Военно-экономический потенциал и агрессия (Мог ли СССР напасть на Германию в 1941?)

0
0

Военно-экономический потенциал и агрессия (Мог ли СССР напасть на Германию в 1941?)

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война, которую развязала гитлеровская Германия, вероломно напав на Советский Союз. Эта трагическая дата в истории России — повод для раздумий о причинах, которые ввергли нашу страну в пучину тяжелых испытаний. В первые дни войны германские войска захватили стратегическую инициативу и, несмотря на героическое сопротивление войск Красной Армии, овладели значительной частью западных областей Белоруссии, Украины и России.

Как Гитлеру и командованию германских вооруженных сил удалось сосредоточить у советской границы крупные боеготовые группировки своих войск? Что помешало советскому руководству увидеть и правильно оценить степень военной угрозы? На эти вопросы вполне убедительно ответил наш уважаемый коллега Андрей http://alternathistory.com/rkka-v-1939-g-nepobedimaya-i-legendarnaya-ili-kakovo-ee-realnoe-sostoyanie-v-eto-vremya ; http://alternathistory.com/chto-podrazumevala-dlya-sssr-voina-maloi-krovyu-na-chuzhoi-territorii ;  http://alternathistory.com/stoilo-li-sssr-zashchishchat-polshu-ili-rkka-protiv-vermakhta-v-1939-g .

Правда есть еще один вопрос, убедительного ответа на который видимо пока нет, уж больно любят его мусолить сторонники "лучшего историка всех времен и народов" Резуна. С тех пор, как он "убедительно показал", что агрессивный сталинский СССР уже с начала 20-х годов запланировал и готовил нападение на Европу и в частности Германию, эта тема "не просыхает"!

Итак, слов и букаФФ за это время написано много, но все они крутятся вокруг одного главного "аргумента" —  проекта «Соображения по плану стратегического развертывания Красной армии» А.М. Василевского от 15 мая 1941 года. При этом сторонников Резуна совершенно не волнует тот факт, что это были всего лишь предварительные прикидки на случай выявления реальных планов нападения со стороны Германии. Почему-то считается, что оборона — это ожидание у своих границ нападения врага. Хотя, как известно, именно нападение — лучшая оборона. Это классика военного искусства. Советское руководство, безусловно, не рвалось в бой. Однако начавшееся с осени 1940 года охлаждение отношений с Берлином заставляло думать о том, как именно должна будет действовать Красная армия в случае войны с Германией. Наиболее выгодным для Москвы было бы нанесение внезапного удара по сосредоточивавшемуся у советских границ противнику. Как это ни парадоксально, это было бы именно оборонительной стратегией. Почему не сработало? Об этом также очень хорошо сказано в работах коллеги Андрея, меня же больше интересуют два других вопроса, которые почему то очень не любят сторонники Резуна. Итак, вопрос первый — зачем СССР нужна была агрессия против Германии (не превентивный удар по изготовившемуся к наступлению агрессору, а именно агрессия против Германии) и второй вопрос, а мог ли СССР позволить себе такую агрессию? Вопросы сами по себе очень сложные и требующие не просто анализа огромного количества документов и информации, но и хорошей иллюстрации аргументов, поэтому статья будет дополняться, а сейчас краткий базовый уровень, который является компиляцией из различных работ и источников.

Война всегда была, есть и будет продолжением внешней политики "другими средствами". Поэтому всегда и всюду война — это прежде всего экономика.

На раннем этапе государственного строительства не понимавшие этого успешные "вожди нации" умудрялись захватить половину известного на тот момент мира. И исчезали вместе со своими государствами, не выдержав бремени военных расходов. Позднее пытались, и даже успешно, разделить доходы от войн и экспансий, которые получала метрополия, и расходов (включая "пушечное мясо"), которые тяжким бременем ложились на колонии (яркий пример политика Великобритании по отношению к Индии). Однако, у СССР не было колоний и все расходы должны были покрываться за счет внутренних поступлений.

Понимали ли это руководители СССР? Безусловно, в фундаментальном труде выдающегося советского военначальника Борис Михайловича Шапошникова "Мозг армии" целая глава посвящена этим проблемам и так и называется — "Экономика и война":

"Экономический план войны должен предусматривать не только подготовку к войне армии и театра военных действий, не только содержать в себе «военную сторону», в смысле питания армии всем необходимым, но затрагивать вообще «экономическую линию поведения» государства во время войны. В плане должно быть предусмотрено развитие народного хозяйства страны, должны быть продуманы и подготовлены финансовая и экономическая мобилизация и транспорт. …
Мобилизация гражданской промышленности и подготовка к ней в наши дни является столь необходимой и столь важной работой, что изучение ее основных принципов, и даже деталей, должно быть хорошо известно каждому государственному деятелю и ответственному военному работнику, независимо от того является ли он частицей «мозга армии» или нет. Необходимо знать продолжительность промышленной мобилизации, способы ее проведения, обеспечение необходимыми чертежами, лекалами для постановки нового производства и обеспечение соответствующей рабочей силой вообще, а квалифицированной в частности, и т. д. ….
… мы считаем, что руководство подготовкой к войне на политическом и экономическом фронтах должно быть предоставлено особым органам государства, а не армии, и отнюдь не генеральному штабу, хотя бы и «интегральному». Генеральному штабу, как таковому, достаточно будет работы и в области оперативной подготовки. ….
Зависимость между военным бюджетом и стоимостью войны – большая. Чем богаче военный бюджет, тем дешевле будет стоить и война. Большой военный бюджет дает возможность накопить мобилизационные запасы, …
Действительно, по тому проценту бюджета, который предназначается и реализуется на накоплении мобилизационных запасов и на подготовку театра войны, можно судить в какой мере и с какой напряженностью государство готовит свои вооруженные силы к войне. Бюджет, который идет только для того, чтобы содержать войска в мирное время – непроизводительная трата государственных денег и народного достояния. … Никогда не нужно забывать, что «военное искусство политике не указ», а военный бюджет есть дело не только чисто военное, но и политическое, и прежде всего экономическое."

Как видим, руководство СССР вполне отдавало себе отчет, что агрессия — удовольствие дорогое! В Германии эту истину понимали ничуть не меньше, а потому Гитлер, создавая военную машину, нацеленную на войну, исходил из экономики. Его экономическая система постоянно требовала расширения жизненного пространства из-за сверхинвестиций, недопотребления и упрощения экономики в военных целях. Разница с СССР была в том, что Германия могла обеспечивать высокие темпы прироста военной машины за счет присоединения новых территорий. Одно дело блицкриг и быстрое экономическое присоединение, как это произошло с Францией, и другое дело изнуряющая война, как было в Финляндии. Да и Прибалтика особых ресурсов в СССР не внесла.

Давайте теперь посмотрим, а были ли экономические предпосылки для нападения СССР на Германию. Начнем с азов. Обычно на вопрос: что же построил Сталин в СССР — большинство заученно отвечают — социализм, как первую стадию коммунизма. Но хорош коммунизм, при котором оплата высококвалифицированного рабочего и низкоквалифицированного рабочего отличались почти на порядок! Основной особенностью экономической системы в сталинском СССР был малоэмиссионный социализм, один из вариантов русского способа производства, когда главным стимулятором технического прогресса выступает само государство. Все остальное, в том числе идеология, «равенство, братство»… неважно. В геополитике не имеет значения, что и как делается внутри страны. Имеет значение лишь результат — сильнее или слабее становится от этого государство.

Военно-экономический потенциал и агрессия (Мог ли СССР напасть на Германию в 1941?)

Русский способ производства был основан на приспособлении к ландшафту. Возник русский способ производства еще в царское время. Окончательное формирование монархического варианта русского способа производства можно отнести к периоду после поражения России в Крымской войне. Поражение в этой войне продемонстрировало, что Россия серьезно отстает в области военной технологии от стремительно развивавшихся ведущих стран капитализма, таких как Франция и Англия. Если еще в начале XIX века оружие России ни в чем не уступало оружию Англии, то к середине XIX века ситуация резко изменилась. Россия значительно отстала. Дело в том, что в этих странах начал действовать механизм стимуляции технического прогресса через банковский процент (ссудный процент). В России с ее альтернативным способом стимуляции научно-технического прогресса данный механизм не срабатывал. Нужен был рывок в военной технологии, нужны были и новые организационные технологии.

Первым шагом нового царя Александра II стало освобождение крестьян. Наивный царь полагал, что тем самым освобожденный труд даст огромный прирост производства, но ошибся. Производительность труда крестьян не росла. Но оставалось давление на крестьян через выкупные платежи. Царь стал обменивать зерно на технологию. Некоторое время это давало эффект, но очень скоро дело уперлось в сельскохозяйственный тупик. Больше зерна из крестьян было не выгрести. В 1890 году ситуация стала чрезвычайной. Малейшее ухудшение погодных условий стало вести к голоду. Началась череда повторяющихся голодов.

Проверка русского вооружения в годы Русско-турецкой войны показала, что улучшение есть, но очень незначительное. Одновременно выявилась еще одна неприятная особенность русского способа производства. Он оказался резко чувствительным к любым военным потрясениям и военные действия даже на территории противника немедленно вели к дезорганизации государственных финансов. Это хорошо усвоил Александр III и всячески старался не влезать ни в какие войны.

Но технология России была до зарезу необходима. Нужно было решить проблему с инвестированием в военную технологию. Поэтому и родился лозунг – «не доедим, но вывезем». Естественно, что не доедать должен был русский крестьянин.

В то время видели следующие пути решения проблемы:
1. Резкое увеличение населения, но в центральной зоне России не хватало доступных для обработки земель. Если же уходить в лес, то крестьянин сразу попадал в долги, так как выкупные платежи были не хилые. Можно было расселять крестьян по огромной территории России, но этому противились помещики.
2. Второй путь предполагал привлечение иностранных инвестиций. Но в то время интуитивно хорошо понимали "закон Паршева", который гласил, что при прочих равных условиях Россия при совершенной конкуренции за инвестиционный капитал сразу нескольких стран Россия не способна привлечь инвестиционный капитал по причине неустранимого фактора холода. В то время это было еще более значимо, чем теперь. Следовательно, надо было выйти из прочих равных условий, и выход был найден во введении золотого червонца. В результате иностранные инвестиции в экономику России увеличились в 4 раза. Да, они серьезно подрывали суверенитет, но при умелом контроле и учитывая тот факт, что время шло не в пользу России, инвестиции были жизненно необходимы. По крайней мере, России удалось самой воссоздать военный флот разрушенный во время войны с Японией. Причем многие корабли того флота строились в Англии.

Но введение золотого червонца обозначило новую проблему. В условиях стремительного технологического роста золотая привязка сделала денежную систему России дефляционной. Золота для покрытия нужд денежного обращения, чтобы покрыть прирост производства, не хватало. Цены стали падать, а с ними и зарплаты. Это вызвало резкое недовольство рабочего класса и крестьян. Более того, монархический вариант русского способа производства оказался очень чувствительным к войне — любое потрясение страны в виде военных действий, даже далеко на востоке, как в 1904 году, вело к обвалу финансов. В результате империя получила революцию 1905 года.

Отмена выкупных платежей, приход к власти Столыпина, создание им крупнейших монополистических объединений, организация им переселения крестьян и начало работы по ликвидации чересполосицы, начало кампании по землеустройству и образованию крестьян, а также ускоренная закупка машин для механизации труда крестьян смягчило кризис и дало довольно неплохие результаты. Но требовалась мирная жизнь. К сожалению, Николаю II не удалось пройти по лезвию ножа. Он был переигран англичанами и был втянут в мировую войну, которая совсем не нужна была России. Результатом стал новый финансовый кризис и Февральская революция.

Сталин был не глупым политиком и запомнил, что русский способ очень чувствителен к войне.
После введения НЭПа большевики думали, что, удовлетворив чаяния крестьян, они быстро выйдут из сельскохозяйственного тупика, но они не учли еще одного закона, действующего на территории Российской равнины. Это открытый А. Чаяновым закон, который гласит, что тягостность сельскохозяйственного труда в России в летний период настолько велика, что экономические меры стимулирования производства зерна оказываются неэффективными. В результате во времена НЭПа крестьяне сократили производство зерна, резко снизили его товарность, страна получила хронический хлебный кризис.

Таблица 1. Валовые сбор зерна в России/СССР до войны.

1911 — 62,0 млн т [16]
1912 — 81,2 млн т [17]
1913 — 90,2 млн т [18] или 80,1 млн. т [19]
1914 — 76,6 млн т (если с польскими губерниями [20])
1915 — 77,3 млн т (если с польскими губерниями [21])
1916 — ?
1917 — ?
1918 — ?
1919 — ?
1920 — 46,1 млн т (в новых границах) [22]
1921 — 37,6 [23]
1922 — 50,3 [24]
1923 — 56,6 [25]
1924 — 51,4 [26]
1925 — 72,5 [27]
1926 — 76,8 [28]
1927 — ?
1928 — 72,3 [29]
1929 — 71,7 [30]
1930 — 83,5 [31]
1931 — 69,5 [32]
1932 — 50,1 [33]
1933 — 68,4 или 69,4 [34]
1934 — 67,6 [35]
1935 — 75,0 [36]
1936 — 56,1 [37]
1937 — 97,4 [38]
1938 — 95,0 [39]
1939 — ?
1940  — 95,5 [40]
1941 — 56,3 [41]
1942 — 30,0 [42]
1943 — 30,0 [43]
1944 — 48,7 [44]
1945 — 46,8 или 47,3 [45]

Ленин предположил, что если крестьянам раздать помещичьи земли, то все заработает. Получилось наоборот. Он не учел закон Чаянова. Зерна стало меньше. В общем, Ленин оставил Сталину такое наследство, что только за голову хватайся. В 1927 году СССР был настолько слаб, что его грабили все соседи. И что тогда Сталину делать? Казалось, положение безвыходное и все соседи так и будут вечно грабить природные богатства СССР.

Решение было найдено Сталиным. Оно было жестоким, но необходимым — сталинский социализм во многом напоминал слепок с царского варианта русского способа производства. Уж очень похож сталинский социализм на то, что было при царе, только вместо купцов стали директора торгов.
Перестройка народного хозяйства не прошла безболезненно — с началом индустриализации возник кризис 1930 года, а с началом коллективизации возник голод 1932-1933 годов.

Начав индустриализацию, чтобы развить военное производство, и не найдя для нее денег Сталин решается на очень болезненную перестройку государственной экономики. Идея была в том, чтобы предельно централизовать и укрупнить сельскохозяйственное производство путем быстрой и решительной коллективизации. Причем идея вызревала трудно и долго. Следует учитывать, что отказ Ленина платить по долгам Российской империи привел к ситуации, при которой займы стали недоступны для СССР. Но выход из тупика облегчался еще и тем обстоятельством, что уже были найдены пути решения закона Чаянова, были изобретены и началось массовое производство тракторов и комбайнов. Замена волов и лошадей на трактор, комбайн, механические молотилки резко снижали тягостность сельскохозяйственного труда в России и резко увеличивали производительность труда. Все это позволяло направить высвободившиеся рабочие руки в промышленность. Но нужны деньги. Возобновляется хлебный экспорт, а рынки зерна уже заняты Аргентиной, Австралией, Канадой …

Кроме того, оказалось, что учет производства зерна в НЭПовской России практически отсутствует. В результате неурожая 1932 года, в который Сталин не верил до последнего времени, возникает сильный голод. Одновременно разгромлены все виды оппозиций и Сталин, казалось, становится абсолютным лидером, но это не так. Он начинает свой знаменитый русский поворот, когда в общественную жизнь возвращается все русское, которое тщательно подавлялось до этого марксистами.

Революционеры и примкнувшие к ним прихлебатели оказываются не способными руководить индустрией. Вот отзыв академика Капицы о тогдашних руководителях. «Трагедия нашего правительства в том, что… наука выше их понимания, они не умеют отличить знахарей — от докторов, шарлатанов — от изобретателей и фокусников и черных магов — от ученых. Им приходится полагаться всецело на чужое мнение». (Из письма Петра Капицы, 1935 год.)

Сталин решается на введение альтернативных выборов. Но в ответ на это в стране зреет заговор, во главе которого стоит госбезопасность, нарастает недовольство и военных. Припертый к стенке своими сотоварищами, Сталин разрешает начать чистки, но получает вспышку охоты на ведьм в конце 1937 — начале 1938 года.

Колхозы за счет распашки большего количества земель начинают давать больше зерна. Но самая главная проблема общинности сохранилась. Чересполосица проявилась уже на уровне колхозных бригад. Потребовалась новая реорганизация колхозов, чтобы наконец покончить с чересполосицей.
Итак, жизнь вроде налаживается. Отменены карточки, растет выпуск товаров народного потребления, но тут возникает новая неприятность. Лишь к 1935 году коллективизация проявила себя в полной мере. Производство зерна выросло в 68,7 млн тонн в среднем за 1924-1934 годы до 95 млн. тонн за 1937-1940 годы — почти в 1,4 раза.

Все эти последние предвоенные годы страна копила неприкосновенный запас зерна. На 1 января 1941 года он составил 6,2 млн. т. Но видимо были и другие запасы… Скорее всего, и население создавало свои частные запасы сухарей и т.д. Иначе не понятно, как СССР сумел выстоять в начальные годы войны, когда производство зерна упало в 3 раза, почему в СССР не возникло голода в 1942 и 1943 годах, когда зерна было собрано гораздо меньше, чем в неурожайном 1932 году, приведшем к голоду.

Так или иначе, но индустриализация стала давать свои плоды. Но Сталин снова обнаруживает, что Россия в который раз отстала в области военной технологии и отстала существенно. Об этом свидетельствует опыт Испании. Ну и ладно бы, но рядом быстро развивается агрессивная Германия и в 1938 году Сталин понимает, что Англия и Франция подталкивают Германию к войне с СССР. Что делать? Усилить инвестиции в военную промышленность. Но инвестиции оказываются безрезультатными. Начинается падение темпов промышленного роста. Если почитать протоколы заседаний политбюро, которые приводит Жуков и Емельянов, то создается впечатление, что лидеры СССР и в частности Сталин не знают, что делать. Идут постоянные реорганизации и дезорганизации. Тройки и пятерки, но круг лиц все тот же.

Итак, что мы имеем к 1938 году:
1. Только-только стабилизировалось сельскохозяйственное производство. Среднегодовое производство зерна в 1937-1940 годах достигло почти 95 млн. т. Только-только начала работать промышленность, причем она оказывается не умеет организовать производство вооружений. Да, прирост оборонной промышленности в 3 раза превышал прирост гражданской индустрии, но и этого было недостаточно.

Но это еще не все. Сталина ждет новый сюрприз — оказывается, что народ СССР хорошо запомнил голодные годы и при слове «война» рвется в магазины. Не успел Молотов закончить свою речь по радио о вступлении Красной Армии в Западные Украину и Белоруссию, как население, знающее как жить без еды немедленно сметает все в магазинах. Остаются пустые полки. Да и собранный урожай сразу падает. Это ведет к нареканиям со стороны рабочего класса. Примеры писем Сталину с низов приведены в книге Кара-Мурзы "Советская цивилизация". Осенью 1939 г. возник кризис с продовольствием, а тут еще Финская война, которая еще больше углубила продовольственную проблему.

Итак, начать военные действия для Сталина в 1941 году означало резко дестабилизировать народное хозяйство и привести его к краху.

СРАВНЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛА ГЕРМАНИИ И СССР
Мог ли Сталин даже помечтать о нападении на Германию? Что он имел?
Промышленность СССР еще не умеет организовать производство вооружений. Из 600 танков Т-34, запланированных на 1940 год выпущено только 115. К июню 1941 года удалось собрать около 1000 Т-34 и 600 КВ. Но их надо было освоить, проверить….

В феврале 1941 года на XVIII партийной конференции Маленков сообщил, что план 1940 года по отраслям был сорван. Если посмотреть протоколы заседаний Политбюро перед войной, то создается впечатление, что его члены не знают, что же делать с экономикой. Реорганизации, реорганизации…По производству стали, чугуна, угля, электроэнергии, большинства видов химической продукции, средств связи и автомобилестроению Советский Союз уступал Германии. Разрыв стал ещё более серьёзным после того, как в руки Третьего Рейха попала промышленность практически всей Западной и Центральной Европы. Если в 1939 году Германия имела под контролем 22,5 млн. т производимой стали, то к 1941 г. 31,8 млн. т. В СССР в 1940 году выплавлено 18 млн т. стали. Германия контролировала добычу угля, которая превышала аналогичный показатель в СССР в 2,4 раза, численность станочного парка в Германии более чем в два раза выше.

Накануне Великой Отечественной войны Германия вместе с оккупированными территориями и странами-сателлитами производила в год не только 439 млн. тонн угля и 31,8 млн. тонн стали, но и 11 тысяч орудий и минометов, 11 тыс. самолётов, 4200 танков. СССР по некоторым техническим направлениям отставал от Германии. Большинство советского населения (около 66 процентов) всё ещё составляло крестьянство с достаточно низким уровнем образования — в отличие от давно урбанизированной и индустриализированной Германии.

К маю 1941 года под фактическим контролем Германии находилась почти вся континентальная Европа, за исключением Швеции, Швейцарии и Испании, которая значительно помогала Германии, да и первые две не оставались в стороне от процесса оказания помощи Германии. Резко расширилась сырьевая база Германии и людской потенциал.

У Гитлера под рукой в 1941 году больше народа, чем в СССР, промышленность в 2 раза сильнее, армия имеет отличную боеготовность, да и военная промышленность отлажена. Гитлер в 2 раза сильнее только по валу, а структурно, к примеру, по разнообразию станочного парка явно больше. Поэтому Сталин прекрасно понимал слабость хозяйственного механизма СССР и его неспособность противостоять Гитлеру, если только не совершить какое-нибудь чудо. По словам Молотова, Сталин перед войной считал, что "только к 1943 году мы сможем встретить немца на равных". Сталин хорошо понимал, что нападение на Германию приведет к тому, что Красная Армия пойдет по территории Польши, население которой не любит русских может быть еще больше, чем фашистов. Он помнил реакцию поляков на продвижение Красной Армии в 1920 году и финнов в 1940 году.

МОГ ЛИ СТАЛИН ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПОТЕНЦИАЛ ЗАХВАЧЕННЫХ СТРАН?
Гитлер разработал хозяйственную систему, которая легко адаптировала хозяйства захваченных стран и позволяла использовать их на пользу Германии. Гитлеру способ производства не менял, он просто все централизовал, и все начинало работать. Немцы широко использовали вывоз людей на принудительные работы в Германию. Например, к концу 1940 года 2 млн. поляков были вывезены в Германию на принудительные работы.

Кроме того, милитаризацию экономики захваченных стран облегчал факт наличия фашистских партий — фашистские партии открыто действовали во многих захваченных Гитлером странах. Наконец, нападение на Германию было очень рискованным еще и потому, что неизвестно, на чьей стороне будут народы, подвластные Германии. По крайней мере, Гитлер широко использовал там социалистическую идеологию, обкорнав интересы властных элит. Зачастую, в этих странах приход Гитлера улучшал жизнь простых людей. Для СССР же захват страны требовал сочетания ее способа производства со сталинским, а это было очень тяжело, так как они принципиально отличались.

Чтобы получить прирост индустрии за счет завоеванных стран Сталину пришлось бы их интегрировать в свою хозяйственную систему, а это большая ломка, которая бы заняла не один год. Вспомните, что отказ от НЭПа занял два года и вылился в финансовый кризис 1930 года. Для Гитлера все было проще. Он просто все централизовал и подчинял государству капитализм, не меняя его сути.

СССР по идеологическим соображениям не мог использовать рабов в своем сельском хозяйстве, как это делали фашисты, отправляя людей в Германию на принудительные работы. Поэтому, например, СССР пришлось кормить Восточную Европу из своего скудного урожая после войны. Было ясно, что хлебопроизводители этих стран немедленно спрячут хлеб, и его нужно будет конфисковать, а это насилие и озлобление населения захваченных стран.

У Сталина единственно доступным способом воздействия на покоренные страны были чистки. Например, после включения в состав СССР в Западной Белоруссии и на Западной Украине началась коллективизация и гонения на католическую церковь. Это подтолкнуло определенную часть населения на вооруженное сопротивление.

Еще в момент своего зарождения СССР столкнулся с враждебностью западных стран и, как следствие, принял решение об изменении совей экономической политики в направлении ограничения присутствия "внешнего фактора" в своей экономике. Прежде всего это касалось снижения зависимости от внешних поставок стратегически важных товаров промышленного назначения. Замечательный британский исследователь Морис Добб, назовет это промышленной политикой импортозамещающего типа, модель которую, по его мнению, с успехом позднее использовали другие, в том числе восточноазиатские, страны. Иными словами, наше лидерство в мировой политике и экономике было завоевано в результате проведения успешной промышленной политики. Но, не все сразу  мгновенно, к 1941 году новая экономическая система только набирала обороты и не могла быть надежным фундаментом, обеспечивающим полностью самостоятельную политику. Требовалось лавировать между основными мировыми "акулами" и делать это очень осторожно.

Очень часто любят вспоминать участие СССР в испанских событиях. Однако, не надо думать, что Москва поддержала левое правительство Испании из-за стремления установить во всём мире социализм и идеалы «мировой революции». В Москве сидели прагматики, и их интересовали сугубо рациональные вещи:

— Испытание новой техники в бою. За законное правительство воевало не менее 300 истребителей И-16. Поставлялись и танки, другое оружие. Всего было поставлено до 1000 самолетов и танков, 1,5 тыс. орудий, 20 тыс. пулемётов, полмиллиона винтовок.

— Подготовка боевых кадров в реальных боевых условиях. Так, Грицевец Сергей Иванович был командиром истребительной авиационной эскадрильи в рядах республиканской Испании; стал первым дважды Героем Советского Союза. За 116 дней «испанской путевки» участвовал в 57 воздушных боях, в некоторые дни делал по 5-7 вылетов. Он сбил 30 вражеских самолетов лично и 7 в составе группы. В Испании наши лётчики, танкисты, командиры и другие военные специалисты получили уникальный опыт, который помог выстоять в Великую Отечественную войну. Всего в Испании воевало около 3 тысяч наших военных специалистов, Москва не перешла границу, не ввязалась в войну « с головой». В боях погибло около 200 человек.

— Москва, таким образом, сдерживала начало «Большой Войны» вдали от своих границ. Испанию без боя фашистам и нацистам отдавать было нельзя; если бы не длительная гражданская война, которая обескровила страну, вполне возможно, что испанские фашисты выставили бы в 1941 году на помощь Гитлеру не одну дивизию – «Голубую дивизию», а намного больше.

Таким образом вполне понятно, что несмотря на все предпринятые меры, СССР нельзя было назвать готовым даже к обороне, а уж рассуждать о авантюре в виде агрессии с перспективой остаться не просто один на с Германией, но по сути противоставить себя всем сильнейшим странам мира, может только тот, кто или не знает, а точнее не хочет знать, реальную ситуацию или, по каким-то причинам, старается ее исказить.

Одним  из  наиболее  спорных  моментов предвоенного экономического развития СССР является  так  же вопрос о темпах и методах подготовке страны к войне. Носило ли военно-экономическое  строительство  агрессивный  характер?  Ведь  и официальная советская  историография оправдывала издержки коллективизации и индустриализации необходимостью подготовки к возможной войне.

Вот   те   объективные   данные,   которые  помогут  не  предвзято  ответить  на поставленный  вопрос. В этот период можно отметить резкий рост военных расходов, которые  увеличивались  буквально  из года в год: в 1939 г. они составляли 25,6 % госбюджета,  в  1940  г.  — 32,6 %, а в 1941г. они по плану должны были составить 43,4%.  Наблюдается  почти  беспрецедентный рост милитаристских расходов — почти половина  вновь  производимого национального достояния! И еще одна цифра. Если в годы  III  пятилетки  ежегодный прирост всей промышленности оценивалось на XVIII съезде  ВКП(б) в 13 %, то оборонной — в 39 %. В годы первых пятилеток были созданы совершенно   новые  отрасли  оборонной  промышленности:  авиационная,  танковая,
артиллерийская и проч.

Однако  рост  числа  вооружений ещё не свидетельствует о наступательной доктрине государства.  Хотя  и  документах  генштаба,  и в массовом сознании господствует доктрина  бить  врага  на  его  территории,  фактически те же люди, кто является создателем  и  пропагандистом  этой популистской доктрины, проводили совсем иную общегеополитическую  политику. Идёт постепенный перенос центра тяжести на Восток страны.   Если   в  первую  пятилетку  основным  районом  индустриализации  были Центральный  промышленный  район,  Ленинград  с  прилегающими областями, Донбас, Баку  и некоторые другие, то уже во второй пятилетки центр перемещается на Урал, а  по  плану  третьей  пятилетки  новые  предприятия в основном ориентированы за Зауралье:  Западную  Сибирь,  Восточную Сибирь, Дальний Восток, Казахстан. Таким образом  советская  экономическая и военная мощь как бы откатывается на восток — подальше  от  основных очагов напряженности. С другой стороны, всплеск оборонных усилий,  как  мы видим, приходились на 1939–1941 гг., говоря другими словами, на первые  годы  начавшейся  уже  мировой  войны.  Следовательно, речь шла уже не о предвоенной, а о военной промышленности.

Другой  факт,  всеобщая  воинская  повинность  в СССР вводится только в 1939 г., т.е.  когда  уже  не  оставалось  сомнений в том, что мир в Европе будет вот-вот взорван.  Именно  в  Европе,  поскольку на дальневосточных рубежах СССР и другой социалистической  державы  —  Монгольской  Народной  Республики  — война уже шла полным  ходом.  До  этого,  в  середине  30-х  гг.  численность  советской армии приближалась всего к полумиллиону человек.

Всё  это  однозначно  свидетельствует,  что  военная  стратегия СССР была сугубо оборонной.  Создавалась  новая  промышленная  база  на  востоке страны в тысячах километров  от  западного  фронта,  который  обещал  стать решающим и к войне на котором  были  приспособлены  новые  виды вооружения, такие как колесные танки и некоторые  тяжелые  корабли,  программа строительства которых разворачивалась перед войной.  Если  бы  советское  правительство  вынашивало бы наступательные планы, структура   реконструируемого  хозяйства  была  совсем  иной,  не  произошло  бы задержки  с увеличением численности армии, не создалось бы того положения, что в СССР ощущался  явный  недостаток  военных  училищ  для  подготовки  офицерского корпуса,  наконец,  вплоть  до  1939 г. не поддерживалась бы милиционная система комплектования   вооруженных   сил,   никак   не   приспособленная  для  ведения наступательных  войн,  тем более за границами государства и тем более в условиях современного боя.

Внутреннее  положение диктовало Советскому правительству и его внешнюю политику. Несмотря   на   жесткий   внутренний  режим,  Советский  Союз  был  менее  всего заинтересован  в  развязывании  войны, так как это могло нарушить его внутреннюю стабильность.  Советская  бюрократия  не чувствовала себя на столько уверенно, и не  позволяла  себе  рискованных шагов, чтобы добровольно ввязываться в войну. В целом  страна решала важные созидательные проблемы, поэтому СССР, как и России в период Александра III, необходим был мир на границах.

Военно-экономический потенциал и агрессия (Мог ли СССР напасть на Германию в 1941?)

Мог ли СССР напасть на Германию в 1941. Миронин С. http://www.contrtv.ru/common/2345/
Экономическое состояние СССР http://vetrabotnik.narod.ru/Texts/TWW/USSR/Ekonomika/IndEkon.htm
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОБЕДА НАД ГЕРМАНИЕЙ http://www.zlev.ru/61_10.htm
Экономика СССР в период Великой Отечественной войны
http://fingal.com.ua/content/view/1161/39/1/2/

Подписаться
Уведомить о
89 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare