востока, где записей о самых ранних цивилизациях наиболее много, то, что мы знаем о раннем Китае, Индии, Мезоамерике и других областях, соответствует тем же шаблонам.

 

Источник.

Другие мои работы:

Как появилась греческая Италия?

Война Святого Саввы.

Как Османская империя воевала за Кипр?

P.S. небольшое пояснение, дабы не было более вопросов.
Так как я, по причинам очень плохого здоровья (и слабое сердце, больные ноги, плохая память, и т.д.), практически не могу ничем иным зарабатывать, кроме как статьями, я пишу их там, где хоть сколько-нибудь платят за просмотры. И распространяю их.
Я живу с больной раком матерью, на ее пенсию в 10 тысяч, львиная доля которой уходит на ЖКХ.
В данный момент я еще создаю свои каналы на Спонсоре и Бусти, и там планирую писать (только более крупные) статьи (под подписку в 100 р в месяц). Пока ссылки на них дать не могу, так как работа над первыми статьями еще ведется, а как все будет готово, то постfраюсь привлекать туда подписчиков. И если мне удастся привлечь хотя-бы 100-200 подписчиков, если мне удастся получать хотя-бы 10-20 тысяч в месяц, то я смогу обойтись и без ссылок на другие свои работы.

Я бы не стал подобyое писать, если бы не тот факт, что приперло, и не вопросы и обвинения меня в самопиаре на разных сайтах. Иного пути для меня нет.

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare