Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Введение

16
6

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα)

Доброго времени суток, дорогие друзья!
В рамках альтернативы «Император Рыцарь» в теме под названием «Великая Греция» будет рассмотрена история Греции в первой половине XIX века. В преддверии публикации глав о войнах, которые вела Российская Империя в первом периоде правления императора Николая I 1825-1832 годах, будет опубликована первая часть темы, посвященная Греческой революции 1821 года и войне за независимость 1821-1829 годов. После публикации главы о втором периоде правления императора Николая I 1833-1843 годах будет изложена вторая часть темы о становлении греческого государства и учреждении монархии. После публикации главы о третьем периоде правления императора Николая I 1844-1853 годах в теме будет рассмотрена история Греции вплоть до начала Восточной войны. Тема подготовлена на основании ряда исторических источников и статей, отражает как реальные исторические события, так и события альтернативного варианта развития истории (выделены темно-синим цветом).

Предыдущие части

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Введение

Мюллер Рудольф «Вид на Акрополь с Пникса»

 

Введение

Греция, превращённая в XV веке в турецкую провинцию, постоянно стремилась к независимости. С рубежа XIV и XV столетия Османская империя управляла почти всей Грецией, за исключением Ионических островов, Крита и отдельных районов Пелопоннеса. В XVII веке османы подчинили весь Пелопоннес и Крит. Но в XVIII и XIX столетиях всю Европу охватила волна революций. Власть Турции ослабевала, в Греции начался национальный подъём, встретивший поддержку западноевропейских стран. Уже в XVII веке греки смотрели на единоверную им Россию как на опору в будущей их борьбе с турками. Эти надежды встретили сочувствие в русских правящих сферах. Когда в 1770 году русская эскадра появилась в Средиземном море. Морею охватило восстание, но оно было легко подавлено турками.

Военная кампания 1774 года завершилась убедительной победой русских войск. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору к российской стороне отошел ряд крымских земель. Кроме того, Россия приобрела право держать военный флот в Черном море и ряд других преимуществ. Договор был крайне невыгоден Османской империи и не мог обеспечить длительного мира. Превосходство русской армии в этой войне давало надежду на дальнейшее укреплений позиций России в данном регионе.

После Первой Архипелагской экспедиции греческая диаспора обращалась к императрице с призывом к освобождению родины. Проект воссоздания греческой государственности был изложен в конфиденциальном письме Екатерины II к Иосифу II от 10 (21) сентября 1782 года. Её секретарь А.А. Безбородко сделал черновой набросок, а князь Потёмкин внёс в него поправки. «Греческий проект» носил геополитический характер и предусматривал изменение карты Юго-Восточной Европы. Письмо начиналось с сетований: Порта чинит препятствия проходу российских судов через Босфор и Дарданеллы, подстрекает жителей Крыма к восстанию, нарушает автономные права Дунайских княжеств. Затем следовали уверения в миролюбии: «Я не добиваюсь ничего, выходящего за рамки, установленные договорами». Екатерина II представила своему коронованному корреспонденту картину развала Османской империи, не скупясь на чёрные краски: паши своевольничают, бандиты грабят города и села, некогда грозные янычары торгуют в лавчонках, откуда их не вытащить, члены дивана казнокрадствуют, христианские подданные готовы восстать.

Затем следовало предложение о создании государства Дакия, подобного тому, что впоследствии будет наречено Румынией. Екатерина полагала создать между тремя империями, Российской, Османской и Габсбургской, некое государство, от них независимое, в составе Молдавии, Валахии и Бессарабии под именем Дакии во главе с монархом-христианином, которое никогда не должно объединяться ни с Австрией, ни с Россией. Притязания последней ограничиваются крепостью Очаков на Днепровском лимане и полосой земли между реками Южный Буг и Днестр.

Далее Екатерина II обращалась к Иосифу II: «Но если, с помощью Божьей, удастся освободить Европу от врага имени христианского, Ваше Императорское Величество не откажется помочь мне в восстановлении древней Греческой монархии на развалинах павшего варварского правления, ныне здесь господствующего, при взятии мною на себя обязательства поддерживать независимость этой восстанавливаемой монархии от моей».

Предполагалось, что первым правителем возрожденной Византийской империи и основателем новой греческой династии должен стать внук Екатерины II – Константин Павлович. Статус столицы Греческой империи должен быть возвращен Константинополю, а символом осуществления проекта должно было стать водружение православного креста на мечеть Айя-София и возвращение этому храму статуса православного Софийского собора.

Планы воссоздания Византийской империи вызвали серьёзную озабоченность некоторых иностранных держав, в том числе Франции, которая была связана с Турцией вековым союзом, и Англии, которая опасалась нарушения «баланса сил» в Европе и установления российской гегемонии в Восточном Средиземноморье. Патовая ситуация, при которой христианские государства Западной Европы поддерживали существование крупнейшей исламской державы, притеснявшей христиан на Балканах, получила название «восточного вопроса».

Император Павел I (1754-1800*) не поддерживал идею возрождения православной «Империи Ромеев». Кроме того, 14 (25) сентября 1799 года произошло одно из самых трагических событий в истории династии Романовых. Во время Швейцарского похода русской армии под командованием А.В. Суворова при переходе через Чёртов мост конь Великого князя Константина Павловича оступился и рухнул в пропасть. Предполагаемый основатель династии новых византийских императоров погиб.

Войны России с Османской империей в конце XVIII века не дали грекам практического значения. Значительный толчок освободительному движению дала французская революция. По всей Греции и всюду, где проживали греки, стали образовываться тайные общества, гетерии (дружества), имевшие целью освобождение Греции из-под власти Турции.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Введение

Феникс, символ возрожденной Греции

Изначально греческое восстание готовилось в Российской Империи. В 1814 году греческие патриоты Николаос Скуфас, Эммануил Ксантос и Атанасиос Цакалоф создали в Одессе секретную организацию «Филики Этерия» (греч. Φιλική Εταιρεία – Дружеское общество) и стали искать деньги и поддержку. Но поддержки не находилось, и общество не развивалось. В 1814–1816 годах его численность не превышала 20 человек, а в 1817 году в него вступило ещё десять членов. Но в следующем году всё изменилось.

До 1817 года российский император Александр I (1877-1825) занимался проблемами Священного союза Европы, и Балканы его не интересовали. В частности, в том же году граф Г.А. Строганов, российский посол в Константинополе, не должен был позволить дискуссиям по вопросу о Бухарестском соглашении перерасти в войну, потому что Александр «подчинял успех переговоров в Константинополе достижениям в европейском союзе». По мысли императора, конгресс в Аахене служил не только созданию союза с западными странами, но и целям русско-турецкого урегулирования. Идея была такой: вот создадим союз, и благодарные европейцы позволят России расшириться на юг, на земли всех славян – за счёт Турции, естественно. Однако европейцы совершенно не горели желанием, чтобы Россия расширилась до Адриатики и вобрала в себя все народы Балканского полуострова. Более того, турки в нарушение Бухарестского договора 1812 года усиливали контроль за Дунайскими княжествами и старались Россию оттуда выдавить.

В 1818 году Санкт-Петербург понял, что с Константинополем придётся договариваться один на один. Более того, турок могут тайно поддержать и какие-то страны Европы. Чтобы иметь возможность воздействовать на Турцию во время этих переговоров, Александр решил опереться на «Филики Этерию», которая превратилась в школу для подготовки агентов влияния в деле решения восточного вопроса. В 1819 году император сделал следующий шаг, объединив «Филики Этерию» с православной церковной разведкой под главенством патриархата. Штаб-квартира общества переехала из Одессы в Константинополь. Его филиал существовал на Ионических островах, «унаследованных» англичанами от русских. Структуру организации Александр позаимствовал из масонских лож. Во главе стояла так называемая «Невидимая власть». Все её члены были засекречены, а приказы не оспаривались. Организация имела четыре уровня посвящения: Братья (или вламиды); Рекомендованные; Жрецы; Пастыри.

В апреле 1820 года, после трудного периода, вызванного отсутствием грамотного руководства, общество возглавил герой Греции – капитан-генерал Александр Ипсиланти. В том же году началась масштабная подготовка к восстанию. С этой целью, помимо прочих военных соединений, был создан знаменитый «Священный отряд», состоявший из греков-студентов, обучавшихся в Российской Империи. Однако Александр всегда недооценивал собственные устремления людей, особенно революционеров – типичная ошибка руководителей, которые считают, что держат всё под контролем и что те, кто работает на разведку, являются всего лишь исполнителями. В действительности эти люди зачастую не соглашались на роль агентов влияния и вели свою игру (на русские деньги). Руководитель общества «Филики Этерия» Ипсиланти решил действовать и поднять знамя революции, но не в Греции, а в Валахии. Княжество находилось рядом с Россией, то есть его всегда можно присоединить, а в случае неудачи восстания была возможность уйти на российскую территорию.

Император Александр был бы и не против присоединения Валахии вслед за Бессарабией, но для него всё это происходило не вовремя. Только недавно на Венском конгрессе было провозглашено, что высшей ценностью является «неизменность границ и спокойствие в Европе», то есть принцип территориальной целостности был поставлен выше права наций на самоопределение. Кроме того, Александр начал подозревать, что греки попали под влияние Парижа. Император выразил негодование по поводу восстания своему другу Голицыну: «Нет никакого сомнения, что импульс этого повстанческого движения был дан центральным комитетом, управляемым из Парижа, с целью помочь Неаполю и помешать нам разрушить одну из синагог Сатаны, основанную исключительно для того, чтобы распространять антихристианскую доктрину». Секретные общества, добавил он, имеют своей целью «парализовать христианские принципы в Священном союзе». В то время Александр был убеждён, что восстания являлись частью некоего общеевропейского плана, исходившего из Франции. По его мнению, «это восстание против турок было организовано в Париже революционерами, которые желают развязать войну в Европе из-за Греции». В этом проявилась двойственность политики Александра I. Императору следовало выбрать какую-то одну максиму: либо отказаться от тайной дипломатии, шпионов и диверсантов, либо не критиковать те методы, которые используешь и создаёшь сам.

Без поддержки России Валашское восстание шансов не имело и уже к 7 июля 1821 года было подавлено. Но часть греков, спасаясь от преследования, добралась до Греции. Новое восстание быстро охватило греческие острова и поставило под угрозу турецкое господство на Балканах. Иоанн Каподистрия, один из наиболее влиятельных советников российского императора, убеждал Александра как можно скорее включиться в борьбу на стороне греков-единоверцев.

Проблема состояла в том, что законная власть, которой император должен был бросить вызов, принадлежала османскому правительству, но два года назад Александр сам провозгласил принцип несменяемости власти и нерушимости границ государств. Александр I обратился к Франции с предварительными предложениями о союзе, который привёл бы к разделу европейцами Турции. Французы отказались. В это время Иоанн Каподистрия умолял царя игнорировать Европу и вмешаться в войну с Турцией без союзников. Ответ Александра его не обрадовал: «Это очень сложное дело, и, я повторяю, Европе удастся выпутаться только в том случае, если она останется объединённой». Эта позиция была использована Британией. В 1822 году Лондон объявил себя союзником Турции и её защитником от «русской угрозы». После этого Британия начала добиваться соглашения, в соответствии с которым за эту услугу Турция уступила бы ей Грецию, согласившись на британский протекторат в Элладе.

Реакция Александра не заставила себя ждать: «Невозможно более придерживаться английской, французской, русской, прусской или австрийской политики; сейчас возможна только одна общая стратегия, которая для всеобщего блага должна быть принята как народами, так и правителями. Я первый утвердил принципы, на которых был основан союз (…) Что я должен сделать для увеличения моей империи? Провидение дало мне восемьсот тысяч солдат, чтобы удовлетворить мои стремления защищать религию, этику и правосудие и гарантировать господство принципов порядка, на которых построено человеческое общество». Британия отступила, и российский император вернулся к составлению утопических планов. В январе 1824 года Россия выдвинула идею создания в Греции трёх автономных княжеств, подобных княжествам Молдавии и Валахии.

Грандиозные планы Александра относительно разрешения греческого вопроса были сформулированы без излишней скромности, что вообще свойственно его заявлениям после 1815 года: «Гарантировать права человека без кровопролития, устанавливать правила для долгосрочных отношений (…) чтобы парализовать влияние революционеров во всей Греции, обеспечивать мир во всём мире – вот в чём заключается работа союза». Министр иностранных дел Британии Джордж Каннинг ответил: «Когда план состоит из множества сложных частей, он является глупым и не приносит никакой пользы». Разрыв отношений с Англией был неизбежен. Каннинг отозвал из Санкт-Петербурга английского посла сэра Чарльза Бэгота. Александр I дал понять, что раздражён этим. 17 января 1825 года британский дипломат писал: «Император России в ярости (…) На сегодняшний день он довольствуется тем, что приказывает графу Ливену послать мне депешу, смысл которой состоит в следующем: царь будет проклят, если когда-либо вновь заговорит с нами о Греции».

В отчаянии Россия обратилась за поддержкой к Австрии, но канцлер Меттерних был против военного вмешательства в дела Османской империи, справедливо указывая Александру на им же самим провозглашённый примат территориальной целостности. Александр заявил: «Турецкая держава разрушается; сколько бы агония ни длилась, она завершится смертью. Я всё ещё здесь, вооружённый властью и принципами умеренности и бескорыстности. Как это может не радовать меня, принимая во внимание моё отвращение к любому завоеванию ради решения вопроса, который постоянно волнует Европу? Мои люди жаждут войны, мои армии полны желания вступить в бой, возможно, я не смогу больше сдерживать их. Мои союзники отказались от меня. Сравните мою политику с их политикой. Все имеют свои интересы в Греции. Я один остался чистым. Я отбросил все сомнения так далеко, что даже не имею в Греции ни одного агента, и я ещё должен довольствоваться теми объедками, которые падают со стола моих союзников. Пусть Англия задумается над этим. Если они обменяются с нами рукопожатием, мы сможем управлять событиями на Востоке и установить там порядок, соответствующий интересам Европы, законам религии и гуманности».

Каннинг решил воспользоваться отказом Меттерниха и вбить клин между Россией и Австрией. Неизвестно, чем бы это всё закончилось, но тут Александр I умер и на трон России взошёл Николай I.

Николай Павлович являлся истинным адептом идеи возрождения «Второго Рима». Значительное влияние и на формирование убеждений Наследника цесаревича оказал его первый воинский начальник и воспитатель, представитель сербского дворянского рода Леонтий Иванович Депрерадович (1766-1844). Повествуя об истории своих предков он познакомил князя с трагической историей сербского народа, его героях: Стефане Душане, создавшем великое православное царство; Святом благоверном князе Лазаре, погибшем в битве на Косовом поле в 1839 году и Милоше Обиличе, убившем турецкого султана Мурада I в этой битве. Благодаря этим рассказам у юного Цесаревича сформировалось устойчивое убеждение в Священной миссии России освободить все православные народы от османского ига и восстановить православный крест на Соборе Святой Софии в Константинополе. Благодаря урокам русской истории, которые давал историограф Российской Империи Николай Михайлович Карамзин, у будущего самодержца сформировалось глубокое убеждение в том, что русские цари – законные наследники Византии, а русское государство – Российская Империя (а не только Москва), является «Третьим Римом». Самодержавно-царская, православная Русь должна хранить правую веру и бороться с её врагами.

В 1815 году Наследник цесаревич написал трактат «Об изгнании турок из Европы при известных данных условиях», которым его преподаватель военной стратегии Опперман остался весьма доволен.

В 1818 году на основе анализа исторических источников и справок о состоянии дел в Османской империи Николай Павлович собственноручно разработал проект «Об устройстве Царства Эллинов со столицею в Константинополе» («Новый греческий проект»). В этом фундаментальном труде цесаревичем кроме плана военной кампании против турок было представлено предполагаемое государственное устройство и административное деление создаваемого православного царства, и даже общее устройство его вооруженной силы. Особое место было уделено Константинопольскому (Вселенскому) Патриарху. Союз с Россией на вечные времена (как и в предидущем проекте XVIII века) предполагалось закрепить кровными узами двух монархов. Начальником Главного штаба Его Императорского Величества генералом от инфантерии П.М. Волконским проект был представлен Государю императору. Александр I, всецело увлеченный идеей Священного союза, не поддержал предложений Николая, но, тем не менее, высоко оценил государственный подход цесаревича к решению Восточного вопроса.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Введение

Территория Царства Эллинов со столицею в Константинополе «Новый греческий проект»

После воцарения Императора Николая I отношение России к греческому восстанию диаметрально поменялось. В тоже время русское правительство осознавало, что политика Великобритании и Франции в отношении Греции направлена на снижение влияния России на Балканском полуострове, что впоследствии затруднит решение восточного вопроса в пользу России. Началась активная подготовка к войне с Турцией.

Таким образом, русско-турецкая война 1828–1829 годов стала следствием борьбы между великими державами, вызванной Греческой войной за независимость (1821-1829) от Османской империи и явилась новым этапом в вековой борьбе между Россией и Турцией. В ходе войны, русские войска совершили ряд успешных наступательных операций в Болгарии, Закавказье и на северо-востоке Анатолии, после чего Порта была вынуждена запросить мир. Эта война показала, что Турция не так слаба, как казалось нам и Европе. Понадобилось два года упорной борьбы на Балканах и Кавказе, чтобы сломить сопротивление государства, терзаемого внутренними смутами, да притом еще в эпоху коренной реорганизации вооруженных сил. В итоге, в ходе этой войны решить восточный вопрос и реализовать «Греческий проект» не удалось, но, наконец было создано независимое греческое государство.

Подписаться
Уведомить о
6 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare