В одном тихом городке

0
0

В Ринеке (Rieneck) установили памятник расстрелянным советским Военнопленным. Для этого понадобилось «всего лишь» 70 лет.

Не стоит даже и пытаться отыскать городок Ринек (Rieneck) на обычной карте! Ведь даже сегодня в нем проживают всего-то 2062 жителя, почти в любой немецкой деревне побольше будет. И все же он Является настоящим городом, причем куда более древним, чем многие из современных мегаполисов Германии.

Впервые Ринек упоминается в летописи 790 года, а в 1250-м уже получил статус города со всеми вытекающими из этого правами: правом строить крепостную стену и саму крепость, иметь таможню, рынок, варить свое пиво и т.д. Находится Ринек в Нижней Франконии, в округе Майн-Шпессарт (Main-Spessart), в полусотне километров; на северо-запад от Вюрцбурга (Wurzburg).

Расстрел на опушке

Туристы охотно заглядывают в этот тихий городок – с его старинными домами, узкими улочками. С тех пор как эти места объявили заповедными, в реке хозяйничают бобры и редкие птицы вьют в зарослях гнезда. Со всех сторон Ринек окружают горы, поросшие лесом. Идиллия!

Война обошла Ринек стороной. И даже весной 1945-го, когда вдали гремели пушки, здесь не разорвался ни один снаряд. В это время неизвестно откуда здесь появились они – пятеро «русских», изможденных, в лохмотьях.

Русскими, как известно, тогда называли всех – украинцев, казахов, армян… Скорее всего, были они пленными красноармейцами, бежавшими из какого-то лагеря после того, как его разбомбили американцы. Похоже, они были уверены, что войне уже конец. Возможно, хотели попросить продуктов…

Подробностей мы никогда уже не узнаем. Известно одно: расстрелять их распорядился Ханс Ольпп (Hans Olpp) – нацистский функционер (SA-Bngade- una Volkssturmfiinrer), щеголявший в офицерской форме, хотя военным не был. Прославился он тем, что собственноручно поджигал синагоги.

Расстрельная команда подобралась из пяти местных пацанов, членов гитлерюгенда: младшему было всего тринадцать лет, старшему недавно исполнилось семнадцать. Годы спустя родилась версия, что их заставили, принудили. Пусть будет так… Подросткам выдали винтовки, и они повели военнопленных на окраину городка, туда, где начинался лес. Зачем далеко ходить? Вели их через весь городок. Очевидцы вспоминали, что один достал фотографию, стал показывать всем: смотрите, это моя жена и двое детей… В лесу пленных заставили рыть себе могилу. Похоже, они все еще не верили, что сейчас их убьют. Стреляли в них сзади, чтобы не смотреть в глаза, никто из юных стрелков не промахнулся. Правда, один из красноармейцев долго не хотел умирать, пришлось стрелять в него несколько раз.

После войны над Хансом Ольппом состоялся суд. За все про все «дали» ему пять лет. Но в тюрьме нацист не задержался. В прошении о помиловании написал, что 

«всегда стремился быть порядочным человеком», 

– и его помиловали! Прожил он 88 лет. А пацанов тех оправдали сразу, признав жертвами режима: мол, не ведали, что творят. Прожили и они долгие жизни. Один из них до самой смерти похвалялся в пивных, что это он «помог» тяжелораненому «русскому», избавив его от страданий. Бог им всем сегодня судья – единственный и справедливый…

В 1960 году останки убитых эксгумировали и перезахоронили. Когда-то давным-давно существовала традиция устанавливать каменные памятники (Marterl, Sühnekreuz), напоминающие о трагедии, случившейся на этом месте. В Средние века они обозначали конец кровавой вражде между двумя лагерями.

Считалось также, что эти знаки помогают душам убиенных обрести покой. Помните, что Бог сказал Каину после того, как тот убил брата своего Авеля?

«Голос крови брата твоего вопиет ко мне от земли…»

Увы, не все думают о собственных душах, что уж там говорить о душах чужих…

На месте; расстрела пятерых «русских» памятный знак установлен не был. Вместо него в 80-х здесь построили… жилой дом! Не знать о том, в каком месте строят, было невозможно. Мне так хотелось зайти и спросить жильцов, не мучают ли их по ночам кошмары.

70 дет спустя

Врач Эльфрида Круч (Elfride Krutsch) родилась и выросла в Ринеке. Услышанная в детстве история о расстреле военнопленных в самом конце войны произвела на нее сильное впечатление. С годами вызрела мысль о необходимости установить в лесу памятный знак:

«29 марта 1945 года в ста метрах от этого места нацистами были расстреляны пять советских военнопленных…»

Ее предложение восторга в горсовете не вызвало, но Круч не отступала. Нет средств? Она готова взять расходы на себя. Не смутили ее и телефонные звонки с угрозами, и письма «доброжелателей»: мол, зачем ворошить прошлое?

На днях наконец-то состоялось открытие памятника. Наверное, можно было пригласить телевидение, центральную прессу, представителей российского посольства и т.д. Но было заранее решено отказаться от шумихи.

В одном тихом городке

Пришли только те, кто хотел прийти. И надо сказать, что захотели многие, несмотря на зарядивший с утра проливной дождь. Местный священник проникновенно говорил об успокоении душ

«пятерых мужчин народов СССР, бывших чьими-то сыновьями и отцами, чьи имена и национальности нам неизвестны…»

Ну так Господь знает!

источник: Сергей НЕЧИПОРЕНКО «В одном тихом городке» «КОНТАКТ-ШАНС» 18/2015

Подписаться
Уведомить о
10 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare