×

Власть фараона на острие клинка

14
0
Власть фараона на острие клинка

Власть фараона на острие клинка

Статья Максима Ферапонтова с сайта WARSPOT.

Содержание:

В Древнем Египте централизованная власть всегда была связана с санкционированным применением насилия и контролем над вооружёнными силами. Исторические данные показывают, что владение оружием, организация людских ресурсов, лидерство и боевой опыт были основными чертами любого притязания на трон. Однако до периода Нового царства уровень организации армии был довольно низким, и фараонам-освободителям приходилось не только сражаться с гиксосами, но и реформировать «военную машину» Древнего Египта.

Армия периода Среднего царства

Эффективная бюрократия и военная организация гарантировали политическую стабильность в Египте и добычу в зарубежных походах. Союз чиновников и солдат обеспечил процветание в период Нового царства вплоть до начала 19-й династии, когда Египет появился на политической арене Сирии и Леванта и стал одной из ведущих держав древнего Ближнего Востока.

Одним из главных достижений Нового царства был переход от довольно разнородного экономического управления, контролируемого отдельными провинциальными правительствами, к более жёсткой централизованной бюрократии. Ранее организация вооружённых сил и связанных с ними родов войск зависела от той же системы региональных администраций. Солдат называли «вооружёнными жителями города», «солдатами городского полка», а затем превращали в «солдат армии». Например, воины отправлялись из своих городов или номов для государственной службы в египетские крепости в Нубии, где они находились под контролем городских администраций. Нубийские форты также были заняты солдатами, названными в честь их египетских родных городов — «воинами из Иераконполиса» и т. д. Командовали такими отрядами люди вроде «командира корабля владыки», «главного командира городского полка» или просто «слуги правителя».

Знаменитые деревянные модели египетских копьеносцев стали символом армии фараонов. Древний Египет, Среднее царство, 11-я династия, гробница номарха Месехти. Египетский музей в Каире

Знаменитые деревянные модели египетских копьеносцев стали символом армии фараонов. Древний Египет, Среднее царство, 11-я династия, гробница номарха Месехти. Египетский музей в Каире

Централизация военного дела

Во время раздираемого войной конца 2-го переходного периода правители провинций (номов) и городские командиры защищали свои территории, развёртывая местные вооружённые силы. Затем, во время 18-й династии, вооружённые силы были расширены и поставлены под прямой контроль центрального правительства. После воссоединения Египта содержание «частных» войск и арсеналов больше не практиковалось. Территориальная экспансия и гегемонистская политика Египта привели к появлению новых бюрократических, дипломатических и военных подразделений, а также системы управления ими.

Военное классовое сознание, выраженное в биографических надписях и надписях царей, возникло во 2-м переходном периоде, изменив старые социальные идеи и ценности. Централизация государства требовала обновления иерархической системы, а также логистических и административных структур. Постепенно стали возможны сугубо военные карьеры, которые, как правило, ограничивались элитными войсками, подразделениями лучников и колесничими.

Иноземное влияние

Хотя размещение наёмников и бывших военнопленных, прошедших подготовку в качестве солдат, было обычной практикой на протяжении всей истории Египта, их число значительно увеличилось, особенно в период правления Рамессидов (Новое царство, 19-20-я династии, 1292-1074 годы до н.э.).

Вместе с влиянием гиксосов иностранные военные технологии проникли в Египет и оказали влияние на систему военных званий. В то же время повысился социальный статус иностранных воинов, многие из которых отказались от своей изначальной идентичности и приняли египетские имена.

Рельеф с колесницами. Из всех иноземных новинок военного дела колесницы оказали наибольшее влияние на армию фараонов Нового царства. Древний Египет, Период Амарны, 1352–1336 годы до н.э. Музей Метрополитен в Нью-Йорке

Рельеф с колесницами. Из всех иноземных новинок военного дела колесницы оказали наибольшее влияние на армию фараонов Нового царства. Древний Египет, Период Амарны, 1352–1336 годы до н.э. Музей Метрополитен в Нью-Йорке

Воинственный характер власти

Общий рост египетской армии во время позднего Нового царства вследствие увеличения экономических и людских ресурсов, а также изменения методов ведения войны потребовал широкой сети специальных военных объектов. Если ранее солдаты размещались в административных объектах, то теперь это были казармы, форты и крепости.

Военная организация всегда поддерживала прочные связи с Царским домом. Согласно официальным данным, фараон как главнокомандующий всегда вёл египетские войска на войну, но де-факто его часто представлял старший сын или наследный принц.

Тема прославления воинских навыков царя и его подвигов была полностью разработана ещё во времена позднего Среднего царства, а в эпоху Нового царства воинственный характер власти подчёркивался ещё сильнее. Египет усиливал свои территориальные претензии и стремился к гегемонистскому контролю на древнем Ближнем Востоке, поэтому военная квалификация правителя имела решающее значение и определяла роль очевидного наследника в качестве главы исполнительной власти.

Неизвестный фараон охотится на льва. Этот сюжет должен был демонстрировать силу и отвагу правителя. Древний Египет, Новое царство, 20-я династия, 1186–1070 годы до н.э.

Неизвестный фараон охотится на льва. Этот сюжет должен был демонстрировать силу и отвагу правителя. Древний Египет, Новое царство, 20-я династия, 1186–1070 годы до н.э.

Принцы становятся маршалами

В начале правления 18-й династии навыки военного лидера не были связаны с конкретным титулом, а претензии на престол основывались на квалификации, а не на наследовании. Приведём отрывок из надписи в гробнице Тутмоса I:

«Второй год его посвящения возвестил
о его появлении как вождя двух земель,
чтобы доминировать над тем, что окружает Атон».

В этом тексте будущий фараон представлен как лидер, готовый занять свой пост. Примерно в то же время сын самого Тутмоса по имени Аменмос имел самое высокое воинское звание, условно именуемое как генералиссимус «своего отца». Этот титул, который уже использовался во времена Среднего царства, не был распространён во время более ранней 18-й династии, что подтверждает идею о том, что в этот период он был связан исключительно с верховным командованием армией, находившимся в руках старшего сына или человека, назначенного наследником престола.

Сын Аменхотепа II носил титул, сходный с маршальским, и при этом возглавлял военное ведомство колесниц. Однако в его надписях не упоминается, что он когда-либо имел звание «старший сын» — таким образом, явно военное звание могло использоваться в качестве титулатуры наследника престола.

Другой «маршал» времён Аменхотепа II оставил стелу в храме Сфинкса в Гизе. Хотя имя этого человека и некоторые из его титулов стёрты, заплетённая косой прядь юности, царский картуш перед изображением его лица, а также некоторые специфические эпитеты характеризуют его как королевского отпрыска. Его руководящее положение в ведомстве колесниц отражается в нетрадиционном титуле «верховный маршал». Заявление о том, что он «имел доступ к своему отцу без предварительного уведомления» и что он «охранял доброго бога Верхнего и Нижнего Египта», идентифицирует его как царского сына и телохранителя владыки. Поскольку последовательности титулов частично стёрты, его точный статус в правящем доме неясен. Единственная чётко определённая роль принца — это функция верховного маршала.

Статуя коленопреклонённого царя Аменхотепа II (1427-1401 годы до н.э.) из храма Амона в Карнаке. Египетский музей Турина

Статуя коленопреклонённого царя Аменхотепа II (1427-1401 годы до н.э.) из храма Амона в Карнаке. Египетский музей Турина

Маршал означает наследник

Военное лидерство и компетентность как ключевые предпосылки королевского сана стали наиболее очевидными в конце периода 18-й династии, после заката династии Тутмосидов, когда не члены царского рода с высшими военными титулами стали восприниматься как потенциальные наследники трона. Тогда же был возрождён старый титул «соправитель», что связано с социально-политическим процессом перехода к 19-й династии, когда после периода Амарны власть перешла к военным не из царского рода.

Будущий фараон Эйе был визирем при Тутанхамоне и взял власть, когда тот умер, не оставив законного наследника. Будучи уже пожилым человеком, вчерашний чиновник поспешил объявить себя духовным наследником великих фараонов-воителей, но вскоре умер.

Маршал Тутанхамона по имени Хоремхеб занял пустой трон по праву силы. Ещё будучи главой армии, Хоремхеб именовал себя

«величайшим из великих, могущественнейшим из могущественных, великим повелителем народа … избранником царя, главенствующим над Обеими Странами (то есть Нижним и Верхним Египтом — прим. автора) в управлении, военачальником над военачальниками Двух Земель».

Победы в Сирии и Нубии подтвердили его легитимность и благосклонность богов.

Не имея наследников, Хоремхеб назначил себе преемником яркого представителя касты военных. Парамесу (будущий Рамзес I) был сыном командира военного отряда Сети и дослужился до

«заведующего всеми конями Египта, коменданта крепостей, смотрителя Нильского входа, возничего Его Величества, посланника фараона ко всем иноземным странам, королевского писца, полководца Двух Земель».

Сын Рамзеса I по имени Сети I начал своё правление как военный лидер:

«В год 1 царя Сети происходило истребление крепкой рукой фараона неприятельских племён шасу от крепости Хетам в Танисском номе (в дельте Нила) даже до Ханаана. Царь был против них, как свирепый лев. Они в горной стране своей превратились в кучу трупов. Они лежали там в крови своей. Ни один не избежал руки его, чтобы поведать далёким народам о его силе».

Отряды колесниц прекрасно зарекомендовали себя в мобильной войне против кочевников с Синайского полуострова. Иллюстрация Саймона Сейтца

Отряды колесниц прекрасно зарекомендовали себя в мобильной войне против кочевников с Синайского полуострова. Иллюстрация Саймона Сейтца

Военные правят чиновниками

Хотя Эйе поддерживал тесные связи с царской семьёй в Амарне, его военное происхождение могло быть решающим фактором в восхождении на трон. Помимо своего военного прошлого, более поздние основатели 19-й династии были глубоко вовлечены в государственную политику и управление, о чём свидетельствуют их некоролевские титулатуры. Хоремхеб был Управляющим царской собственностью, и действовал как доверенное лицо юного Тутанхамона. Парамесу, Сети и, вероятно, Эйе имели чин визиря и занимали высшую гражданскую административную должность.

В конце периода Рамессидов, когда военная элита преимущественно иностранного происхождения (Панехси, Пианхи и Херихор) захватила политическую власть в Фивах, гражданская администрация перешла под контроль военных. Лидеры с титулом «Командующий войском фараона» или «Тот, кто стоит во главе армий всего Египта» одновременно управляли Нубией, зернохранилищами, царской администрацией и главным культом в Фивах.

Хотя Рамсес XI тогда ещё был на троне, концентрация власти этими полководцами сделала их истинными правителями. Несмотря на явно различный исторический фон, конец 18-го и конец 20-й династии характеризовались социальными, бюрократическими и политическими изменениями, которые потребовали усиления вооружённого контроля над некоторыми частями страны и итоге привели к всесилию военных.

В конце 18-й династии армия была вездесущей. Египетские военные губернаторы в Сирии выступали против дипломатических усилий двора Амарны и самостоятельно противостояли расширяющейся на юг Хеттской империи. В конце 20-й династии Фивы стали ареной локальных конфликтов между различными военными партиями, боровшимися за политическое лидерство и проникавшими во все бюрократические слои. Эта фаза потрясений способствовала появлению нового политического класса, который произошёл из иностранных наемников и элитных войск.

Египет вступил в новый, самый яркий период своей истории — эпоху Нового царства во время борьбы против Царства гиксосов с центром в дельте Нила. Борьба была ожесточённой, но победа осталась за египтянами, атаковавшими с юга. Ключевую роль в объединении сыграла армия во главе с фараонами-воинами. В дальнейшем завоевательные походы египтян в Сирию и Нубию усилили роль армии в государстве. С каждым новым фараоном военные забирали всё больше власти, и так продолжалось до тех пор, пока к концу правления 20-й династии не подчинили себе гражданскую администрацию и важнейшие храмовые хозяйства.

Литература

      1. Nicolas Grimal, Leadership Under Fire: The Pressures of Warfare in Ancient Egypt, College de France, 2019
      2. Brian Muhs, The Ancient Egyptian Economy (3000–30 BCE), University of Chicago, 2016
      3. Andrea M. Gnirs, Coping with the army: the military and the state in the New Kingdom, 2014
      4. Alexander Ilin-Tomich, Theban Administration in the Late Middle Kingdom, Zeitschrift für Ägyptische Sprache und Altertumskunde, 2015
      5. Juan Carlos Moreno Garcia; E. J. Brill (Lejda), Ancient Egyptian administration, Leiden ; Boston : Brill, 2013
      6. Ian Shaw, “Egyptians, Hyksos and Military Hardware: Causes, Effects or Catalysts?”, Oxford 2001
      7. A. Spalinger, War in Ancient Egypt. The New Kingdom, Malden, Oxford, Carlton: Ancient World at War, 1996
      8. Peter Lacovara, State and Settlement in New Kingdom Egypt, Ph.D. Dissertation University of Chicago, 1993
      9. van den Boorn, The Duties of the Vizier. Civil Administration in the Early New Kingdom, London, New York: Studies in Egyptology, 1988
      10. A.R. Schulman, Military Rank, Title, and Organization in the Egyptian New Kingdom, Berlin: MÄS 6, 1964

источник: https://warspot.ru/21503-vlast-faraona-na-ostrie-klinka

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare