12
1

В конце XIX-начале ХХ веков Россия переживала этап почти повсеместного очень бурного развития почти всех отраслей. Только вот в отличии от Донбасса не менее богатый углем и железом Кузбасс начал развиваться значительно позже. Это надо исправить.

Оглавление:

К оглавлению

Алюминий, везде алюминий!
Алюминий в XIX веке считался драгоценным металлом, страшно дорого стоил и высоко ценился. Из алюминия была изготовлена погремушка Наполеона III, алюминием оправляли бриллианты.
Но в 1886 году одновременно сразу двумя изобретателями, Чарльзом Холлом и Полем Эру,  открывается простой и технологичный электролитический способ производства алюминия, и экзотический металл начинает проникать в повседневную жизнь.

Вернем царя на землю

На одновременном открытии метода производства алюминия совпадения не ограничиваются. Оба изобретателя родились в 1863, и оба умерли в 1914

Электролитический способ производства алюминия требовал много электроэнергии, поэтому его изобретатели создавали алюминиевые производства вблизи электростанций: француз Эру организовал производство алюминия на металлургическом заводе в Нейгаузене (Швейцария), рядом со знаменитым Рейнским водопадом, а американец Холлом свой завод построил вблизи Ниагарского водопада.

В 1888 году на свое двадцатилетие цесаревич Николай Александрович получает от отца царский подарок — 5 миллионов золотых рублей. Положив деньги в государственный банк, он начинает задумываться, куда бы их потратить. Самая модная тема — алюминий, но патентные права принадлежат двум первооткрывателям, а они не спешат делиться.

И вот, когда раздумья цесаревича совсем было перешли на тему вечного вложения денег, в 1889 году, очень русский химик Карл Иосиф Байер, работавший в Санкт-Петербурге на Тентелевском заводе, в одном из своих экспериментов добавил в щелочной раствор боксит и нагрел в закрытом сосуде – боксит растворился, но не полностью. В нерастворившемся остатке Байер не обнаружил алюминия – оказалось, что при обработке щелочным раствором весь алюминий, содержащийся в боксите, переходит в раствор. Так было совершено открытие
технологичного и дешевого метода производства глинозема – оксида алюминия, основного сырья для производства этого металла.

Цесаревич выкупил у Байера права на его метод и обменял у Эру и Холла лицензию на его применение в обмен на лицензию на их электролитический метод.

Будущий царь начинает искать бокситы и начинает искать подходящий водопад. Выбор останавливается на  уральском высокогорном озере  Зюраткуль: построив плотину высотой всего лишь 3 метра и отведя русло речки на пару километров удается создать гидростатический напор в десятки метров. Горы, они такие.  Рядом же, под Златоустом, удается найти месторождение весьма чистых бокситов.

Личный царевича алюминиевый завод очень быстро начинает давать прибыль, и уже через пару лет цесаревич полностью возвращает вложенные средства и начинает получать прибыль.

Годовое производство к 1914 году составляет 100 тыс.пудов, что позволило почти полностью покрыть отечественных потребности в алюминии, которые на тот год составили 120 тыс.пудов. По оценке специалистов, если бы весь алюминий пришлось импортировать, потребление не превысило бы и 80 тыс. пудов.

К оглавлению

Промышленное развитие Кузбасса

В конце 1880ых годов французский инженер прибывает в Кузбасс с экспедицией. Изучив тщательно регион, он в 1891 году публикует  в Париже книгу «Записки  о путешествии в Сибирь», состоящую почти из одних только восклицательных знаков. Регион становится широко известен среди узких кругов инженеров, предпринимателей, экономистов. В 1893 году  учреждается «Сибирское металлургическое и горное акционерное общество», с преимущественно иностранным капиталлом. Его учредители планировали построить угольные шахты и металлургический завод, чтобы производить рельсы и продавать их на строящийся тут же Транссиб.

Перспективы были блестящие — уголь есть, руда есть, железная дорога уже пришла в этот край. Но тем не менее собрать уставной капитал не получилось,  и общество было закрыто.

К оглавлению

Развивать Кузбасс мы будем САМИ
В конце 1880ых-начале 1890ых шли обсуждения вариантов строительства Великой Транссибирской железной дороги. Первоначальный проект предусматривал ведение линии через Екатеринбург и Тюмень. Почувствовавший вкус радости промышленного строительства, Николай Александрович на полученные от алюминиевого производства доходы строит в Нижнем Тагиле рельсопрокатный цех, но начавшиеся разговоры о том, что строительство Транссибирской магистрали затеяно царской семьей с целью личного обогащения, заставляют его продать производство, впрочем с выгодой для себя.
Вернем царя на землю
На свое двадцатипятилетие (в 1893 году) насленик престола, ссылаясь на свой успешный опыт инвестиций в промышленность, выпрашивает у августейшего своего отца пятьдесят миллионов рублей. Добавив к этой сумме накопленные 10 миллионов «алюминиевых» денег, Николай Александрович фактически выкупает «Сибирское металлургическое и горное акционерное общество», приобретая почти весь тираж акций. Обратите внимание — он выкупает тираж, то есть покупает акции непосредственно у Общества, и потраченные им деньги поступают на счет юридического лица, фактически единоличным хозяином которого становится цесаревич, только 2% акций остаются в руках того мужика, который это все затеял — его личный пай.

На правах мажоритарного акционера цесаревич переименовывает общество в «Сибирские Акционеры Металлургической Индустрии» (САМИ), размещает бюджет общества в Государственном банке, так что количество золота в казначействе в тот год не меняется, и начинает воплощать в жизнь планы приобретенного общества.

А эти планы предусматривали последовательное строительство: Кольчугинской железной дороги, ряда угольных шахт, железных рудников, коксового завода, металлургического завода, химического завода, металлопрокатного завода, завода металлообрабатывающего и венцом всего проекта — станкостроительного завода.
Причем заводы высоких переделов: химический, металлопрокатный, металлообрабатывающий и станкостроительный, предполагалось строить из прибыли, капиталов, собранных на счетах Общества, для этого было уже недостаточно.

Строительство начинается и идет весьма бодрыми темпами. С головой окунувшийся в производственные дела наследник увлеченно строит дороги, мосты, школы, больницы, среди сибирских лесов создает научно-исследовательскую лабораторию.
Для будущих заводов заранее готовятся кадры.
Вернем царя на землю
Гурьевский железоделательный завод, оснащенный старым оборудованием и расположенный в не очень удачном месте, признается неперспективным и  закрывается, сотрудники переобучаются в Германии и переводятся на новое место, на новый металлургический завод возле старого Кузнецкого острога. А в целом за средства царя на проф.обучение, на стажировки на лучших заводах мира, отправляются 10 тысяч человек.
Поскольку предусмотрено переселять в Сибирь рабочих, которые будут работать на промышленных предприятиях, цесаревич за копейки скупает вдоль железнодорожной магистрали от Кургана до Омска степные земли и строит на них ряд поселков, в каждом создавая храм, школу, больницу, разворачивает агрономические опытные поля, остальную землю делит на участки, на которые приглашает переселяться крестьян из центральных губерний, страдающих от безземелья.

Преждевременная кончина Александра III в 1894 году делает Николая Александровича царем, и теперь уделять внимание Кузбассу ему становится сложнее. На следующий после коронации год он продает акции САМИ и на вырученные средства (80 миллионов золотом) выкупает часть долговых обязательств страны.

К слову сказать, бывшее царское акционерное общество и связанные с ним компании (поставщики, поставщики поставщиков и т.д.) вносили в казну немало налоговых отчислений, без которых было бы трудно, например, завершить масштабную программу строительства оборонительных сооружений в Порт-Артуре.

К оглавлению

Главное дело
В 1898 году  Россия получает шанс получить хороший, незамерзающий выход в Тихий океан, взяв у Китая Квантунский полуостров в долгосрочную аренду.
В Порт-Артуре стоят три недостроенных дока, которые китайцы пытались превратить в судостроительный завод и которые были изрядно разграблены похозяйничавшими там японцами.

Никки, поговорив по душам с другом Вилли, размещает в Германии крупный заказ на закупку многочисленного оборудования. Из Германии на Дальний Восток еще более значительным потоком идут станки и приборы.
Обратно идут зерно, руда и кокс.

Николай Александрович вновь пускается в промышленно-инвестиционную затею, инвестируют 130 миллионов в строительство ориентированных на экспорт рудников в Бессарабии, Бийского завода паровозных и корабельных котлов, целого ряда химических заводов, двух паровозоремонтных заводов в Чите и в Николаеве-Уссурийском, завода точного машиностроения в Коврове, в том числе на приобретение в Германии лучших в мире станков и машин тратится 100 миллионов рублей.

Поговаривают,  что «друг Вилли», на прибыль от  этой сделки построил в Киле две новых верфи, а еще поговаривают, что общее расширение торговли между Германией и Россией (и особенно поставки ей дешевого сырья!) настолько поправило внешнеторговый баланс Германии, что только благодаря ему Закон о морском флоте 1898г был в том же году пересмотрен, в новой редакции вместо флота из двух эскадр эскадренных броненосцев + резерв (19 ЭБР) предусматривалось построить 3 эскадры (итого 25 ЭБР), вместо 12 больших крейсеров и 30 малых — 15 больших и 36 малых крейсеров; суммарные затраты, предусмотренные законом, с 356,7 млн марок на строительство кораблей (и еще столько же на прочие нужды) выросли до 456,7 млн на строительство кораблей (и еще столько же на прочие нужды).

Нетрудно заметить, что рост ассигнований составил 200 млн марок, что по курсу примерно равно тем 100 миллионам рублей, которые друг Никки заплатил своему другу Вилли за станки и оборудование.

В июне 1902 года Вильгельм II после визита в Россию покинул Ревель, подняв на прощание на яхте «Гогенцоллерн» заносчивый и двусмысленный сигнал: «Адмирал Атлантического океана приветствует адмирала Тихого океана». Дружба, как казалось, на века. Но потом окажется, что она не продержалась и дюжины лет.

Вспыхнувший в 1900 году мировой финансовый кризис препятствует планам Николая Александровича по привычке продать акции новых заводов и вернуть деньги в казну, вместо этого он консолидирует финансы своей личной промышленной армии и бросает ее на реализацию стратегии борьбы с кризисом путем массовых закупок подешевевших промышленных товаров.
В массовом порядке у отечественных производителей, не могущих реализовать свою продукцию, скупаются рельсы и паровозы, вагоны и паровозы, паровозы и паровозы.
Вернем царя на землю

В 1901 году была провернута операция по передаче обмену через КВЖД вагонов и паровозов на китайские крейсера. Китайское правительство,в поисках вариантов по уплате контрибуции, наложенной на Китай за Боксерское восстание, предложило России купить у нее легкие крейсера за 7 миллионов рублей. Россия, в свою очередь, предложила рассрочку платежей в обмен на сделку по обмену крейсеров на вагоны для линии Шанхай — Харбин, а поскольку и крейсера, и вагоны с паровозами оставались фактически в руках русского царя, выгода тут была бесспорной. В результате КВЖД стала единственной в мире железной дорогой, обладающей боевыми кораблями.

Эти меры, совместно с развернутой компанией создания государственых резервов, помогли поддержать уровень производства в стране на практически докризисном уровне и предотвратить значительный спад экономики, (например,  снижение объемов производства вагонов, в натуральном исчислении, могло бы составить до 48%, а составило 5%) а решение размещать склады Госрезерва за Байкалом помогло за счет гос.заказов поддержать транспортную систему.

И хотя многие из этих вагонов и паровозов прямо с завода отправлялись на склады длительного хранения, запас не стал лишним — все это было использовано во время внезапно начавшейся Русско-Японской войны.

К оглавлению

Россия — родина слонов
На рубеже XIX и XX веков алюминий стал применяться в самых разных сферах и дал толчок для развития многих отраслей.

Но настоящую революцию алюминий совершил в авиации, за что навсегда заслужил свое второе имя – «крылатый металл». В этот период изобретатели и авиаторы во всем мире работали над созданием управляемых летательных аппаратов – самолетов.

17 декабря 1902 года русский авиаконструкторы Огнеслав Кострович совместно с Николаем Егоровичем Жуковским  впервые в истории человечества смогли совершить полет на управляемом летательном аппарате тяжелее воздуха «Летун-1». Для того чтобы заставить его полететь они поначалу пытались использовать уменьшенную копию газолинового двигателя Костровича от созданного им дерижабля «Цапля», однако двигатель оказался слишком тяжелым. Поэтому специально для «Летуна-1» Кострович разрабатывает новый двигатель, детали которого были изготовлены из алюминия. Легкий 20-сильный мотор поднял первый в мире самолет с уже немолодым Огнеславом Костровичем за штурвалом в воздух на 12 секунд, за которые он пролетел 36,5 метров. «Летун — 1» совершил еще два полета по 52 и 60 метров на высоте около 3 метров от уровня земли.

Совпадения, происходящие в алюминиевой отрасли, продолжают множиться. В 1909 году одновременно в Дюрале и в Кольчугино был изобретен один из ключевых алюминиевых сплавов – дюралюминий. На его получение у немецкого ученого Альфреда Вильма ушло семь лет, а у русского ученого Алексея Павловича Аносова — десять лет, и оно того стоило. Сплав с добавлением меди, магния и марганца был таким же легким, как алюминий, но при этом значительно превосходил его по твердости, прочности и упругости. Дюралюминий быстро стал главным авиационным материалом. Из него был сделан фюзеляж первого цельнометаллического самолета в мире Junkers J1, разработанного в 1915 году одним из основателей мирового авиастроения, знаменитым немецким авиаконструктором Хуго Юнкерсом. В тяжелом четырехмоторном самолете «Илья Муромец» не менее знаменитого авиаконструктора Игоря Сикорского основные несущие конструкции также были изготовлены из дюралюминия.

К оглавлению

Эпилог
Вот такая получилась статья. Прошу, уважаемые коллеги к первой и последней частям отнестись легко, русский алюминий и русские самолеты — это опять хулиганство на побочных ветвях, главная моя идея — в разделе «Главное дело».
1) Русский царевич приобретает значительный опыт работы на реальном производстве, «на земле», это ему потом поможет управлять страной более эффективно, и
2) в 1898г вкладывает 100 миллионов рублей в Германскую промышленность,
3) заказывая у них оборудование для строительства химических, машиностроительных и станкостроительных заводов.

К 1904г Германия получит значительно более крупный флот, а Россия  получит несколько бОльшее развитие, несколько больше налогов, получит место, где сможет строить те малые крейсера, какими я хочу усилить РИФ, у себя их будем строить, а не у чужих заказывать,  но самое главное — Россия получит возможность провернуть одну афёру с внешнеполитическим блефом, которая позволит заставить Британию в 1905 году противодействовать русской экспансии по варианту 1878г, а не по варианту 1854г. А для России на тот момент только это и надо, остальное все у нас было.

Подписаться
Уведомить о
385 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare