Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

16
0

Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

Содержание:

Флагман на одно плавание

XVII век стал для Швеции коротким, но эффектным временем триумфа. Страна ворвалась в клуб великих держав, и покинула его только под ударами драгун и галер Петра Великого. Самым ярким монархом этого времени стал Густав II Адольф. Для Швеции он сыграл ту же роль, что Петр для России. Густав при помощи шпаги и пороха раздвигал границы страны, поощрял внутреннее производство, как и Петр – старался поспеть всюду. И, опять-таки, как русский монарх XVIII столетия, Густав уделял внимание флоту. Именно с кораблестроительной программой Швеции оказалась связана изумительная, хотя и трагическая в основе своей история.

Шведский флот был не слишком силен, и Густав Адольф стремился исправить это упущение радикальными мерами. В 1625 году верфи Стокгольма начали работу над постройкой сразу четырех крупных боевых кораблей. Среди них был будущий флагман шведского флота – «Васа», названный в честь правящей династии корабль.

Примечание. Иногда в литературе «Васа» именуют галеоном. По этому поводу высказался Сергей Махов:

— Кстати, а откуда пошло, что Васа — галеон? Он örlogsfartyg, аналог орлог-шипа, орлог-схипа, просто боевой корабль, иногда даже называли Regalskepp, то есть королевский корабль. Кстати — Васу можно считать одним из первых линейных кораблей в истории.

Король внимательно следил за ходом работ. «Васа» задумывался как мощнейший корабль на Балтике. Постройкой корабля руководил известный мастер Хендрик Хюбертссон из Голландии.

Густав Адольф

Густав Адольф

«Васа» должен был стать не просто самым крупным кораблем, но и символом шведского могущества, наглядной демонстрацией возможностей державы. Поэтому кроме корабелов над ним трудились мастера, сделавшие из «Васы» плавучее произведение искусства, украшенное позолоченными и раскрашенными резными скульптурами мифических богов и героев. Библейские мотивы, сюжеты из древнегреческой мифологиии и античной истории – настоящая плавучая энциклопедия. Всего скульптур было более пятисот. На форштевне этого морского шедевра красовался лев – Густава Адольфа называли «Львом севера», а геральдический лев – один из основных символов Швеции, так что идея носила вполне очевидный подтекст. Вообще, на изображения царя зверей не скупились – по кораблю карабкалось около шестидесяти гривастых хищников.

Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

1200 тонн водоизмещения, 69 метров длины, 64 мощных пушки. Для своего времени «Васа» находился на переднем крае технологий.

Уже в ходе строительства король вмешался в проект, и велел несколько изменить размеры будущего флагмана. Хюбертссон принял указания к сведению, однако достроить корабль уже не сумел. Голландский корабел заболел через год после начала строительства, и весной 1627 года умер. В это время Густав Адольф забрасывал строителей письмами, призывая как можно скорее спустить флагман на воду. Шведский флот, и без того не самый могучий, переживал трудный период. В Европе шли войны, а корабли гибли еще и от штормов. Между тем, чтобы уместить на корабле больше пушек, пришлось увеличить высоту бортов. Боевые корабли с двумя одинаково вместительными орудийными палубами начали строиться лишь недавно, и ни Хюбертссон, ни его преемники не имели опыта постройки таких монстров. Наконец, «Васа» обладал очень высоким весом бортового залпа, и орудия концентрировались внутри не самого крупного и тяжелого корабля. Пожалуй, даже будь Хюбертссон жив, он не смог бы сказать точно, как поведет себя корабль при стрельбе.

Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

Наконец, на происходящее влияла специфическая особенность голландского кораблестроения. Дело в том, что многие параметры строившихся кораблей задавались буквально «на глазок», без точного расчета. Четко задавались фактически только высота борта и длина киля. Благодаря колоссальному опыту корабелов, их деревянное детище обычно обладало приемлемыми характеристиками, хотя и не всегда теми, что закладывались. Проблема в том, что «Васа» не был стандартным кораблем, и интуитивные решения могли оказаться вовсе не самыми удачными. Корабль выходил узким, с высоко расположенным центром тяжести. Более того, центр тяжести еще сильнее должны были сместить вверх многочисленные пушки, установленные на верхней орудийной палубе. А скульптуры, в изобилии украшавшие надстройки «Васы» и сама надстройка не только поражали воображение роскошью и искусством зодчих. Они еще и имели немалую массу.

В итоге смерть конструктора, августейшее вмешательство в процесс строительства, нестандартные параметры корабля и наконец, постоянное «Давай-давай», несущееся с высоты трона вместе дали совершенно неожиданный эффект.

Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

Летом 1628 года прозвенел первый звонок. На «Васе» провели стандартные испытания устойчивости. Несколько десятков моряков должны были бегать с одного конца корабля на другой, чтобы определить, как сильно он будет крениться. Испытания пришлось прервать, поскольку «Васа» продемонстрировал опасный наклон. Поразительно, но никаких выводов не последовало. Более того, на 10 августа было назначено первое плавание – к стоянке Эльвснаббен юго-западнее Стокгольма. Там он должен был «ожидать дня и часа», когда придет приказ выйти в настоящее плавание.

Корабль шел, загруженный пушками, порохом и всем необходимым для плавания. Выйдя на открытую воду при помощи буксиров, он отсалютовал, поднял паруса и двинулся на юг. В этот момент порыв ветра резко наклонил «Васа», но корабль выпрямился. День стоял ясный, погода хорошая, и так корабль в любом случае не должен был себя вести. Он прошел еще менее мили – и в этот момент новый порыв вновь заставил его накрениться. На этот раз вода начала бурным потоком литься в орудийные порты нижней палубы.

Все произошло стремительно. На глазах тысяч жителей Стокгольма и иноземных послов «Васа» в течение нескольких минут набрал воды и затонул. До берега было недалеко, отовсюду к погибающему кораблю устремились лодки, но десятки моряков успели захлебнуться: слишком быстро и неожиданно несостоявшийся флагман начал погружаться, так что люди, находившиеся во внутренних помещениях, не успели выскочить наружу. С поднятыми парусами, флагами на мачтах и теми матросами, кому не повезло, «Васа» ушел на тридцатиметровую глубину.

На дне морском

Под стражу взяли всех, причастных к катастрофе, включая капитана Ханссона. Король рвал, метал и собирался примерно покарать виновных. Однако во время разбирательства выяснилось, что спрашивать не с кого. Хюбертссон умер, и сказать ничего не мог. Капитан Ханссон уверял, что сделал все как полагается, и то же самое утверждали все выжившие члены экипажа. Ни один матрос или офицер не был пьян, вооружение и груз были размещены и закреплены надлежащим образом. Оставался возглавлявший строительство после смерти Хюбертссона корабел Якобсон – тоже голландец. Однако его доводы звучали вполне разумно и даже могли привести к конфузу. «Васа» достраивался по расчетам Хюбертссона и в полном соответствии с ними. А габариты утвердил и даже предписал лично король… Дело кончилось тем, что никого не признали виновным, а ответственность возложили на Божий промысел.

Казалось бы, тут-то все и закончилось. В действительности история «Васа» только начиналась.

«Васа» сам по себе был исключительно дорогим кораблем, однако на нем еще оставались драгоценные пушки. Поначалу огромные мачты флагмана торчали над поверхностью воды, служа неплохим ориентиром. Первую попытку достать корабль со дна предприняли сразу же после гибели. Корабль пытались зацепить якорями и выволочь из воды, однако все эти усилия привели только к тому, что «Васа» еще плотнее засел в грязь на дне. Уже в наше время некоторые из этих якорей нашли на погибшем корабле. Пока суд да дело, Густав Адольф успел уехать на Тридцатилетнюю войну в Германию, и на излете очередной героической кампании погиб на туманных саксонских полях. А корабль, построенный его волей и утонувший его небрежением, по-прежнему пытались вытащить на твердую почву.

Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

В 1663 году Альбрехт фон Трейлебен попытался использовать для подъема пушек «Васа» водолазный колокол. Такое устройство использовали не впервые, однако в случае с погибшим флагманом задача водолазов была безумно сложной. Медный колокол опускался на дно при помощи грузов, внутри на специальной платформе располагался водолаз. Благодаря воздушной подушке он мог работать под водой около получаса. Сказать, что труд такого ныряльщика был тяжелым значит ничего не сказать. В ледяной воде, не видя практически ничего, он должен был при помощи простейших инструментов своротить тяжелые пушки или подцепить какое-нибудь оборудование. Поразительно, но водолазам удалось извлечь более пятидесяти пушек. После этого шведы решили, что больше здесь ловить нечего. На техническом уровне XVII века ничего больше поделать было нельзя. «Васа» надолго остался позабыт.

Под водой корабль медленно разлагался. Прочный дуб сохранял целостность, но металлические детали ржавели. К тому же, уже водолазы серьезно повредили «Васа» во время попыток добраться до пушек. Однако уже в 50-е годы ХХ века «Васа» вновь оказался в центре общественного внимания.

Путь наверх

Спасителем «Васа» оказался человек, не связанный с государством и не имевший никаких корыстных интересов. Новый главный герой эпопеи шведского гиганта: Андерс Франсен. 38 лет, инженер, специалист по нефтянке, фанат-энтузиаст парусного флота. И морской археолог. В 1950 году он составил список затонувших кораблей, которые, как он считал, можно отыскать на дне. Балтика холодная и малосоленая, черви-древоточцы, уничтожающие суда, погибшие в тропических морях, здесь не живут.

Франсен

Франсен

Где точно затонул «Васа» уже было непонятно. Мачты, торчавшие из воды, до ХХ века, конечно, не сохранились, в архивах на этот счет царила путаницы. Франсен взялся за поиски – и продемонстрировал выдающееся, просто-таки сверхчеловеческое упорство. Сначала он упорно копался в архивах, пытаясь извлечь оттуда сведения о местонахождении «Васа», а затем упорно обыскивал акваторию, используя самые примитивные средства. Моторная лодка и простейший лот-пробоотборник, вот и все инструменты. Франсен посвятил поискам «Васа» годы. Поиски начались в 1953 году, и раз за разом археолог-любитель вытягивал пустой лот. Погоня за призраком, ловля миража, бессмысленные попытки найти давно развалившийся корабль из легенд. Кому нужны попытки найти то, что найти невозможно?

25 августа 1956 года пробоотборник вытянул кусочек дубовой обшивки. В сентябре на место отправилась водолазная команда шведского флота. Она обнаружила затонувший старинный парусный корабль – с двумя орудийными палубами. Это был «Васа». Корабль лежал на дне почти в вертикальном положении, погрузившись в ил.

Величественный неудачник. Корабль его величества «Васа»

Франсен принялся звонить во все колокола, и сумел убедить подключиться к подъему и восстановлению флагмана и морской флот, и Национальный морской музей, и частные компании. Однако теперь предстояло придумать, каким образом извлечь «Васа» на свет божий. Корабль три с лишним века провел на дне. Если просто вытащить его, дерево не выдержит. Предложения делались самые экзотические, включая идею вморозить «Васа» в гигантскую ледяную глыбу. По замыслу, глыба должна была всплыть, айсберг можно было бы отбуксировать к берегу, после чего лед бы растаял, открыв доступ к кораблю. Однако в итоге избрали более реалистичный вариант. Сначала под днищем корабля проложили шесть каналов. Их водолазы промывали в грязи, подавая под днище «Васа» воду под высоким давлением с помощью гидромониторов. При этом водолазы шли на настоящий риск: вскоре им пришлось забираться внутрь каналов и работать в темноте, в то время как сверху над ними нависал многотонный корпус корабля. Что будет, если «Васа» осядет глубже? Тем не менее, обошлось без происшествий.

Сквозь проделанные каналы пропустили тросы. Затем с величайшей осторожностью «Васа» приподняли на понтонах и повели ближе к берегу. Со дна до участка, где глубина составляет всего 15 метров «Васа» буксируют неделями. К счастью, конструкция оказалась достаточно прочной: толстый и прочный киль выдержал все манипуляции.

Если резко дернуть корпус корабля наверх, он просто развалится. Водолазы счищают обломки, откачивают грязь – все чтобы облегчить корабль. Задраиваются временными заглушками многочисленные пушечные порты. Конопатятся мелкие пробоины, заделываются отверстия от давно проржавевших болтов и гвоздей. Затем очень медленно, по сантиметру, «Васа» приподнимается из водной толщи. Последние 15 метров наверх корабль прошел за две недели.

24 апреля 1961 года. «Васа» впервые за 333 года находится выше, а не ниже водной поверхности. Наверху его встречает толпа, более многочисленная, чем та, что провожала его в XVII веке. Теперь предстояло по возможности восстановить облик легендарного корабля в том виде, в каком он вышел в свой первый и последний рейс. «Васа» как величайшую драгоценность бережно буксируют в сухой док. Откачивают воду и грязь. Корабль сохранился на удивление хорошо, спасти удалось даже значительную часть такелажа. На дне все еще ведутся работы. Место крушения «Васа» — мечта археолога. Вода пощадила множество разнообразных деталей, вещей членов команды, корабельных припасов.

Сам корабль содержит море самых разнообразных сокровищ. Инструменты, одежда, обувь, монеты, оружие, навигационные приборы, медицинский инвентарь, остатки провианта, запчасти. Большой корабль содержит все необходимое для жизни и работы сотен людей. На дне и внутри корабля нашли тысячи артефактов самого разнообразного свойства, и для археологов вещи, найденные вокруг «Васы» и на корабле оказываются даже важнее, чем сам корпус корабля. Однако ученые не могут просто так подняться на борт.

«Васа» после стольких лет на дне состоит в основном из воды. Дерево просто разрушится, если оставить корабль стоять как есть. Для «Васа» строится специальный док. Корабль ведут туда, и ежесуточно поливают полиэтиленгликолем, чтобы сохранить дерево от усадки. Отдельные части и скульптуры обрабатывали в специальных ваннах.

Уже в феврале 1962 года первые туристы смогли посмотреть на корабль. Правда, тогда им приходилось смотреть на корабль, залитый раствором, в тумане из консервирующей взвеси. Требовалось строго блюсти температурный режим и поддерживать необходимый уровень влажности. Обработка защитными составами продолжалась годами.

Тем временем велась отдельная титаническая работа по поиску места для частей, найденных отдельно от корабля – от просто крупных обломков до сохранившихся целиком декоративных фигур. В общей сложности отдельных деталей насчитывалось более 13 тысяч. Корабль представлял собой титанический пазл. Однако итог усилий впечатляет: сегодняшний «Васа» в основном состоит из оригинальных элементов. Даже роскошные деревянные фигуры удалось отыскать почти все. Правда, довольно крупные части пришлось восстановить заново. Так, полностью утрачена бизань-мачта, палубу разрушили водолазы еще XVII века, охотясь за пушками.

Среди находок оказались мрачные – останки членов экипажа. Покойников – около двух десятков человек — перезахоронили на берегу.

Андерс Франсен умер в 1993 году в возрасте 75 лет, почетным доктором Королевского Технологического института. А «Васа» до сих пор можно видеть в Стокгольме. Интересно, что к этому музею шведы питают смешанные чувства. Великолепный корабль вызывает восхищение у миллионов туристов, но одновременно служит напоминанием о выброшенных на ветер огромных средствах и жизнях, загубленных просто из безоглядного желания построить самый большой корабль. Однако что бы там ни было в XVII веке, подъем и реставрация «Васа» — один из блестящих успехов науки. Великолепно отреставрированный корабль стоит на вечной стоянке огромным памятником самому себе и своей эпохе. Будете в Стокгольме — обязательно сходите, это действительно впечатляющее зрелище.

источник: https://vk.com/@norinea-velichestvennyi-neudachnik-korabl-ego-velichestva-vasa

Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare