Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

13
7

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα)

Продолжаю публикацию первой части темы «Великая Греция», посвященной Греческой революции 1821 года и войне за независимость 1821-1829 годов. В шестой главе повествуется об участии Российской Империи в создании Греческого государства и его вооруженных сил, избрании И.А. Каподистрии губернатором Греции, деятельности его правительства, реорганизации греческой армии и флота. Глава подготовлена на основании ряда исторических источников, отражает как реальные исторические события, так и события альтернативного варианта развития истории (выделены темно-синим цветом). В заключении приведены биографии исторических личностей и дополнительные материалы по теме статьи, собранные на основании энциклопедий, для того чтобы исключить потребность в дополнительных поисках, с изменениями, соответствующими альтернативному развитию истории.

Предыдущие части

Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Участие Российской Империи в Греческой войне

Отношение в России к Греческой войне за независимость до 1826 года

Подданые Российской Империи или состоящие на русской государственной или военной службе греки, по сути, являлись инициаторами Греческой войны за независимость. 6 марта 1821 года русский генерал-адъютант Александр Константинович Ипсиланти (1792-1828) с группой гетеристов, среди которых был полковник князь Георгий Кантакузин (1786-1857), перешёл реку Прут и начал греческое восстание в Придунайских княжествах. Многие греки, предприниматели, землевладельцы и судовладельцы, финансировали или лично участвовали в военных действиях. Так, видный член Этерии, Иван Андреевич Варваций (1750-1825) закупил в Туле и отправил восставшим большую партию оружия. В 1823 году (то есть одновременно с Байроном) он нелегально перебрался в Грецию. На свои деньги он вооружил отряд повстанцев и вместе с ними участвовал в осаде Моденской крепости. Больше года, до самой своей смерти накануне Рождества 1825 года, Иоаннис Варвакис сражался на своей родине. По сведениям Евгения Карновича: «Варваци… предоставил в пользу Греции 1.400.000 рублей …».

Российский император Александр, следуя духу и букве Священного союза европейских государств, отмежевался от действий своего бывшего адъютанта. Несколькими годами позже, Александр Поджио заявлял, что эта «политика была странной, невероятной и нисколько не соответствовала нашей провозглашённой политике по отношению к грекам», а также, что «все были возмущены российской политикой по отношению к Греции». В то время по описаниям Начальника штаба 2-й армии генерала Павла Киселёва, «все греки Новороссии, старые и молодые, богатые и бедные, здоровые и больные, все уезжают за границу, жертвуя всё для Отечества», российский император инструктировал армию и власти в Новороссии не только не оказывать помощь гетеристам, но и не предоставлять им убежище.

Император инструктировал также генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии Ланжерона прекратить выдачу паспортов не только грекам российским подданым, но препятствовать отъезду и грекам османским подданным. Вплоть до 1826 года российские власти не только препятствовали гетеристам покинуть Россию, но многие гетеристы были заключены в тюрьму, а некоторые были отправлены в Сибирь.

Весной 1821 года в Швейцарию отправился князь Александр Кантакузин, но министром иностранных дел Российской империи Нессельроде он был предупреждён, ни под каким предлогом не отправляться на Пелопоннес или в другие регионы Греции. Как следует из австрийских полицейских источников, Кантакузен прибыл в Триест, через Венгрию «не заезжая в Вену и не пройдя через полицейский участок». Однако это не стало «поводом считать его подозрительной персоной и не допустить его отъезда из Австрийской империи». Согласно полицейскому рапорту от 9 июня 1821 года, «русский князь Кантакузин, находился там более месяца и был одним из вождей революции греков против турок, поскольку со дня своего прибытия был занят формированием штаба греческого полка». В рапорте отмечалось, что на собрании 200 человек местных греков и прибывших из Германии греческих студентов, Кантакузин «вручил звания присутствующим офицерам». В том же рапорте было отмечено, что не имеющие паспорта отбыли тайно на лодках на рейд, где их ждали 3 греческих корабля, доставивших их затем на Пелопоннес. Упоминалось, что 17 мая Кантакузен посетил Венецию, для мобилизации добровольцев из греческой молодёжи города и что «командование полком принял французский полковник (речь шла о рождённом на Крите корсиканце Иосифе Балесте)». В связи с деятельностью Кантакузина в Триесте и из межведомственной переписки между Веной и Триестом следовало: Греческая община Триеста насчитывала 1800 человек, в большинстве своём торговцев и османских подданных. 70 из самых больших торговых домов принадлежали грекам. Но только по причине того, что они были османскими подданными, а их земляки подняли восстание против турок, не следовало в обязательном порядке рассматривать их как революционеров, во всяком случае до получения специальных императорских инструкций. Полиция не обошла вниманием сбор денег, который произвёл «для своих земляков» князь Александр Кантакузин в Триесте, также, как и в Венеции 26 мая. Но полиция не могла официально вмешаться, по причине того, что князь был снабжён «наилучшими российскими документами» и «к тому же, нельзя запретить кому-либо послать деньги на родину или дать деньги на расходы отъезжающим».

Тем временем, иным было решение австрийских властей в отношении другого русского генерала Александра Ипсиланти. В июне 1821 года после поражения у Драгашан Ипсиланти направился к австрийской границе с целью через Триест добраться до восставшей уже Греции, но вместо обещанного транзита, Ипсиланти и его сопровождение были арестованы австрийцами, провели 2 года в застенках замка Паланок в Мукачеве, а в 1823 году были переведены в крепость Терезин в Чехии. После изменения русской политики он был выпущен на свободу по ходатайству императора Николая I 22 ноября 1827 года, будучи уже тяжело больным. Поездка из Терезина в Вену в зимних условиях усугубила его и без того тяжёлое состояние. 19 января этерист Лассанис передал ему, что Иоанн Каподистрия направляется в Грецию, чтобы возглавить страну, и уже находится на Мальте. Александр успел прошептать «Слава тебе, Господи» и вскоре умер на руках своей возлюбленной княжны Констанции Разумовской.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Александр Ипсиланти

Австрийская империя, видя в греческой революции угрозу своим интересам на Балканах и возможность усиления влияния России в регионе. Поэтому в дальнейшем австрийские власти всеми силами препятствовали перемещению через свою территорию в первую очередь греков, а также подданых других государств, в том числе Российской Империи, на территорию Греции, воспрещали перевозку любых материальных средств, в первую очередь оружия и боеприпасов. Кроме того, Австрия всемерно оказывала помощь турецкому султану. Австрия осуществляла поставки для султанской армии. Австрийские корабли перевозили турецкие войска, при этом их капитаны прекрасно осознавали, что перевозят тех, кто будет унитожать христианское мирное население. Таким образом, любая помощь из России для Греции через территорию Австрии стала невозможной.

Начало помощи России в 1826 году

Новый русский император Николай I решил проводить самостоятельную политику и не ориентироваться на систему союзов, столь близкую сердцу его брата Александра. Одним из результатов изменения внешней политики России стало подписание в апреле 1826 года англо-русского Петербургского протокола. Согласно этому документу, Греция получала право независимого существования, но была обязана платить Турции определенную дань и находиться под ее верховной властью. Турецкие земли в Морее (Пелопоннес) и на островах отходили к грекам за известный выкуп. Порта принимала участие в выборе правительственных лиц в Греции, но они должны были быть непременно из греков. Грекам предоставлялась полная свобода торговли и религии. «Для отделения греческой национальности от турецкой и предотвращения столкновений между ними греки получат право выкупать всю турецкую собственность, находившуюся на их территории».

Австрия, Пруссия и Франция приглашались присоединиться к Петербургскому протоколу. Франция, связанная с Грецией торговыми сношениями, приняла это приглашение, а Австрия и Пруссия отнеслись к нему отрицательно, считая, что оно усилит позиции России на Балканах.

6 июля 1827 года Россия, Англия и Франция на основе Петербургского протокола подписали в Лондоне конвенцию об образовании автономного греческого государства. Стороны обязались предложить Порте свое посредничество в целях примирения с греками на следующих условиях: греки будут находиться в зависимости от султана и платить ему ежегодную подать; управление будут осуществлять местные власти, но в их назначении известное участие будет принимать Порта.

В тоже время русское правительство осознавало, что политика Великобритании и Франции в отношении Греции направлена на снижение влияния России на Балканском полуострове, что впоследствии затруднит решение восточного вопроса в пользу России. Началась активная подготовка к войне с Турцией. Одновременно в Главном штабе Его Императорского Величества прекрасно понимали, что наличие активного греческого фронта может оказать значительное влияние на победу в грядущей войне.

В России были организованы набор и подготовка добровольцев для участия в Греческой войне за независимость. Но в связи с тем, что Австрия, противодействовала перемещению через свою территорию инсургентов, оружия и других материальных средств, прямая поддержка греческим повстанцам была затруднена. Отдельные партии волонтеров, оружия и других материальных средств удавалось провозить через турецкие территориальные воды. Но в целом помощь России выражалась в закупках оружия в Европе и направлении десятков офицеров русской армии греческого происхождения через территорию Франции, а далее – кораблями по Средиземному морю.

7 (19) января 1826 года создан так называемый «Греческий комитет» (греч. Ελληνική Επιτροπή) под председательством Ивана Антоновича Каподистрия (греч. Ιωάννης Καποδίστριας), управляющего Коллегией иностранных дел (после его убытия в Грецию в апреле 1827 года комитет возглавил генерал-майор Пантелеймон Егорович Бенардос (1761-1839)). В состав правления комитета также вошли контр-адмирал Константин Юрьевич Патаниоти (1766-1840), командир бригады Черноморского флота, генерал-майор князь Николай Родионович Кантакузен (1763-1841), заведовавший формированием иррегулярных войск в Департаменте военных поселений. Официально деятельность комитета строилась на общественных началах и не была связана с российским правительством. Заявленной целью комитета являлся сбор средств для оказания помощи греческому населению, страдающему от ужасов войны. Большую роль в сборе средств сыграл в прошлом офицер Черноморского флота, судовладелец и предприниматель Егор Павлович Метакса (1774-1833). Всего в 1826-1829 годах комитетом было собрано десять миллионов рублей ассигнациями (3 млн серебром). Российский Греческий комитет установил взаимодействие в филэллинскими комитетами в Германии, Великобритании, Франции и САСШ. Эмиссары комитета регулярно посещали европейские столицы, встречались с государственными и общественными деятелями, финансистами и предпринимателями, видными греческими эммигрантами.

На самом деле деятельность комитета была прикрытием для тайной операции русской военной разведки, руководство которой было возложено на генерал-адъютанта, генерал-лейтенанта Графа Александра Ивановича Чернышёва (1785-1857), в феврале 1827 года назначенного товарищем управляющего Главным штабом Его Императорского Величества. В 1826 году деятельность русской агентуры в европейских странах, направляемая Особой канцелярией при военном министре, значительно активизировалась. При этом военные агенты и нелегалы не только занимались сбором информации о странах пребывания, но и направляли общественное мнение в европейских столицах на поддержку греческих патриотов, а также осуществляли набор волонтеров, сбор средств, закупку оружия, боеприпасов, снаряжения для отправки их в Грецию. Благодаря их стараниям в Европе сложилось яркое впечатление о варварстве османских орд, совершающих кровавые злодеяния против свободолюбивых эллинов, страдающих за христианскую веру. В результате количество европейцев, отправляющихся сражаться за свободу греческого народа и христианскую веру неуклонно росло, а финансовые пожертвования постоянно увеличивались.

Падение Мессолонги 13 (25) апреля 1826 года, и последовавшая при этом кровавая расправа над жителями города получили сильнейший резонанс и в России. Зверства турок и горькая судьба братского православного греческого народа (с неофициальной санкции правительства) в подробностях освещелись в российской прессе и бурно обсуждались в различных кругах. Многие видные представители русской элиты высказывались за немедленное вмешательство Российской Империи и объявления войны Оттоманской Порте. Воинственные настроения охватили все слои общества, что позволило на время отвлечь внимание от насущных российских проблем (включая процессы над заговорщиками) и обеспечить благожелательное восприятие подготовительных к войне мероприятий, в том числе проведение усиленных рекрутских наборов, а также введение ограничений на выезд за рубеж и вывоз денежных средств. В тоже время сотни русских офицеров, представителей интеллигенции, разночинцев и простых крестьян изъявили желание отправиться в Грецию, чтоб оказать помощь воюющим грекам.

Формирование греческих войск в России

24 апреля (6 мая) 1826 года (День памяти святого великомученика Георгия Победоносца) в соответствии с секретным указом императора Николая I в Одессе из офицеров и нижних чинов русской армии греческого происхождения (официально уволенных с военной службы), а также греков, проживавших на территории Новороссии, изъявивших желание принять участие в Греческой освободительной войне, создан «Греческий легион» (греч. Ελληνική Λεγεώνα). Командиром легиона назначен генерал-майор Николай Георгиевич Маврос (1781-1868). К октябрю 1826 года численность легиона достигла 4 тыс. человек.

Предполагалось, что легион будет действовать на Дунайском театре военных действий, но в связи со сложившейся обстановкой батальоны легиона были передислоцированы в Ригу, где погружены на корабли, перевезены морем вокруг всей Европы. В октябре 1827 года «Греческий легион» высадился в Пелопонессе, став основой регулярной армии Греческого государства.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

«Греческий легион»

С началом турецкой войны 14 апреля 1828 года командование Дунайской армии столкнулось с массовым стремлением балканских хрестиан принять участие в военных действиях против своих многовековых угнетателей. Повелением императора Николая I были созданы греческий, болгарский и сербский легионы.

Первоначально «Греческий легион» II формирования был создан на основе греческого Балаклавского батальона (с началом войны развернутого в Греческий полк) в составе четырех пеших батальонов, двух конных сотен и артиллерийской роты (всего 6 тыс.) под командованием командира Балаклавского греческого батальона генерал-майора греческого происхождения Феодосия Ревелиоти (греч. Θεοδόσιος Δ. Ρεβελιώτης, 1771-1856). К завершению военных действий численность легиона возросла до 15 тыс., и он был переименован в «Греческий корпус» (греч. Ελληνικό Σώμα), в составе трех пеших бригад (по четыре батальона), конной бригады (четыре пятисотенных конных полка), под командованием полковника Георгия Матвеевича Кантакузена (1886-1857), и легкой артиллерийской бригады (3 легких артиллерийских роты) под командованием полковника Ликурга Ламбровича Качиони (1790-1863). В сентябре 1829 года кораблями Средиземноморской эскадры корпус был перевезен из Энеза в Беотию, где продолжил военные действия на завершающем этапе Греческой войны за независимость.

Именно войска этих греческих командиров, ранее состоявших на русской службе, стали основой создания регулярной греческой армии. После того, как британцы Кокрейн и Черч, француз Фавье полностью дискредитировали себя в глазах греков, инициатива полностью перешла к русским.

Создание греческой эскадры в России

Греческое государство для войны на море имело достаточно многочисленный флот, состоящий из вооруженных торговых кораблей. Греческие морские командиры активно реализовывали тактику крейсерской войны, а против линейных кораблей и фрегатов турецко-османского флота успешно применяли брандеры. Тем не менее, для завоевания господства на море греческому флоту на доставало больших боевых кораблей специальной постройки. Учтя негативный опыт строительства военных кораблей в САСШ, контр-адмирал Константин Юрьевич Патаниоти подал на высочайшее имя записку, с предложением на средства, собранные Греческим комитетом на государственных и частных верфях построить для Греции несколько кораблей классов фрегат и корвет. Император Николай I поддержал инициативу адмирала. Было принято решение построить на Охтинской верфи два фрегата типа «Спешный» (по 180 тыс. рублей серебром) и на частных верфях в Великом княжестве Финляндском четыре корвета типа «Гремящий» (по 75 тыс. рублей серебром).

В июне 1826 года на Охтинской верфи под руководством корабельного инженера Стокке Вениамина Фомича (1770-1837) были заложены два фрегата, получившие названия «Александр Великий» (греч. Μέγας Αλέξανδρος) и «Константин Великий» (греч. Μέγας Κωνσταντίνος). На Улеаборгской верфи в Або и Бьёрнеборгской верфи в Гельсингфорсе были заложены корветы «Ахиллес» (греч. Αχιλλέας), «Геракл» (греч. Ηρακλής), «Одиссей» (греч. Ὀδυσσεύς), «Персей» (греч. Περσεύς), общее руководство строительством которых было возложено на Александра Андреевича Попова (1788-1859), который 22 декабря 1826 года был произведён в штабс-капитаны и назначен корабельным инженером Балтийского флота. Строительством кораблей интересовался лично государь император, поэтому благодаря неустанной деятельности руководства работ, заинтересованности кораблестроителей в оказании помощи воющей Греции, своевременной поставке вооружения и материалов (иногда даже за счет строительства кораблей для русского флота), корабли были построены в кратчайшие сроки. «Александр Великий» был спущен на воду в мае 1827 года и готов к походу в июне того же года. «Константин Великий» был спущен на воду двумя неделями позже, но готов уже к 1 июня 1827 года. Финские корабелы, стремясь зарекомендовать себя с лучшей стороны, дабы в дальнейшем получать заказы от государства на строительство военных кораблей, построили корветы с отличным качеством за восемь месяцев, в феврале 1827 года.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Александр Карлович Беггров «Фрегат Меркурий»

44-пушечный трёхмачтовый парусный фрегат Российского Императорского Флота «Патрикий» типа «Спешный» заложен 6 (18) февраля 1818 года на Соломбальской верфи. Строительство осуществлялось корабельным мастером Андреем Михайловичем Курочкиным. Спущен на воду 19 (31) июля 1819 года при личном присутствии императора Александра I. Основные характеристики: водоизмещение – около 1950 т; длина по верхней палубе – 48,6 м; ширина по мидель-шпангоуту – 12,7 м; осадка – 3,9 м. Вооружение – 44 24-фн орудия. Экипаж – 340/430 человек. В 1820 году в составе отряда перешел из Архангельска в Кронштадт и вошел в состав Балтийского флота. В 1823 и 1825 годах находился в практических плаваниях в Балтийском море. В реальной истории в 1826 в составе эскадры адмирала Р.В. Кроуна ходил в практическое плавание в Северное море до Доггер-банки. Выведен из состава флота и разобран в Кронштадте в 1829 году.

44-пушечный трёхмачтовый парусный фрегат Российского Императорского Флота «Меркурий» типа «Спешный» заложен 31 июля (12 августа) 1819 года на Соломбальской верфи. Строительство осуществлялось корабельным мастером Андреем Михайловичем Курочкиным. Спущен на воду 31 мая (12 июня) 1820 года. Основные характеристики (аналогичны фрегату «Патрикий»). В 1820 году в составе отряда перешел из Архангельска в Кронштадт и вошел в состав Балтийского флота. В 1823 и 1824 годах находился в практических плаваниях в Балтийском море. 7 (19) ноября 1824 года во время наводнения «Меркурий» стоял в Военной гавани Кронштадта, но был сорван с якоря и отнесён на отмель к Северной стенке. С отмели фрегат был снят только 8 (20) июля 1825 года. В реальной истории 10 (22) июня 1827 года с эскадрой адмирала Сенявина фрегат вышел из Кронштадта, зашёл в Ревель, Копенгаген и 28 июля (9 августа) прибыл в Портсмут. После того, как эскадра контр-адмирала графа Л.П. Гейдена ушла в Средиземное море, 12 (24) августа эскадра Д.Н. Сенявина, в составе которой находился «Меркурий», вышла из Портсмута и 13 (25) сентября, прибыла в Кронштадт. В 1828 году в составе эскадры адмирала Д.Н. Сенявина, находился в практическом плавании в Балтийском море до бухты Кёге. Выведен из состава флота и разобран в Кронштадте в 1829 году.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Корвет типа «Гремящий» под флагом вспомогательных судов Российского Императорского Флота

24-пушечный трёхмачтовый парусный бомбардирский корвет Российского Императорского Флота «Гремящий» заложен на Охтенской верфи 11 (23) августа 1821 года и после спуска на воду 30 июня (12 июля) 1822 года вошёл в состав Балтийского флота. Строительство совместно вели корабельные мастера Вениамин Фомич Стокке и Александр Андреевич Попов. Во время шторма и наводнения 7 (19) ноября 1824 года был сорван с якоря и отнесен к северной стенке Военной гавани Кронштадта, где выброшен на мель. 14 декабря был снят с мели. С октября 1826 года по май 1827 года подвергся тимберовке в Кронштадте. 2 (14) июня 1827 года принял участие в Императорском смотре эскадры адмирала Д.Н. Сенявина на Кронштадтском рейде. 22 июня вышел из Кронштадта в составе отряда капитана 1-го ранга И.Н. Бутакова и, прибыв в Портсмут, присоединился к эскадре Д.Н. Сенявина. 8 (20) августа в составе эскадры контр-адмирала графа Л.П. Гейдена ушёл из Портсмута по маршруту мыс Лизард – Гибралтар – Палермо – Мессина. 1 (13) октября, соединившись в районе острова Занте, с английской и французской эскадрами, эскадра взяла курс на Наваринскую бухту. 3-12 (15-22) октября корвет находился в крейсерстве у входа в Наваринскую бухту, при этом 8 (20) октября во время сражения блокировал выход из неё. 12 (24) октября, войдя в Наваринскую бухту, присоединился к эскадре Л.П. Гейдена и на следующий день вместе с ней ушёл из Наварина в Ла-Валлетту, куда прибыл к 27 октября (8 ноября). В феврале и марте 1828 года ходил в Неаполь, а к 17 (29) марта вернулся в Ла-Валлетту с Георгиевским флагом для корабля «Азов», присланным с курьером из России. 3 апреля в составе эскадры ушёл с Мальты в Архипелаг для блокады пролива Дарданеллы. В июне ходил в Ла-Валлетту за жалованьем для моряков эскадры. 7 августа вновь пришел в Ла-Валлетту и встал на ремонт. С октября по ноябрь 1828 года выходил в крейсерство в Средиземное море. В 1829 году корвет ушёл в Кронштадт, где был разобран в 1830 году.

Тем временем, в Кронштадте был учрежден 48-й отдельный флотский экипаж, в который были переведены офицеры и нижние чины русского флота греческого происхождения, а также зачислены греки, чины судовых команд торговых кораблей, изъявившие желание поступить на службу в греческий военный флот. К экипажу были приписаны однотипные строящимся корабли: фрегаты «Меркурий» и «Патрикий», корвет «Гремящий», на которых будущие греческие моряки проходили обучение. Командиром экипажа и одновременно отряда кораблей был назначен Михаил Николаевич Кумани (греч. Μιχαήλ Κουμάνης; 1770-1865) с присвоением чина контр-адмирала.

2 (14) июня 1827 года во время Императорского смотра эскадры адмирала Д.Н. Сенявина (1763-1831) на Кронштадтском рейде Николаю I был представлен отряд кораблей под командованием контр-адмирала Кумани, предназначенный для включения в состав греческого флота. Государь остался доволен как качеством постройки кораблей, так и подготовкой команд. Но, полагая состав отряда недостаточным, повелел включить в его состав два фрегата Балтийского флота, «Меркурий» и «Патрикий». Адмирал Д.Н. Сенявин выразил свое несогласие, но государь был непреклонен: «Если для балтийской эскадры это только два малых корабля, для греков – половина ударного флота».

10 (22) июня 1827 года Греческий отряд в составе четырех фрегатов типа «Спешный»: «Александр Великий», капитан-лейтенант Захар Андреевич Аркас (1793-1866); «Константин Великий», капитан-лейтенант Христофор Анастасьевич Метакса (1892-1852); «Меркурий», капитан-лейтенант Константин Александрович Герамуцо (1893-1853); «Патрикий», капитан-лейтенант Петр Петрович Алексиани (1891-1855); четырех корветов типа «Гремящий»: «Ахиллес», «Геракл», «Одиссей», «Персей»; восьми транспортов с чинами «Греческого легиона». Проследовав со стоянками в Бресте (Франция), Кадисе (Испания), Палермо (Сицилия), 22 октября 1827 года отряд кораблей вошел в порт и столицу греческого государства Нафплион (Греция). Корабли следовали под флагами вспомогательных судов Российского Императорского Флота, якобы для обеспечения действий эскадры под командованием контр-адмирала Гейдена, прибывшей на Средиземное море в соответствии с Лондонской конвенцией от 6 июля 1827 года, и только перед вступлением в греческие воды подняли флаги военного флота Греции, став его первой эскадрой. Теперь морская обстановка в Эгейском море диаметрально изменилась.

Правительство Каподистрии (Κυβέρνηση Καποδίστρια)

Избрание Иоанниса Каподистриаса губернатором Греческого государства

В марте 1827 года третье национальное собрание в Тройзине сформулировало Политическую Конституцию Греции, согласно которой Грецией будет управлять исполнительный (законопослушный) орган, состоящий из одного человека, получившего наименование «Губернатор Греции» (греч. Κυβερνήτης της Ελλάδας). 30 марта 1827 года собрание избрало на семилетний срок первого губернатора Греции, греческого государства, как его называли, Иоанниса Каподистриаса, определив при этом, что до его прибытия страной будет управлять антиправительственный комитет (греч. Αντικυβερνητική Επιτροπή), созданный Георгием Мавромихалисом, Ганнулисом Накосом и Маркосом Милаэтесом. Тем временем на основании Лондонского договора, подписанного между Великими державами того времени 6 июля 1827 года, было создано автономное вассальное государство Греция.

Идея пригласить Каподистрию на пост губернатора Греции была впервые сформулирована Александросом Маврокордатосом в его письме от 27 октября 1821 года Димитриосу Ипсилантису. Ипсилантис также подписал приглашение от Каподистрии в 1822 году и Петробе в 1824 году. Важную роль в призыве Каподистрии в Грецию сыграл Теодорос Колокотронис, лидер английской партии. Изначально он был против его избрания, но впоследствии изменил свое мнение, и именно он получил одобрение английского посланника Гамильтона, который также получил согласие Стратфорда Каннинга. Тем не менее его избрание было расценено как поражение английской внешней политики и победа России. Поэтому между Каподистрией и Англией существовало взаимное недоверие.

Прежде чем принять сделанное ему предложение, Граф Иоанн Каподистрия 11 апреля 1827 года посетил Санкт-Петербург, где встретился с российским императором Николаем I и представил свой план раздела европейской территории Османской империи. На территории Румелии (европейской части Османской империи) Каподистрия предлагал создать пять независимых государств: 1) княжество Дакия – из Молдавии и Валахии; 2) королевство Сербия – из Сербии, Боснии и Болгарии; 3) королевство Македония – из Фракии, Македонии и нескольких островов: Пропонтиды, Самофракии, Имброса, Тазоса; 4) королевство Эпир – из верхней и нижней Албании; 5) королевство Греческое, на юге Балканского полуострова от реки и города Арты. Константинополь он предполагал объявить вольным городом и центром конфедерации, которую должны были составить из себя означенные пять государств. Границы государств, предложенные Каподистрией, в целом соответствовали ареалу проживания эллиниских и славянских этносов на территории Балканского полуострова, но при этом не учитывалось то, что европейское и азиатское побережъе Эгейского моря, в том числе в Македонии, Фракии и Анатолии также было населено греками. Проект на тот исторический период был наиболее реалистичен, так как Каподистрия отдавал себе отчет в том, что контролировать Константинополь, проливы Босфор и Дарданеллы, побережъе двух морей в настоящее время Греция не сможет.

Граф безусловно согласился что формой правления воссоздаваемого греческого государства должна стать монархия, но выразил сомнение, что «великие державы» согласятся с избранием на греческий престол родного брата российского императора Великого князя Михаила Павловича (1798-1849). Он предложил закрепить в конституции греческого королевства [Греческое название Βασίλειον τῆς Ἑλλάδος на европейские языки принято переводить как «Королевство Греция», но для государства, основной религией которого является православие (Вероисповедание христианского греческого обряда), на русский язык более правильным является перевод «Царство Греция»] положение о том, что монарх, его супруга и наследники обязательно должны исповедывать православие (греч. Ορθοδοξία).

Со своей стороны, император Николай I посвятил графа в план предстоящих военных действий против Оттоманской Порты, подготовка к которым шла полным ходом. В результате войны как минимум Дунайские княжества, Сербия и Греция должны были получить независимость, а Болгария и Македония – получить государственность и автономию в составе Османской империи. При победном исходе войны и благоприятной дипломатической обстановке все христианские народы должны были быть избавлены от османского ига, а Константинополь вновь стать христианским городом. При этом успешному наступлению русских армий на Дунайском театре военных действий могло бы содействовать возобновление активных боевых действий греческих войск. Для этого в Грецию планировалось переправить сформированный в России «Греческий легион» и отряд кораблей, строительство которых заканчивалось на русских верфях.

Таким образом, одним из первых шагов губернатора греческого государства были бы желательны реорганизация армии и флота, а также возобновление боевых действий. Для финансирования первоочередных мероприятий Каподистрия получил переводные векселя на получение во французских банках 10 млн. франков (3.747.000 рублей), как собранных Греческим комитетом России, так и выделенных из российского бюджета [В реальной истории Николай I передал графу Каподистрии 3.750.000 французских франков]. Император Николай I и граф Иоанн Каподистрия обсудили и другие планы совместных действий. После этого И.А. Каподистрия получил официальную отставку от русской службы, передал дела по управлению Греческим комитетом генерал-майору П.Е. Бенардосу и 30 апреля 1827 года на фрегате Балтийского флота «Вестовой» отправился в Европу.

15 мая 1827 года граф Каподистрия прибыл в Лондон, где встретился с министром иностранных дел Великобритании Джорджем Каннингом (англ. George Canning, 1770-1827). Британский глава внешнеполитического ведомства дал понять губернатору Греции, что Англия не примет никаких попыток Каподистрии расширить границы нового государства, и он должен будет довольствоваться автономией, а не независимостью и границами, определенными линией Ахелос – Малиакос, а также дистанцироваться от внешней политики России в качестве ее бывшего министра иностранных дел.

В Париже греческого губернатора ожидал более теплый прием. 28 мая 1827 года граф Каподистрия был принят министром иностранных дел Франции генералом Анж-Иасинт-Максансем де Дама де Кормайоном, бароном де Дама (франц. Ange Hyacinthe Maxence de Damas de Cormaillon, baron de Damas, 1785-1862), которого он знал еще как генерал-лейтенанта русской армии Максима Ивановича де Дамаса со времен наполеоновских войн. Военный министр Франции генерал Эме-Мари-Гаспар, граф де Клермон-Тоннер (франц. Aimé Marie Gaspard de Clermont-Tonnerre, 1779-1865) также оказал греческому губернатору всемерную поддержку. Это было обусловлено тем, что граф де Клермон в это время готовил алжирскую экспедицию (которая была осуществлена в 1830 году) и был заинтересован в максимальном ослаблении Османской империи.

Во Франции Каподистрия провел более месяца: встретился с представителями филэллинского комитета в Париже; согласовал французские поставки оружия, боеприпасов, обмундирования и снаряжения для формирования регулярных греческих войск; договорился о формировании греческих частей во Франции и доставке их в Грецию; определил статус пребывания французских офицеров-филэллинов в греческой армии. Наиболее проблемным вопросом стало пребывание десятков французских офицеров-бонапартистов в египетской армии и флоте хедива Мухаммеда Али. Государственные деятели Французского Королевства проявили отрицательное отношение к ним и заверили греческого губернатора в отсутствии какой-либо поддержки в отношении их со стороны французского правительства.

11 июля 1827 года в Тулоне Иоанн Каподистрия, со своим эскортом (секретари Бито и Бетан, Стаматис Вульгарис, Иоаннис Домполис и слуга по имени Бруно) и сотней гвардейцев под командованием капитана Иоанниса Димисианоса, поднялся на борт фрегата Vestale, с разрешения французского правительства на средства Парижского филэлинского комитета приобретенный для греческого флота, и отплыл на Мальту. Фрегатом командовал французский капитан Луи Роше, команда состояла как из французов-филэллинов, так и греческих моряков, проживавших во Франции или ходивших на французских кораблях. Для избежания недоразумений до прибытия в греческие воды корабль продолжал следовать под французским королевским флагом.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Фрегат «Весталка» (франц. Vestale, греч. Παρθένος)

58-пушечный французский фрегат второго класса с 24-фунтовым вооружением Vestale построен по проекту Пола Филхона 1820 года в Рошфоре. Спущен на воду 6 мая 1822 года. В реальной истории выведен из состава флота 26 мая 1831 года. Вооружение: 30 24-фунтовых и 2 18-фунтовых орудий, 26 36-фунтовых карронад.

На Мальту Иоанн Каподистрия прибыл 27 июля, где встретился с адмиралом Кодрингтоном, чтобы проинформировать его о настроениях в Англии и Франции. Кодрингтон заявил ему, что его интересуют только интересы его страны. Каподистрия пробыл несколько дней на острове в гостях у хиосского купца Александроса Контоставлоса. В Валетте Каподистрия встретился с вновь назначенным русским военным агентом в Греческом государстве полковником Михаилом Петровичем Бутурлиным, который имел тайное поручение по поддержанию взаимодействия греческих армии и флота со Средиземноморской эскадрой Балтийского флота и Дунайской армией с прибытием их на театр военных действий. От полковника Бутурлина Каподистрия узнал о походе Греческого отряда кораблей и конвоя с батальонами «Греческого легиона».

10 августа 1827 года на фрегате «Весталка» (франц. Vestale, греч. Παρθένος) в сопровождении еще трех военных кораблей, британского фрегата HMS Cambrian, французского фрегата Syrène и российского фрегата «Вестовой» отплыл на Корфу. Прибыв в порт Керкира 20 августа 1827 года, после консультаций с англичанами Иоанн Каподистрия отправится поклониться могилам своих предков, и уже после этого отправился непосредственно в Грецию.

[В реальной истории Иоанн Каподистрия прибыл в Лондон в неудачный момент, так как на следующий день после его прибытия 8 августа 1827 года был похоронен министр иностранных дел Джордж Каннинг. Прием, оказанный ему там, был, по крайней мере, холодным. Затем после короткого пребывания в Париже, где его тепло приняли, он отбыл в Анкону, куда прибыл 8 ноября 1827 года. Там его должен был принять английский корабль, чтобы доставить в Грецию. Но он оставался там в течение 49 дней, а затем 26 декабря, на корвете британского флота HMS Wolf Каподистрия со своим эскортом (секретари Бито и Бетан, Стаматис Вульгарис, Иоаннис Домполис и слуга по имени Бруно) отплыл на Корфу, где после консультаций с англичанами отправится поклониться могилам своих предков. Однако у Корфу в нарушение соглашения Каподистрия был вынужден пересесть на английский военный корабль HMS Warspite, который 11 января 1829 года доставил его на Мальту, где он встретился с адмиралом Кодрингтоном, чтобы проинформировать его о настроениях в Англии, которая тем временем, после смерти Каннинга, перешла на менее филоэлинские позиции. Кодрингтон заявил ему, что его интересуют только интересы его страны. Каподистрия пробыл несколько дней на острове в гостях у хиосского купца Александроса Контоставлоса и 14 января 1828 года отплыл в Грецию на вышеупомянутом британском военном корабле в сопровождении еще двух военных кораблей, одного французского и одного российского. Это своеобразное поведение англичан по отношению к правителю Греции было призвано дать понять, что Англия не примет никаких попыток Каподистрии расширить границы нового государства, и он должен будет довольствоваться тем, что определено Договором от 6 июля, а именно автономией, а не независимостью и границами, определенными линией Ахелос – Малиакос, а также дистанцироваться от внешней политики России в качестве ее бывшего министра иностранных дел. Из-за морского шторма он 20 января 1828 года отплыл сначала в Нафплион (а не в свой первоначальный пункт назначения, Эгину). 23 января его корабль отправился на Эгину, в порту которой он бросил якорь в 7 часов пополудни. Его первая встреча с членами антиправительственного комитета состоялась на борту в тот же вечер].

Из-за морского шторма Иоанн Каподистрия прибыл сначала в Нафплион (а не в свой первоначальный пункт назначения, Эгину) 20 августа 1827 года. В это время вокруг Нафплион происходила гражданская война между генералами Теодоракисом Гривасом из Паламиди и Иоаннисом Страту из Акронафплии. Первым действием Каподистрия на посту губернатора было отдание им приказа прекратить междуусобицу, что они и сделали, пообещав «сохранять спокойствие и добродушие в своих гарнизонах и на месте». Николаос Касомулис в своих воспоминаниях так описал реакцию на прибытие Иоанниса Каподистриаса в Грецию:

«Ночь 20 августа в Нафплионе была наполнена радостью всего народа и меланхолией лишь нескольких аристократов. […] В тот вечер, все приветствовали его со слезами радости. […] Боже, что вспомнить и написать… Как нарисовать настроение того часа. Один бегал здесь, другой там, третий прыгал, четвертый танцевал. Улицы ликовали. […] Люди украсили дома мирсиной и лавром, и приготовили угощение. Подготовив все для церемонии приема губернатора, здание парламента, духовенство, антиправительственный комитет с министрами и людьми всех рангов, мужчинами, женщинами, маленькими детьми побежали в сад, где должен был высадиться губернатор. […] Как только он ступил на землю, тутже был окружен людьми…».

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Нафплион (греч. ΝαύΠλιο)

23 августа его корабль отправился на Эгину, первую столицу Греческого государства, в порту которой он бросил якорь в 7 часов пополудни. Его первая встреча с членами антиправительственного комитета состоялась на борту в тот же вечер.

Торжественная церемония приема греческого губернатора состоялась на следующий день, 24 августа 1827 года. В доксологии, которая последовала в нынешней столичной церкви Эгины (большая церковь, как тогда ее называли жители), к нему обратился иерарх Феофилос Кайрис с речью-памятником. Было решено, что Нафплион станет столицей греческого государства и резиденцией правительства. Ко времени его прибытия почти весь Пелопоннес и Центральная Греция снова оказались в руках османов и египтян, в то время как между греками продолжалась гражданская борьба.

26 августа 1827 года Антиправительственный комитет официально подал в отставку, а 27 августа губернатор провел свою первую официальную встречу с Законодательным органом (Палатой третьего национального собрания). Чтобы всесторонне проинформировать нового главу Греческого государства специально уполномоченный комитет Палаты представил ему краткое изложение своей работы, а также меморандум с нерешенными вопросами. На том же заседании И. Каподистрия попросил в качестве необходимого изменения для выполнения своей правительственной работы изменить некоторые положения Конституции и, в частности, распустить сам законодательный орган. Парламент на заседании 30 августа 1827 года принял предложения Каподистрии и постановил: распустить Палату третьего национального собрания; создать консультативный и совещательный орган при губернаторе – Всегреческий совет (греч. Πανελλήνιον – «Панэлленьон»); сформировать Сенат (греч. Γερουσίας); упразднить секретариаты и создать единый Государственный секретариат (греч. Γραμματείας της Επικράτειας – Секретариат территории).

Государственные органы Греческого государства (даты приведены по Юлианскому календарю):

1. Государственный секретарь (Секретарь территории): Спиридон Трикупис (23 августа 1828 года – 5 февраля 1829 года), его сменил Николаос Спилиадис (5 февраля 1829 года – 10 декабря 1831 года).

2. Секретари (Министры):

а) Секретарь иностранных дел и торгового флота: Спиридон Трикупис (5 февраля 1829 года – 12 сентября 1829 года), Яковос Риццо Нерулос (12 сентября 1829 года – 8 июля 1831 года), Георгиос Гларакис (8 июля 1831 года – 8 апреля 1832 года);

б) Юридический секретарь: Иоаннис Геннатас (12 сентября 1829 – 17 ноября 1830 года), Виарос Каподистриас (17 ноября 1830 года – 27 марта 1831 года), Георгиос Геннатас (27 марта 1831 года – 26 июля 1831 года), Микелос Сикелианос (26 июля 1831 года – 30 апреля 1832 года);

в) Секретарь народного образования и духовенства: Николаос Хрисогелос (12 сентября 1829 года – 4 февраля 1831 года), Виарос Каподистриас (4 февраля 1831 года – 27 марта 1831 года), Николаос Хрисогелос (27 марта 1831 года – 30 апреля 1832 года);

г) Секретарь по военным и морским делам: Виарос Каподистрия (5 октября 1829 года – 1 апреля 1830 года). Секретариат по военным и морским делам был упразднен 1 апреля 1830 года;

д) Военный секретарь: Панайотис Родиос (1 апреля 1830 года – 14 апреля 1832 года);

е) Морской секретарь: Виарос Каподистрия (1 апреля 1830 года – 27 июля 1831 года), Георгиос Гларакис (27 июля 1831 года – 14 апреля 1832 года).

3. Комитет экономики из трех членов (7 февраля 1828 года – 29 марта 1829 года): президент – Георгиос Кунтуриотис, члены – Александрос Контоставлос и Георгиос Ставрус.

4. Всегреческий совет «Панэлленьон» (28 января 1828 года – май 1829 года), Консультативно-совещательный орган, состоящий из 27 членов, действовал на промежуточном этапе с момента прекращения парламентской деятельности 1827 года и до образования Национального собрания. Его функция ограничивалась разработкой правительственных постановлений и их легализацией путем ратификации органом. Панэлленьон был разделен на 3 департамента, председателями которых являлись: Экономический Департамент – Георгиос Кунтуриотис; Департамент Внутренних Дел – Андреас Заимис; Департамент Полемики – Петрос Мавромихалис

5. Сенат (май 1827 года – январь 1833 года) был учрежден Четвертым Национальным собранием сразу после упразднения Панэлленьона в мае 1827 года. Однако детали его функционирования были определены резолюцией от 8 сентября 1829 года, в то время как сенаторы были приведены к присяге 26 октября 1829 года. Он также состоял из 27 членов, основной задачей которых было изучение и ратификация или непринятие решений, касающихся вопросов Конституции и государственных институтов в целом. Председатели Сената: Георгиос Сисинис (12 сентября 1829 года – 15 июня 1830 года), Димитриос Цамадос (15 июня 1830 – 25 января 1833).

7 сентября 1827 года состоялась официальная церемония вступления в должность губернатора. Генеральный эфемерид Греции (греч. Γενική Εφημερίς της Ελλάδος) описал церемонию приведения к присяге следующим образом:

«Прежде чем наступило 10 часов дня, было сделаны все приготовлениям для этой церемонии. Дорога, которая вела от дома губернатора к церкви метрополии, где должна была состояться клятва, была усеяна оливковыми ветвями. Когда наступило назначенное время, губернатор в сопровождении уже избранных членов Всенародного собрания и государственного секретаря прибыл в столицу с надлежащим порядком среди множества людей. Процессию возглавили дети межпредметной школы с флагом и оливковыми ветвями в руках, затем два греческих флага и военный оркестр. У Храма были выстроены роты гвардейцев и моряков. Когда процессия достигла Храма, сначала Святым духовенством была совершена обычная молитва… Затем губернатор встал перед лицом митрополита, держа в руке Святое Евангелие, и поднял правую руку с резолюцией, содержащей клятву. Потом члены Всегреческого совета с Государственным секретарем были приведены к присяге таким же образом… Клятва была исполнена, Богу была воздана небольшая хвала, а вместе с ней, и обычная мольба в пользу трех правителей защитников Греции. На эту мольбу город сделал двадцать один поклон. После этого была сделана еще одна мольба в пользу губернатора графа Каподистрии и нового правительства Греции, и греческий, французский, английский и русский корабли в порту подняли греческий флаг. Пандемос совершил эту церемонию под частые возгласы народа «да здравствует наш губернатор», и Его превосходительство вернулся домой с той же процессией, с которой пришел в Храм. Этот день был днем общей радости и ликования и считается одним из самых торжественных дней Греции для создания нового правительства…».

Внутренняя политика Иоанниса Каподистриаса

С приходом к власти Каподистрии пришлось иметь дело с вражескими войсками, пиратством, несуществующими институтами, роспуском армии, гражданскими беспорядками, а также неудовлетворительным экономическим положением страны.

Одним из главных условий, которые он поставил для принятия на себя руководства вновь созданным греческим государством, поскольку он сам был приверженцем доктрины просвещенного деспотизма, было приостановление действия Конституции и роспуск парламента. Вместо парламента он создал Всегреческий совет («Панэлленьон»), консультативный орган, состоящий из 27 членов, и Сената, в то время как управление взял на себя Государственный секретариат, которым он руководил лично. Будучи губернатором, Каподистрия отказался принимать жалованье, а также отказался от денежной компенсации от царя, чтобы его противники не обвинили его в пристрастии к России, в то время как он распоряжался всем своим имуществом в государственных целях.

Одним из первых шагов Каподистрии было ликвидация пиратства, задача, успешно выполненная Андреасом Мяулисом. Он также разделил страну на административные районы, в которые были назначены управляющие. Губернатор также проявил большую заботу о создании судебной системы, разработал Гражданский процессуальный кодекс, временно приняв византийский кодекс Арменопулоса.

В экономике Каподистрия проявил особый интерес к сельскому хозяйству, основному источнику богатства Греции. Он основал сельскохозяйственную школу в Тиринфе (директором которой стал Танасис Вагиас) и поощрял выращивание картофеля, для чего в предыдущие годы уже были приняты некоторые меры. В проблеме распределения национальных земель Каподистрия не смог найти решения, и поэтому миллионы акров остались у крупных владельцев (коцабасидов и церкви). Он основал национальный монетный двор и установил «феникс» в качестве национальной валюты, заменив турецкий гросси. Кроме того, пытаясь укрепить греческую экономику, Каподистрия основал Национальный банк, с начальным капиталом в 15 млн. французских франков, в том числе 10 млн. предоставленных Россией и 5 млн. субсидированных Францией. Его вклад в торговлю был также значительным, поскольку он предоставил островитянам кредиты на покупку кораблей и строительство верфей в Поросе и Нафплионе. Он также позаботился о восстановлении и реконструкции разрушенных греческих городов, таких как Нафплион, Аргос, Мессолонги и Патры, куда он направил архитектора Корфиота Стаматиса Вульгариса. В октябре 1829 года он основал первый археологический музей на Эгине.

В сфере образования, он построил новые школы, внедрил метод межобразовательной школы, основал церковную школу в Поросе, а также детский дом на Эгине для детей, родители которых погибли на войне. Однако он стал создавать университет, так как считал, что должны состояться первые выпуски учебных заведений среднего образования.

Каподистрия взял на себя обязательство провести выборы в апреле 1828 года, но затем неоднократно откладывал их из-за хаотичной ситуации, сложившейся во внутренних районах страны. Когда выборы были проведены, Каподистрия был избран в 36 округах. Против него были выдвинуты обвинения в фальсификации, что вызвало гнев его соратников. По этой причине Спиридон Трикупис, подал в отставку с поста полномочного представителя и отбыл в Гидру. Каподистрия основал греческую и французскую типографию на Эгине, но оппозиционная пресса подвергалась судебным преследованиям. Типичными примерами являются дела газет independent, Eos и Apollo, которые были либо закрыты из-за антиправительственных позиций, либо их издатели подверглись судебному преследованию. Критике подверглось также назначение на руководящие должности двух его братьев Виаруса и Августина.

Ликвидация пиратства

Приняв правление государством, Каподистрия ещё до прибытия в Грецию встретился с вице-адмиралом Кодрингтоном, на его флагмане, на Мальте. Вопрос пиратства был представлен как первоочередной важности для британского правительства. За десять месяцев 1827 года было разграблено 90 нейтральных судов (31 австрийское, 18 английских, 4 ионических, 11 французских, 9 сардинских, 7 русских, 4 шведских, 4 американских, 1 неаполитанское и 1 голландское). Похищенные с этих судов грузы оценивались в огромную по тем временам сумму – 24 млн. пиастров, то есть около 2 млн. испанских талеров.

В большинстве своём торговые и банковские круги Европы, как и монархи Священного союза, не питали особых симпатий к Греческой революции. Пиратство давало им возможность представить греческую нацию как нацию пиратов.

Несмотря на то, что война ещё продолжалась, турецко-египетские войска всё ещё оставались на Пелопоннесе и перед страной стояли более серьёзные задачи, Каподистрия осознавал политическую важность решения проблемы пиратства и принял решение действовать незамедлительно. Всего лишь через неделю очаги пиратства были ликвидированы. На уничтожение северного очага пиратства была послана греческая эскадра, под командованием адмирала Миаулиса. Хотя у его земляков с Идры были возражения, адмирал подчинился приказу Каподистрии и вышел на флагманском фрегате «Эллас». Миаулис не стал вести с пиратами никаких переговоров. Из 80 пиратских судов всевозможных категорий, половина была потоплена. Из другой, захваченной, половины часть судов была послана на Хиос, где Фавье пытался отвоевать остров у турок. Суда с малой осадкой были посланы в Артский залив, для поддержки армии в попытке продвинуться в Эпире. Пиратский очаг на острове Грамвуса был ликвидирован англо-французской эскадрой под командованием англичанина Томаса Штайна.

Оппозиция правительству Каподистрии

Чтобы эффективно управлять новым государством в условиях тяжелой экономической и социальной ситуации, Каподистрия выступал за централизованную модель власти. Оппозицию Каподистрии составили отстраненные крупные землевладельцы (коцабасиды) и судовладельцы. Централизм, проявленный Каподистрией, который отстранил местные власти и назначил своих выдвиженцев, в том числе двух братьев, Августино и Виаро Каподистрия, на ключевые должности, привел его к конфликту с вышеупомянутыми группами. Политические оппоненты обвинили его в деспотизме, поскольку он не согласился представить конституционную хартию, откладывая проведение Национального собрания.

В ответ на возражения он настаивал на других приоритетах во внутренней политике, таких как ликвидация пиратства, создание школ (межобразовательных, технических) и распределение пахотных земель среди бедных безземельных крестьян. Он полагал что за счет образования и обеспечение ресурсами греки будут освобождены от рабства эксплуатации немногих и будут готовы в полной мере пользоваться политическими правами.

Центром антикаподистрийской борьбы стал остров Гидра, резиденция судовладельцев и, более конкретно, семьи Кунтуриотис, на стороне которой были Миаулис, Шахтури, Тобази, Кризидес. Основной причиной реакции судовладельцев стало их требование «без отсрочки» выплаты компенсации за большой ущерб и потери их судов во время революции. Сразу же признав справедливой просьбу, Каподистрия пообещал, что, как только финансы страны улучшатся, Гидра получит «свою долю в объеме, необходимом для справедливости». Гидра, однако, потребовала немедленной выплаты этих репараций, что было невозможно из-за неудовлетворительного финансового состояния государства. Кроме того, в Гидру бежали лидер английской партии Александрос Маврокордатос, а также Спиридон Трикупис, Анастасиос Полизоидис и Александр Сутсос, имея моральную поддержку франкофила Кораиса. Органом этой оппозиционной группы была газета «Аполлон Полизоидов». Франция и Англия, рассматривая Каподистрию как Филу, примыкающую к России, поощряли оппозиционеров.

Внешняя политика Иоанниса Каподистриаса

Иоанн Каподистрия, возглавивший Грецию летом 1827 года был опытным дипломатом. Основными направлениями своей внешней политики он полагал достижение полной независимости Греции от Османской империи и максимально возможное расширение территории греческого государства. Иоанн Капидострия предлагал «великим державам» включить в воссоздаваемое государство все греческие земли, принявшие участие в в восстани, включая Фессалию, Эпир, Центральную Грецию, Македонию и Крит. Через год после Наваринской битвы в сентябре 1828 года на острове Порос состоялась конференция, в которой приняли участие послы трех великих держав Великобритании, Франции и России, ставшие гарантами провозглашения независимости Греции. Целью конференции было очертить будущие границы греческого государства. Было принято решение предложить границу между городами Арта и Волос.

Первоначальное предложение включало часть Эпира и Фессалии. Послы трех держав впервые согласились включить Крит и Самос в состав нового греческого государства, что в конечном счете не было сделано из-за сопротивления британского правительства. В конечном итоге конференция ограничила поедлагаемую территорию Греции полуостровом Морея (Пелопоннес), Средней Грецией и островами Киклады, оставив вне пределов возрождаемого государства как северные земли, так и Крит и другие острова Архипелага. Во время конференции послов великих держав в Поросе Каподистриас вел переговоры с относительно конституционного статуса и границ нового греческого государства.

Русско-турецкая война, начавшаяся в апреле 1828 года, через 7 лет после начала Греческой революции, создала новые предпосылки и дала Каподистрии новые возможности. Но для их реализации было необходимо создать регулярную армию и возобновить военные действия. Тем временем, в 1828 году с помощью Франции Пелопоннес был очищен от войск Ибрагима, победой в битве при Петре в сентябре 1828 года, и последовавшим натуплением греческий суверенитет был обеспечен в центральной Греции.

Вопреки рекомендациям Поросской конференции между тремя великими державами (Великобританией, Францией и Россией) была достигнута договоренность, закрепленная Лондонским протоколом от 18 ноября 1828 года, которая устанавливала создание греческого государства, ограниченного Мореей (Пелопоннесом) и островами Киклады, с внутренней автономией под османским сюзеренитетом. Граница была скорректирована в меньшую для Греции сторону так, чтобы она проходила между устьем Ахелооса и городом Ламией. Таким образом Центральная Греция, Крит и другие острова, которые участвовали в греческом восстании или находились в то время под греческим контролем, оказывались вне территории создаваемого государства. Опасаясь, что англичане ограничат Грецию этой территорией, Каподистрия продолжил войну с Османской империей в центральной Греции. На призывы адмирала Малкольма и нового посла Докинза вывести греческие войска на Пелопоннес он отказался повиноваться. Каподистрия также поддержал кампании греческой армии и филэллинов на Хиосе и Крите. Новым соглашением между Великими державами (Британия, Франция и Россия), были внесены поправки в первый Лондонский протокол о создании греческого государства, с внутренней автономией под османским сюзеренитетом.

22 марта 1829 года министр иностранных дел Великобритании Джордж Гамильтон-Гордон, 4-й граф Абердин, посланник Франции Жюль де Полиньяк и России – Христофор фон Ливен, подписали второй Лондонский протокол, который в значительной степени принял рекомендации Поросской конференции. Согласно протоколу, Греция станет отдельным государством, пользующимся полной автономией под властью наследственного христианского принца, избираемого державами, но признающего сюзеренитет Османского султана и выплачивающего ежегодную дань в размере 1,5 миллиона турецких пиастров. Границы нового государства будут проходить по линии залив Арта на западе – Пагасетический залив на востоке, включая Пелопоннес и Континентальную Грецию, а также Киклады, но ни Крит, ни другие острова Эгейского моря, такие как Самос, которые сыграли важную роль в войне за независимость и все еще находились под контролем Греции, в состав нового государства не входили.

В 1829 году греческие войска в ходе «Северного похода» овладели территорией Фессалии и вступили в Эпир, под угрозой потери турками оказалась Македония, греческие десанты заняли острова Икария, Хиос и Самос, вели боевые действия с египетскими войсками на Кипре. Тем временем, 20 августа 1829 года русские войска вступили в Адрианополь, а 21 августа авангард русской армии продвинулся к Кирклиссу и Люле Бургасу, удар заносился над Константинополем. 14 сентября 1829 года в Адрианополе был подписан мирный договор, в соответствии с которым Оттоманская Порта согласилась на независимость Греции.

Встревоженная успехами Греции и России, Великобритания поспешила согласиться на линию границы Арта – Волос и, самое главное, на независимость. После переговоров 3 февраля 1830 года был подписан Лондонский протокол, признающий независимость Греции, который простирался бы к югу от пограничной линии, определяемой реками Ахелос и Сперхиос, оставляя Этолию и Акарнанию за пределами. Каподистрия положительно отнесся к согласию великих днржав на независимость, но отрицательно отреагировал на вопросы об эвакуации территорий греческой армией и вопрос об иностранном наследственном монархе. В сентябре 1831 года, согласно Новому Лондонскому протоколу, линия границы была навсегда изменена в интересах Греции.

Реорганизация греческой армии и флота

Организация военного управления в Греческом государстве

Непосредственно после прибытия губернатора Иоаниса Каподистриаса при ознакомлении с делами государства, секретарь (министр) финансов Лидорикис заявил Каподистрии «у нас нет не только денег, но и казны как таковой». В свою очередь, военный министр А. Влахопулос заявил «у нас нет армии, нет боеприпасов, нет ничего в том, что касается моего министерства». Кроме того, что армия испытывала недостаток во всём необходимом, она состояла из множества немногочисленных, разношёрстных и недисциплинированных отрядов. Командиры этих отрядов именовали себя «генералами» и часто не подчинялись указаниям правительства.

На момент прибытия Каподистрии повстанцы удерживали лишь несколько островов, Нафплион, восточный Пелопоннес, Мани, Элефсис и небольшой регион на западе Средней Греции. Иоанис Каподистриас для продолжения войны против турок, с тем чтобы Греция заняла как можно больше территорий, что в последующем было бы закреплено в будущих международных договорах и соглашениях, приступил к реорганизации вооруженных сил, постепенно превращая беспорядочные войска в регулярную армию и подчиняя флот юрисдикции правительства (до этого времени корабли были собственностью судовладельцев). В то же время таким образом, он пытался уменьшить влияние местных вождей (топархов) до тех пор, пока не осуществится «одно желание, переданное мне провинциями, навсегда освободить их от тирании князей…». В своей деятельности он опирался на знания и опыт греческих военачальников, генералов и офицеров русской службы, оставивших Россию и прибывших в свое Отечество.

Первым шагом Каподистрии в отношении его военной политики было создание высшего органа управления армией и флотом – «Военного совета» (греч. Στρατιωτικό Συμβούλιο). Председателем Военного совета был сам губернатор.

В состав совета входили вновь назначенные: начальник Главного штаба Греческого государства (греч. Αρχηγός Γενικού Επιτελείου Ελληνικού Κράτους) – генерал-лейтенант Генерального штаба Граф Дмитрий Дмитриевич Курута; Главнокомандующий сухопутными войсками Греческого государства (греч. Αρχιστράτηγος των χερσαίων δυνάμεων του Ελληνικού Κράτους) – генерал-лейтенант Георгий Иванович Властов; Главнокомандующий (главный адмирал) флота Греческого государства (греч. Αρχιναύαρχος του στόλου του ελληνικού κράτους) – контр-адмирал (в греческом флоте – адмирал) Михаил Николаевич Кумани; Секретарь по военным и морским делам (греч. Γραμματέας στρατιωτικών και ναυτικών υποθέσεων) – Виарос Каподистрия [В реальной истории Военный совет состоял из трех членов, председателем которого был сам губернатор, в то время как его членами были главнокомандующий сухопутными войсками Ричард Черч и главный адмирал военно-морских сил адмирал Сэр Томас Кокрейн. Командующими армий были назначены на Пелопоннесе, Ричард Черч в Западной части Центральной Греции и Димитриос Ипсилантис в восточной части центральной Греции].

Непосредственное руководство реорганизацией, а в дальнейшем – боевыми действиями армии и флота осуществлял Главный штаб Греческого государства (греч. Γενικού Επιτελείου Ελληνικού Κράτους), в котором были созданы департаменты (отделения): генерал-квартирмейстера (отвечал за планирование военных действий), генерал-инспектора (комплектование, учет и подготовку личного состава), артиллерийский (вооружение и боеприпасы), инженерный (крепости и полевую фортификацию), начальниками которых были назначены офицеры, прибывшие как из России, так и из Европы. Обеспечение вооруженных сил было возложено на Секретариат по военным и морским делам (греч. Γραμματεία στρατιωτικών και ναυτιλιακών υποθέσεων), в состав которого вошли интендантский (обеспечение провиантом, фуражем, обмундированием и снаряжением), аудиторский (финансы), медицинский (медикаменты и госпиталя) департаменты (отделения).

Реорганизация греческой армии

Греческие сухопутные войска состояли из Регулярного корпуса (греч. Τακτικό Σώμα) и Милиции (греч. Πολιτοφυλακή). В соответствии с законом «Об организации регулярной армии» от 1 апреля 1822 года регулярнае сухопутные войска включали рода оружия (греч. Όπλον): тяжёлую и лёгкую пехоту (греч. Πεζοναύτες), осадную и полевую артиллерию (греч. Πυροβολικό), тяжёлую и лёгкую кавалерию (греч. Ιππικό) и Инженерный корпус (греч. Σώμα Φρουρίου), и гражданские службы: административную, интендантскую, аудиторскую и медицинскую.

Законом от 30 сентября 1827 года «О реорганизации регулярной армии» были введены чины сухопутных войск Греческого государства.

Высшим почетным званием Греческого государства стало звание, равное чину Фельдмаршала в европейских армиях, которое дословно означало «военначальник» (греч. Στρατάρχης).

За ним следовали чины по категориям и звания:

генералы – генерал (греч. στρατηγόσ), генерал-лейтенант (греч. αντιστράτηγοσ), генерал-майор (греч. υποστράτηγοσ); бригадир (греч. ταξίαρχοσ);

полковые офицеры – полковник (греч. συνταγματάρχησ) или полковник в кавалерии (греч. ίππαρχοσ), подполковник (греч. αντισυνταγματάρχησ), батальонный командир (греч. ταγματάρχησ) или майор в кавалерии (греч. επίλαρχοσ);

ротные офицеры – капитан, ротный командир (греч. λοχαγόσ) или эскадронный командир в кавалерии (греч. ίλαρχοσ), поручик (греч. υπολοχαγόσ), подпоручик (греч. ανθυπολοχαγόσ), прапорщик (греч. ανθυπασπιστησ), кадет или воспитанник (греч. δόκιμοσ);

подофицеры – штабной сержант (греч. επιτελείο λοχίασ), главный (батальонный) сержант (греч. αρχιλοχίασ), старший (ротный) сержант (греч. επιλοχίασ), сержант (греч. λοχίασ), капрал (греч. δεκανέασ), младший капрал (греч. υποδεκανέασ);

солдаты – старший солдат (греч. ανώτεροσ στρατιώτεσ), солдат (греч. στρατιώτησ).

В 1828 году сухопутные войска Греческого государства были разделены на три дивизии (греч. Διαίρεση), командирами которых были поставлены: Морейской – Теодорос Колокотронис (которому был присвоен чин генерал-майора); Этолийской – генерал-майор Николай Георгиевич Маврос; Беотийской – генерал-майор Дмитрий Константинович Ипсиланти.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Греческая регулярная пехота

В центре: на коне командир линейного пехотного батальона справа от строя батальона; Слева: полковник легкой пехоты и подполковник линейной пехоты вне строя; Справа: сержант слева от строя легкого пехотного батальона.

Для пехоты была установлено обмундирование греческого образца из сукна синего цвета, с золотым приборным металом и красным приборным сукном для линейной пехоты, синим приборным сукном – для легкой пехоты. Чины и звания обозначались сочетанием шитья, обшивки воротника и петлиц из золотого галуна – для офицеров, серебряного галуна и шерстяного басона – для подофицеров и рядовых. Так у генералов на воротнике было три, у генерал-лейтенантов – два, у генерал-майоров – один ряд золотого шитья. Воротник старших (полковых) офицеров обшивался золотым галуном. Полковнику на воротник нашивалось три, подполковнику – две, майору – одна нашивка. Воротник младших (ротных) офицеров обшивался только золотым шнуром. Капитану на воротник нашивалось три, поручику – две, подпоручику – одна нашивка из золотого галуна. На воротник прапорщика нашивок не полагалось. Воротник сержантов обшивался серебряным галуном. Штабному сержанту на воротник нашивалось три, главному (батальонному) сержанту – две, старшему (ротному) сержанту – одна нашивка из серебряного галуна. На воротник сержанта нашивок не полагалось. Воротник капралов обшивался шерстяным басоном. Капралу на воротник нашивалось две, младшему капралу – одна нашивка из шерстяного басона. У старшего солдата воротник обшивался только белым шнуром.

Пехота. Основу регулярной армии составили пехотные полки. Четыре пехотных батальона Регулярного корпуса (по 500 чел.) баварца полковника Карла Гайдека и восемь пятисотенных пеших батальонов «Греческого легиона», прибывшего из России, обученные ведению боя в сомкнутом строю, были переформированы в шесть линейных пехотных полков (греч. σύνταγμα πεζικού γραμμής). Из иррегулярных отрядов греческих повстанцев, имеющих боевой опыт и способных вести бой в рассыпном строю, было сформировано шесть легких пехотных полков (греч. σύνταγμα πεζικού ελαφρύ), по два батальона каждый. Полком (около 1000 чел.) командовал полковник, при нем состоял подполковник, который возглавлял полковой штаб.

По два линейных или легких пехотных полка были объединены в шесть бригад (греч. ταξιαρχία). В связи с ограниченным количеством опытных подготовленных старших офицеров бригадами командовали, как правило, командиры первых полков бригады. Таким образом, каждая дивизия состояла из одной линейной и одной легкой пехотных бригад. В бою легкая бригада в рассыпном строю занимала первую линию, линейная бригада в батальонных каре, либо в линию полковых или батальонных колонн составляла вторую линию дивизии, за которой занимал место резерв.

Если полк (греч. σύνταγμα) стал основной административной единицей регулярной армии, основным тактическим подразделением пехоты являлся батальон (греч. τάγμα, около 500 чел.) под командованием майора. При нем состояли батальонный сержант, знаменосец и барабанщик. По примеру европейских армий линейный пехотный батальон состоял из четырех линейных пехотных рот (греч. λόχοσ πεζικού, около 100 чел.) и одной гренадерской роты (греч. λόχοσ γρεναδιέρων) под командованием капитана. При нем состояли поручик, подпоручик, ротный сержант, фурьер, барабанщик и горнист. В случае необходимости две гренадерские роты объединялись в полубатальон и составляли полковой резерв, четыре роты бригады сводились в гренадерский батальон, который назначался в бригадный или дивизионный резерв. Легкий пехотный батальон состоял из четырех стрелковых рот (греч. λόχοσ τυφεκιοφόρων) и одной роты карабинеров (греч. λόχοσ καραβινοφόρων). Пятые (отборные) роты легких пехотных батальонов как правлило назначались в авангарды, передовые или засадные отряды.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Батальонное знамя регулярных сухопутных войск Греческого государства

Роты для удобства управления могли делиться на две полуроты (греч. πολουλοχίας) под командованием младших офицеров роты. Рота делилась на четыре взвода (греч. πλατούν, 25 человек), под командованием сержанта, в каждом два отделения (греч. Δωδεκάδα – «дюжина», 12 чел.), под командованием капрала. Отделение было минимальным подразделением, проживало в одной палатке и совместно принимало пищу. Пехотная рота строилась в линию взводов. Командир занимал место позади роты, рядом с ним барабанщик и горнист. На правом и левом фланге строя роты становились офицеры роты, а позади своих взводов – сержанты. Отделения строились в три шеренги по четыре человека, капрал становился первым в первой шеренге, первыми во второй и третьей шеренге становились наиболее поготовленные старшие солдаты.

[В реальной истории Указом от 15 февраля 1828 года «Об организации чилархий» армия была разделена на 8 чилархий по 1200 солдат в каждой. Чилархии были разделены на пятиархии (500), экадонтархии (100), пентадархии (50), архиепархии (25), додекархии (12), пентархии (5). После битвы при Петре в сентябре 1829 года и окончания войны с турками Каподистрия приступил ко второй реорганизации войск. Указом от 18 октября 1829 года чилархии были упразднены. Взамен сформировано 20 батальонов легкой пехоты по четыре (4) роты в каждом. Командование греческой регулярной армией, которую сформировал французский генерал Фавье, было передано баварскому филэллину полковнику Карлу Хейдеку. Хейдек организовал пехоту в 4 батальона, артиллерию в 4 роты, а кавалерию в два эскадрона. В 1829 году был учрежден «Корпус офицеров фортификации и архитектуры» (инженеров), на который была возложена ответственность за содержание крепостей].

Кавалерия. С прибытием Каподистрии инспектором регулярной кавалерии стал португальский полковник Антонио Алмейда и ему была поручена реорганизация этого рода войск, которая в связи с отсутствием подготовленного личного состава, строевых коней и вооружения представляла собой сложное дело. Основой для воссоздания регулярной греческой кавалерии стали два эскадрона, пикинеров (λογχιστών) и карабинеров (καραβινοφόρων), сформированные баварским филэллином полковником Карлом Хейдеком в составе Регулярного корпуса (полка), а также отряды отдельные отряды иррегулярной кавалерии. В ноябре 1827 года в городе Аргос был сформирован первый кавалерийский полк (греч. ιππαρχία) в составе четырех эскадронов (греч. ίλη), два пикинеров и два карабинеров, под командованием полковника полковника Хадзихристоса (Дагович), ранее командовавшего отрядом иррегулярной кавалерии. Перед своим назначением Хадзихристос находился в плену в Египте и был выкуплен. Заместителем Хадзихристоса стал Димитриос Каллергис.

В 1828-1829 годах благодаря прибытию волонтеров из Европы, призыву сербов, македонцев, болгар и преобразованию иррегулярных отрядов в кавалерийские эскадроны, изъятию строевых коней у полевых командиров, трофейных коней, закупкам конского состава во Франции и Италии, удалось сформировать еще два линейных кавалерийских полка под командованием полковников Реньо де Сен-Жан д’Анжели и Михалиса Далианиса, и три иррегулярных конных полка пятисотенного состава, под командованием майоров Каллергиса, Хадзимихалиса, Мавровуниотиса, сведенных в три бригады, из легкого иррегулярного и линейного регулярного полков каждая. Кавалерийские бригады включались в состав дивизий. В бою дивизии полки занимали места на флангах боевого порядка и применялись для проведения контратак, охвата флангов противника и его преследования.

Артиллерия. Приказом от 17 октября 1827 года был сформирован первый батальон артиллерии (греч. τάγμα πυροβολικού), состоящий из штаба и 6 рот. Ядром нового батальона стали существующие две роты. Каждая рота насчитывала 83 артиллеристов (греч. πυροβολητής) и 17 человек командного и вспомогательного состава. Артиллерийские роты придавались бригадам на период боевых действий. Служба артиллеристов была определена в 4 года, однако личный состав артиллерии состоял полностью из добровольцев. Примечательно что в приказе о создании батальона указывалось, что «каждый образованный молодой человек, который приведёт с собой более 20 добровольцев получит звание лейтенанта, будет определён в штаб и пройдёт подготовку в артиллерийской школе» созданной для этой цели. Артиллерийская школа была создана при артиллерийском батальоне в Навплионе. Подготовка производилась по французским руководствам. В январе 1829 года школа была упразднена, взамен её в Навплионе была создана «Центральная военная школа», которую возглавил капитан Позье, получивший чин майора. Командование батальона было возложено на бывшего полковника Ионической республики, Николаоса Перроса (Νικόλαος Πέρρος). В марте 1829 года командир батальона артиллерии полковник Перрос, возглавил «подвижную» (мобильную) тысячу (полк) и одну батарею, занял крепость и город Навпактос, после чего был назначен начальником его гарнизона. Его пост командира артиллерийского батальона принял Позье, который сохранил за собой командование «Центральной военной школой». В тот же период в Навплионе был создан арсенал.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Присвоение И.Каподистрией капитану Позье чина майора артиллерии

Справа: французский дивизионный генерал Мезон и полковник артиллерии Перрос. Слева и на заднем плане: строй батальона Губернаторской Гвардии под командованием полковника Иоанниса Димисианоса. Артиллерийский полк и батальон Губернаторской Гвардии первыми получили обмундирование французского образца.

В 1828 году из Франции были поставлены 20 12-ти фунтовых, 40 6-ти фунтовых пушек и 20 24-х фунтовых гаубиц системы Грибоваля с зарядными ящиками. Для их транспортировки лошади были изъяты у землевладельцев (с выплатой денежной компенсации). Прибытие французских артиллерийских офицеров-филэллинов, доставка материальной части и обучение греческих артиллеристов в первом артиллерийском батальоне позволили развернуть его в артиллерийский полк (греч. σύνταγμα πυροβολικού), в составе трех батальонов. При этом полк тактической единицей не являлся, а артиллерийские батальоны придавались дивизиям. Типовой состав артиллерийского батальона был следующим: тяжелая пушечная рота (6 12-ти фунтовых пушек), две легкие пушечные роты (6 6-ти фунтовых пушек), две горные роты (8 4-х фунтовых горных пушек, гаубичная (осадная) рота (6 24-х фунтовая гаубиц), всего до 40 орудий. Но в ходе боевых действий состав батальонов мог изменяться. Как правило в бою дивизии тяжелая пушечная рота составляла артиллерийский резерв и действовала на главном направлении, легкие пушечные роты действовали в боевых порядках линейных пехотных полков, горные роты придавались легким пехотным полкам. Осадные роты включались в состав батальонов при взятии крепостей.

Артиллерийские орудия системы Грибоваля

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

6-ти фунтовая пушка

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

12-ти фунтовая пушка

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

24-х фунтовая гаубица

Губернаторская Гвардия. Особое место в структуре регулярных войск Греческого государства занимала Губернаторская Гвардия (греч. Φρουρά του Κυβερνήτη), сформированная в ноябре 1827 года из гвардейской сотни под командованием Иоанниса Димисианоса, которому был присвоен чин полковника. Первоначально гвардия состояла из двух рот, а затем в 1828 году была развернута в батальон Губернаторской Гвардии (греч. Τάγμα της Φρουράς του Κυβερνήτη), в составе четырех гренадерских, крепостной артиллерийской роты и кавалерийского карабинерного эскадрона эскорта. Гвардия составляла гарнизон столицы Греческого государства, Нафплион. Командир гвардии соответственно являлся начальником гарнизона. Кроме того, на гвардию возлагались задачи военной полиции, а также офицеры гвардии, лично преданные Каподистрии выполняли поручения, свойственные тайной полиции.

Реорганизация греческого флота

Когда Каподистрия прибыл в Грецию, в составе греческого флота было всего 3 средних (фрегат и 2 корвета) и 8 малых кораблей (7 старых пожарных катеров и бесполезная полуолия). После прибытия корабля под флагом губернатора из Франции и отряда кораблей из России, состав флота сразу увеличился до 12 средних кораблей (6 фрегатов и 6 корветов). Первым шагом губернатора было сокращение количества военных кораблей, изъятие их из собственности навархов, судовладельцев и включение в состав флота Греческого государства.

Таким образом, к началу 1828 года в боевом составе флота числились: 6 фрегатов (64-х пушечный «Эллада», 58-ми пушечный «Весталка», 44-х пушечные «Александр Великий», «Константин Великий», «Патрикий», «Меркурий»), 9 корветов (6 парусных – 24-х пушечные «Ахиллес», «Геракл», «Одиссей», «Персей», «Тесей», «Орфей», и 3 паровых – 6-ти пушечный «Картериа», 18-ти пушечные «Элпис», «Алифея»), 3 парусные канонерские лодки, 6 бригов (16-ти пушечные «Арес», «Афина», «Перикл», «Персефона», «Поламиди», «Сотирас»), 12 парусников класса «Беллу», 1 парусник класса «Перама», 1 парусник класса «Богос», 1 парусник класса «Гавара», 3 барка («Панагия», «Аспазия», «Спартанец»), 4 шхуны и 10 вооруженных транспортов [В реальной истории в 1829 году в составе флота числились: 1 фрегат, 2 парусные канонерки, 2 парусных корвета, 3 паровых корвета, 12 парусников класса «Беллу», 1 парусник класса «Перама», 1 парусник класса «Богос», 1 парусник класса «Гавара», 5 бригов, 3 барка, 4 шхуны. В июле 1831 года греческий флот состоял из 57 кораблей (31 средних и 26 малых), оснащенных примерно 350 орудиями и экипажем из 2000 человек].

Организационно флот был разделен на три эскадры: линейную (6 фрегатов, 9 корветов, 3 парусные канонерские лодки, в 6-ти отрядах по три вымпела), легкую (12 парусников класса «Беллу», 1 парусник класса «Перама», 1 парусник класса «Богос», 1 парусник класса «Гавара», в 5-ти отрядах по три вымпела) и резервную (6 бригов, 3 барка, 4 шхуны, 8 транспортов, в 6-х отрядах по 3-4 вымпелов). Командующим флота и линейной эскадры состоял адмирал Михаил Николаевич Кумани, командующим легкой эскадры – вице-адмирал Андреас-Вокос Миаулис, командующим резервной эскадры – контр-адмирал Георгиос Сахтурис. Подготовкой и применением брандеров руководил капитан-командор Константин Канарис [В реальной истории командование и чины на флоте были распределены следующим образом: адмирал – Андреас-Вокос Миаулис; вице-адмирал – Георгиос Сахтурис, контр-адмирал – Константин Канарис].

Самым естественным образом, с началом Греческой революции 1821 года, когда жители островов Идра, Спеце и Псара обратили свои торговые корабли в боевые, термин наварх употреблялся для командующих соответствующих островов. После того как Иоанн Каподистрия принял правление Грецией, в ходе реформы флота, термин наварх(ос) был приведён к аналогии с устоявшимся в других европейских флотах термином адмирал. Для этого пришлось, используя префиксы греческого языка, создать и новые слова. Законом от 30 сентября 1827 года «О реорганизации регулярного флота» были установлены чины по категориям:

адмиралы – генерал-адмирал (греч. στρατηγόσ ναύαρχος), адмирал (греч. ναύαρχος), вице-адмирал (греч. αντιναύαρχος), контр-адмирал (греч. υποναύαρχος), капитан-командор (греч. αρχιπλοίαρχοσ);

офицеры – капитан 1 ранга (греч. πλοίαρχοσ), капитан 2 ранга (греч. αντιπλοίαρχοσ), капитан-лейтенант (греч. πλωτάρχησ), первый лейтенант (греч. υποπλοίαρχοσ), второй лейтенант (греч. ανθυποπλοίαρχοσ), прапорщик (греч. σημαιοφόροσ);

подофицеры – мичман (греч. ανθυπασπιστήσ), главный старшина (греч. αρχικελευστήσ), старшина 1-й статьи (греч. επικελευστήσ), старшина 2-й статьи (греч. κελευστήσ), старший матрос 1-й статьи (греч. δίοποσ), старший матрос 2-й статьи (греч. υποδίοποσ);

матросы – старший матрос (греч. ανώτερος ναύτης), матрос (греч. ναύτησ).

Первое время экипажи кораблей греческого флота продолжали носить свое обмундирование, экипажи кораблей, построенных в России – русского, во Франции – французского, в Великобритании и Соединенных Штатах – британского образца, экипажи кораблей, ранее бывших торговыми судами – греческую национальную одежду. Впоследствии обмундирование флота было стандартизировано, при этом за основу было взяты и британские (золотой приборный металл, синее мундирное и белое приборное сукно, парадные мундиры офицеров, обмундирование и снаряжение матросов), и французские (сюртуки, брюки суконные и полотняные), и русские (фуражки и фуражки-бескозырки, эполеты и погоны) образцы.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Британская морская форма (1828)

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Британская морская форма (1828)

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Французская морская форма (1830)

Таким образом, благодаря активной деятельности губернатора Каподистрии, русских и европейских генералов и офицеров, греческого происхождения или филеллинов, в течении шести месяцев были созданы регулярные греческие армия и флот, способные возобновить активные боевые действия, чему благоприятствовало начало в апреле 1828 года русско-турецкой войны.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Фрегат греческого флота «Эллада»

Фрегат «Эллада» (греч. Φρεγάτα Ελλάς) – 64-пушечный фрегат. Заложен в 1824 году на американской верфи Leroy, Bayard & Co в Нью-Йорке под названием «Элпис» (греч. Ελπίς – «Надежда»). Спущен на воду в 1826 году. С 1827 года флагманский корабль греческого флота. Участвовал в сражениях последних двух лет Освободительной войны Греции 1821-1829 годов. Основные характеристики: водоизмещение – 1660 тонн, длина – 54,85 м, длина по гондеку – 180 футов (54,8) м, ширина по мидельшпангоуту – 45 фт (13,5 м). Вооружение: общее число орудий – 64, орудий на мидельдеке – 18 24-фунтовых пушек, орудий на опердеке – 30 24-фунтовых пушек, орудий на шканцах – 16 42-фн карронад.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Бриг греческого флота «Арес»

Бриг «Арес» (греч. Άρης», в 1829-1879 годах – «Афина», греч. Αθηνά) построен капитаном Анастасиосом Цамадосом в Венеции в 1807 году как коммерческое судно. Корабль имел водоизмещение 250 тонн, длину по верхней палубе – 30,5 м, ширину по мидельшпангоуту – 8,8 м и осадку – 4,9 м. Экипаж – 80 человек. Вооружение – 16 12-фунтовых пушек.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Парусно-паровой корвет греческого флота «Картериа»

Парусно-паровой корвет «Картериа» (греч. Καρτερία – настойчивость) – первый греческий паровой военный корабль, а также первое паровое судном в мировой военно-морской истории, принявшее участие в военных операциях и морских сражениях. Был построен на английской верфи для революционных греческих военно-морских сил, в ходе Греческой революции 1821-1829 годов. Корабль был построен кораблестроителем Даниэлем Брентом на верфи Greenland South Dockyard, Rotherhithe (Лондон). Корабль остался единственным завершённым из серии 6 судов, заказанных капитаном Фрэнком Гастингсом, бывшим британским офицером, посланным в Англию временным греческим правительством. Заказ финансировался Лондонским филэллинским комитетом и займом греческого правительства. Корабль имел водоизмещение всего 233 тонны, и был классифицирован как военный шлюп с двумя гребными колёсами, которые работали от двух паровых машин. Корабль был также оборудован парусом. Мощность паровой установки – 80 лошадиных сил, без паруса скорость судна достигала 6 узлов. Шлюп был вооружён 4 68-фунтовыми орудиями. Используя бортовое оборудование, заказанное Гастингсом, ядра можно было накалять и использовать их как зажигательные снаряды. Корабль вошёл в состав греческого флота в 1826 году. Это был первый паровой военный корабль в мировой военно-морской истории, принявший участие в военных действиях и морских сражениях. (Первым военным паровым судном был американский USS Demologos, вооружённый корабль с 30 орудиями на борту, спущенный на воду в 1814 году, но он не был использован в бою). Под командованием Гастингса «Картерия» вскоре завоевала грозную боевую славу, включая налёт на порт Итея и последующего морского сражения в Коринфском заливе, где «Картерия» потопила 9 турецких кораблей, из 11 участвующих в сражении.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Греческое судно «Святой Николай»

Биографии

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Граф Иван Антонович Каподистрия

Иван Антонович Каподистрия, Иоаннис Каподистриас (греч. Ιωάννης Καποδίστριας; 10 февраля 1776 года – 9 октября 1842 года) – граф, российский и греческий государственный деятель, министр иностранных дел Российской империи (1816-1822 годы) и первый правитель независимой Греции (1827-1831 годы). Родился 10 февраля 1776 года на оккупированном венецианцами острове Корфу и был шестым ребенком Антониоса Каподистрии (1741-1819), по профессии юриста (учился в Падуе), и Адамантии (Диамантины) Гонеми, дочери аристократической семьи родом с Кипра. Антониос Каподистрия потомок семьи Виктора Виттори, переселившейся на Корфу в в 1373 году из городка Капо д’Истрия (на мысе Истрия в Адриатике) по политическим причинам. В 1477 году семья Каподистрия упоминается в Золотой Библии (Libro d’Оro) знати острова как католическая. Все потомки Николая и Антония Каподистрии имели право носить титул графа, дарованный им герцогом Савойским Карлом Эммануилом II в 1689 году. Признание титула Венецианской Республикой состоялось только 1 июля 1796 года. Семья Гонеми была записана в Золотой Библии с 1606 года. Ее основателем был Костас Адамис. Антониос Каподистрия занимал разные почётные должности на службе у венецианского правительства. Иоанн Каподистрия учился в монастыре святой Юстины Гарицкой, где изучал латынь, итальянский и французский языки, а затем поселился в Венеции. В 1795-1797 годах он изучал философию и медицину в Падуанском университете. Окончив курс поступил на дипломатическую службу. 12 апреля 1799 года адмирал Кадир назначил его директором османского госпиталя, затем работал главным врачом русского военного госпиталя на острове Корфу. В 1800 году, по предложению адмирала Ф.Ф. Ушакова, стал секретарём законодательного совета Республики Ионических островов. Его первое участие в политической жизни Ионического государства состоялось в апреле 1801 года, когда его пригласили заменить своего отца Антониоса-Марию Каподистрия в миссии, которую он предпринял вместе с Николаосом Сигуросом для восстановления порядка в Кефалонии. 27 апреля 1801 года он высадился вместе с Сигуросом на Кефалонии и в качестве имперских уполномоченных прекратил деятельность местных властей, взяв на себя лично управление островом. В начале сентября, после того как порядок был полностью восстановлен, они вернулись на Корфу. В 1802 году он участвовал в создании Национальной медицинской ассоциации, секретарем которой он был, а в октябре того же года ему было поручено объехать большую часть Ионических островов, ввести там русские гарнизоны и устроить гражданское управление. В том же году его пригласили еще раз отправиться на Кефалонию, чтобы восстановить нормальную жизнь. В апреле 1803 года он занял пост государственного секретаря в Министерстве иностранных дел, ведя переписку с комиссарами Республики за рубежом. 24 ноября он произнес от имени Сената хвалебную речь Спиридону Георгиосу Теотокису, председателю Сената Ионического острова. В марте 1804 года императором Александром I ему был присвоен чин статского советника. В мае 1805 года по предложению российского полномочного представителя Сенат избрал комитет из десяти членов, в который входил Иоаннис Каподистрия, для составления доклада с положениями Конституции, которые должны быть пересмотрены. Отчет был представлен в следующем году, а реформы были одобрены несколько месяцев спустя. В мае 1806 года срок его полномочий на посту государственного секретаря истек, и в следующем месяце он принял руководство Государственной школой Республики, которая была основана по его собственной инициативе. На выборах 1806 года Иоаннис Каподистрия был избран восьмым по количеству голосов на Корфу. Каподистрия поддерживал прекрасные отношения с российским полномочным представителем Георгом IV. Моцениго, протеже которого он был. Он был избран секретарем Сената, а затем секретарем и докладчиком комитета, который должен был разработать проект новой конституции. При этом он несогласиюлся с российским полномочным представителем, поскольку изменения, предложенные первым, были гораздо более либеральными, чем изменения российского представителя. Для разрешения создавшегося тупика, Каподистрия предложил Сенату принять Конституцию на том основании, что никакая другая конституция не была одобрена и что только то, что предложил Мотсенигос, будет одобрено российским представительством. 2 июня 1807 года Сенат назначил его чрезвычайным комиссаром в Айя-Мавре (Лефкада) с основной целью защиты острова от османов. Практически он находился под командованием русского генерала, то есть состоял на русской службе. Вместе с Каподистрией прибыли 300 русских солдат, а также митрополит Арта Игнатий. Под защитой русских он сотрудничал с арматолоями, организовал знаменитое тайное собрание клефтарматолоев, в котором участвовали все вожди, бежавшие на Лефкаду (Барнакиотис, Букувала, Ботсарис). На этом собрании Каподистрия признал Антониса Кацантониса главным лидером инсургентов в западной Греции. Тильзитский мир 1807 года, по которому русское управление было заменено на французское, стал препятствием к дальнейшей карьере Каподистрии на родине. Тильзитский договор восстановил старый режим, в результате чего Каподистрия был отозван обратно на Корфу, а греческие вожди были изолированы, несмотря на его четкие инструкции Сенату, в которых он советовал палате сохранять терпимое отношение к инсургентам, чтобы последние, с одной стороны, истощили войска Али-паши, а с другой стороны, держали его подальше от Лефкады. Несмотря на то, что французский генерал Бертье предлагал ему должности, Каподистрия отказался принять их, ожидая более лучшего предложения от России, с чиновниками которой он поддерживал прекрасные отношения. Предложение, которого он ожидал от России, поступило в мае 1808 года, когда граф Николай Петрович Румянцев, глава Министерства иностранных дел Российской Империи, прислал ему письмо, в котором, объявив, что ему пожалован орден Святой Анны 2-й степени, пригласил его в Санкт-Петербург, куда он прибыл в январе 1809 года. Он перешёл на русскую службу статским советником и был причислен к министерству иностранных дел. Пробыв два года в Санкт-Петербурге, 20 августа 1811 года он был назначен атташе посольства в Вене, на этом посту он оставался до мая 1812 года. В 1812 году назначен управляющим дипломатической канцелярией русской Дунайской армии в Бухаресте в чине действительного статского советника. На него же было возложено поручение выработать проект административного устройства Бессарабии, только что присоединённой к России. За свои труды он был пожалован орденом Святого Владимира 3-й степени. В 1813 году он сопровождал Александра I в качестве начальника канцелярии, и в октябре того же года награжден орденом Святой Анны 1-й степени. Возвышение Каподистрии при российском императорском дворе было подтверждено его назначением императором Александром I тайным посланником в Швейцарию. Вместе с ним, от австрийской стороны был также назначен барон Лебцельтерн. Несмотря на то, что миссия была общей, цели были не совсем одинаковыми, поскольку русские были заинтересованы в обеспечении нейтралитета и независимости Швейцарии, в то время как австрийцы создали дружественное правительство и получили разрешение на проход австрийских войск через швейцарскую территорию. Лебшельтерн работал тайно по указанию Меттерниха, чтобы достичь своих целей. 20 декабря 1813 года он обратился к Каподистрии и попросил его подписать декларацию, согласно которой союзным войскам будет разрешено войти на территорию Швейцарии до тех пор, пока они не захватят территории, которые Франция отвоевала у Швейцарии. Каподистрия, поняв, что декларация была делом рук австрийского правительства, отказался ее подписать, но вскоре после этого передумал, подписав ее от имени российской стороны. Затем он отбыл в Баден, где находилась штаб-квартира царя. Последний ожидал, что Каподистрия не подписал декларацию. Однако он был удивлен, когда молодой дипломат сообщил ему, что поступил наоборот. По словам Каподистрии, объявление декларации и вторжение австрийской армии в Швейцарию приведут к разделению жителей и в то же время представят австрийцев как зачинщиков государственного переворота. Он даже рекомендовал царю потребовать отмены декларации, поскольку австрийцы не могли ссылаться на подпись своего секретного агента, что и было сделано. Результатом дипломатических шагов Каподистрии стало то, что австрийцы потеряли все позиции в Швейцарии, что обеспечило ее нейтралитет и независимость. Однако дипломатические события в Цюрихе продолжались без какого-либо конкретного результата, поскольку Федеративные Штаты Швейцарии не согласились друг с другом. Царь Александр назначил Каподистрию своим чрезвычайным посланником и полномочным министром в Швейцарии. С этой должности он составил Конституцию Швейцарии и внес личный вклад в создание швейцарской государственной системы, которая предусматривала автономные государства (кантоны) в качестве членов Швейцарской Федерации. В частности, он направил председателю парламента меморандум с основными элементами, которые должна содержать Конституция. Действительно, по большей части памятка была выполнена. Участие Женевы в этом новом государстве было исключительно его собственной инициативой. Он создал новую федеральную государственную систему, которая успешно объединила различные кантоны. Затем он отправился в Париж, чтобы обсудить с царем судьбу Ионических островов, но не получил никаких заверений. За день до своего отъезда из России он был назначен государственным секретарем. Во время своего пребывания в Санкт-Петербурге он был награжден орденом Святого Владимира 2-й степени. В начале сентября состоялся Венский конгресс, станционная конференция по европейской истории, в которой он принял участие в качестве члена российской делегации. В конце 1814 года он был назначен представителем России на официальных заседаниях комитета пяти и был награжден австрийским императором Большим крестом Леопольда и королем Пруссии – Большим крестом Красного Орла. В Вене своими советами он оказывал решающее влияние на царя. По словам найта фон Генца, советника Меттерниха, заключительный акт Конгресса, подписанный в мае 1815 года, был создан Каподистрией и им самим. В 1815 году вместе с митрополитом Игнатием, Анфимосом Газисом, Стурцей и др. он основал общество Филомоусоса. Его цель состояла в том, чтобы помочь молодым грекам учиться. Ее члены были на стороне русских, именно поэтому австрийская полиция следила за ее деятельностью. С вступлением союзных войск в Париж после битвы при Ватерлоо Каподистрия принял на себя представительство России на одноименной конференции, где он стремился навязать взгляды России, добиться целостности Франции и обеспечить конституционное управление на Ионических островах. Благодаря его собственному вмешательству Ионическому государству удалось получить основные государственные отличия, а именно Конституцию, вооруженные силы, избранное правительство и флаг. Договор от 5 ноября 1815 года является одним из важнейших успехов в личном путешествии Каподистрии. Удачное исполнение поручения, а также блестящие таланты, обнаруженные им на Венском конгрессе, обеспечили ему быструю карьеру. В 1815 году ему было пожаловано звание статс-секретаря. В 1816 году Каподистрия стал тайным советником, а 21 августа 1816 года был назначен управляющим Министерством иностранных дел. Каподистрия доложил царю, что это положение поставит его в неловкое положение, так как его соотечественники-ионийцы и другие греки будут ожидать от него (Каподистрии) большей помощи, что, вероятно, вызовет недоверие в Англии и других державах, в то же время он не может быть отчужден от своей родины. Царь настаивал на своем мнении, говоря, что это было бы выгодно и грекам, и подписал указ о его назначении. Нессельроде потерял расположение императора, поэтому главным администратором иностранных дел, который консультировал царя по всем вопросам, был Каподистрия. В качестве министра иностранных дел Каподистрия участвовал в Ахенской конференции и конференции в Карлсбаде. Он работал для укрепления союза между Францией и Россией и старался удерживать Александра от увлечения идеями Священного Союза; кроме того, был противником вмешательства в борьбу партий в Неаполе, хотя особо энергичных действий в этом направлении он не принимал. С 1816 года был управляющим Коллегией иностранных дел, подчинялась министру иностранных дел, каковым состоял Карл Нессельроде. В 1817 году он награждён орденом Святого Александра Невского. После окончания своих дипломатических обязанностей он запросил и получил разрешение на поездку на свою родину, Корфу. После двухмесячного пребывания он уехал в Италию, а затем в Лондон, где его встретили холодно. В своих беседах с английскими официальными лицами по вопросу об Ионических островах он не нашел ответа, в результате чего уехал в Санкт-Петербург. В 1820 и 1821 годах он участвовал в конгрессах Троппау и Лейбаха. На этих двух конгрессах царь Александр под влиянием Меттерниха следовал политике Австрии, в значительной степени отодвинув Каподистрию. На конгрессе Лейбаха пришло известие о восстании Александра Ипсилантиса и революции в Молдавии. Ипсилантис даже послал царю письмо с просьбой о помощи. Как грек, сочувствовал начавшейся в марте 1821 года революции в Греции, но как дипломат не решался действовать энергично и оставался на службе, когда Россия, во время вооружённого выступления под руководством князя Александра Ипсиланти, приняла явно враждебное Греции положение. Каподистрия надеялся на то, что развитие событий в конце концов заставит Александра I согласиться на «понудительные меры» против Порты. Каподистрия тайно настаивал на том, чтобы царь выступил в пользу греков.Ответом царя было официальное осуждение революции и разрешение османской армии войти в княжества. Меры, о которых Ипсиланти было объявлено в письме, написанном и подписанном Каподистрией. На Конгрессе он вел настоящую битву за то, чтобы не посылать помощь Османской империи, а за то, чтобы иностранные державы соблюдали строгий нейтралитет. В этом контексте объясняется ультиматум, предъявленный султану российским послом в Константинополе после повешения патриарха Григория V и массовых убийств греков. Спор между царем и Каподистрией не заставил себя долго ждать. Второй выступал за принятие односторонних мер против Османской империи, в то время как первый интересовался только отношением Лондона. К концу 1821 года Каподистрия утратил императорскую благосклонность, и в начале 1822 года царь решил отстранить Каподистрию от управления восточным вопросом. В феврале 1822 года царь отправил в Вену, без ведома Каподистрии, Татищева с приказом уполномочить Меттерниха вести переговоры от имени России с Величественной Портой. За несколько дней до этого австрийский посол пожаловался царю, что Каподистрия намеренно клевещет на императора Австрии перед царем, чтобы достичь своих целей в отношении восточного вопроса. Весной 1822 года, несмотря на решительные возражения Каподистрии, Александр I принял предложение австрийского министра иностранных дел Клемента Меттерниха о проведении в Вене конференции держав по Восточному вопросу. Считая, что дальнейшее согласование дипломатических шагов России с австрийской политикой будет иметь неблагоприятные последствия для Греции, Каподистрия решил отстраниться от этих дипломатических мероприятий и не принимать участия в их подготовке и обсуждении на служебных докладах. Его отстранение и постоянные разногласия с царем вынудили его в мае 1822 года просить аудиенции у императора, на которой он объявил о своем несогласии с новой внешней политикой. Результатом этой встречи стало предоставление Каподистрии разрешения отправиться «для поправления здоровья» на воды, оставшись формально при своей должности. Графу был пожалован орден Святого Владимира 1-й степени. Царь воздержался от его смещения, чтобы не стало известно об их разногласиях. 19 августа 1822 года Каподистрия покинул Санкт-Петербург, сначала подав в отставку, а несколько месяцев спустя поселился в Женеве, где его высоко ценили, чтобы помочь греческой революции. Там он общался с известным банкиром Эйнардосом и делал все для мятежной Греции, укрепляя филэллинство. В то же время он установил контакты с видными деятелями, такими как Стратфорд Каннинг, двоюродный брат премьер-министра Великобритании Джорджа Каннинга и посол в Константинополе и др. Каподистрия принадлежал, по крайней мере формально и официально, к тем, кто считал, что время еще не пришло, то есть условия для освобождения греков еще не созрели. Он писал, что в 1818 году Александрос Маврокордатос «пытался доказать мне, что поддержание мира с турками невозможно, и что, как греки, они хотели знать, что русские войска готовы пересечь Прут». Он ответил, что со дня свободы «до нашего общего Патриса еще далеко». Его отказ Галлу принять принципы «Филики Этерия» может быть объяснен тем фактом, что этот человек не внушал ему никакого доверия, и в своем меморандуме он описывает Галла как «авантюриста». Но он отказал также и Ксанфу, чтобы предотвратить «для всех вещей греков от этих пагубных советов». Он, наконец, попытался сдержать Александра Ипсилантиса, высказав ему свое мнение о партнерах: «они толкают Грецию к хаосу… милосердный… забирая сейчас деньги наивных душ… остерегайтесь такого человека» и когда Ипсилантис продолжил провозглашать революцию, Каподистрия обвинил его в том, что своими «глупыми заявлениями» он усилил обвинения в якобинизме, выдвинутые Меттернихом и другими. Конечно, когда пути назад уже не было, «его во что бы то ни стало направили убеждать императора [Александра] к немедленному военному вмешательству». 30 марта 1827 года Третье национальное собрание в Тройзине избрало Иоанниса Каподистриаса первым губернатором Греции (греч. Κυβερνήτης της Ελλάδας) на семилетний срок.

Награды. Российские: Орден Святой Анны 2-й степени (1808); Орден Святой Анны 1-й степени (25 сентября 1813); Орден Святого Александра Невского (1817); Орден Белого орла (Царство Польское, 1818); Орден Святого Владимира 1-й степени (1820); Орден Святого Андрея Первозванного (1830). Иностранные: Орден Почётного легиона, большой крест (Франция, 1819); Орден Слона (Дания, 1819); Орден Чёрного орла (Пруссия).

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Георгий Иванович Властов

Георгий Иванович Властов, Георгиос Властос (греч. Γεώργιος Βλαστός; 1769-1837) – генерал-лейтенант (1814) Российской Императорской Армии, участник Отечественной войны 1812 года. Родился в 1770 году в городе Константинополе, осиротев, был подобран русскими моряками во время первой архипелагской экспедиции русского флота. Получил образование в Греческом корпусе. Выпущенный оттуда подпоручиком в Эстляндский егерский корпус, поступил в гребной флот, действовавший, под командованием принца Нассау-Зигена, против шведов. Когда же этот флот был разбит шведами, Властов, с другими офицерами, пробился на баркасе сквозь суда неприятеля и благополучно ушёл от преследования, за что был произведён в поручики. В 1792 году Властов, перейдя в армию, действовавшую в Польше, участвовал в боях: 25 июня при Пащуге, 29 июня – при местечке Зельве, где, командуя стрелками, сбил неприятеля с позиции и завладел двумя мостами, чем весьма облегчил переправу корпуса генерала Ферзена; 21 июля капитан Властов сражался под Брест-Литовском. В ходе подавления восстания Костюшко 8-9 июня 1794 года сражался под Вильной и 31 июня штурмовал сам город. В 1795 году Властов был переведен в Санкт-Петербургский гренадерский полк. В 1806 году майору Властову было приказано сформировать 24-й егерский полк. Назначенный его командиром, он участвовал с ним в сражении под Пултуском, затем в боях при Прейсиш-Эйлау и Гейльсберге, в последнем был контужен. 12 декабря 1807 года Властов был произведён за отличие в полковники и назначен шефом 24-го егерского полка. Командуя им, Властов принял участие в войне со шведами в 1808 году, особенно отличившись в бою при Карстуле, за что был награждён орденом Святого Георгия 3-й степени «В воздаяние отличнаго мужества и храбрости, оказанных в нынешнюю кампанию против шведов, в течение коей, командуя отрядом, два раза разбил неприятеля: 21-го июня при Линдулаксе и 9-го августа при Карстуле и много содействовал в победе 28-го июня при Перхо». Бой этот был назван «офицерским делом», так как офицеры отряда Властова, воодушевляемые его выдающейся храбростью, на протяжении 18 верст, преследуя шаг за шагом неприятельский отряд полковника Фиандта, всё время дрались впереди, соревнуясь в храбрости со своим командиром. В ходе Отечественной войны Властов командовал частью арьергарда в корпусе графа Витгенштейна. 18 октября 1812 года за отличие в боях при Якубове, Клястицах и Головчице произведен в генерал-майоры и назначен командиром 3-й бригады 5-й пехотной дивизии (состоявшей из 23-го и 24-го егерских полков). При обороне Полоцка занимал Спасский монастырь и удерживал его до последней возможности против превосходящих сил неприятеля, за что был награждён золотой шпагой с бриллиантами. Граф Витгенштейн вверил ему после этого весь арьергард своего корпуса, с которым Властов 10 августа нанёс поражение баварскому корпусу генерала Вреде у двора Белого. За это дело Властов был награждён орденом Святой Анны 1-й степени. 7 октября Властов принимал участие в штурме Полоцка, командуя головным отрядом корпуса графа Витгенштейна. 11 октября, посланный с отрядом, численностью в 5 тысяч человек и 14 орудиями, для наблюдения за корпусом Макдональда, Властов занял теснины межу Друей и Брацлавом и сжёг все продовольственные запасы неприятеля. 11 ноября в бою при деревне Узнацке, отряд Властова взял в плен полторы тысячи французских солдат; после боя под Батурами Властов, вместе с генералом Гарпе, преследуя арьергард Виктора по дороге к реке Бобру, взял в плен 27 офицеров и 400 нижних чинов. После сражения 15 ноября у Старого Борисова и 16 на берегах Березины отрядом Властова было взято в плен 58 офицеров, более тысячи солдат и 10 орудий. В 1813 году Властов участвовал в сражениях 14 и 15 августа под Дрезденом. 18 августа, командуя арьергардом графа Витгенштейна, он удержал при деревне Цинвальде напор корпуса Мармона. В боях 28 и 29 августа под Доною он командовал пехотою авангарда графа Палена; 1-3 сентября под Петерсвальде Властов командовал правым флангом 5-ой дивизии. 4 октября под Лейпцигом, командуя своей бригадой и Калужским пехотным полком с 12 орудиями, Властов выдержал сильные атаки превосходящих сил неприятеля. 6 октября сражался при Либертвольквице. Далее Властов участвовал в преследовании врага через Вестфалию и Вюртемберг и осаждал город Страсбург. В кампанию 1814 года Властов, в составе корпуса графа Витгенштейна, сражался при Бар-сюр-об, при Труа, Арси-сюр-об, Фершампенуазе и, наконец, 18 марта под Парижем, когда, на виду у императора Александра I, с полками 3-ей дивизии князя Шаховского атаковал кладбище Монлуи и, несмотря на отчаянное сопротивление французов, занял позицию и захватил 8 орудий. За это отличие Властов был произведён в генерал-лейтенанты. По возвращении в Россию он с июня 1815 года последовательно командовал 6-ой и 5-й (в 1820 году переименована во 2-ю) пехотными дивизиями. С первой он совершил поход в Силезию после бегства Наполеона с острова Эльбы. Выйдя в отставку Егор Иванович Властов жил в усадьбе Княжево, Владимирской губернии, где и умер 29 января 1837 года.

Награды: Орден Святой Анны 1-й степени; Орден Святого Владимира 2-й степени; Орден Святого Георгия 3-й степени; Золотое оружие с надписью «За храбрость»; Знак отличия «За XXX лет беспорочной службы»; Орден Красного орла.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Граф Дмитрий Дмитриевич Курута

Граф (с 1826) Дмитрий Дмитриевич Курута, Димитриос Курутас (греч. Δημήτριος Κουρουτάς; 1769-1833) gроисходил из греческого рода, рос вместе с великим князем Константином Павловичем, которому в соответствии с так называемым греческим проектом Екатерины II отводилась роль её будущего правителя, в связи с чем его товарищами по детским играм должны были быть греки. Образование получил в так называемом Корпусе чужестранных единоверцев, фактически – в греческой гимназии. В 1787 году, получив звание подпоручика, был записан на службу в Санкт-Петербургский гренадерский полк и определён продолжать обучение великого князя греческому языку. В 1789 году был по собственному желанию переведён на службу во флот в звании мичмана. Участвовал в боевых действиях против шведов, в том числе в сражении у острова Гогланд, в котором хорошо себя проявил и получил под командование галеру «Кронверк», отличившись в сражении против шведского гребного флота 28 июня. В 1794 году находился в составе посольской миссии Голенищева-Кутузова в Константинополь в качестве инженерного офицера, по возвращении на родину сначала командовал фрегатом «Автроиль», крейсировал около шведских берегов. С 1800 года руководил строительством по берегам Финского залива маяков и сигнальных станций, а затем до 1803 года командовал эскадрой ялов. 8 марта 1803 года был определён в свиту великого князя по квартирмейстерской части, переименован в подполковники. В 1805-1807 годах участвовал в боевых действиях против французов: в частности, в 1805 году сражался под Аустерлицем, получив за это сражение орден Святого Владимира 4-й степени с бантом, а в 1806-1807 годах воевал в Пруссии. 20 января 1808 года за храбрость, проявленную в Гейльсборгском сражении, был повышен в звании до полковника. В 1809 году удостоился ордена Святого Георгия 4-й степени. 19 июля 1810 года получил назначение флигель-адъютантом великого князя, в период с 1810 по 1811 года одновременно с этой должностью возглавлял Дворянский полк. В 1812 году Отечественной войны состоял обер-квартирмейстером 5-го резервного (гвардейского) корпуса, входившего в состав 1-й Западной армии. Участвовал в Бородинской битве и сражении под Красным. 25 декабря 1812 года за проявленные в этих сражениях отличия получил звание генерал-майора. В 1813-1814 годах участвовал в большинстве сражений заграничного похода русской армии: под Бауценом, Дрезденом, Кульмом, в так называемой Битве народов под Лейпцигом, а также под Фер-Шампенуазом и в боях, предшествовавших взятию Парижа, в 1814 году, получив несколько как русских, так и иностранных орденов. В 1815 году, возвратившись в Россию, возглавил Главный штаб Великого Князя Константина Павловича, Главнокомандующего Польской армии и Отдельного Литовского корпуса в Варшаве. 6 ноября того же года, сохраняя эту должность, стал также директором 2-го кадетского корпуса и шефом Дворянского полка. 24 сентября 1816 года получил повышение до генерал-лейтенанта, 25 июня 1828 года – до генерала от инфантерии. 22 августа 1826 года был в знак признания различных заслуг возведён в графское достоинство Российской Империи. В 1829 году получил орден Святого Андрея Первозванного. В 1831 году участвовал в подавлении польского мятежа, сражался при Вавре, Грохове и Остроленке. Получив затем приказ преследовать Гелгуда, он отправился с отдельным отрядом в Литву, где, соединившись с отрядами генерала барона Сакена и князя Хилкова, преследовал неприятеля, разбил его под Вильной и вытеснил в Пруссию. За участие в подавлении восстания 25 июня 1831 года был удостоен звания генерала, состоящего при Особе Его Величества, а 7 августа 1831 года получил орден Святого Георгия 3-го класса «В воздаяние отличнаго мужества и храбрости, оказанных в сражении против польских мятежников 7 июня под городом Вильною на Панарских высотах». 11 июня 1832 года вошёл в состав Военного совета. Умер в 1833 году бездетным, был погребён в Стрельне на кладбище Спасо-Преображенской церкви.

Награды. Российские: Орден Святого апостола Андрея Первозванного (11 мая 1829 года); Орден Святого Георгия 3-й степени (7 августа 1831 года); Орден Святого Георгия 4-й степени (26 ноября 1809 года); Орден Святого Владимира 1-й степени (3 февраля 1826 года); Орден Святого Владимира 2-й степени (1815); Орден Святого Александра Невского (11 октября 1820 года); Алмазные знаки к ордену Святого Александра Невского (2 июня 1825 года); Орден Белого орла (Царство Польское, 1818); Орден Святой Анны 1-й степени с алмазами (17 сентября 1814 года); Орден Святой Анны 2-й степени (1811); Орден Святого Иоанна Иерусалимского (1800); Знак отличия «За XL лет беспорочной службы» (1828); Золотая шпага «за храбрость» с алмазами (1813). Иностранные: Австрийский орден Леопольда, командорский крест (Австрийская империя, 1814); Военный орден Максимилиана Иосифа, командорский крест (Королевство Бавария, 1814); Орден Красного орла 1-й степени (Королевство Пруссия, 1819); Орден Красного орла 2-й степени (Королевство Пруссия, 1814); Кульмский крест (Королевство Пруссия, 1816).

Михаил Николаевич Кумани (греч. Μιχαήλ Κουμάνης; 1770-1865, Николаев) – русский адмирал. Сын контр-адмирала Николая Петровича Кумани. Родился в 1770 году в семье Николая Петровича Кумани. В 1789 году в чине гардемарина зачислен в Черноморский флот и через два года был произведен в чин мичмана. На Чёрном море командовал лансоном № 5, 14-пушечным крейсерским судном «Принц Александр», лансоном «Ерофей», габарой «Валериан», 8-пушечной шхуной № 2, 8-пушечной бригантиной «Алексей» и 18-пушечным корветом «Павел». Участвовал в русско-турецкой войне 1806-1812 годов и в 1809 году был произведён в чин капитан-лейтенанта; 26 ноября 1810 года награждён орденом Святого Георгия 4-q степени. В кампании 1812-1813 годов командовал транспортным судном «Прут», а в 1814-1816 годах – 32-пушечным фрегатом «Везул». В 1816 году был произведён в чин капитана 2-го ранга. В 1817-1821 годах служил в Черноморском адмиралтейском департаменте в Николаеве. В 1821 году Кумани был назначен командиром 74-пушечного корабля «Максим Исповедник», а в следующем году – командиром 29-го флотского экипажа. В 1823 году произведён в чин капитана 1-го ранга и назначен командиром 84-пушечного корабля «Пимен»; 9 декабря 1826 года награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с надписью «35 лет». Во время русско-турецкой войны участвовал в 1828 году в осаде Анапы и взятии Варны, за что был награждён золотой саблей с надписью «За храбрость». В следующем году, в чине контр-адмирала Михаил Николаевич при взятии крепости Сизополь командовал отрядом в составе кораблей «Императрица Мария», «Пантелеймон», «Пимен», фрегатов «Рафаил» и «Евстафий», а также трёх канонерских лодок (335 орудий) с десантом 1162 человека и был награждён орденом Святой Анны 1-й степени. В 1833 году, командуя отрядом судов, участвовал в экспедиции на Босфор и высадке десанта на азиатском берегу Босфорского пролива, в местечке Ункиар-Скелесси. 1 января 1843 года был назначен членом общего присутствия Черноморского интендантства и в том же году был произведён в чин вице-адмирала. В 1855 году был назначен членом Адмиралтействсовета и 25 октября того же года был произведен в чин адмирала. После отставки Михаил Николаевич проживал в Николаеве, где и скончался в 1865 году.

Феодосий Ревелиоти, Теодосиос Ревелиотис (греч. Θεοδόσιος Δ. Ρεβελιώτης; 1771 год, Нестани Аркадии – …) – деятель греческого национально-освободительного движения против турецкого ига, генерал российской армии и крупный землевладелец Крыма. Его владения включали Алупку, Ореанду и Ливадию. Теодосиос Ревелиотис родился в селе Нестани Мантинеи в Аркадии в 1771 году и был старшим из трёх братьев Ревелиотисов. В молодом возрасте Теодосий был вовлечён в борьбу греческих Клефтов против осман. Был вынужден найти убежище на острове Итака, находившимся под контролем Венецианской республики. Здесь он познакомился с Ламбросом Кацонисом и Андреасом Андруцосом, отцом будущего героя Греческой революции Одиссея Андруцоса. Ревелиотис присутствовал на крещении Одиссея, по приглашению крёстной матери младенца и жены Кацониса, Марии. Ревелиотис последовал за Кацонисом и Андреасом Андруцосом в их первоначальной каперской деятельности на русской службе, в ходе русско-турецкой войны 1787-1792 годов. 11 августа 1791 года Россия подписала с турками перемирие, а 29 декабря Ясский мир. Греция в этом договоре даже не упоминалась. Генерал Тамара приказал Кацонису отвести свои суда в Триест, и там разоружить их. Но Кацонис, разгневанный тем что русские, как и в Первую Архипелагскую экспедицию решили свои задачи и бросили греков, отказался разоружить флотилию и продолжил войну. Война стала греческой. Ревелиотис принял участие в морском сражении при острове Андрос, в котором «поражение было достойное победы». Кацонис закрепился в Порто Кайо на полуострове Мани. 5 июня 1792 года 20 турецких кораблей и французский фрегат «Modeste» атаковали силы Кацониса в Порто Кайо. Маниоты дали возможность Кацонису покинуть бухту. Кацонис на малом судне добрался до острова Китира, а затем до острова Итака. Андреас Андруцос, с горсткой земляков, прошёл с боями через весь Пелопоннес и добрался до своих гор в Средней Греции. Судьба Андруцоса была трагической: пытаясь в дальнейшем добраться до России и встретиться с Кацонисом, он был арестован венецианцами в Спалато (Далмация) и передан туркам. После 4-летних пыток в Константинопольском «Баньо» он был утоплен в Босфоре в 1797 году. Ревелиотис последовал за Кацонисом в Россию. Пройдя в России военную переподготовку, получив звание тысячника и уже под именем Феодосий Ревелиоти, он принял командование греческим батальоном Балаклавы. Во главе греческого батальона Ревелиоти принял участие в подавлении мятежей, подстрекаемых турками, крымских татар и был дважды ранен. За проявленные командные способности и героизм, Ревелиоти был награждён орденом Святого Георгия и дослужился до звания генерала. Николаос Ригопулос пишет, что некоторое время Ревелиоти служил при царском дворе. Под его портретом из греческих источников написано: «Теодосиос Д. Ревелиотис, российский генерал, адъютант Екатерины Второй». Крымские краеведы описывая историю Ливадии и Воронцовского дворца именуют его «одним из генерации екатерининских орлов» и делают упор на приобретённые им земли на Южном берегу Крыма: «Генерал владел земельной собственностью, сопоставимой со здешними владениями князя Потемкина. История доброй половины южнобережных имений начинается с покупки земель у Ревелиоти. Теодосий Ревелиотис не разрывал связи со своим Отечеством и, будучи российским генералом, стал членом тайной греческой революционной организации «Филики Этерия». Историками отмечен его первый денежный перевод, для подготовки восстания, в 1820 году. Греческая революция разразилась в 1821 году. Ревелиотис, находясь ещё при царском дворе, сделал в 1823 году перевод денег на имя Папафлессаса, который был тогда военным министром революционного правительства Греции. Но, как пишет участник войны, священник и историк, Амвросиос Франдзис, эти деньги были истрачены на греческую междоусобицу. Тем временем, младшие братья Ревелиотиса, Яннис и Николаос, принимали участие в боях на Пелопоннесе и были отмечены Дмитрием Ипсиланти во время осады Триполицы. Под командованием Теодора Колокотрониса братья приняли участие в сражениях при Дервенакии против Драмали-паши и при Трикорфа, против египтян Ибрагима-паши. Братья приняли участие и выжили в «Леонидовом сражении» Папафлессаса при Маньяки. С восхождением на трон Николая I, политика России в Греческом вопросе стала более активной. По окончании русско-турецкой войны в 1829 году, генерал Феодосий Ревелиоти был в составе российской делегации, руководимой Алексеем Фёдоровичем Орловым и подписавшей Адрианопольский мир. Подпись Ревелиоти, вместе с другими подписями, стоит под статьёй признания турками независимости Греции.

Михаил Петрович Бутурлин (13 мая 1786 года – 26 июня 1860 года, Москва), генерал-лейтенант (с 1841). Из древнего дворянского рода. Старший сын отставного капитана лейб-гвардии Измайловского полка. Получил хорошее домашнее образование, основательно овладел иностранными языками. В марте 1807 поступил на службу эстандарт-юнкером в Кавалергардский полк. В рядах полка участвовал в войне с Францией в 1807 году, совершив поход в Пруссию. В 1808 году произведен в корнеты, а в 1810 году – в поручики. В марте 1811 года назначен полковым адъютантом. Участник Отечественной войны 1812 года. В мае этого года был назначен старшим адъютантом 1-й кирасирской дивизии. Отличился в сражениях под Смоленском и Бородино. Принимал участие в сражениях под Тарутино, Малоярославцем, Вязьмой и Красным. В рядах Кавалергардского полка принимал участие в Заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. В 1817 году назначен адъютантом начальника Главного штаба Е.И.В. князя П.М. Волконского. В 1818 произведен в полковники и прикомандирован к посольству в Париже. С октября 1927 по 1929 в командировках в различных губерниях империи, в том числе в Оренбургском крае, дважды заслужив за это время Высочайшее благоволение. В октябре 1929 вышел в отставку и поселился в Москве. В 1831 вновь принят на службу, состоял по кавалерии. С декабря 1831 по 1843 занимал пост Нижегородского военного и гражданского губернатора. По отзывам современников, проявил себя энергичным и деятельным администратором: не было такой отрасли, в которую бы он ни вникал, ежедневно работая с 6 часов утра до поздней ночи. Строгое соблюдение законов, ровное и любезное со всеми обращение, и полная доступность снискали ему всеобщее уважение. В ноябре 1846 вышел в отставку с мундиром и пенсией. Удостоен ряда высших российских и иностранных орденов: Орден Святого Иоанна Иерусалимского (1805 год); Орден Святой Анны 3-й (4-й) степени (1812 год); Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом (1812 год); Орден Святой Анны 2-й степени (1813 год); Кульмский крест (1813 год); Орден Святого Владимира 3-й степени (1831 год); Орден Святого Станислава 1-й степени (1833 год); Орден Святого Георгия 4-й степени (3 декабря 1834 года, за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах); Орден Святой Анны 1-й степени (1835 год, императорская корона к этому ордену пожалована в 1836 году); Орден Святого Владимира 2-й степени (1840 год). Проживал в Москве, где и скончался. Похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Дмитрий Константинович Ипсиланти

Дмитрий Константинович Ипсиланти, Димитриос Ипсилантис (греч. Δημήτριος Υψηλάντης; 1793 год – 3 января 1832 года, Вена) – второй сын Константина Ипсиланти, брат Александра Ипсиланти. Офицер русской службы. Член Филики Этерия. Высадился в июне 1821 года в Морее и принял на себя именем своего брата руководство восстанием в ходе греческой войны за независимость. Несмотря на популярность своего имени, он скоро потерял почти всякий престиж, этому всего более содействовали его слишком явные притязания на корону. В январе 1822 года он был избран президентом первого народного собрания, но уже на нём оказался в меньшинстве со своей «военной» партией. Оставил свой пост в 1823 году. После этого был одним из многих вождей инсургенционных отрядов. 25 сентября 1829 года ему удалось вынудить турецкого главнокомандующего Аслам-Бея подписать капитуляцию, что положило конец активным боевым действиям в Греции. Оставил греческую службу в 1830 году вследствие несогласия с некоторыми мероприятиями Каподистрии.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Глава VI. Правительство Каподистрии (1827-1832)

Николаос Петимезас

Николаос Петимезас (греч. Νικόλαος Πετιμεζάς; 1790, село Судена, Калаврита – 1865, Калаврита) – участник Освободительной войны Греции 1821-1829 годов. Николаос родился в 1790 году в селе Судена, недалеко от города Калаврита, ном Ахайя в знатной семье. В 1804 году после убийства турками его отца, Николаос нашёл убежище на острове Закинтос, где вступил в греческий легион, который последовательно находился под российским, французским и британским командованием. На Закинтосе, в декабре 1818 года, его посвятил в тайное революционное общество «Филики Этерия» П. Папагеоргиу, более известный как Анагностарас. После начала Греческой революции 1821 года Николаос вернуся на Пелопоннес, где 21 марта 1821 года вместе с братом Василисом и военачальником Н. Солиотис возглавил 600 повстанцев и после 5-дневного боя с местными мусульманами занял город Калаврита. Вместе с братом Василисом Николаос представлял Калаврита 26 мая на Пелопоннеском конгрессе. 13 апреля 1827 года по приказу военачальника Караискакиса Георгиос Петимезас высадился на полуостров города Пирей и, атакуя турок, вышел и соединился с другими отрядами в районе сегодняшней таможни Пирея. В июне 1827 года командующий египетской армии на Пелопоннесе Ибрагим потребовал повиновения от монахов монастыря Мега Спилео (греч. Μέγα Σπ ήλαιο – Большая пещера). Петимезас во главе отряда в 600 бойцов занял монастырь. Ему на помощь подошёл военачальник Фотакос с сотней бойцов. 23 июня Ибрагим расположил 3 тыс. своих войск в горах над монастырём, 12 тыс. турок-египтян расположились к юго-востоку от монастыря, к северо-востоку расположился греческий военачальник Ненекос, покорившийся Ибрагиму и предавший революцию, чьё имя стало нарицательным именем предателя в греческом языке. 24 июня, видя, как турки гонят из окрестных сёл скот и людей как скот в рабство, монахи пристыдили военачальников, обвинили в бездействии и решили показать, как нужно воевать. Около сотни монахов во главе с игуменом Герасимосом Торолосом, сменив рясу на фустанеллу, бросились в атаку. Военачальники были вынуждены последовать в бой за монахами, которые, согласно Фотакосу, убили вдвое больше турок нежели воины Петимезаса и Фотакоса. После этого победного боя, который номинально прошёл под командованием Петимезаса, Ибрагим не стал тратить время и силы на монастырь и снял осаду. После освобождения Николаос Петимезас стал депутатом парламента, представляя епархию Калаврита. В мае 1833 года король Оттон объявил о создании жандармерии. Петимезас вступил в жандармерию, стал одним из первых её офицеров и дослужился до звания генерала. Николаос Петимезас умер в Калаврита в 1865 году.

Приложения

Греческая кавалерия

Греческая кавалерия (греч. Ελληνικό Ιππικό) периода Освободительной войны Греции 1821-1829 годов является непосредственной предшественницей кавалерии королевства Греция. По объективным историческим причинам, греческая кавалерия периода Освободительной войны была сформирована практически с нуля. Несмотря на это, её роль в войне была заметной, а после войны она создала предпосылки создания кавалерии Греческого королевства.

Османская оккупация населённых греками земель привела к массовой миграции населения за пределы Османской империи и в её пределах. Нежелающие уживаться с мусульманами искали места ориентируясь на транспортную инфраструктуру – но от обратного: чем дальше от дорог, тем лучше. Так стали заселяться горные регионы, которые никогда до того, ни в античную ни в византийскую эпоху, не населялись. Равнина в основном стала местом жизни мусульман, а в дальнейшем и евреев, а горы – местом жизни греков, таким образом, по образному выражению историка А. Вакалопулоса, «горы спасли и сохранили греческую нацию». Одновременно, в городских центрах и равнинных регионах два ограничения, установленных османами для христиан лишали последних права носить оружие и ездить верхом. В том, что касается ношения оружия, со временем в горах образовались две военизированные социальные прослойки греческого населения – клефты и арматолы. Имя клефт (греч. κλέφτης – вор) было дано турками и греками имущими как выражение презрения и страха к тем из горцев, кто избрал путь вооружённой борьбы и защиты населения как от турок, так и от вновь образуемой греческой знати. Появление на дорогах разбойников вынуждало турок иногда сотрудничать с клефтами. Так появились арматолы (греч. αρματολός – несущий оружие), несущие службу на перевалах и которым были подвластны предоставленные им под контроль территории. Переход из клефтов в арматолы и обратно был постоянным явлением. Кроме того, появились горные регионы, где власть осман была лишь номинальной, и жители которых с оружием руках в течение трёх веков защищали свою свободу. Важнейшими из них были Мани на Пелопоннесе, Сули в Эпире и Сфакья на Крите. Однако в том, что касается кавалерии, и клефты с арматолами, и маниоты, сулиоты и сфакиоты придерживались тактики горной иррегулярной войны в пешем строю и не располагали кавалерийской традицией. К началу Освободительной войны (1821) Греция располагала группами населения, имевшими опыт иррегулярной войны на суше, а также коммерческими кораблями и их экипажами, чей морской военный опыт ограничивался борьбой против берберийских пиратов. Значительно хуже обстояло дело с кавалерией, которую восставшая Греция была вынуждена воссоздать практически с нуля.

Греческое восстание в Молдавии и Валахии. Дунайские княжества, находились на стыке интересов и столкновений Османской, Российской и Австрийской империи. С начала XVIII века господарями или князьями этих полуавтономных княжеств назначались отличившиеся на службе Османской империи константинопольские греки-фанариоты. Эти господари создали при своих дворах гарнизоны из так называемых «арнаутов» (то есть носящих юбку-фустаннелу), в основном греков или эллинизированных православных албанцев. Находясь на территории свободной от османских ограничений, они создали в составе этих гарнизонов довольно большие кавалерийские отряды, насчитывавшие несколько сотен всадников. Созданная в Одессе в 1814 году, греческая революционная организация «Филики Этерия», поставившая себе целью освободить Грецию от османского ига, создала подпольную сеть кроме собственно греческих земель и в Дунайских княжествах, надеясь на поддержку господарей и на участие их воинских отрядов в Освободительной войне. Усилиями гетериста и российского дипломата Г. Левентиса, Г. Олимпиос и Я. Фармакис возглавили гарнизон господаря Валахии Иоанна II Караджи. Конный отряд С. Фокианоса в составе этого гарнизона насчитывал до тысячи всадников, в основном греков и сербов. План гетеристов предусматривал отъезд возглавившего организацию Александра Ипсиланти на Пелопоннес, где предполагалось начать восстание, в то время как Г. Олимпиос и С. Фокианос должны были поднять восстание в Валахии, за 10 дней до начала восстания на Пелопоннесе, чтобы отвлечь внимание и силы осман. «Совершенно неожиданно», 24 октября 1820 года, Ипсиланти принял решение начать военные действия в княжествах, и известил об этом руководителей гетеристов на местах. Олимпиосу и Фокианосу он дал приказ арестовать господаря Валахии Александра Суцу, сформировать временное правительство и обеспечить переправу через Дунай. Одной из причин изменения начального плана Ипсиланти, историк Д. Фотиадис считает необоснованную информацию, полученную от Фокианоса, что планы гетеристов стали известны султану. Изменение плана вызвало необходимость привлечь к восстанию население Молдавии и Валахии. Олимпиос привлёк для этого Т. Владимиреску, который, как и он, служил в русской армии во время русско-турецкой войны 1806-1812 годов и командовал пандурами в войсках господаря Константина Ипсиланти. 17 января 1821 года, воспользовавшись смутой, вызванной злоупотреблениями господаря Александра Суцу и предсмертной агонией последнего, Владимиреску, сопровождаемый бойцами Олимпиоса, прибыл в Тырговишти и предпринял первые шаги. После смерти Суцу, Владимиреску с небольшим отрядом арнаутов отправился по сёлам Малой Валахии поднимать восстание. К нему присоединились его бывшие соратники пандуры, ставшие его основной силой. Поскольку турки не могли, согласно русско-турецкому договору, ввести войска в Валахию, они, не подозревая, поручили подавление восстания Владимиреску тем, кто в действительности и были его организаторами – Олимпиосу и Я. Фармакису. И тогда «начались комедийные сцены» когда Владимиреску преследовали действительные организаторы восстания.

Начало военных действий в Дунайских княжествах. 16 февраля 1821 года на сходке гетеристов в Кишинёве, было принято решение начать военные действия. Ипсиланти дал приказ Фокианосу и Олимпиосу взять Бухарест и Яссы. 22 февраля 1821 года А. Ипсиланти, с группой сподвижников перешёл Прут, провозгласив начало Греческой революции. 24 февраля Ипсиланти обратился к соотечественникам с воззванием, которое начиналось словами «Сражаюсь за Веру и Отечество». 26 февраля, в храме Святой Троицы в Яссах, было освящено знамя восстания». 1 марта Ипсиланти выступил из Ясс, во главе, по разным источникам, от 800 до 2 тыс. повстанцев и прибыл в Фокшаны 10 марта, где у него было несколько дней для организации своей армии. Ипсиланти организовал отряд кавалерии, командование которого было в дальнейшем поручено В. Каравиасу. Значительные средства для организации этого отряда предоставил правитель Молдавии Михаил Суцу (младший). Греческий исследователь К. Авгитидис, проживший многие годы в эмиграции в Одессе, ссылаясь на историка XIX века И. Филимона, пишет, что в армию Ипсиланти вступили 180 казаков, под командованием грека В. Мосхулиса. Авгитидис не уточняет если эти казаки прибыли на конях и с оружием. Учитывая то, что, следуя политике Священного союза и соблюдая строжайший нейтралитет, российский император Александр I запретил оказывать гетеристам какую-либо помощь, и закрыл границу с Княжествами не только для греков подданных России, но для греков подданных других стран, сама по себе подобная информация вызывает интерес. По разным источникам кавалерийские части, которыми Ипсиланти действительно располагал или считал, что располагает, насчитывали до двух тысяч всадников, что само по себе было для региона и эпохи значительной в цифрах силой. Некоторые источники, игнорируя кавалерийские отряды греков под иностранными флагами в предшествующие века (страдиоты и пр.), именуют эти силы первой организованной греческой кавалерийской частью с падения Византии в XV веке. В целом в армии Ипсиланти на одного всадника приходилось 3 пехотинца. Однако половина кавалерии (тысяча Фокианоса) только номинально была под командованием Ипсиланти. Остальные сотни были сформированы на скорую руку, не имели достаточной подготовки и не располагали подготовленными офицерами. Кроме того, у Ипсиланти не было как генерального плана действий его армии, так и плана действий кавалерии в частности. Из разношёрстных повстанцев Ипсиланти выделил и организовал отряд студентов-волонтёров из греческих общин Молдавии, Валахии, Одессы и Австро-Венгрии. Он верил, что эта молодёжь станет ядром и душой его армии и дал этому отряду имя древнего фиванского «Священного отряда». По завершению спешной военной подготовки отряда и принятия присяги, А. Ипсиланти передал знамя командиру Священного отряда, бывшему полковнику русской армии, Георгию Кантакузину, которого Ипсиланти вскоре отстранил от командования. 18 марта Ипсиланти, и его армия подошли к Плоешти, где он произвёл осмотр своих войск. Здесь адъютантом Священного отряда был назначен один из основателей «Филики Этерия» А. Цакалоф. 25 марта Ипсиланти подошёл к Бухаресту. Но двумя днями раннее, в церквях города была зачитана анафема Ипсиланти и революции за подписью Константинопольского патриарха. Раннее от действий Ипсиланти отмежевался Российский император Александр I. Это внесло сумятицу в разношёрстную армию Ипсиланти, который стал терять контроль над армией, четверть которой, к тому же, была без оружия. Армия стала разлагаться, не войдя ещё в контакт с противником. Лишь «Священный отряд», состоящий из «полных энтузиазма молодых идеологов», остался не подверженным разложению. После входа османских войск, с разрешения России, в Дунайские княжества и ряда сражений Ипсиланти отошёл к предгорьям Карпат.

Предательство Владимиреску и переход кавалерийского отряда Фокианоса на сторону турок. Фокианос осознал, что информация о предполагаемом участии России в событиях была лишь тактической уловкой гетеристов, но подписался под обращением греческих военачальников к российскому императору. 1 мая турецкие войска, с разрешения России, вошли в княжества. Комендант Бухареста Фокианос и Владимиреску остались в городе и оба, пытаясь спастись, начали свою игру. Владимиреску, через консула Австрии, вёл переговоры с турками, ожидая стать господарем Валахии, и обещая им нейтрализовать Ипсиланти. 8 мая, в один и тот же день, Владимиреску и Фокианос подняли свои флаги. С Трикупис пишет, что план Фокианоса был «более сатанинский, нежели план Владимиреску». Он решил истребить и Ипсиланти, и Владимиреску. Он знал, что покаяния было недостаточно и нужно сопроводить слова действиями. Заключив «волчий договор» с Владимиреску, он продолжал играть роль верного соратника Ипсиланти. 15 мая при приближении турок к Бухаресту, Владимиреску бежал в горы в расположение Олимпиоса. Во главе своей верной тысячи всадников, Фокианос также оставил город и направился в ставку Ипсиланти в Тырговишти, предупреждая Ипсиланти беречься от Владимиреску. В тот же день турки вошли в Бухарест, казнив по указке румынских бояр 150 греков, сербов и болгар сторонников Ипсиланти. Владимиреску продолжил переговоры с турками. 21 мая Олимпиос, узнав о смуте в лагере Владимиреску, прибыл в Голешти, где стояли 3 тысячи валашских пандуров. Обвинив публично своего бывшего друга в предательстве и, заручившись согласием пандур, он отправил Владимиреску в лагерь Ипсиланти в Тырговишти, под трибунал. Владимиреску был приговорён к смерти, но Каравиас, и адъютант Ипсиланти поляк Гарновский исполнили приговор таким образом, что это стало злодейским убийством. Факт готовившегося удара Владимиреску против гетеристов не оспаривался и их противниками, но спешный суд и убийство практически лишили гетеристов поддержки местного населения в ходе войны на чужой территории. 27 мая турки осадили монастырь Дочету у Тырговишти. Хотя победа у монастыря стала одним из героических эпизодов войны, бежавший с поля боя капитан Дукас принёс панику в Тырговишти. В этот момент, 29 мая, Фокианос «снял маску» гетериста, отправился к Кехая бею и покорился, обещав взять Ипсиланти в плен. Во главе своей тысячи всадников и 2 тысяч османских всадников, он бросился преследовать Ипсиланти, настиг его арьергард, и, взяв в плен 20 гетеристов, отрубил им голову, в подтверждение преданности османам.

Сражение при Драгашани – кавалерия Каравиаса как виновник гибели «Священного отряда». В последовавшем сражении при Драгашани 7 (19) июня гетеристы потерпели поражение и потеряли надежду на счастливый исход своей кампании в княжествах. Сражение началось и развивалось не по планам Ипсиланти. 7 июня 1821 года, в отсутствие Г. Олимпиоса и в нарушение приказа, В. Каравиас повёл свой конный отряд против лагеря осман у Драгашан, провоцируя их на бой. По разным источникам число всадников Караваса не превышало 800. Турки вскоре убедились в малочисленности отряда Карависа и окружили его. «Священный отряд», возглавляемый Николаем Ипсиланти, насчитывавший 375 человек поспешил на выручку, но неожиданный отход Каравиаса оставил отряд без поддержки кавалерии. Не успев выстроится в каре, отряд был рассечён османской конницей на две части. Бой был упорным и кровопролитным: все сотники, знаменосец отряда, 25 офицеров и 180 рядовых пали на поле боя, 37 рядовых были взяты в плен и посланы в Константинополь, где и были обезглавлены. К концу боя подоспел Олимпиос, спасший остальных 133, в том числе командира Отряда Николая Ипсиланти и адъютанта А. Цакалофа. Было спасено знамя «Священного отряда». Современный английский историк Дуглас Дакин пишет, что выжившие «Священного отряда» обязаны своей жизнью мужественной контратаке Олимпиоса. В последнем приказе от 8 июня 1821 года, Ипсиланти обращаясь к своей армии упоминает добрым словом лишь офицеров и рядовых «Священного отряда» и отмечает их самопожертвование: «Вы же тени настоящих эллинов и Священного отряда, павшие жертвами предательства, но ради благополучия Отечества, примите через меня признание своих единородцев! В скором времени обелиск будет возведён, чтобы увековечить ваши имена…». В том же обращении, Ипсиланти предал «проклятию греков соплеменников нарушившего клятву и предателя Савву (Фокианоса)», первым среди проклинаемых им персон.

Конец Фокианоса и его кавалерийской тысячи. Фокианοс, с верной ему тысячей греческих и сербских всадников, преследовал остатки армии Ипсиланти. В монастыре Козиа он блокировал капитана Диамантиса с немногими бойцами и гарантировал им жизнь. Однако сразу после их сдачи, отправил их в Константинополь, где им отрубили головы. После чего он осадил безымянного сербского архимандрита с 300 бойцами в ущелье Колчи. Гетеристы дали бой и прорвались в австрийскую Трансильванию. Но австрийцы выдворили их назад, на османскую территорию, где архимандрит был взят в плен, отослан в Бухарест и казнён. Кехая бей отозвал Фокианоса в Бухарест, для «награды победителей». Фокианос был счастлив. Оставив 400 всадников для пограничной службы, 6 августа, во главе 600 всадников, Фокианοс вступил в Бухарест. 7 августа, Фокианос и 27 всадников прибыли в особняк, где располагался Кехая бей. 25 всадников остались во дворе, Фокианос, в сопровождении двух, поднялся к Кехая бею, но не дошёл, будучи пристреленным вместе с двумя соратниками в коридоре особняка. Оставшимся во дворе удалось лишь дорого продать свою жизнь. В ходе боя на улицах города, турки отсекали головы как убитым людям Фокианоса, так и жителям Бухареста. Кехая бей, просчитав, что количество принесённых ему голов стало превышать число людей Фокианоса, приказал прекратить резню, «не потому что насытился кровью, но из экономии». Головы Фокианоса и его двух соратников были отправлены в Константинополь.

Начало восстания в Греции. 23 марта, в день, когда патриарх предал анафеме Ипсиланти и революцию, греческие повстанцы, в основном маниоты, вошли без боя в столицу Мессении, город Каламата. Возглавляли их Петрос Мавромихали (Петробей) и Теодорос Колокотронис. Был образован Сенат Мессении во главе с Мавромихалисом. От имени Сената Мавромихалис обратился к христианским правительствам с заявлением, что греки отныне снова свободны и предпочтут смерть, если им будут навязывать турецкое ярмо. В сражениях последующих месяцев повстанцы следовали излюбленной тактике клефтов в пешем строю, но благодаря трофеям стали создаваться предпосылки создания кавалерийских отрядов. Так в сражении при Василика 25 августа повстанцы захватили 800 коней. При взятии Триполицы 23 сентября (5 октября) 1821 года было взято большое количество оружия, но коней было немного, как следствие голода, пережитого осаждёнными османами. Среди пленных было и большое число конюхов христиан, в числе которых был, и белградский болгарин Кристе Дагович. Кристе, по одним данным, сам перешёл на сторону греков, по другим – спас свою жизнь, целуя крест перед военачальником Никитарасом. Кристе возглавил кавалерийский отряд из освобождённых и добровольцев – сербов и болгар и впоследствии, под именем Хадзихристос в силу своих перипетий, внёс заметный вклад в становлении греческой иррегулярной кавалерии, а затем, после египетского плена и возвращения в Грецию, в становлении регулярной кавалерии. Во главе своего отряда в 1822 году Кристе принял участие в сражении при Куртеса (Коринфия). В феврале 1822 года небольшой кавалерийский отряд оказывал содействие силам Одиссея Андруцоса в его безуспешной осаде города Каристос. Осада была прекращена 15 февраля, в силу внутригреческих политических конфронтаций. Но этапом для становления кавалерии повстанцев стало вторжение на Пелопоннес в июле – августе 1822 года Драмали – паши, чья армия в 40 тысяч человек на 3/4 была при конях, хотя кавалерия как таковая насчитывала 8 тысяч клинков. В результате разгрома Драмали-паши при Дервенакии 8-10 августа 1822 года, в котором принял участие небольшой отряд кавалеристов Хадзихристоса, в руки повстанцев попало огромное количество трофеев, включая коней.

Регулярная кавалерия. Законодательной датой рождения кавалерии новой Греции является, 1 апреля 1822 года, когда, через год после начала революции, временный парламент в Коринфе принял закон (Η’ Νόµος) о создании регулярной армии. Среди прочего закон предусматривал в составе регулярной армии кавалерийского корпуса (части), который подразделялся на тяжёлую и лёгкую кавалерию. Это подразделение, полностью соответствовала существовавшим тогда для этого рода войск требованиям, согласно которым тяжёлая кавалерия была главной ударной силой на поле боя, в то время как лёгкая кавалерия использовалась в основном для прикрытия и разведки. Однако в том, что касается кавалерии, закон (Η’ Νόµος) от 1 апреля 1822 года длительное время оставался неосуществлённым, в силу отсутствия подготовленного личного состава, но и необходимых средств. В 1825 году командование регулярного корпуса (полка) греческой армии было передано французскому филэллину, полковнику Ш. Фавье. В составе регулярного корпуса (полка) армии, в Афинах был создан корпус (соединение) кавалерии (Σώµα Ιππικού) который состоял из трёх ил: пикинеров (Λογχιστών), карабинеров (Καραβινοφόρων) и драгун (Ανίππων), по 80 человек в каждой. В этом корпусе тяжёлую кавалерию представляла ила пикинеров, лёгкую – ила карабинеров. Командиром первой регулярной кавалерийской части возрождающейся Греции стал француз майор кавалерии (Επίλαρχος – эпилархос) Реньо де Сен-Жан д’Анжели, который впоследствии стал маршалом Франции. С материальной точки зрения положение кавалеристов было более привилегированным по сравнению с солдатами других родов армии. Кроме рациона им полагалась месячная сумма в 25 грошей, против 20 артиллериста и 16 пехотинца. После того как восставшая Греция получила британский заём, греческая кавалерия заказала в Англии 500 английских кавалерийских мундиров и оружие для того же числа кавалеристов. Новые мундиры стали использоваться с августа 1826 года. Базой кавалерии первоначально был Нафплион. С октября 1825 года база регулярной кавалерии была переведена в Афины. В конце февраля-начале марта 1826 года, кавалерия приняла участие во второй, и также неудачной, осаде Каристоса, которую предпринял регулярный полк полковника Фавье. Кампания была произведена при неблагоприятных погодных условиях и при полном отсутствии снабжения кавалерии со стороны правительства. Действия кавалерии в кампании были отличными, но были омрачены утерей боевого знамени. Игумен знаменосец кавалерии был окружён турками в ходе кавалерийской атаки. Не располагая другим средством обороны от окруживших его турок, игумен стал бить их древком знамени, используя его как копьё. Знаменсец был зарублен и умер на знамени у позиции Ликόрревма. Однако несмотря на героическую смерть знаменосца, потеря знамени в этой кампании стала причиной того, что в течение нескольких десятилетий после этого эпизода греческой кавалерии было отказано в праве иметь собственное боевое знамя. Кроме этого, разочарованный неудачей майор Реньо, после возвращения экспедиционного корпуса в Среднюю Грецию, подал в отставку и вернулся во Францию. Командование кавалерией принял португальский филэллин Антонио Алмейда. Во главе регулярной кавалерии и в звании полковника Алмейда отличился в 1826 году у города Триполи, Пелопоннес, разгромив колонну регулярной египетской армии Ибрагима-паши. В марте 1827 года кавалерия Алмейды воевала под командованием Караискакиса в Аттике. В октябре-ноябре 1827 года кавалерийский отряд Алмейды принял участие в неудачной экспедиции Фавье на остров Хиос.

Многие участники Освободительной войны становились кавалеристами по стечению обстоятельств, на короткий период или в ходе считанных боёв. Один из самых характерных примеров – пример второго по значимости военачальника той войны после Т. Колокотрониса, военачальника Г. Караискакиса. Памятники этому военачальнику установлены по всей Греции и почти везде он изображён верхом на коне. Но Караискакис не был кавалеристом и происходил из клефтов. Этот «Ахиллес современной Греции», как его именует поэт К. Паламас, был незаконным сыном клефта Димитриса Караискоса и соблазнённой им монашенки монастыря, где этот клефт остановился ночевать. Д. Фотиадис характерно пишет, что это соблазнение было «благославленным часом для Греции». Беременная монашенка была изгнана из монастыря, родила сына в пещере и прожила с ним там многие годы. Это наложило отпечаток на характер Караискакиса, но и подорвало ему здоровье с детского возраста. Пройдя трудный жизненный путь клефта-арматола, проявив свои способности военачальника в первые годы Греческой революции, Караискакис летом 1826 года стал главнокомандующим повстанческих сил Средней Греции, которая к этому времени вновь была закабалена турками. В октябре 1826 года, начав поход по освобождению Средней Греции, главнокомандующий Караискакис был тяжело болен, обострился туберкулёз которым он страдал многие годы. Караискакис выступил в поход 25 октября во главе 2500 бойцов. Поскольку он не мог ходить по горным тропам, бойцы несли его на носилках. 28 октября, в ходе налёта турецкой кавалерии на колонну, больной и с трудом стоящий на ногах. Караискакис запрыгнул на первого попавшегося коня и впервые в своей жизни возглавил кавалерийскую атаку немногочисленных групп кавалеристов Никитараса, Панурьяса, Султаниса и Димитриоса Каллергиса. Одержав победу в кратковременном бою и познав преимущества кавалерийской атаки, больной Караискакис впредь и до своей гибели возглавлял атаки только верхом на коне. Ещё до начала похода, в августе 1826 года, Караискакис попросил Колокотрониса, чтобы тот выслал ему в помощь отряд иррегулярной кавалерии. Колокоторонис выслал отряд Хадзимихалиса, который прибыл в расположение Караискакиса в ноябре. Сразу по прибытии кавалерии, Караискакис попытался ложной атакой и отходом спровоцировать турок выйти за бастионы городка Домбрена. Однако входе вылазки, Я. Султанис, не поняв манёвра, попытался остановить отход и был окружён турками. Караискакис и П. Какламанос с 5 кавалеристами бросились на спасение Султаниса, но сумели лишь отбить тело погибшего. Последовала блестящая победа Караискакиса при Арахове, на этот раз без кавалерийских подвигов главнокомандующего. Завершив поход, в марте 1827 года Караискакис подошёл к Мегара, где в последовавшем бою возглавил атаку своей немногочисленной кавалерии, в которой отличился Х. Хадзипетрос, в будущем один из самых известных кавалерийских офицеров Греческого королевства. В апреле 1827 года и перед началом Битвы при Фалероне, в одной из своих непредвиденных и им самим кавалерийских атак, Караискакис забыл свою саблю и бил турок прикладом своего ружья. Он погиб в ходе спровоцированной и незапланированной им кавалерийской атаки: Утром 22 апреля неожиданно началась перестрелка в плавнях Фалера, где позиции держали островитяне, под командованием шотландца Д. Уркварта. До сих пор не получены ответы на вопросы – почему в этот день англичане расщедрились на вино солдатам, почему Уркварт не остановил подвыпивших бойцов от несанкционированного боя. Пьяная переделка переросла в бой. Турки бросили в бой подкрепления. Островитян бросился спасать Никитарас, но после его ранения греки отступили. Верхом на коне прибыл Караискакис и с немногочисленной кавалерией гнал турок к устью реки Кифисос. Здесь Караискакис был тяжело ранен в живот. Он сошёл с коня и обращаясь к Тзавеласу сказал: «Об одном прошу тебя, не подпускай ко мне врача франка (то есть европейца)». Караискакиса подняли на голет «Спартанец». Здесь его навестили два его соратника, которым он сказал получившие в дальнейшем огласку слова: «Я знаю виновника, если выживу отомстим». Историк Фотиадис пишет: «Заговор, привёдший к убийству Караискакиса, был исполнен в лучших традициях Британской империи». Караискакис умер утром 23 апреля. В дальнейшем его останки были перезахоронены на месте, где он раненным сошёл с коня, перед сегодняшним стадионом пирейского футбольного клуба Олимпиакос, несущим его имя. Сразу после смерти Караискакиса последовала Битва при Фалероне, в которой повстанцы ведомые, а точнее руководимые с расстояния англичанами Кохрейном и Чёрчем, потерпели самое большое поражение на протяжении всей войны. Лагерь повстанцев распался, Средняя Греция в очередной раз перешла под османский контроль, что удовлетворяло британским стремлениям не допустить включения Средней Греции в воссоздаваемое греческое государство.

Иррегулярная кавалерия. Несмотря на принятие решения о создании корпуса регулярной кавалерии, на всём протяжении войны, параллельно с регулярной, продолжали действовать и отряды иррегулярной кавалерии. Эти отряды именовались по именам их командиров – Хадзихристоса, Хадзимихалиса и др. Получив 200 трофейных коней и трофейные пики, Хадзихристос организовал отряд в 200 всадников, в основном из греков македонян, освобождённых конюхов болгар и сербов. В 1824 году отряд Хадзихристоса принял участие в греческой междоусобице на стороне правительственных войск. В 1825, в начале высадки египетской армии на Пелопоннес, отряд Хадзихристоса принял участие в сражении при Кремиди, закончившемся поражением повстанцев. Приняв участие в обороне Наварина, при прорыве осаждённых Хадзихристос попал в плен и был вывезен в Египет, где оставался на положении раба до 1828 года. Был обменян на турецких и египетских пленных, вернулся и получил звание полковника кавалерии (Ίππαρχος – иппархос). Деятельность и героическая гибель конного отряда Хадзимихалиса ушла в другое измерение и стала легендой. Эпирот Михалис Далианис, с началом Греческой революции вернулся в Грецию из Триеста, где он проживал. Привезя с собой груз оружия и деньги, Хадзимихалис организовал и содержал свой кавалерийский отряд. 13 июня 1825 года он принял участие в Лернейской битве вместе с И. Макрияннисом и К. Мавромихалисом. В августе 1825 года, во главе своих 80 всадников принял участие в бою при Алониста. В марте 1826 года, вместе с Н. Криезотисом, черногорцем Мавровуниотисом и С. Лиакопулосом, высадился под Бейрутом, посланный греческим правительством в помощь эмиру Ливана Баширу. Однако, когда греческие повстанцы высадились в Ливане, оказалось, что эмир продолжал сотрудничать с османами. С боем греческим повстанцам удалось добраться до кораблей и вернуться в Грецию. По возвращению отряд Хадзимихалиса был направлен под Каристос, где оказал содействие регулярным частям Фавье при их отходе. В августе 1826 года Хадзимихалис, во главе своего конного отряда. примкнул к силам Георгия Караискакиса. В ноябре, под командованием Караискакиса, принял участие в походе в Среднюю Грецию, после чего принял участие в конной атаке в начале Битвы при Фалероне, в ходе которой Караискакис был смертельно ранен.

В реальной истории в январе 1828 года Хадзимихалис со своей сотней кавалеристов был отправлен морем на Крит. Далианис вместе с 600 пехотинцами и 100 кавалеристами высадился первоначально на островке Грамвуса, и через два месяца направился в Сфакью, центр революции на Крите. Жители Сфакьи, подобно обитателям пелопоннесской Мани, только номинально признавали власть осман. С оружием в руках они отстаивали свою свободу в ряде критских восстаний. Хадзимихалис прибыл в Сфакью 4 марта, но сфакиоты, воевавшие непрерывно 7 лет, не проявили энтузиазма и советовали ему уйти, чтобы не провоцировать осман. На слова Хадзимихалиса «не переживайте, пусть придут и 50 тысяч турок, вы увидите, как воюем мы в Румелии», сфакиоты отвечали, что грекоязычные Критские мусульмане воюют лучше турок, которых знал Хадзимихалис. Хадзимихалис со своими бойцами и немногими критянами взял Франгокастелло, венецианскую крепость XIV века, на побережье Ливийского моря. Мустафа Наили-паша, проводя осторожную политику, заявил выступая из Ханья, что его целью являются только пришельцы. Не получив поддержки от критян, Хадзимихалис решил опередить события. 8 мая он со своей кавалерией и немногими критянами атаковал силы Османа-паши, вышедшего из Ретимнон на соединение с Мустафой и одержал победу. Осман-паша ушёл за стены Ретимнона, а Хадзимихалис вернулся во Франгокастелло. Мустафа обратился к Хадзимихалису, которого он знал по Константинополю, с письмом, требуя капитуляции. Он также написал письмо сфакиотам, информируя их, что Сфакья не является целью его похода и просил их не вмешиваться. Мустафа Наили-паша выступил с османо-албанскими силами (8000 пеших и 300 всадников) 13 мая 1828 года. 16 мая он разбил лагерь в получасе от Франгокастелло. Хадзимихалис располагал 660 бойцами, его кавалерия насчитывала 60 всадников. Он принял рискованное решение дать бой перед крепостью. 18 мая он получил письмо от сфакиотов, которые советовали оставить крепость и занять позицию в горах. Хадзимихалис ответил: «Благодарю сфакиотов за то, что они жалеют нас. Советую им перехватывать в ущельях разбежавшихся коней паши». На повторное письмо своего друга Мануселиса, Хадзимихалис ответил: «Пусть подымется на самую высокую вершину и смотрит как мы воюем». 18 мая Мустафа атаковал бастионы возведённые Хадзимихалисом вне стен. Бастион его адъютанта К. Аргиокастритиса был взят османами. Из 123 защитником в живых осталось пятеро. Видя это, защитники других бастионов стали отходить к крепости, Хадзимихалис с кавалерией атаковал турок, чтобы дать возможность отступавшим уйти за стены. У крепостных ворот шёл рукопашный бой. Ворота не закрывались, и защитники крепости стали убивать мулов и завалили ворота их тушами. Хадзимихалис, видя, что не может войти в крепость, галопом попытался пройти через строй османов, был окружён, но не сдался. Погиб в бою, где был убит и его конь. Отрубленную голову Хадзимихалиса османы принесли Мустафе, но бакшиша не получили, поскольку Мустафа хотел заполучить Хадзимихалиса живым. В этом бою погибло 338 греков, среди них почти все кавалеристы Хадзимихалиса Мустафа потерял 800 человек. Историк Коккинос ставит бой у Франгокастелло в один ряд с другими Леонидовыми сражениями той войны: Битвой при Аламане Афанасия Дьяка, Битвой при Карпениси Маркоса Боцариса и битвой при Маньяки Папафлессаса. Оставшиеся в живых защитники крепости оборонялись ещё неделю. Большинство защитников были из Эпира. Некоторые из них знали албанский язык и вели переговоры со стен с албанцами Мустафы. Албанцы и сам Мустафа с симпатией отнеслись к «землякам». 25 мая Мустафа позволил осаждённым уйти с оружием в руках. Позже Мустафа выслал дочери Хадзимихалиса бумаги, найденные при нём, и его сломанный в бою меч.

Реорганизация армии. Граф Иоанн Каподистрия, бывший министр иностранных дел России и первый официальный правитель воссоздаваемой Греции, высадился в Нафплионе 8 января 1828 года, а 9 января прибыл на остров Эгину. При ознакомлении с делами государства, секретарь (министр) финансов Лидорикис заявил Каподистрии «у нас нет не только денег, но и казны как таковой». В свою очередь, военный министр А. Влахопулос заявил «у нас нет армии, нет боеприпасов, нет ничего в том, что касается моего министерства». На момент прибытия Каподистрии повстанцы удерживали лишь несколько островов, Нафплион, восточный Пелопоннес, Мани, Элефсис и небольшой регион на западе Средней Греции.

Кроме того, что армия испытывала недостаток во всём необходимом, она состояла из множества немногочисленных, разношёрстных и недисциплинированных отрядов. Командиры этих отрядов именовали себя «генералами» и часто не подчинялись указаниям правительства. Одним из первых шагов Каподистрии стала реорганизация этой иррегулярной армии, которую он разбил на тысячи. «Генералы» были понижены в тысячники, что встретило сопротивление. С прибытием Каподистрии Алмейда стал инспектором регулярной кавалерии и ему была поручена реорганизация этого рода войск. В 1828 году, мундиры кавалеристов были заменены на подобные французским по инициативе баварца полковника К. Гайдека, который сменил Фавье в должности командира корпуса (полка) регулярной армии. В 1829 году греческая кавалерия состояла из 4 ил – двух ил копьеносцев и двух ил карабинеров, и базировалась в городе Аргос. После того как Алмейда стал инспектором кавалерии, на должность командира кавалерии был назначен полковник Хадзихристос (Дагович), происходивший из иррегулярной кавалерии. Перед своим назначением Хадзихристос находился в плену в Египте и был выкуплен. Заместителем Хадзихристоса стал Димитриос Каллергис.

Действия кавалерии на последнем этапе войны. Не сумев предотвратить Греческую революцию которая нарушала статус, установленный Священным союзом, Великие державы стали ориентироваться на создание маленького автономного греческого государства, аналогичного Дунайским княжествам. При этом границы этого государства не должны были выходить за пределы Пелопоннеса. Особенно усердной в этом вопросе была Британская империя. Посланные для утверждения мира в регионе, эскадры Великих держав препятствовали греческим операциям на Хиосе и Крите. На момент прибытия Каподистрии в страну, Средняя Греция вновь перешла под османский контроль и её освобождение стало одной из основных военно-политических задач Каподистрии, с тем чтобы поставить европейскую дипломатию перед свершившимся фактом. 14/26 апреля 1828 года Россия объявила туркам войну, что согласно Каподистрии стало «гарантией исполнения наших надежд». Одновременно, 30 мая Россия предоставила Греции заём в 1.500.000 рублей, который Каподистрия использовал для отвоевания Средней Греции. Это вызвало возмущение британской дипломатии, которая заявила, что отвлекая силы осман Каподистрия продолжает работать на Россию. Осенью 1828 года, несмотря на протесты англичан, греческие войска начали кампанию по освобождению восточной части Средней Греции. 28 октября тысяча Диовуниотиса и кавалерийский отряд Папазоглу одержал победу над османами при Левадии. 5 ноября гарнизон города сдался. Однако 14 декабря из Ламии выступил Махмуд паша с 6 тысячами пехотинцев и 600 всадниками, что вынудило Диовуниотиса и его тысячу отступить. Лишь Папазоглу и его 48 всадников оказали сопротивление и дали возможность жителям окрестных деревень спастись. Наступившая зима стала союзницей греков и 8 февраля 1829 года Махмуд паша и его армия вернулись в Ламию. На западе Средней Греции, 10 марта 1829 года, К. Дзавелас, и кавалерия Хадзихристоса осадили прибрежную крепость Антирио. После того как к крепости подошли и греческие корабли, албанский гарнизон крепости сдался и, получив «бесу» (греко-албанское слово чести) был перевезён на греческих кораблях в Авлону. 15 марта пехотинцы Дзавеласа, и всадники Хадзихристу осадили Навпакт, который турки сдали 17 апреля. После чего 2 мая решил сдаться турецкий гарнизон города и крепости Месолонгиона. Примечательно, что турки игнорировали прибытие британского фрегата «Мадагаскар», пытавшегося прервать сдачу и не стали отменять своего решения. Следуя букве Лондонского протокола 22 марта 1828 года, англичане требовали, чтобы греческие войска вернулись на Пелопоннес Их дипломатический демарш был подкреплён протоколом Великих держав, принятым сразу после начала кампании греческих сил в Средней Греции 16 ноября 1828 года, который вновь ограничивал будущие границы греческого государства Пелопоннесом. Тем временем и несмотря на надежды российского императора Николая I завершить войну в 1828 году, окончание войны ожидалось не раннее весны 1829 года.

Весенняя кампания русской армии была более успешной, Дибич перешёл Балаканы и 19 августа встал перед Адрианополем и принял капитуляцию османского гарнизона. В последовавшем Адрианопольском мирном договоре, среди 16 параграфов, параграф № 10 касался греческого вопроса, в котором Османская империя признавала Лондонские договоры 1827 и 1829 годов, что означало признание турками греческого государства, которое, однако оставалось под османским сюзеренитетом.

Каподистрия поручил освобождение восточной Средней Греции Дмитрию Ипсиланти, дав ему звание маршала (!). До мая 1829 года Д. Ипсиланти освободил почти всю восточную Среднюю Грецию, кроме Фив и Аттики и вёл военные действия на дороге связывающей Фивы и Халкиду, которую удерживали османы. На помощь подошёл Хадзихристос со своей кавалерией. Сбор урожая приобрёл для турок региона Халкиды первоочерёдную важность и 10 июня, когда они начали собирать свой урожай, 156 кавалеристов Хадзихристоса и 300 пехотинцев начали преследовать турок на полях. Хотя турок было в 3 раза больше, они были разрознены и побежали. Подоспели турецкие подкрепления из Эвбеи. В бою погибли около 100 турок и 16 были взяты в плен. 21 июня 500 турок безуспешно атаковали греческие позиции в Мавровуни. 23 июня войска Ипсиланти нанесли поражение трёхкратным силам турок. В ходе этого сражения, кавалеристы Хадзихристоса победили в кавалерийском бою многократные силы турецкой кавалерии. В середине июля отряд добровольцев из разных частей Ипсиланти и 120 кавалеристов под командованием Костаса Сирписа (Хадзихристос отсутствовал) устроили туркам засаду в Месовуни. Прождав без результата всю ночь, они обнаружили утром что турецкий обоз обошёл Мавровуни и шёл по равнине в Пири. Тогда 70 кавалеристов Сирписа, посадив на своих коней 50 пехотинцев, ринулись на обоз на равнине. Но на атаковавших обрушились 300 турецких кавалеристов и 600 пехотинцев. Кавалеристы и пехотинцы Сирписа потеряли 60 человек убитыми и 70 раненными. Через несколько дней, 500 греческих пехотинцев, и кавалерия Хадзихристоса устроили засаду в том же месте. 30 греческих пехотинцев появились перед турецкой колонной в качестве наживки. Преследуя их турецкая колонна подверглась атаке ожидавших в засаде греков и потеряла убитыми около 150 и раненными около 200 человек. Однако турецкое командование в восточной Средней Греции непрерывно получало указания о переброске сил на север, против наступавшей русской армии. Получив информацию о выходе трёх колонн османских войск на север, Ипсиланти перекрыл им дорогу у села Петра. Кавалерия расположилась западнее села Спалинари, к западу от Петры. Возглавляемые Хадзихристосом и под генеральным командованием Дмитрия Ипсиланти, 130 кавалеристов приняли участие в победном сражении при Петра в сентябре 1829 года, ставшем последним сражением Греческой революции. Греческие кавалеристы отбили все атаки превосходящих турецких кавалерийских сил. 14 сентября турки подписались под всеми греческими условиями, включая территориальные уступки в Средней Греции, лишь бы пропустили. Ни греки, ни османы не знали, что всё было окончено 10 днями раннее подписанием Адрианопольского мира.

Адрианопольский мир послужил причиной резкого поворота британской политики. Опасаясь что автономная Греция, как и Дунайские княжества, будет подвержена вмешательствам не только осман, но и русских, английская дипломатия стала требовать для воссоздающегося греческого государства независимости. Каподистрия умело использовал документы, подписанные турками после их поражения при Петре для утверждения греческого контроля в Средней Греции. Англичане были вынуждены принять этот контроль, постаравшись при этом оставить вне греческих границ Акарнанию, примыкавшую к находившейся под британским протекторатом Ионической республике. 23 апреля 1830 года Великие державы вручили новый протокол османам, которые были вынуждены признать, в отличие от предыдущих протоколов, независимую Грецию, с территорией в два раза превышающую территорию, указанную Адрианопольским миром.

По окончании Освободительной войны, в конце 1829 года, регулярная кавалерия насчитывала 4 илы: две илы копьеносцев и две илы карабинеров. Кавалерия базировалась в городе Аргос и командовал ею Димитриос Каллергис. Восстановление разорённой войной страны диктовало необходимость сокращения армии и в феврале 1831 года Каподистрия предпринял новые реформы в армии, которые коснулись и кавалерии. Под командованием Димитриоса Каллергиса, кавалерия приняла участие в подавлении мятежа против Каподистрии в июле 1831 года. 27 сентября 1831 года, первый правитель Греции, Иоанн Каподистрия был убит. Страна вступила в период политической анархии, в результате которой регулярная армия была расформирована. Согласно армейским историографам, регулярная кавалерия была расформирована и была воссоздана с восхождением на престол Греции короля Оттона.

Греческая артиллерия

Греческая артиллерия (греч. Ελληνικό Πυροβολικό) периода Освободительной войны Греции 1821-1829 годов является непосредственной предшественницей артиллерии Греческого королевства. По объективным историческим причинам, Греческая артиллерия периода Освободительной войны была сформирована практически с нуля. Несмотря на это, после войны она создала предпосылки создания Артиллерии Греческого королевства.

С началом Греческой революции, по объективным причинам, иррегулярные силы повстанцев не располагали артиллерией. Первые орудия были отбиты у турок в боях или получены от филэллинских комитетов и от греческой диаспоры. Подготовленных артиллеристов не было, за исключением немногочисленных волонтёров из греческой диаспоры и филэллинов служивших в иностранных армиях. Кроме того, на территориях материковой Греции перешедших под контроль повстанцев и близко не было того, что напоминало бы производство пушек и боеприпасов. Создание полевой и горной артиллерии повстанцев началось с нуля. Исключением были торговые греческие корабли, благодаря «проклятию» пиратства. Акватория Средиземного моря была ареной деятельности пиратов, в основном берберийских. Д. Фотиадис пишет, что кроме навыков навигации и управления парусами, навыки рукопашного боя и стрельбы из стрелкового оружия и пушек стали столь же необходимыми, чтобы не потерять судно и груз и не оказаться рабом на берберийском берегу. Он пишет, что «пираты, ставшие проклятием и анафемой, оказали огромную услугу нашему Отечеству. Без них наши корабли были бы невооружёнными, и наши моряки были бы без боевого опыта, а без флота не видать нам Свободы». К началу революции около 500 с