Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

15
4

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα)

Доброго времени суток, дорогие друзья!
Продолжаю публикацию материалов по теме «Великая Греция». Первая часть темы посвящена Греческой революции 1821 года и войне за независимость 1821-1829 годов. В первой главе повествуется о Греческой революции 1821 года, в том числе о греческом восстании в Молдавии и Валахии, восстании непосредственно на территории Греции и провозглашении греческого государства в начале 1822 года. Глава подготовлена на основании исторических источников и энциклопедий. Исторические события представлены в хронологической последовательности и взаимосвязи. Так как, в данный период событий, связанных с альтернативным развитием истории не происходит (начнутся только с 1826 года), статья отнесена к рубрике «реальная история».

Предидущие части

Часть I. Греческая революция 1821 года и война за независимость 1821-1829 годов

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Греческая революция (греч. Ελληνική Επανάσταση του 1821) и Греческая война за независимость (греч. Ελληνικός Πόλεμος της Ανεξαρτησίας του 1821-1829) от Османской империи, началась в 1821 году и завершившилась в 1829 году Адрианопольским мирным договором, по которому Греция стала независимым государством. Греки были первыми из народов, покорённых Османской империей, кто обрёл независимость (не считая Черногории, фактически независимой с конца XVII века).

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Призыв к восстанию

Содержание:

Глава I. Греческая революция (1821)

Восстание в Молдавии и Валахии 1821 года

Восстание против Османского владычества было поднято группой заговорщиков под предводительством Александра Ипсиланти, состоявшей в значительной степени из российских офицеров греческого происхождения. Возглавить освободительное движение предлагалось Иоанну Каподистрии, однако тот, занимая важные дипломатические посты в российской администрации, длительное время считал для себя невозможным участвовать в восстании, официально Россией не поддерживаемом. При назначении нового господаря в Валахии в 1821 году там произошел бунт. Посланные Турцией на усмирение арнауты присоединились к восставшим. В то же время Али-паша Янинский отказался повиноваться турецкому султану. 5 января 1821 года, по приказу султана, Хуршит с 5000 солдат из гарнизона Триполицы направляется к городу Янина в Эпире, чтобы возглавить султанские войска, ведущие осаду сепаратиста Али-паши Тепеленского, так же, как и Хуршит, албанца. Это оказалось, как ничто другое на руку планам греческого тайного общества Филики Этерия, которое приняло решение начать восстание в 1821 году.

Русский генерал, этнический грек, князь Александр Ипсиланти (греч. Αλέξανδρος Υψηλάντης), самовольно оставив службу, прибыл в Молдавию и в марте призвал греков к свержению ига. К нему собралось до 6 тысяч инсургентов. Восстание началось 6 марта 1821 года, когда Александр Ипсиланти, сопровождаемый несколькими другими греческими офицерами российской армии, пересёк реку Прут с небольшим отрядом греческих гетеристов и призвал народ дунайских княжеств к восстанию против османского владычества. Но затем, в результате конфликта между греками и румынскими повстанцами под руководством Тудора Владимиреску, Владимиреску был убит.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Князь Ипсиланти Александр Константинович 6 марта 1821 года

Бой за Галац 1 мая 1821 года

Бой за Галац (греч. Μάχη τού Γαλατσίου) произошедший 1 мая 1821 года стал первым крупным сражением в княжествах Молдавия и Валахия между революционерами греческой Филики Этерия и войсками Османской империи, на первоначальном, Придунайском, этапе Освободительной войны Греции 1821-1829 гг.

Не имевшие до того, согласно договорам 1812 года, право иметь войска в княжествах, турки после Лейбаха получили согласие российской стороны на ввод войск для подавления бунта. Из Константинополя выступили 25 тыс. янычар, чьё командование, вместе с придунайскими гарнизонами, возглавил правитель Силистрии Селим Мехмет. В конце апреля комендант крепости Браила Юсуф Перкофчали получил приказ отбить у гетеристов Галац. Перкофчали выступил располагая 2 тыс. пехотинцев, 3 тыс. всадников и артиллерией.

Оборона Галаца была поручена греческому военачальнику Танасису Карпенисиотису, который к тому времени сумел организовать гарнизон в 600 бойцов и восстановить 3 заброшенных с войны 1806-1812 годов русских бастиона, установив на них 19 пушек, посланных греками Одессы и Бессарабии. Оставив 400 бойцов для защиты города, Карпенисиотис расположил 200 бойцов на бастионах.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Танасис Карпенисиотис

30 апреля турецкий авангард перешёл приток Дуная реку Сирет, а по самому Дунаю подошли 18 вооружённых пушками шаланд для обстрела греческих позиций. Карпенисиотис взял на себя командование центральным бастионом. Левым и правыми бастионами командовали братья Манглерис с острова Кефалиния, Папас из Адрианополя, Дамианакос из Сфакия, Крит и священник Петрос Моник, покинувший Измаил и «взявший крест и оружие и пришедший для участия в священной борьбе за Веру и за Отечество».

На рассвете 1 мая 1821 года турки приступили к атаке, расположив пехоту в центре, а кавалерию по флангам. Гетеристы отбивали атаки одну за другой. Через 4 часа боя защитники правого и левого бастионов отступили, кроме гетериста Котираса и его 32 бойцов, которые продолжали сражаться, «не теряя ни одной пули без вражеской крови». Когда иссякли боеприпасы, Котирас и его бойцы, обнажив клинки, пробились через турецкое кольцо в Галац, но турки были уже в городе. Продолжая сражаться в городе, Котирас и его бойцы погибли до последнего. Карпенисиотис и 45 бойцов продолжали удерживать центральный бастион, отражая своими пушками и ружьями атаки тысяч турок, которые оставили у этого бастиона 700 человек убитыми. С наступлением темноты бой прекратился. У защитников не было никакой надежды на спасение. Перед рассветом, запалив фитили пушек для самопроизвольного выстрела, они выбросили, пользуясь старым приёмом клефтов, свои бурки. Турки разрядили по буркам свои ружья и пока турки вновь заряжали свои ружья, 20 повстанцев во главе с Карпенсиотисом сумели живыми пробиться через турецкое кольцо. Этот бой 1 мая в Галаце, хоть и завершился ущербом для греков, был достаточно славным для них и большим знамением конечной победы греков над турками.

Сражение при Драгашани 7 июня 1821 года

Этеристы отступили с боями и встали лагерем у города Рымник в 8 часах от Драгашан. Основные силы турок двинулись через Бухарест на север. Одновременно из города Видин к реке Олт направился Дервиш Паша, имевший 4 тыс. пехотинцев и 2 тыс. всадников. Эта вторая колонна заняла 4 монастыря недалеко от Драгашан. Силы второй колонны были соизмеримы с силами этеристов (в общей сложности 5 тыс. пехотинцев и 2 тыс. всадников), и Ипсиланти принял решение сразиться с ней до того, как две турецких колонны соединятся.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Петер фон Гесс «Бой Священного отряда в Драгашанах»

3 июня Георгакис Олимпиос и Николай Ипсиланти со своим «Священным отрядом», состоящим из греческой студенческой молодёжи России, Австрии и Валахии, и тысячник Каравиас с 800 всадниками оставили Рымник и направились вдоль правого берега Олта к Драгашанам. Через 2 дня выступил и Ипсиланти с основными силами. Ввиду дождливой погоды только 6 июня отряды стали подходить к Драгашанам. Олимпиос расположился у холма, впереди него «Священный отряд» и кавалеристы Каравиаса. Ипсиланти расположился в трёх часах хода от них. Приказ Ипсиланти был не предпринимать действий без команды. На рассвете 7 июня командир передовых турецких частей Кара Феиз, обнаружив перед собой противника, стал готовить оборону в Драгашанах и жечь здания, мешающие обзору. В 10 утра Каравиас, отличавшийся легкомыслием, и решил, что турки уходят и потому жгут село, и решил не терять шанс прославиться. Олимпиос, который мог его остановить, был на совещании у Ипсиланти. Молодой Н. Ипсиланти не смог сдержать его. Каравиас со своими кавалеристами атаковал монастырь Сербаништи, вызывая туркок выйти из него, но тем временем турки из трёх других монастырей окружили и атаковали его, убив 140 всадников Каравиаса. Ипсиланти, видя трагическое положение Каравиаса, собрал «Священный отряд», воины которого до того «собирали черешню, чтобы утолить голод», и быстрым маршем пошёл на выручку. Однако Каравиас, получив помощь «Священного отряда» и возможность вырваться из окружения, ушёл с поля боя вместе с частью кавалеристов к холму. Теперь на поле боя остались только 300 пехотинцев «Священного отряда» с 2 орудиями и 200 кавалеристов. Кара Феиз, видя, что отряд остался без прикрытия, бросил на него все силы. Первая атака турок была отбита. Молодёжь греческого отряда отказывалась сдаваться. Турецкая кавалерия рассекла каре на две части. 120 бойцам удалось вырваться к руслу сухого ручья, где они продолжили отчаянно отбиваться. В это время на выручку к ним подошёл Хоркас со своими 50 пандурами, Олимпиос и безымянный сербский архимандрит, дав возможность спастись остаткам «Священного отряда». Турки взяли в плен 37 бойцов отряда и отправили их в Константинополь, где все они после пыток, были обезглавлены.

Войско этеристов рассыпалось. 8 июня Ипсиланти издал последний приказ, украсив эпитетами своих соратников и почтив память только «Священного отряда»: «Вы же тени настоящих эллинов…». После поражения у Драгашан Александр Ипсиланти 13 июня Ипсиланти простился с Олимпиосом и направился к австрийской границе с целью через Триест добраться до восставшей уже Греции, но вместо обещанного транзита, Ипсиланти и его сопровождение были заключены австрийцами, провели 2 года в застенках замка Паланок в Мукачеве, а в 1823 году были переведены в крепость Терезин в Чехии. После изменения русской политики он был выпущен на свободу по ходатайству императора Николая I 22 ноября 1827 года, будучи уже тяжело больным. Поездка из Терезина в Вену в зимних условиях усугубила его и без того тяжёлое состояние. 19 января этерист Лассанис передал ему, что Иоанн Каподистрия направляется в Грецию, чтобы возглавить страну, и уже находится на Мальте. Александр успел прошептать «Слава тебе, Господи» и вскоре умер на руках своей возлюбленной княжны Констанции Разумовской. Новость о смерти Александра была получена Каподистрией, когда он уже принял правление страной. Брат Александра Димитрий получил сообщение о его смерти от Каподистрии, будучи командующим армии Средней Греции, в греческом лагере в городе Мегара, Аттика. 15 мая в Мегаре по команде Димитрия 7 тысячами винтовок был произведен залп в честь человека, начавшего Освободительную войну. Димитрию было суждено завершить войну, начатую его братом, в последнем и победном её сражении, Битве при Петре.

17 июня «новый Леонид» Афанасиос Карпенисиотис и его 400 соратников, отказавшись перейти на российский берег Прута, погибли в битве при Скулени. Фармакис и Олимпиос продолжали воевать в княжествах до сентября. 5 сентября Олимпиос и его соратники взорвали себя и осаждавших их турок в монастыре Секку. Яннакис Колокотронис с сотней бойцов пробился к Дунаю, переправился через него и прошёл с боями через Болгарию и Северную Грецию до полуострова Пелопоннес, подоспев на помощь своему родственнику Теодору Колокотронису, осаждавшему турок в Триполице.

Битва под Скулянами 29 июня 1821 года

Битва под Скулянами между греческими этеристами и османскими войсками состоялась 29 июня 1821 года на турецком берегу реки Прут, в присутствии многочисленных сторонников на русском берегу. Помочь грекам они не имели права, так как войны между Россией и Османской империей в тот момент не было.

13 июня турки вошли в Яссы. Офицер русской армии, князь Георгий Кантакузен начал готовить редут на правом (турецком) берегу реки Прут, около Скулени, на том же месте, где несколько месяцев тому назад Ипсиланти перешёл реку и начал военные действия. Кантакузен обратился к остаткам этеристов с призывом собраться здесь и защитить редут, но когда сотни этеристов откликнулись на призыв, Кантакузен уже перешёл реку на русский берег. На встрече, которая состоялась на российской стороне реки, Кантакузен уже убеждал греческих военачальников, что нет более никакой надежды и что им следует со своими людьми перейти на другой берег вслед за ним. Наградив Кантакузена бранными эпитетами, военачальники вернулись назад. На сборе бойцов был задан вопрос, кто из них останется, чтобы принять смерть – откликнулись 400 бойцов. На совете военачальников был выбран командиром Танасис Карпенисиотис. Редут, носивший форму треугольника, был укреплён 8 орудиями. Не имея времени на дальнейшее укрепление, этеристы рубили деревья и городили их перед редутом, чтобы использовать в качестве препятствия для турецкой конницы.

17 июня, всего лишь через 10 дней после Сражения при Драгэшани, турецкий военачальник Кехая-бей вышел из Ясс с 4 тыс. всадников, 2 тыс. пехотинцев и 6 орудиями. Согласно Эмерсону, силы турок превосходили силы этеристов в 10 раз. Турки заняли деревню. На российском берегу выстроились 2 батальона пехоты и батальон казаков, под командованием генерала Забанева. На берегу собрались также молдавские и греческие беженцы из Ясс. Прибыл и губернатор Бессарабии (полномочный наместник Бессарабской области) генерал Инзов.

Ставракас со своими бойцами с острова Крит и области Эпир атаковал деревню и начал истребление засевших там турок. Вскоре началась атака турецкой кавалерии, которая была вынуждена отступить под огнём 8 греческих орудий. Затем в атаку пошла турецкая пехота, но и она вынуждена была отступить. Кехая бей начал готовить свои орудия, но боялся, что по ошибке какое-либо ядро может залететь на российский берег, поэтому послал гонца к русским. Ответ генерала Забанева был: «Если хоть одно ядро залетит на российскую территорию, я отвечу». Турки поделили свои войска на 2 части и попеременно безуспешно атаковали позиции греков в течение 8 часов. В какой-то момент некоторые российские пехотинцы бросились перебираться на помощь, и офицеры с пистолями в руках были вынуждены останавливать их.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Петер фон Гесс «Битва под Скулянами»

В битве погибли такие греческие военачальники как Инцес, Данглиострос, Магларис, Сфаелос, Контогонис, Софианос, кап. Барбалиарис с острова Кефалиния. Раненный Карпенисиотис перед смертью смог убить двух турок. Нескольким этеристам удалось переправить последних тяжелораненых, Паппаса и Карагеоргиса, на левый берег. Через некоторое время после сражения, обращаясь к греческому писателю и политику Яковаки Ризо-Неруло, генерал Инзов сказал: «Если бы у Ипсиланти было 10 тыс. таких как эти, он бы смог противостоять сорока тысячам турок».

Последствия восстания в Молдавии и Валахии 1821 года

Янис Фармакис и Георгакис Олимпиос продолжали воевать в дунайских княжествах до сентября. Они, во главе 350 бойцов, предприняли попытку пробраться в российскую Бессарабию, а оттуда в Грецию. Окружённые большими турецкими силами в монастыре Секку, в сентябре 1821 года повстанцы оказали многодневное сопротивление. После 14 дней обороны, 23 сентября 1821 года Фармакис и большинство защитников монастыря сдались под гарантии турок и австрийца Вольфа. Олимпиос и 11 бойцов забаррикадировались на колокольне и когда турки ворвались на монастырский двор и попытались забраться наверх, защитники колокольни взорвали себя и атакующих. Все сдавшиеся под гарантии турок и Вольфа были вырезаны. Фармакис был доставлен в Константинополь, где после пыток был публично обезглавлен. Яннакис Колокотронис с сотней бойцов пробился к Дунаю, переправился через него и прошёл с боями через Болгарию и Северную Грецию до полуострова Пелопоннес, подоспев на помощь своему родственнику Теодоросу Колокотронису, осаждавшему турок в Триполисе.

Поражения, нанесенные турками гетериотам при Драгашанах и монастыре Секку, официальное объявление Россией, что она не имеет ничего общего с движением революционных гетерий, положили конец движению греков. В первый день Пасхи 10 апреля 1821 года Константинополе был повешен в воротах своего жилища в полном архиерейском облачении константинопольский патриарх Григорий V, которого подозревали в сношениях с гетериями, и с ним казнены три митрополита. Однако это разнесло пламя восстания по всей Греции и сильно восстановило против Турции Россию, которая прервала с ней дипломатические отношения. Все эти события были негативно восприняты Западной Европой. Британское и французское правительство подозревали, что восстание было российским заговором по захвату Греции и даже, возможно, Константинополя. Однако вожди повстанцев конфликтовали между собой и оказались неспособны установить регулярное управление освобождёнными территориями. Все это привело к междоусобной борьбе. В Греции началась гражданская война.

Начало восстания в Греции в 1821 году

В самой Греции восстание вспыхнуло в южном Пелопоннесе (Морее), в городе Ареополисе 6 апреля 1821 года. В течение 3 месяцев восстание охватило весь Пелопоннес, часть континентальной Греции, остров Крит, Кипр и некоторые другие острова Эгейского моря.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Теодорос Вризакис «Митрополит Герман Старопатрский благословляет знамя восставших в монастыре Святая Лавра» (1865)

Повстанцы захватили значительную территорию. Турки попрятались по крепостям, а немногочисленные турецкие гарнизоны Аттики укрылись в Афинах в Акрополисе, где были осаждены греками. Острова Идра, Ипсара и Специя тоже приняли участие в восстании. На Архипелаге появился греческий флот в 80 судов. Борьба разрозненных греческих отрядов с организованной турецкой армией была очень трудна. Греки, вооруженные старинными ружьями, не имевшие артиллерии, были сильны лишь в горах, но в открытом поле не могли бороться. Хотя все греки были объединены чувством общей ненависти к туркам, но это не препятствовало проявлениям зависти и вражды между отдельными племенами, родами и их предводителями. Вредило и то, что дружины их в значительной степени состояли из жестоких и недисциплинированных клефтов. Однако, в том же году Коринф был занят монахом Грегорасом. Оттуда восстание распространилось на Коринфский перешеек, в Этолию, Аттику, Акарнанию и Ливадию. В Эпире и Фессалии управлял восстанием Одиссей. Наконец, Турция принялась за военные действия. Хуршид-паша, усмиривший Али-пашу Янинского, отрядил против греческих инсургентов Кяхви-бея, который напал на греческий лагерь при Вальдеце, но был разбит. Первый успех ободрил инсургентов, и между ними водворилось временно согласие. К ним прибыли: Дмитрий Ипсиланти, брат Александра, и князь Александр Матвеевич Кантакузин. После боя при Вальдеце греки обратили внимание на укрепленные места, в которых засели турки. И здесь успех был на стороне греков: князь Кантакузин овладел Монембисиею, Дмитрий Ипсиланти – Наварином. Триполица была взята штурмом. Вождь арматолов Марко Боцарис удачно сражался в западной Греции с Хуршидом-пашой близ Месолунг. Негрис одержал победу в Солоне, а Одиссей в сентябре разбил турок в Фессалии. Но в Македонии действия греков были неудачны. Салоникский паша захватил и разграбил полуостров Кассандру. Омер-Врионе отнял у греков крепость и город Арту. Турецкий флот разорил город Галаксиди, греческий флот грабил в то же время берега Малой Азии и производил избиение турок. Эти жестокости возбуждали против них негодование европейцев и озлобление турок. 5 октября 1821 года был взят греками главный город Мореи, Триполица.

Осада Наварина в 1821 году

Османы установили своё господство над полуостровом Пелопоннес в XV-XVIII веках. Для контроля над полуостровом, кроме города Триполи в центре полуострова, были размещены гарнизоны в прибрежных венецианских крепостях. Таковыми были Патры и Навплион на севере, Монемвасия на юго-востоке. В юго-западной области Мессения, с юга на север, расположились крепости Корони, Метони и две крепости Наварин. Город Пилос (носил также имя Наварин), на юго-западе полуострова Пелопоннес, естественная бухта которого известна с древности и отмечена многими историческими событиями. Бухта к западу закрыта от Ионического моря островом Сфактерия, вытянувшимся с севера на юг. Остров был укреплён венецианцами в Средние века. Венецианцы построили также крепость Палео Кастро или Пальокастро (Старая Крепость) на материке у северного мелководного пролива, а с юга глубоководный пролив защищала с материка Нео Кастро или Ньокастро (Новая крепость). Новая крепость была названа так, поскольку была построена позже, турками в 1573 году, после их поражения от флотов христианских государств в 1571 году при Лепанто.

23 марта 1821 года, в день, когда патриарх предал анафеме Ипсиланти и революцию, греческие повстанцы, в основном маниоты вошли без боя в столицу Мессении, город Каламата. Возглавляли их Петрос Мавромихали, (Петробей), Колокотрони, Теодор и один из первых этеристов Анагностарас. Был образован Сенат Мессении во главе с Мавромихали. От имени Сената, Мавромихали обратился к христианским правительствам заявляя, что греки отныне снова свободны и предпочтут смерть, если им будут навязывать турецкое ярмо. Каждый из военачальников в отдельности, будь он клефт, землевладелец, священник, капитан-судовладелец, доброволец из греческой диаспоры или филэллин, часто преследовал свои местнические цели, личные амбиции и интересы. Следствием этого часто было отсутствие таких понятий, как субординация и дисциплина. В особенности это проявилось в первые хаотичные месяцы войны. Колокотрони считал, что нужно прежде всего брать Триполис в Аркадии, расположенной в центре полуострова. Для Мавромихали приоритетом были «свои» области: Лакония и Мессения. Реальная сила была в руках Мавромихали. Заявив, что он в любом случае пойдёт организовывать кольцо вокруг Триполиса, в ночь с 23 на 24 марта Колокотрони со своими 30 бойцами и приданным ему в последний момент отрядом маниотов в 270 бойцов направился в Аркадию.

24 марта П. Мавромихали направил отряды своих маниотов к крепостям Монемвасия, Метони, Корони и к крепостям Наварин. 29 марта епископ Григорий Метонский поднял восстание местного населения и осадил крепость Метони. В действительности речь может идти не о осаде, а о блокаде, поскольку повстанцам, вооружённым кто чем попало и без артиллерии, эти крепости были не по силам. 11 апреля, турки из крепости Метони предприняли вылазку и сразились с повстанцами в сражении при Месохори. В сражении не было победителей, и турки вернулись в крепость. Митрополит Григорий, установив блокаду вокруг Метони, направился к Наварину. 26 марта разрозненные силы турок и мусульманское население из регионов Филиатра и Кипарисия, севернее Наварина, получили приказ стягиваться к крепостям Наварина. 28 марта турки из крепости Неокастрон предпринимают рейд на север, но в бою возле Гаргальяни терпят поражение и возвращаются в Неокастрон. Повстанцы из Филиатра-Кипарисии под командованием А. Григориадиса подходят к Пилосу с севера. 30 марта аналогичный рейд турок на восток закончился также поражением в сражении при Сулинари, и повстанцы из региона Вуфрада также начали стягиваться к Наварину. Сюда же стянулись и отряд маниотов, посланный Мавромихали и метонийцы во главе с епископом Григорием. Греческое население области Наварина восстало под руководством братьев Георгиоса и Николаоса Икономидис. Турки оставили остров Сфактирия без боя и сконцентрировали свои силы в крепостях Неокастрон и Палеокастрон. Началась четырёхмесячная блокада крепостей.

На османских и зафрахтованных кораблях шли в крепости подкрепления, боеприпасы и снабжение, а из крепостей вывозили раненных и «излишек» гражданского населения. Ни о какой реальной блокаде, без нарушения морских коммуникаций, не могло быть и речи. Из греческих островов первым восстал Спеце. Его корабли блокировали крепости Навплион, Монемвасия и Неокастрон. Одновременно флотилия 7 кораблей специотов, под командованием капитанов Г. Цупас и Н. Рафтис, 11 апреля атаковала в гавани острова Милос 26-пушечный корвет, 16-пушечный бриг и транспорт с войсками. С первым выстрелом бриг и транспорт сдались, корвет попытался уйти, но был настигнут бригом «Перикл» и взят на абордаж, сначала только 26 специотами, а затем подоспевшим вторым кораблём. Все 90 османских моряков были вырезаны. Капитан Цупас атаковал затем транспорты в заливе Эдремит и 17 апреля прошёл с гордостью возле острова Идра, буксируя 13 вражеских транспортов. Капитаны Я. Букурас и Д. Склиас потопили два транспорта у острова Иос и бриг у острова Самос. 10 апреля восстал остров Псара, а уже 20 апреля псариоты захватили транспорт с 200 солдатами на борту. Флотилия псариотов направилась к малоазийским берегам и атаковала пять транспортов с войсками – 1 был потоплен, 4 захвачены. Коммуникации крепостей на время были прерваны.

27 июля истощённый турецкий гарнизон Монемвасии согласовал условия своей сдачи. Туркам была предоставлена возможность погрузится на транспорты и направится в Кушадасы, где они и высадились. Резонанс сдачи Монемвасии был огромен: это была первая большая крепость, захваченная повстанцами. Аналогичная участь вырисовывалась и для других осаждённых крепостей. В ходе четырёхмесячной блокады и незначительных, но ежедневных столкновений, силы осаждённых шли на убыль. 14 июля из Неокастрона вышла группа из 350 человек, в основном женщин и детей. Это дало возможность осаждённым продлить оборону, но ненадолго, 7 августа обороняющиеся и оставшееся гражданское население, получив заверения о безопасности, оставили Неокастрон. Через три дня турки сдали и крепость Палеокастрон. 7 августа турки сдали крепость Неокастрон.

Осаждённые и остальное гражданское население вышли из крепости, получив гарантии беспрепятственного прохода. При сдаче произошёл инцидент, после которого вышедшие, включая гражданское население, были перебиты. Причиной инцидента, согласно Франдзису, стало недоразумение. Турки, обращаясь к грекам, использовали слова «рум», «румлар» (ромеи – то есть византийцы), гордые маниоты, не признававшие власть османов, сочли это оскорблением, ассоциируя слово «рум» со словом «райя» (раб). Сдача Палеокастрона состоялась через три дня без инцидентов и убийств. 23 июля сдалась крепость Монемвасии, а 7 августа крепость Неокастрон. Турков Монемвасии не тронули. Их посадили на корабли и высадили в Кушадасы. Однако, как только они добрались до Смирны (Измир), первое что они сделали, порезали 400 христиан. Турков Неокастрона наши перебили почти всех, несмотря на предыдущую договорённость.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Петер фон Гесс «Сдача Наварина»

После сдачи крепостей Наварина османский флот лишился самой удобной бухты полуострова, а османская армия возможности наступать с юга. Предпринятое турками вторжение на Пелопоннес с севера кончилось их поражением в битве при Дервенакии. Бухта оставалась в греческих руках до 1825 года, когда в дело подавления Греческой революции был вовлечён вассальный туркам Египет.

Осада Триполицы в 1821 году

Осада Триполицы (греч. Άλωση της Τριπολιτσάς) – взятие города Триполица греческими борцами за независимость от Османской империи 5 октября 1821 года. Падение Триполицы стало первой главной победой и одним из начальных этапов Греческой войны за освобождение от османского ига.

С началом военных действий в придунайских княжествах и получив информацию о готовящемся восстании на Пелопоннесе, Порта дала приказ Хуршиту вернуть в Триполицу от 3 до 5 тыс. солдат. Одновременно турки готовили подкрепления в Малой Азии для высадки на Пелопоннес. Турецкие власти собрали в Триполице всю церковную и экономическую верхушку Пелопоннеса и заточили её в подземелье в качестве заложников. Большинство из заложников прибыли в Триполицу добровольно, в знак своей лояльности оттоманам. Но турки не осознавали, что руководство восстания не находится в руках заложников.

23 марта, в день, когда патриарх предал анафеме Ипсиланти и революцию, греческие повстанцы, в основном маниоты вошли без боя в столицу Мессении, город Каламата. Возглавляли их Петрос Мавромихали (Петробей), Теодорос Колокотронис. Был образован Сенат Мессении во главе с Мавромихалисом. От имени Сената Мавромихалис обратился к христианским правительствам с заявлением, что греки отныне снова свободны и предпочтут смерть, если им будут навязывать турецкое ярмо. Следует отметить, не умаляя патриотизма военачальников, что каждый из них в отдельности будь он клефт, землевладелец, священник, капитан-судовладелец, доброволец из греческой диаспоры, часто преследовал свои местнические цели, личные амбиции и интересы. Следствием этого было отсутствие таких понятий, как субординация и дисциплина. В особенности это проявилось в первые хаотичные месяцы войны. Колокотронис считал, что нужно прежде всего брать Триполицу и Аркадию, расположенные в центре полуострова. Для Мавромихалиса приоритетом были «свои» области: Лакония и Мессения. Реальная сила была в руках Мавромихалиса. Заявив, что он в любом случае пойдёт организовывать кольцо вокруг Триполицы, в ночь с 23 на 24 марта Колокотронис со своими 30 бойцами и приданным ему в последний момент отрядом маниотов в 270 бойцов направился в Аркадию.

По пути к Триполице к Колокотронису присоединяются аркадийцы. 27 марта Колокотронис, заняв теснину Ай Танасис, останавливает турецкую колонну, направляющуюся в Триполицу, в составе которой были 1500 вооруженных местных мусульман из местечка Фанари, их семьи и 3 тыс. вьючных животных. После 6-часового боя и по мере истощения боеприпасов, ряды повстанцев тают. Колокотронис, оставшись только с 20 бойцами, занял мост на реке Алфей. Турки были готовы смять защитников моста, когда подоспевший Плапутас, Димитрис вынудил турок перейти реку вброд. При переправе погибло около 500 человек – мужчин, женщин, детей. Остальные турки заперлись в крепости Каритена. Собравшиеся вокруг крепости жители окрестных сёл не выполняли команды Колокотрони, ожидавшего действий турок из Триполицы. 31 марта турки выступили из Триполицы и сожгли село Салеси. Лагерь повстанцев разбежался так же быстро, как и был собран. Колокотронис остался «один со своим конём» заново организовывать лагеря-осаду Триполицы. С большими усилиями ему удаётся организовать 6 лагерей вокруг Триполицы. 10 апреля турки атакуют лагерь в Влахокерасия. Его защищают 200 бойцов из Мистра и Спарты под командованием старика А. Николопулоса и 300 маниотов. Маниоты отступили, Николопулос погиб, но его отряд удержал позиции.

В шести часах хода от Триполицы повстанцы из Калаврита удерживали село Левиди. В ночь с 13 на 14 апреля 2 тыс. турецких пехотинцев, и кавалерия атаковали их. Повстанцы отступили. Когда Стрифтопулос, старый учитель из Триполи, обращатился к ним: «Братья, умрем здесь за Веру и Родину, это позор – отступать». Из 500 повстанцев только 70 остались с учителем. Осаждённый в одном из домов турками, Стрифтопулос был сражён пулей, адъютант накрыл его буркой, обращаясь к остальным: «Старик прилёг отдохнуть, продолжайте бой». Подошедший на выручку Плапутас вынудил турок отступить, оставив на поле боя погибшими 300 своих солдат.

Самый крупный лагерь, который сумел организовать Колокотронис, находился в Валтеци и насчитывал 2 тыс. повстанцев. 24 апреля 7 тыс. турок выступили из Триполицы, направляясь для видимости к Вервене, но неожиданно развернулись к Валтеци. Началась паника. Турки вошли в село и сожгли его. Подоспевшие из других лагерей, Плапутас и Никитарас вынудили турок отступить. Но картина порезанных на куски жителей Валтеци привела к тому, что большинство повстанцев этого лагеря разбежалось по своим сёлам.

Идущий от Хуршита с подмогой в 4 тыс. албанцев Мустафа вошёл в Патры 15 апреля. После чего он сжёг Эгион, направился к Коринфу, снял осаду с крепости Акрокоринф и 23 апреля вошёл в Коринф. Затем Мустафа направился к городу Нафплион, который осаждали повстанцы региона Аргос. С моря Нафплион блокировали корабли острова Спеце под командованием адмиральши Ласкарина Бубулина. С приближением Мустафы повстанцы под командованием сына Бубулины, капитана Яннузос, опытного моряка, но без опыта военных действий на суше, заняли позиции за противопаводковой стенкой речки Ксириас. Пехота Мустафы атаковала позиции повстанцев, а кавалерия вышла им в тыл с двух флангов. Все бойцы Яннузоса погибли. Сам Яннузос, оставшись без боеприпасов, сражался, держа в одной руке свой морской нож и другой бил прикладом ружья. Сбросив с коня знатного албанца Вели-бея, Яннузос убил его ударом приклада, после чего был сам убит выстрелом другого албанца. Аргосцы подписали бумаги повиновения османам. Никитарас, попытавшийся остановить Мустафу с 300 повстанцами, в конечном итоге остался с 70 и оставил дорогу на Триполицу открытой. 6 мая Мустафа с 3,5 тыс. албанцев вошёл в Триполицу.

Первая часть турецкого плана по оказанию помощи Триполице увенчалась успехом, но основная переброска подкреплений морем из Малой Азии не состоялась. Все прибрежные крепости были осаждены, и, самое главное, у повстанцев появился флот. Из греческих островов первым восстал Спеце. Его корабли блокировали крепости Нафплион, Монемвасия и Ньокастро. Одновременно флотилия в 7 кораблей специотов под командованием капитанов Г. Цупас и Н. Рафтис 11 апреля атаковала в гавани острова Милос 26-пушечный корвет, 16-пушечный бриг и транспорт с войсками. С первым выстрелом бриг и транспорт сдались, корвет попытался уйти, но был настигнут бригом «Перикл» и взят на абордаж, сначала только 26 специотами, а затем подоспевшим вторым кораблём. Все 90 османских моряков были вырезаны. Капитан Цупас атаковал затем транспорты в заливе Адрамитион (Эдремит) и 17 апреля прошёл с гордостью возле острова Идра, буксируя 13 вражеских транспортов. Капитаны Я. Букурас и Д. Склиас потопили 2 транспорта у острова Иос и бриг у острова Самос. 10 апреля восстал остров Псара, а уже 20 апреля псариоты захватили транспорт с 200 солдатами на борту. Флотилия псариотов направилась к малоазийским берегам и атаковала 5 транспортов с войсками – 1 был потоплен, 4 захвачены. Потопив 27 мая турецкий фрегат у острова Лесбос, Димитриос Папаниколис положил начало эпопее греческих брандеров. Переброска войск морем не состоялась. Осада Триполицы и прибрежных крепостей продолжалась.

12 мая, получив подкрепление Мустафы-бея, 12 тысяч турок с артиллерией выступили против лагеря в Валтеци. 3 тысячи местных мусульман под командованием Руби-паши, заняли позицию за Валтеци, 2 тысячи расположились на склоне Арахамитес. Конница расположилась у Франговрисо, чтобы помешать греческим подкреплениям из Вервена. 4-я колонна выстроилась перед позициями старика Митропетроваса. 5-я турецкая колонна, с артиллерией, направилась на юго-запад. Валтеци был окружен со всех сторон. Командир маниотов Кирьякулис Мавромихалис, видя число турок, воскликнул: «мы пропали», но убедившись в том, что окружен, он же воскликнул: «мы спасены». Оставалось или победить, или погибнуть. Вскоре из других греческих лагерей к Валтеци подошли Колокотронис с 700 бойцами и Плапутас с 800. Руби-паша сам оказался меж двух огней. В сражении с местными мусульманами Руби-паши отличилась 40-летняя маниотка Ставриана Лакена. Но основной удар турок пришёлся на позиции Митропетроваса. 76-летний командир, сражаясь и командуя весь день стоя и не пытаясь укрыться, сумел удержать свои позиции. К полуночи сражение стихло, но с рассветом разразилось с новой силой. Руби-паша, зажатый с двух сторон, дал дымовой сигнал своим, что вынужден отступить. Видя этот сигнал, Колокотронис отдаёт приказ о всеобщей атаке. Турки в беспорядке бежали к Триполицу, потеряв 500 человек убитыми и 700 ранеными.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Петер фон Гесс «Сражение при Валтеци»

Потерпев поражение при Валтеци, турки по-прежнему осознавали, что им следует прорвать кольцо блокады, иначе Триполица обречена. Они приняли решение атаковать самый слабый и самый отдалённый греческий лагерь – Вервена. Перед рассветом 18 мая 6 тысяч турок выступили из Триполицы на Вервену. В это время из близлежащего села Долиана вышел Никитарас с приказом от Колокотрониса направиться к Нафплиону и оказать помощь в его повторной осаде. Увидев турок, Никитарас со своими 300 бойцами вернулся в Долиану и организовал оборону в самой деревне. Другая турецкая колонна направилась к Вервене. Здесь греками командовал епископ Феодорит Вресфенийский. Турки атаковали Вервену и водрузили знамёна в центре деревни. Дабы ослабить психологическое давление на повстанцев, 2 маниота подобрались и вырезали турецких знаменосцев. Греки перешли в атаку. Уходя из Вервены, турки подошли к Долиане, но здесь их атаковали бойцы Никитараса, который лично зарубил своим ятаганом дюжину турок, получив с этого дня зловещий эпитет Туркофагос (греч. Τουρκοφαγος – Туркоед). С этого момента осаждённые в Триполице турки перешли к обороне. 21 мая Колокотронис и Трупакис, с его 250 маниотами, организовывали лагерь в Заракова, в часе хода от Триполицы. Их примеру следуют и другие военачальники. 10 тысяч повстанцев блокировали 12 тысяч вооружённых турок и примерно столько же гражданского населения в Триполице.

27 июля истощённый турецкий гарнизон Монемвасии согласовал условия своей сдачи. Туркам была предоставлена возможность погрузиться на транспорты и направиться в Кушадасы, где они и высадились. Резонанс сдачи Монемвасии был огромен: это была первая большая крепость, захваченная повстанцами. Аналогичная участь вырисовывалась и для других осаждённых крепостей. 7 августа в Пилосе сдалась крепость Ньокастро, а через 3 дня крепость Пальокастро. В ночь с 9 на 10 августа 3 тысячи турок безуспешно попытались атаковать села Лука и Нестана, для обеспечения провиантом. Осаждённые вернулись в Триполицу без провианта, потеряв 400 человек убитыми и ранеными. Положение осаждённых ухудшалось изо дня в день. К голоду прибавился ещё и тиф. У местных мусульман ещё была кое-какая пища в подвалах. Пришлые голодали. Осаждённые разделились на 3 лагеря: местные мусульмане хотели спасти не только свои жизни, но и имущество и были готовы к переговорам и сдаче. Турки из османских солдат и служащих считали, что у них нет другого выхода, как прорываться к Нафплиону. Албанцы были готовы, заручившись греческим словом, выйти из-за стен и вернуться на родину. Боясь гнева султана, сторонники переговоров организовали 6 сентября якобы стихийную демонстрацию населения. Под «давлением» демонстрантов осаждённые начали переговоры. Одновременно турки подняли из подземелья оставшихся в живых греческих заложников, многие из которых были уже при смерти. 13 сентября палатка переговоров была установлена перед стенами. Но перед этим, как только ворота были открыты, из них выбежало около тысячи женщин и детей из пришлых (нетриполийских) мусульман. Греки открыли пальбу, гоня их к стенам, турки открыли пальбу, отгоняя их от стен. Этот трагический эпизод продолжался, пока греческие военачальники не сжалились над ними и не пропустили их через свои позиции. Переговоры начались в 10 утра и продолжились на следующий день. Согласно протоколам переговоров турки ставили условие ухода при оружии и со всем имуществом, а также оплаты греками фрахта кораблей для перевозки турок в Малую Азию. Колокотронис заявил, что они не выйдут из города, не сдав оружия. Турки обещали дать ответ в ближайшее время. Между тем через английского консула на острове Закинф турки получили информацию о турецкой высадке в Патрах и стали тянуть с ответом. Но албанцы не желали более ждать. 18 сентября командир албанцев Элмаз-бей обменялся с Колокотронисом словом «беса», которое и для грека, и для албанца имело больший вес против любого сургуча. Греки обязались отпустить албанцев на родину, а албанцы обязались не воевать более против греков. Для большей успокоения албанцев Колокотронис дал им в заложники своего родственника. Узнав о сепаратном мире албанцев, население Триполицы стало требовать того же. 20 сентября 4 тысячи женщин и детей выбежали из стен, но на этот раз греки выстрелами загнали их назад, чтобы отнять у осаждённых надежду продержаться дольше.

23 сентября турки назначили большой сбор в центре города. Именно в этот день Манолис Дуниас и его 50 товарищей по собственной инициативе и при помощи уловки открывают Нафплионские ворота, разворачивают орудия и начинают пальбу по дворцу. Начинается паника. Турки начинают метаться кто куда. Лишь албанцы, получившие «бесу» Колокотрониса, стоят компактной группой. Колокотронис посылает Плапутаса и тот выводит албанцев из города. Кто-то из греков провоцирует избиение албанцев, но Колокотронис встает перед ними: «только через мой труп». 2 тысячи албанцев в сопровождении Плапутаса дошли до Коринфского залива, переправились и отправились на свою родину.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Взятие города Триполица

После взятия Триполицы почти весь Пелопоннес стал ядром возрождающегося греческого государства. Турки удерживали только крепости Метони, Корони, Патры и (ненадолго) Навплион. Трофейное оружие, собранное в Триполице, значительно пополнило арсенал повстанцев в ожидании будущих боёв.

Битва при Аламане 23 апреля 1821 года

27 марта клефт Панургиас вошёл в город Амфису и блокировал турок в крепости. 28 марта Скалцас поднял восстание в Лидорикионе. 29 марта Атанасиос Дьякос вошёл в Левадию, турки заперлись в крепости, но через день крепость пала. 1 апреля Василис Бусгос, посланный Дьякосом, поднял восстание в Фивах. 6 апреля Янис Диовуньотис начал осаду крепости Будуницы. 10 апреля Панургиас овладел крепостью города Амфисы. Оставив Панургиаса осаждать крепость Будуницу, Атанасиос Дьякос направился к Фермопилам. Хуршит направил к Триполице с северо-запада через Патры Мустафа-бея с 4 тысячами албанцев. С северо-восточного направления, из Фессалии, Хуршит направил более 8 тысяч пехотинцев и тысячу кавалеристов под командованием Кесе-мехмета и албанца Омера Вриони. Перед Кесе-мехметом стояла задача пройти через восточную часть Центральной Греции, подавляя восстание, и через Коринфский перешеек направиться к Триполице и снять её осаду. Хуршит был уверен в успехе предприятия и назначил вместо себя Кесе-мехмета временным правителем Пелопоннеса.

Как и в древности, Фермопилы оставались практически единственным проходом из Фессалии в восточную часть Средней Греции. Но за многие века, к началу XIX века, к северу от Фермопил море отступило, из-за наносов реки Аламаны (Сперхиоса), что изменило береговую линию залива Малиакос и в меньшей степени теснину Фермопил как таковую. В начале века существовала также более длинная обходная горная дорога в центр Средней Греции, через ответвление которой можно было выйти к Левадии, а затем к Афинам, где повстанцы осаждали Афинский Акрополь. Трое местных греческих военачальников собравшихся 20 апреля на военный совет могли только предполагать каким путём пойдут турецкие войска и приняли решение попытаться остановить турок севернее Фермопил. Выдвинутые к равнине позиции лишали их ряда преимуществ и позволяли туркам задействовать свою кавалерию, но перекрывали туркам обе дороги на юг. Панургиас и епископ Исаия Салонский с 600 повстанцами из Амфисы заняли позицию у высоты Халкоматы (Χαλκομάτα). Янис Диовуньотис с 400 повстанцами из окрестных сел – мост на реке Горгопотамос. Атанасиос Дьякос с 500 повстанцами из Левадии занял позицию на равнине у моста реки Аламана. 1500 повстанцев должны были противостоять 9 тысяч турок и албанцев Кесе-мехмета. 23 апреля Омер Вриони с авангардом выступил из Лианокладиона и атаковал Диовуньотиса и Панургиаса. Первым отступил Диовуньотис, оставив мост Горгопотамоса и отойдя в горы. Панургиас на своей позиции пытался оказать сопротивление, но после ранения командир его люди постепенно обратились в бегство, в бою также погиб епископ Исайя.

Все силы турок обратились против греческих позиций у моста Аламаны. Начальное соотношение сил с 1:6 изменилось на 1:18. Атанасиос Дьякос, которого шотландский историк Джордж Финлей именовал «мужем/человеком заслуженно прославившимся за свою отвагу и патриотизм» остался один со своим отрядом против 9 тысячи турок. Решение Диакоса не оставлять позиции и принять бой с многократными силами противника до последнего и учитывая место сражения, историки связали последний этап сражения Аламаны с Фермопильским сражением и охарактеризовали Диакоса «Новым Леонидом». Когда все силы турок обрушились на повстанцев Диакоса, он во главе 300 повстанцев держал оборону на позиции Порья. Около 200 повстанцев держали оборону непосредственно вокруг моста. Вместо отступления он послал двух своих лучших бойцов (Бакоянниса и Каливаса) на мост, для моральной поддержки и воодушевления поколебавшихся повстанцев на мосту. Те, вместе с ещё двумя бойцами, успели занять корчму перед мостом. Началась атака турков. Василис Бусгос обратился к Дьяку: «Командир, пропадём без толку» на что получил ответ: «Дьякос своих товарищей не оставляет» – с указанием на четырёх в корчме. Но вокруг него осталось 50 повстанцев, остальные разбежались. Несколько десятков греков начали сражение, которое вскоре стало рукопашным. Десять бойцов во главе Дьякосом сумели встать за стенкой подворья монастыря Дамаста и продержались около часа. Дьякос получил пулевое ранение в правое плечо, Бусгос остался живым рядом с ним и продолжил сражаться. Но отчаяние Бусгоса стало «чудом»: он сумел пробиться через строй турок и выжить. Раненного Дьякоса взяли в плен. Защитники корчмы ещё держались. Когда около корчмы провели пленного Диакоса, они бросились спасать командира и были убиты. 24 апреля Дьякос был привезен в Ламию. Ему было предложено в обмен на жизнь стать мусульманином, после чего он получил бы высокое звание. На что он ответил «Я родился греком и умру греком». Омер-паша Вриони, происходивший из знатного албанского рода, обратившегося в ислам, был сослуживцем Диакоса в войске Али-паши, ценил его как военного, осознавал важность обращения Диакоса в ислам для подавления восстания. Но на смерти Диакоса настоял Халил-бей, знатный турок из Ламии, за пролитую турецкую кровь и в назидание другим (восставшим). Последнее слово осталось за Кёсе-Мехметом, старшим по рангу. Когда Диакоса вели к месту казни он произнёс строки, упоминаемые историками и придающим им символическое значение: «Гляди в какое время Харон меня зовёт, и травы зеленеют, и все вокруг цветёт». Осознав, что он будет посажен на кол и учитывая свои добрые отношения с албанцами и дарование им жизни при взятии Левадии, он обратился к ним со словами «не найдётся молодец-арнаут, который пристрелит меня. Неужто вы позволите халдупам (так албанцы и греки именовали азиатских турок) казнить меня позорной смертью». Его смерть наступила не раннее трёх часов с начала казни.

После Аламаны Омер Вриони медлил неделями и в конечном итоге решил обойти Фермопилы и идти на юг горной дорогой. На его пути 8 мая встал Одиссей Андруцос с сотней бойцов, в числе которых был последний соратник Диакоса, Василис Бусгос, и несколько выживших при Аламане бойцов. Турецкие потери были несравненно бόльшими нежели при Аламане, но пока турки ожидали прибытие артиллерии, сотня Андруцоса ночью прорвалась с боем. Омер Вриони и Кёсе Мехмет вновь медлили, только 26 июня взяли Левадию (её крепость сдалась 28 июня) и наконец 19 июля подошли к Афинам и сняли осаду Афинского Акрополя, установленную повстанцами. Омер-Вриони ожидал подкреплений, выступивших с севера 20 августа. Но повстанцы, в числе которых были, и многие участники начального периода сражения при Аламане и тот же Бусгос с выжившими бойцами Диакоса, разгромили при Василика, севернее места гибели Диакоса, колонну Бейрана-паши. Омер-Вриони не решился идти дальше к Коринфскому перешейку, что придало самопожертвованию Диакоса не только символическое и моральное значение, но в конечном итоге и сугубо военное. 4 ноября повстанцы вновь вступили в Афины и вновь осадили Акрополь.

Битва при Гравии 8 мая 1821 года

После Аламаны, Киосе Мехмет и Омер Вриони считали, что нет более препятствий на их пути к полуострову Пелопоннес. Они решили пройти через город Амфиса, а затем через Галаксиди переправиться на Пелопоннес, чтобы положить и там конец восстанию. Именно их уверенностью объясняется письмо, которое Омер Вриони написал своему старому знакомому со двора Али-паши (Али-паша Тепеленский) Андруцосу. В своём письме Омер обещает Андруцосу, что, если он покорится туркам, то получит в правление (восточную) Среднюю Грецию. Омер Вриони, как албанец, должен был лучше знать психологию греков. Афанасий Дьяк своей жертвой, также, как и спартанец Леонид 23 века тому назад, вызвал у греков «филотимо» (трудно переводимое слово и понятие: благочестие, честь). Смерть Афанасия стала укором для остальных. Получив письмо Омера, Андруцос со своим отрядом в 150 бойцов 3 мая прибыл на постоялый двор Гравья. Омер Вриони, получив информацию о прибытии Одиссея, обрадовался – решив, что Одиссей следует его письму. Вскоре в Гравью прибыли Дьовуниотис, Панургиас и последний соратник Дьяка – Василис Бусгос, с выжившими из боя при Аламане бойцами. Было принято решение остановить турок здесь.

Постоялый двор не был фортификацией и был построен из дешёвого сырого кирпича. Двор находился между горами Парнас и Гиона, но в долине и на абсолютно ровном месте. Все остальные сочли это недостатком. Но Одиссей решил, что это преимущество, поскольку туркам негде было укрыться. 8 мая в долине появились турки. Одиссей обратился к бойцам с вопросом: «Кто остаётся со мной?», но не получил ответа. Панургиас и Дьовуниотис решили занять позиции с левого фланга, на дороге к Хломос; Космас и Кацикояннис – с правого фланга. Все они, уходя, советовали Одиссею не запираться во дворе. Вместо ответа Одиссей сорвал платок с головы: «Кто со мной, пусть присоединяется к танцу». Первым к хороводному танцу присоединился его адъютант, Яннис Гурас, вторым – верный Одиссею албанец Мустафа Гекас. С каждым кругом к танцу присоединялись всё больше бойцов. 117 были готовы идти на смерть. Вместе с ними заперлись и хозяин двора и 2 его помощника.

Бой начался с такими же предпосылками, как и при Аламане. Омер Вриони атаковал фланги и после непродолжительного боя греки отступили. Остались 117, запертые в постоялом дворе, против 9 тыс. Омер решил, что эту «фортификацию» он возьмёт с ходу, но первая атака турко-албанцев была отбита. Дервиши приступили к психологической подготовке турок, а Омер Вриони обещал вознаграждения, особенно знаменосцам. Началась вторая атака. Одному из знаменосцев удалось водрузить знамя на одном из углов, но атака захлебнулась. После ещё двух безуспешных атак, турки оставили на поле боя 300 человек погибшими, 800 были ранены. Но эта странная крепость оставалась неприступной. С наступлением вечера Омер Вриони послал людей в Ламию за орудиями. Осаждённые потеряли убитыми 6 бойцов, которых они тут же и закопали. Одиссею было очевидно, что это строение развалится с первыми выстрелами орудий. Дав возможность бойцам поужинать, Одиссей дал команду ослабить одну из стен, копая ножами. Ночью, держа в одной руке ружья, а в другой клинки, осажденные одновременно навалились на ослабевшую стену и с криками напали на немногочисленных полусонных турок, расположенных вокруг двора. Мало кто из турок успел и выстрелить. Рубя клинками, осажденные добрались до высоких трав и скрылись в горах.

Если Аламана показала, что греки знают, как умирать, то Гравья показала, что они умеют и побеждать. Этот неожиданный бой поумерил оптимизм Кесе Мехмета и Омер Вриони. Вместо переправы на Пелопоннес и снятия осады с Триполи, они стали ждать прибытия крупных турецких сил, что имело большие последствия для оссажденных в Триполи турок (Осада Триполицы). Однако результат сражения считается неопределённым (несмотря на огромную разницу в потерях), так как и Андруцос, и Вриони после непродолжительного боя отступили.

Сражение при Василика 25 августа 1821 года

С началом восстания в марте 1821 года Пелопоннес стал его ядром. Одновременно и грекам, и туркам было очевидно, что судьба турецкого оплота на Пелопоннесе, города Триполи в значительной мере предрешала успех или поражение восстания. Турки предпринимали попытки пройти через Среднюю Грецию на Пелопоннес, чтобы снять осаду с Триполи. Иррегулярные отряды румелиотов (жителей Средней Греции) препятствовали этому (см. Битва при Аламане, Битва при Гравии). Ещё одна попытка была предпринята турками в августе 1821 года. Турки под командованием Бейрана-паши дошли до города Ламия. 22 августа турки выступили из Ламии и пройдя Фермопилы разбили лагерь в часе от села Василика. 2 дороги вели на юг: через гористую и лесистую Фонтану и через несколько более доступную, у Василика. Единого командования у повстанцев не было. Все военачальники считали, что турки пойдут через Фонтану. Один старик Дьовуниотис решил и настоял на своем, что с такими обозами, запасами и орудиями у турок была только одна дорога, через Василика. Филимонас пишет, что стратегически греки своей победой обязаны «старческому благоразумию и опыту Дьовуниотиса». У Фонтаны повстанцы оставили маленький заслон, под командованием попа Андрея, и расположили все свои силы вокруг Василика. На следующий день, Бейран паша послал 300 пехотинцев на вылазку к Фонтана и 200 всадников к Василика. Оба отряда понесли потери и отступили. Бейран-паша принял решение пробить путь через Василика, но предварительно оставил все свои обозы вокруг деревни Платаниа.

Великая Греция (Μεγάλη Ελλάδα). Часть I. Греческая революция 1821 года и  война за независимость 1821-1829 годов. Глава I. Греческая революция (1821)

Сражение при Василика

Турки выступили 26 августа. Впереди, для устрашения, находились 2 пушки, затем пехота, затем кавалерия, замыкали колонну опять пушки. Подойдя к теснине турки помолились. Сделав первые выстрелы, 4 тысячи турок устремились в атаку. Греки начали отступать. В этот час нужны были не старческое благоразумие и опыт, но порыв, решительность и молодость. Яннис Гурас, малоизвестный до того дня командир, занимает церквушку на турецком фланге. В ходе боя, Гурас становится командующим, все подчиняются ему. Тем временем поп Андрей оставив Фонтану вышел в тыл туркам. Бейран-паша командует новую атаку, но тут раздаются крики (ложные): прибыл Одиссей. Если на Пелопоннесе страшилищем для турок был Колокотрони, Теодор то в Средней Греции им был Андруцос, Одиссей. Воспользовавшись замешательством турок, Гурас совершает манёвр и заходит туркам в тыл. 2 тысячи греков атакуют 8 тысяч турок. Греки захватывают первую пушку. Гурас с клинком в руке, как Харон, рубит турок, настигает Мемит-пашу и убивает его. Турки в панике. Ранен Шахин-паша и погибает сын командующего, Бейрана-паши. Турки бегут и в спешке оставляют практически все свои обозы. От страха уничтожают мост на реке Сперхиос и прячутся за стенами Ламии.

Турки оставили на поле боя 700 трупов, включая многих знатных беев. Сюда нужно добавить несколько сотен прятавшихся по лощинам турок, которых повстанцы добивали в течение 3 дней. Греки взяли пленными 220 турок. С учётом раненых турки потеряли 1/3 своего экспедиционного корпуса. Греческие трофеи насчитывали: 18 знамен, 2 пушки, 800 коней, большое количество оружия, боеприпасов, амуниции. Осажденные в Триполи не дождались помощи. Турецко-египетский флот вошёл в Коринфский залив, но переправлять было некого. В значительной мере сражение предрекло судьбу Триполи. Более того, Омер-паша Вриони оставил с испугу Восточную Среднюю Грецию и, вместо того чтобы идти на юг к Триполи, также скрылся в Ламии.

 

Создание греческого государства в 1822 году

Так окончился 1821 год. Греки почувствовали необходимость объединения и ведения борьбы по общему плану. 20 мая 1821 года в Кальтезоне открылась Ассамблея (Кальтезонская Ассамблея) председателем (πρόεδρος της συνέλευσης) которой был избран Петрос Мавромихалис. Ассамблея избрала Пелопоннесский Совет (Πελοποννησιακή Γερουσία), во главе которого стали председатель совета (Πρόεδρος της Γερουσίας) – Епископ Вресфенийский Феодорит и заместитель председателя (αντιπρόεδρος) – Асмакис Фотилас. 4 ноября 1821 года в Миссолонгионе открылась Ассамблея Западной Греции (Συνέλευση της Δυτικής Χέρσου Ελλάδος) в которую вошли 30 депутатов (πληρεξούσιος), председателем ассамблеи (πρόεδρος της συνέλευσης) был избран Александр Маврокордатос. Также ассамблеей был избран Совет Западной Греции (Γερουσία της Δυτικής Χέρσου Ελλάδος). 18 ноября 1821 года в Амфиссе открылась Ассамблея (Салонская Ассамблея – Συνέλευση) избравшая Ареопаг Восточной Греции (Άρειος Πάγος της Ανατολικής Χέρσου Ελλάδας).

22 января 1822 года 1-е Национальное собрание (67 депутатов) в Пиаду (близ Эпидавра) провозгласило Греческое Государство, независимое от Османской Империи, и приняло конституцию – Временное Правление Греции (Προσωρινό Πολίτευμα της Ελλάδος), законодательным органом по которой являлся Законодательный Корпус (Βουλευτικον Σωμα) под председательством Дмитрия Ипсиланти, исполнительным органом – Исполнительный Корпус (Εκτελεστικον Σωμα) под председательством Маврокордатоса. Но несогласия продолжались. Ипсиланти отказался от должности, Одиссей, Колокотрони и Мавромихали не признавали своей подчиненности. Между тем, филэллины со всех концов Европы стекались в Морею.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare