В бой идут одни… «Пересветы». Часть 3

24
4

Вне всякого сомнения, переход на снаряды нового типа кардинально изменил кораблестроительные программы Российской империи.

Содержание:

Эскадренные броненосцы и броненосные крейсеры

В создании главной силы флотов эпохи брони и пара пришлось взять перерыв. Ясно было, что в отсутствие полноценных 305-мм снарядов строить массово корабли с двенадцатидюймовыми орудиями будет глупо: в то же время, как уже говорилось ранее, реальное состояние промышленности было таково, что поневоле приоритет пришлось отдать менее ресурсоемким 254-мм снарядам.

В июне 1896 г вошел в строй «Наварин» еще со старой, 35-калиберной артиллерией, а в августе – «Сисой Великий», уже с новыми пушками. В достройке все еще оставались «три «Полтавы» на Балтике, а вот на Черном море не было ничего – «Три Святителя» передали флоту еще в 1895 г. Новый черноморский броненосец разрабатывался, и к нему можно было бы приступить постройкой в 1897 г. (когда в нашей реальности и был заложен «Князь Потемкин-Таврический»), но сейчас, скрепя сердце, генерал-адмирал придержал его закладку на полтора года. Дело это было дурное, потому что Николаевское адмиралтейство совсем захирело без заказов, но денег на новый броненосец ни в 1897, ни в 1898 г выкроить не получалось: все съедала модернизация казенных заводов. Так что хватило только на кое-какой ремонт имеющегося флотского состава, чтоб совсем мастеровые не разбежались. И все равно это обернулось впоследствии эпичнейшим долгостроем: заложенный в начале 1899 г «Князь Потемкин-Таврический» побил все рекорды, вступив в строй лишь в 1908 г. (в нашей реальности он строился с 1897 по 1905 гг.).

Что же до Балтики и нужд Тихого океана, то в 1896 г. решили сосредоточиться пока на кораблях типа «Пересвет». Они нуждались в усовершенствованном 254-мм главном калибре, так как первые экземпляры оказались чрезмерно облегчены, что и выявилось на испытаниях 1895 г. Новая «большая пушка» была создана в 1898 г – масса его выросла до 27 с лишним т., но зато оно способно было отправлять в полет 225,2-кг снаряд с начальной скоростью 777 м/сек., а не 693 м/сек., как его ранние версии. Надо сказать, что орудия эти вполне неплохо разместились в башнях, аналогичных по конструкции таковым у броненосного крейсера «Ослябя». Потребовались лишь незначительные изменения, наиболее неприятным из которых было уменьшение угла возвышения орудий, с которым дальность стрельбы снизилась до 88 кабельтов. Впрочем, для морского боя и это признавалось избыточным.

Но модернизируемый проект получил и другие изменения. Несмотря на то, что «Пересвету» и «Ослябе» проектную скорость на естественной/искусственной тяге дотянули до 17/18,5 уз., для броненосного крейсера это выглядело совсем недостаточно. Требовалось больше, но за счет чего? С обводами в существующих размерах корабля уже сделали все, что могли.

Уменьшить веса? По проекту прошлись напильником, поснимав все не слишком нужное. Отказались от кормовой тяжелой мачтой с тяжелым же боевым марсом и от кормовой боевой рубки (а вот от боевого марса носовой мачты не отказаться было никак). Сняли также медное покрытие подводной части, которая в теории должна была предохранять корабли от обрастания – новая краска вроде бы справлялась с этим достаточно хорошо, так что нужда в меди, уложенной на деревянную подкладку отпала. Уменьшили даже высоту одной из палуб на 356 мм, тем самым сократив вес корпуса. Однако же все это позволило сэкономить всего лишь 158 т., что, с учетом традиционной строительной перегрузки, сколько-то заметно сказаться на скорости не могло.

Таким образом, оставалась только мощность машин, каковые пришлось перепроектировать заново.

Дело в том, что с 1894 г. прогресс, конечно, не стоял на месте, это был период, когда во всем мире каждая вновь спроектированная паровая машина с котлами оказывалась много эффективнее предыдущей. Кроме того, решено было отказаться от трехвальной схемы, вернувшись к классической двухвальной: при равной мощности машины и котлы получались легче, а кроме того, двухвальная схема была сама по себе экономичнее в весе. По первоначальному проекту «стальных броненосных крейсеров водоизмещением 12 674 т» энергетическая установка должна была весить 2 027 т и иметь номинальную мощность 11 500 л.с., а при форсировании – 14 500 л.с., с такими котлами и машинами были заложены «Пересвет» и «Ослябя». Новая двухвальная установка, спроектированная отечественными конструкторами, обеспечивала 12 800 и 15 800 л.с. соответственно, при массе всего 1 536 т. (в нашей реальности таких машин в природе не существовало, но создать их было вполне можно – взяты промежуточные значения между КМУ «Пересветов» и «Бородино»)

В бой идут одни... "Пересветы". Часть 3

Конечно, отказ от трехвальной установки дался не без затруднений. Дело в том, что в те годы предполагалось, что корабли смогут ходить экономическим ходом на одной машине, чем будет достигнута большая экономия угля и увеличена дальность хода. Очевидно, что двухвальная установка таким достоинством не обладала. Но экономия от этого решения целых 491 т водоизмещения завораживала – вкупе с достигнутыми ранее 158 тоннами, общее снижение водоизмещения составляло 649 тонн! Экономию частично израсходовали на расширение угольных ям на 300 т угля, что до известной степени нивелировало потерю дальности хода. Кроме того, подобное «облегчение» давало некоторые надежды если не достичь, то хотя бы вплотную приблизиться к 18 уз. на естественной тяге в нормальном водоизмещении корабля.

Забегая немного вперед отметим, что «Пересвет» оказался перегружен на 1 136 т, так что его нормальное водоизмещение составило 13 810 т. Но даже в таком водоизмещении корабль на испытаниях уверенно держал 16,8 уз при естественной тяге и 18,2 уз – при искусственной. Что же до «Победы», строившейся по усовершенствованному проекту, то ее перегрузка была куда меньше – только 205 т., соответственно, нормальное водоизмещение составило 12 879 т. в котором корабль сумел развить 17,8 и 19,5 уз. на естественной и искусственной тяге соответственно. При этом машины «Победы» оказались даже менее прожорливыми, чем у «Пересвета», что в совокупности с увеличенным запасом угля дало ему преимущество в дальности экономического хода. В целом же машины «Победы» оказались весьма удачными, и неудивительно, что в дальнейшем, при строительстве эскадренных броненосцев типа «Бородино», за основу взяты были именно они.

Надо сказать, что к 1898 г., как это уже неоднократно случалось, «поменялась концепция» — если раньше Российский императорский флот полагал английскую систему бронирования наилучшей из существующих, то теперь склонялся к тому, что мнение это было ошибочным. Англичане защищали свои корабли бронепоясом, не закрывающим оконечностей, уповая на то, что карапасная броневая палуба в них предотвратит затопления отсеков ниже ватерлинии. Но у российских адмиралов потихоньку зрело сомнение в том, что сии упования подтвердятся практикой: хотелось кораблей с броневым поясом по всей ватерлинии.

Отсюда возникла здравая, в общем, идея – на новых «Пересветах» главный броневой пояс, составлявший в середине 203 мм (в РИ – 229-мм, но мы его уже уменьшили) и 178 мм напротив башен ГК продлить по всей ватерлинии 102 мм плитами той же высоты, а верхний 102 мм пояс – продолжить в оконечности плитами 76 мм толщины. Все это, без сомнения, надежно защитило бы броненосные крейсера от любых фугасных снарядов, но подобное новшество весило чуть более 360 т. и… жаба не подписала. Решено было от сего нововведения воздержаться, дабы не снижать и без того недостаточную скорость крейсеров этого типа.

В остальном же проект остался практически без изменений – только броню Гарвея заменили на крупповскую, что наилучшим образом сказалось на качестве защиты новых броненосных крейсеров, хотя толщину опять уменьшили с 203 до 195 мм. Были, правда, предложения в сторону ослабления вооружения – отказа от носовой 152-мм погонной пушки и уменьшения количества 75-мм и 47-мм артиллерии, но все это не прошло. Что до малых калибров, то МТК признавал слабость их снарядов, но надеялся компенсировать оную хотя бы количеством стволов. А вот почему не сняли погонную пушку, толку от которой было лишь на чуточку больше, чем от козла молока, так как сектор ее обстрела был совсем мизерным –загадка сия велика есть. В итоге, несмотря на значительные конструктивные изменения, «Победа» визуально мало чем отличалась от «Осляби».

В бой идут одни... "Пересветы". Часть 3

В 1898 г по новому проекту было заложено 2 корабля – «Победа» и «Громобой». Известно, что Государь хотел, чтобы заложили «Громобой» по типу «Россия», но тут уже моряки употребили все влияние, каким только располагали. Возможно, Самодержец Всея Руси и настоял бы на своем, но критическим аргументом стал едва ли не полный отказ от строительства эскадренных броненосцев на ближайшие годы. Это сильно било по боевой мощи Российского императорского флота, и хоть сколько-то скомпенсировать потери можно было только строительством броненосных крейсеров новейшего типа с 254-мм орудиями.

Итак, «Громобой» решено было закладывать по проекту «Победы», а что до эскадренных броненосцев, то на отечественных верфях не было заложено ни одного: решено было лишь определиться с типом «305-мм броненосца будущего». МТК рассматривало возможности создания такого корабля на основе проекта «Победы», а равно и предложение американского дельца Крампа, который предложил свою помощь в усилении Российского императорского флота. В принципе, после получения ТЗ и чертежей «Потемкина» и «Пересвета», Крамп сумел представить неплохой проект, и броненосец вполне можно было заказать ему к постройке. Но сказалось банальное отсутствие денег – они были истрачены на налаживание в России производства новых высококачественных снарядов, и от «броненосца типа «Ретвизан»», каковым в служебной переписке уже именовался крамповский проект, пришлось отказаться.

Все же один эскадренный броненосец в 1898 г. для Дальнего Востока был заказан, причем – на французских верфях. Этот проект как-то странно приглянулся генерал-адмиралу, которому, впрочем, нравилось все французское. Корабль выглядел красиво и грозно – с заваленными бортами, многочисленными башнями среднекалиберной артиллерии, он производил впечатление настоящей плавучей крепости. На возражения Государя о том, что «мы ж вроде не собирались строить пока броненосцев», Алексей Александрович ответствовал, что французский проект много лучше и наших, и американского, и его впоследствии можно будет «размножить» на отечественных верфях, когда все уже будет к тому готово. Кроме того, генерал-адмирал указал и на крайнюю необходимость пополнения Эскадры Тихого океана хотя бы одним современным броненосцем.

Таким образом, в 1898 г. заложили 2 броненосных крейсера с 254-мм орудиями и заказали «Цесаревич». В следующем же, 1899 г. была произведена закладка броненосного крейсера «Баян». Корабль строили по проекту «Победы», причем опять же – во Франции. Впрочем, справедливости ради отметим, что в России в это время кораблестроительные заводы и так были завалены заказами.

«Баян», хоть и считался однотипным «Победе» кораблем, получил очередные новации. Машины и котлы для него французы спроектировали сами, они были еще легче и мощнее тех, что стояли на «Победе» и «Громобое». Крейсер сделали чуть длиннее и уже, переделав теоретический чертеж, оконечности прикрыли 60 мм броней на уровне главного и верхнего бронепоясов. По факту «Баян» показал 18,25 узлов на естественной тяге и 19,8 уз – на форсаже, став самым быстроходным и лучше всего защищенным кораблем серии.

После «Баяна» новых кораблей с 254-мм артиллерией главного калибра уже не закладывали, но строительство эскадренных броненосцев возобновили только в 1899 г, когда в эллингах начались работы по первым трем кораблям типа «Бородино», а годом позже – четвертому кораблю того же типа. Планировали в 1902 г. заложить еще и пятый, даже имя ему определили («Слава»), но денег на него не хватило. Конечно же войти в состав Эскадры Тихого океана они не успели.

Таким образом, к началу боевых действий русские броненосные силы на Дальнем Востоке включали в себя 12 кораблей, включая 4 эскадренных броненосца с 305-мм артиллерией («Цесаревич», «Полтава», «Севастополь» и «Петропавловск»), пять броненосных крейсеров с 254-мм пушками («Пересвет», «Ослябя», «Победа», «Громобой», «Баян»), а также два рейдера с главным калибром 203-мм, построенными по индивидуальным проектам («Россия» и «Рюрик»). И да, двенадцатым являлся бывший китайский «Динъюань», коего вначале думали даже отправить на Балтику для капитальной модернизации, но в силу известных событий, руки до этого не дошли. Кое-что, впрочем, подлатали: сняли обе башенки для шестидюймовых орудий поставив вместо этого шесть скорострельных 152-мм за щитами, по одному в носу и в корме и по две на каждый борт. Также добавили десять 75-мм Канэ, и сделали общий ремонт, каковой мог быть проведен во Владивостоке. Засим корабль поименовали «Адмиралом Апраксиным», и перевели в броненосцы береговой обороны – в этом качестве он и встретил русско-японскую войну.

Бронепалубные крейсера

На момент «снарядного конфуза» дела с ними в российском флоте обстояли не ахти. Самые новые корабли этого класса, находившиеся в строю, были уже порядком устаревшими «Адмиралом Корниловым» и «Рындой». Еще строилась заложенная в 1895 г. во Франции «Светлана», представлявшая собой, по сути дела полукрейсер-полуяхту, которую заказал себе Великий князь Алексей Александрович. На отечественных верфях не строилось ничего, хотя предполагались к закладке три бронепалубных крейсера водоизмещением в 6 000 т типа «Диана», проект которых активно обсуждался и дорабатывался.

Как известно, крейсера типа «Диана» являли собой попытку совместить в одном корабле функции океанского рейдера и крейсера-разведчика при эскадре. В принципе, корабль вполне мог бы получиться, но подвела крайне неудачная конструкция трехвальной ходовой – общий ее вес по первоначальному проекту составлял аж 1 619,6 т! Правда, впоследствии его удалось уменьшить почти на 80 т (авторский произвол) – сказался большой опыт проектирования котлов Бельвилля, накопленный к тому времени.

Артиллерийское вооружение было неплохим – 10*152-мм орудий за щитами и 20*75-мм противоминных пушек, не считая восьми 37-мм одностволок. В ходе проектирования хотели было уменьшить количество шестидюймовок до восьми, дабы не допустить перегрузки крейсеров, но вовремя пришли сведения о снижении массы энергетической установки. Предполагалось, что крейсера будут развивать скорость в 20 узлов.

В бой идут одни... "Пересветы". Часть 3

В таком виде «Дианы» выглядели вполне конкурентоспособными с иностранными крейсерами того же класса, и два корабля этого типа были заложены и построены. Думали строить и третий, только денег фатально не хватало. Переоборудование казенных заводов и расширение производства пироксилина влетело в ту еще копеечку, так еще и боекомплект крупного боевого корабля со снарядами нового типа сурово вздорожал.

Тем не менее, отказ от строительства оставшегося безымянным крейсера содержал, наверное, больше плюсов чем минусов. В те годы эффективность котлов и машин росла не по дням, а по часам, их масса падала, при этом увеличивалась мощность. В итоге получалось так, что «Диана» и «Паллада», будучи вполне конкурентоспособными в момент закладки сильно устарели при вхождении в строй – в это время строились куда более быстроходные «шеститысячники».

В то же время, строить третий крейсер типа «Диана» хотели на Новом адмиралтействе, которое, мягко говоря, качеством и скоростью работ не отличалось. «Ослябю» сдали куда позже и качеством хуже «Пересвета», а если бы еще отвлекли рабочих на дополнительный крейсер, кто знает, успел бы «Ослябя» до начала войны в Порт-Артур? (как мы все помним, в нашей реальности он и не успел)

Все же от дальнейшего развития «шеститысячников» адмиралы отказываться не хотели, хотя идеи были всякие. Кое-кто, например, предлагал строить броненосные крейсера в 7-8 тыс. т. водоизмещения с 203-мм орудиями и малые бронепалубные крейсера, а большие бронепалубные не строить совсем. Идея сия была признана теоретически вполне разумной, только несвоевременной, потому что, во-первых, часть функций «203-мм» крейсеров могли взять на себя «Пересветы». Предложенная структура крейсерских сил могла быть полезной, если б Россия сосредоточилась не на броненосных крейсерах с десятидюймовками, а на полноценных эскадренных броненосцах. Ну и во-вторых – разворачивать производство новых 203-мм снарядов было явно не ко времени.

Потому в дальнейшем и был объявлен международный конкурс на быстроходный шеститысячный бронепалубный крейсер с главным калибром в дюжину 152-мм орудий, в результате чего Российский императорский флот пополнили «Варяг», «Аскольд» и «Богатырь». Кроме того, были заказаны «второранговые» «Новик» и «Боярин». Далее задумались, чему отдать предпочтение: по всему выходило, что из шеститысячников лучше всего получился «Богатырь». Два таких крейсера собирались закладывать на Черном море, хотели и «для нужд Дальнего Востока» еще один на Балтике заказать, но от идеи этой отказались.

Логика тут была простая – Тихоокеанская эскадра и так должна была получить пять больших броненосных крейсеров типа «Пересвет», пригодных и для службы в составе эскадры и (как тогда думалось) для рейдерства в океане, а вот малых быстроходных крейсеров получалось немного. У черноморских же крейсеров основной задачей, как тогда думалось, была служба при эскадре, для чего второранговый крейсер был вполне достаточен. Ну и соображения экономии, конечно, сыграли свою роль. В итоге для продолжения строительства был избран тип улучшенного «Новика», которому усилили корпус и защиту, доведя количество 120-мм пушек до восьми и пожертвовав одним узлом скорости. Такие крейсера получили именование драгоценных камней: немцам заказали «Топаз», а у себя на Балтике строили «Жемчуг», «Изумруд» и «Рубин», да еще два корабля того же типа заказали черноморским корабелам.

Вот так и вышло, что к началу военных действий Эскадра Тихого океана насчитывала в своем составе 5 бронепалубных крейсера 1-го ранга («Диана», «Паллада», «Варяг», «Аскольд» и «Богатырь») и три бронепалубных крейсера 2-го ранга: «Боярин», «Новик», «Топаз»

Продолжение следует!

Подписаться
Уведомить о
428 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare