Уже не отроки, но во вселенной

15
2

Уже не отроки, но во вселенной

Неудачный эксперимент привел к открытию прохода в начало 20-го века. Группа, состоящая из археологов, историков и военных, спонсируемая частным капиталом, ведет интереснейшее исследование более чем столетней истории Российской империи и окружающих стран. Путем несложных комбинаций в группу проникают несколько наблюдателей от ФСК и ФСБ.

Постепенно образовывается несколько сообществ с разными целями и задачами. Одни рады представившемуся случаю прочувствовать на себе все аспекты жизни в 1903 — 1904 годах и собрать богатейший материал для последующего изучения. Другие пытаются внедриться в общество на правах купцов, лавочников или представителей рабочего класса. Третьи целенаправленно ищут подходы к правящему классу. Четвертые исследуют медицинские загадки при перемещении из будущего в прошлое.

Неожиданно предоставляется возможность, благодаря связям с Великим князем Александром Михайловичем, пройти весь путь со второй Тихоокеанской эскадрой до Цусимы. С самим Великим князем плотно работает специалист по НЛП и не возникает особых проблем с выделением корабля. Им является ремонтирующийся вспомогательный крейсер «Дон». Благодаря финансовой подпитке из будущего, удается быстро отремонтировать корабль, набрав несколько опытных специалистов для будущего плавания, а так же хорошо снабдить различными летающими, плавающими и другими приборами для фиксации похода и сражения.

К сожалению, проникновение в прошлое не обходится без пристального внимания разведок нескольких государств, благодаря нескольким артефактам, неожиданно всплывшим на различных аукционах. Благодаря принятому на самом верху жесткому решению, интересанты были уничтожены, но самоподдерживающийся эффект прохода прекратил свою работу. К моменту прекращения, почти все археологи, историки и военные специалисты были возвращены в 21 век, но сорок семь наших современников находились на борту вспомогательного крейсера, который вышел в пробный выход из Кронштадта. Там и настиг путешественников во времени страшный удар.

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..

Мирное лето 1914 года. Не смотря на все сильнее полыхающие зарницы будущей войны на Западе, российский Дальний Восток полной грудью вдыхает мирный воздух, обильно сдобренный целебным морским ветром. Девять лет как закончилась война с Японией, отшумели бунты солдат, поддержанные мастеровыми и флотскими. Обширный край ныне развивается. Правда, регулярному плану освоения немаленького Приморского края мешают различные напасти.

Однако с браконьерами борется погранично-таможенная бригада на десятке вооруженных шхун при поддержке довольно многочисленного москитного флота, с неадекватными японцами активно «бодается» Сибирская флотилия, в тоже время регулярная пароходная линия Одесса-Владивосток дважды в год привозит переселенцев; некоторые племена нанайцев и лесных эвенков, гольдов и нивхов помогают новообразованным факториям добывать ценного зверя. А немногочисленные добровольцы из местных и вовсе вылавливают на Сахалине беглых каторжан.

Появление, преимущественно во Владивостоке, большого количества новых жителей вызвало бум домостроительства, однако недавно образованный «Домостроительный комбинат «Владивостокский» заранее успел спроектировать и построить несколько переселенческих бараков, и начал выпуск быстровозводимого жилья. Собственные филиалы ДСК в Хабаровске и Благовещенске продолжили это полезное дело, буквально влив под свое крыло всех строителей, которых можно было найти, причем китайских рабочих туда не брали. Сокращение количества строительных организаций и появление подъемных кранов вызвало волнения в китайских кварталах, часть жителей которых остались без работы. В 1910 году проведены первые депортации китайцев на родину. Еще большие волнения вызвало появление новой техники в виде экскаваторов и бульдозеров — ту работу, на которую нанимали по триста и более китайцев, легко выполняли эти механизмы в гораздо меньшем количестве. Не обошлось без крупных бунтов и поджогов. Для ликвидации подобных эксцессов, в 1912 году создан специальный отряд вооруженных полицейских подчиняющийся военному губернатору Владивостока – ОМОН.

Город Владивосток обзавелся отдельным Торговым портом, где расположился контейнерный терминал с мощными кранами, большими площадками и собственной железнодорожной веткой. Сюда частенько наведывается пока единственный в мире контейнеровоз научно-производственной компании «Звезда».

В военном порту закончены постройкой два небольших плавучих дока, для ремонта судов, а на территории Морского завода вспыхивают огни сварки, строительство и ремонт кораблей и судов совершаются круглосуточно. В закрытом эллинге строится новый миноносец, по слухам для Перу, корпус уже готов, но его спуск задерживается, из-за нехватки каких-то механизмов. В сухом доке заканчивают большой, почти двухгодичный, ремонт крейсера «Аскольд».  После подкрепления корпуса на корабль устанавливают орудия, заканчивают переоборудование кормового салона, теперь это учебный крейсер. Более крупных боевых кораблей в Сибирской флотилии нет. Правда, в Военной гавани, у стенки, находятся три миноносца водоизмещением в 917 тонн проекта 29, достройка которых продолжается и, еще пятерка подобных немного меньшего водоизмещения, большей частью маневрирует в заливе Анива, а меньшая часть гостит в Авачинской бухте. Это суда проекта 39, всего на 885 тонн водоизмещения.

Уже не отроки, но во вселенной

Уже не отроки, но во вселенной

Имеется еще несколько миноносцев проекта 1904 и два более крупных – американские типа «Хопкинс».

Уже не отроки, но во вселенной

С десяток универсальных кораблей проекта «253Л» водоизмещением 158 тонн довершают состав флотилии.

Уже не отроки, но во вселенной

Есть в Сибирской флотилии и подводные силы в виде двух вечно ремонтирующихся лодок «Скат» и «Фельдмаршал Шереметев».

У отдельного причала пришвартован крупный военный корабль, покрашенный в серый цвет. На корме светится золотом надпись – «Дон».

Уже не отроки, но во вселенной

Во время посещения Дальнего Востока генерал-адмиралом Александром Михайловичем в 1913 году, оный государственный деятель изволил пребывать на борту этого корабля неделю. Рядом с «Доном» всегда швартуется еще один корабль – военный транспорт «Русь». Еще поодаль до 1907 года стоял транспорт-мастерская «Камчатка», но все оборудование и мастеровых с него сняли, судно перестроили и теперь танкер «Камчатка» сопровождает крупные отряды военных судов или возит нефть по маршруту Сахалин – Владивосток.

С 1909 года в городе работает Дальневосточный филиал НПО «Звезда». В его состав входят механические заводы в Хабаровске, Благовещенске, Николаевске-на-Амуре; плавильный завод около Сучанского месторождения углей; Сахалинский нефтяной завод; школа судовых механиков; завод компании «Тринклер и К».

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..

Транспорт под японским флагом на первый взгляд выглядел безжизненно, но только выглядел и только на первый взгляд. Несколько раз мелькнули пригнувшиеся в беге фигурки солдат в неуместной здесь сухопутной форме, слегка колыхнулась дверь в рубку, под кормовым тентом обозначилось какое-то шевеление.

На что надеялись японцы, было неизвестно, передавать по радио они не могли, кормовую пушку снесли за борт вместе с расчетом удачным попаданием, и надежно обездвижили, влепив снаряд из носовой 120 миллиметровки прямо в перо руля, после чего судно раскорячилось посреди Корейского пролива, немного накренясь на левый борт. Не полагаясь на миролюбие поверженного, но непобежденного противника, держались в полумиле от транспорта, прикрываясь от носовой пушки корпусом вражеского корабля, сторожко прощупывая радаром горизонт и держа под парами половину котлов.

Ну, а пока сурово проинструктированная досмотровая партия, вооруженная пистолет-карабинами Маузера погрузилась на паровой катер, который неспешно пошлепал по волнам к остановленному японцу, дымя трубой. Вполне себе мирная такая посудина с пассажирского лайнера волею случая превращенного во вспомогательный крейсер. На виду оставался командир катера у входа в  носовую рубку, да высунувшийся по пояс из деревянной конструкции на корме матрос, с любопытством, из-под ладошки, наблюдал за приближающейся громадой транспорта, опираясь свободной рукой на громоздкую конструкцию, кое-как укрытую брезентом. Пожалуй, только две массивные трубы по бокам от рубки катера выдавали в катере некую принадлежность к военному кораблю.

Когда до транспорта осталось примерно с кабельтов, на палубе появился низкорослый японец в круглых очках, взмахнул рукой, указывая на русский корабль и, на ломаном английском прокричал в железный корпус рупора:

— Идите домой.

На катере, за дальностью, не поняли выкрик, а на предупредительный жест и вовсе не обратили никакого внимания, продолжая идти прежним курсом. Тогда японец зло ощерился, вскинул саблю, что-то прокричал, и из-за фальшборта поднялось до взвода солдат с винтовками. Еще одна гортанная команда, солдаты клацнули затворами и дали залп. Впереди катера всплеснулись фонтанчики вспененной пулями воды, а несколько пуль завыли рикошетами или вовсе с силой ударились о корпус катера. Командир с похвальной быстротой нырнул под броневое прикрытие рубки под хохот японских солдат, а вот матрос на корме катера быстро сорвал брезент со своей железяки, и одним движением направив её на агрессивных визави, с силой влип в наплечники. Над морской гладью гулко простучала недлинная очередь. Хохот немедленно сменился воплями ужаса, в воздух взлетели какие-то ошметки, во все стороны брызнула кровавая жижа, обильно сдобренная осколками железа и костей. А потому что не следует обижать комбатантов, имеющих самодельную турель с КПВ и 50-ти патронной лентой из бронебойно-зажигательных патронов калибра 14,5 мм. Между тем катер буквально прыгнул вперед, заваливаясь в циркуляцию, над его трубой заколыхался мощный султан дыма и, на вид неторопливая посудина, быстро разогналась до неположенных ей двадцати с лишним узлов. Отбежав, кабельтовых на пять, катер снова развернулся и, набрав полный ход, выпустил в транспорт две небольшие торпеды. Творение господина Шварцкопфа,  немного усовершенствованное никому неизвестным в этом мире Мансуром Невским, исправно пробежало положенное расстояние и ткнулось в борт транспорта на глубине метра три. Тотчас тротил боеголовки детонировал, вслед за контактным взрывателем, и реквизированный армией транспорт с непонятными кляксами иероглифов на борту неторопливо ушел под воду вместе с батальоном японских солдат, под нечеловеческие выкрики «Варриорс» группы «Лазердэнс».

На следующий день корейские рыбаки выловили в море, вблизи своей деревни раненного японского матроса цеплявшегося за спасательный круг. Он что-то кричал про морских демонов отрывающих воинам головы но, не желая усугублять свое незавидное положение, корейцы по-тихому свернули шею спасенному,  и как, ни в чем не бывало, занялись рыбной ловлей отойдя на ли далее.

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..

Витольд Романович Штольц-Рюмин внимательно прочитал докладную записку, поданную ему начальником аналитического отдела компании «Русские драгоценности», и спросил, небрежно бросив папку с запиской на стол:

— И что нам это даст?

— Как минимум дополнительный вес в весьма серьезных кругах, весьма неплохие доходы от правильной оценки драгоценных изделий, очень неплохую прибыль от продажи очень редких, практически единичных изделий…

— Вы слишком увлеклись, деля шкуру неубитого еще медведя.

— Простите Витольд Ромуальдович, здесь не увлечься нельзя. К тому же прибыль может превысить 300%, а это весьма солидные деньги. Я думаю…

— Вы слишком много себе позволяете. Думаю здесь я, — прервал бизнесмен подчиненного, — ступайте.

Сотрудник, испуганный интонацией начальника, несколько быстрее, чем обычно вышел из роскошного кабинета. Проводив взглядом, не в меру мечтательного аналитика, Штольц-Рюмин задумался. Этот проход в прошлое обещал такие перспективы, что просто дух захватывало.

Правда, как следует подумать о сказочном будущем, не удалось. Каким-то образом в кабинет проник посетитель. Небольшого роста, с совершенно незапоминающимся лицом, в аккуратной, но несколько поношенной одежде. Уже собравшийся излить свой гнев на секретаря, а заодно и на незваного гостя, Витольд Ромуальдович даже открыл рот, но начальная фраза посетителя заставила его поперхнуться:

— Просили передать, что вы мудак. Вами очень недовольны. То, что вы устроили, кроме как тупостью, объяснить нельзя. Надеялись что вы человек разумный и сдержанный.

Пока Штольц-Рюмин переваривал услышанное, посетитель протянул ему лист бумаги и продолжил:

— Людей из этого списка вызовите в кабинет и подождите вместе с ними встречи с вашим партнером. Надеюсь, это вы можете сделать без глупостей?

Витольд Ромуальдович подобострастно закивал головой:

— Да, да конечно. Можете на меня положиться…

… Следующую неделю весь Санкт-Петербург обсуждал большой пожар, вспыхнувший в деловом центре «Стиль», в исторической части города. Количество погибших, а их было семнадцать, разрушение двух верхних этажей здания, найденные остатки взрывчатого вещества позволяли обывателям вынести совершенно точный вывод – террористы. Последовавшая вслед за этим бурная деятельность федеральных органов только убедила сомневающихся в этом. Окончательное подтверждение внесла пресс-конференция СВР транслирующаяся по всем федеральным каналам СМИ. Сведения о потопленном в российских территориальных водах мирном судне, список жертв, среди которых были иностранные граждане, некие предметы продемонстрированные экспертами, и шокирующие видеокадры, проникшие непонятным образом на просторы интернета, убедили многих граждан усилить бдительность. Некоторые, особо одаренные личности, сбившись в компании, спешили помочь органам, банально занимаясь мордобитием и грабежом, за рубежом привычно злорадствовали, в государстве 404 усиленно скакали и только некоторые, весьма информированные люди за границей и не только, строили различные предположения, пытаясь выйти на связь с неожиданно замолчавшими агентами.

Автор не желает быть обвиненным в напрасных человекоубийствах или какой-либо кровожадности. Витольд Ромуальдович и некоторые работники его компании «Русские драгоценности» пребывали не по дороге в райские кущи, а вовсе даже в государственных апартаментах, может быть не столь комфортабельных, но более безопасных, чем окружающий их мир. А между тем, этому заключению предшествовали исключительно загадочные и таинственные события…

…Из темноты, в свете лучей нескольких слабых прожекторов, внезапно появился хищный силуэт окрашенного в бездонный черный цвет катера проекта 02510. На ярко освещенной яхте «Пелла» вахтенные не успели ничего сделать, как ночную тьму разрезала ярко-оранжевая вспышка и в борт судна, немного выше ватерлинии, влетела первая из многих бронебойно-зажигательная пуля. Очереди, выпущенные из модернизированного пулемета «Корд-М», последовательно прогрызли композитный борт, пару шпангоутов, сталекевларовое прикрытие двигательной установки и блок шестицилиндрового дизеля «Катерпиллар». Пока экипаж яхты отходил от потрясения вызванного столь неожиданной побудкой, у носа и кормы возникли две надувных лодки, с которых на палубу высадились штурмовые группы подразделения «А». Несмотря на неожиданное нападение, кое-кто из пассажиров яхты попытался организовать сопротивление, однако бойцы Альфы работали очень жестко, и вскоре все было кончено.

… В задымленном помещении кают-компании среди остатков оргтехники, различного мусора и двух навсегда замерших на палубе людей, почему-то одетых в камуфляж, появилась фигура, затянутая в спецкомбинезон со встроенным бронежилетом и державшая в правой руке совершенно неуместный здесь роскошный чемоданчик из кожи. Окинув взглядом разгромленное обиталище и уверенно направившись в угол, из которого неслись громкие стоны и приглушенные ругательства, фигура повелительным жестом отстранила пару штурмовиков от придавленного ими человека в белой футболке и камуфляжных штанах измазанных кровью.

— Какой сюрприз, — насквозь фальшивым тоном произнес раненный, — КейДжиБи собственной персоной. Вы уже нападаете на мирные суда собственных граждан.

— Здравствуйте, мистер Дженкинс. Это пожелание сейчас вам особенно необходимо. С какой это вы стати стали гражданином Российской Федерации? Да и это судно отчего-то зарегистрировано не где-нибудь в России, а вовсе даже на Антильских островах.

— Я дипломатический работник и имею неприкосновенность…

— А вы знаете, осколкам гранаты или вот этому ножику, — в синеватом свете с шелестом появился боевой нож с зачерненным лезвием, — на вашу неприкосновенность наплевать. Из нот ит, мистер Дженкинс?

— Вы не посмеете, — прохрипел Дженкинс, — я иностранный гражданин…

— Да отчего же не посмею. Впрочем, вы начинайте говорить или ваша жизнь превратится в кошмар имени вашего однофамильца, который слишком нестандартно размышлял о шеях жирафов (т.н. «кошмар Дженкинса»).

Хотя Гарольд Питер Дженкинс и пытался выдать себя за несговорчивого агента спецслужб, но лезвие ножа было куда убедительнее и агент МИ-6 взявший небольшую «халтурку», так сказать на дом, залился соловьем, обеспечивая себе безболезненное существование.

Однако выбалтывая различные сведения хитрый англичанин, потихоньку продвигал освободившуюся руку к неприметному выступу на своем бедре. Еще немного, и пальцы легли на вшитый под кожу микропереключатель. Почувствовав движение, один из спецназовцев успел направленным движением отбросить и пригвоздить руку британца своим ножом к полу. Заорав от неожиданной боли, несостоявшийся смертник потерял сознание. Однако быстро приведенный в сознание довольно варварскими методами Дженкинс услышал очень неожиданные слова:

— Что козлина. Хотел нас отправить на встречу к бесам? Вот теперь сам пойдешь к ним. А мы постараемся, чтобы смерть твоя послужила нам на пользу. Берите его и уходим.

Через несколько минут яхта «Пела» взорвалась в водах Финского залива в вершине равностороннего треугольника с основанием на линии фортов Обручев и Риф. Правда, для стороннего наблюдателя, будь он на месте взрыва в эту ночь, последствия были бы очень плохи. Взрыв сопровождался сильным электромагнитным импульсом, а также некими необъяснимыми физическими и световыми явлениями, что зафиксировали специализированные станции на судах контроля и на берегу.

В тоже время, сентябрьское небо 1904 года вдруг выплюнуло в сторону возвращающегося в Кронштадт вспомогательного крейсера «Дон» пронзительного цвета зеленый луч в окружении клубов неизвестно откуда взявшегося дыма. Корабль содрогнулся, как будто некий расходившийся великан изо всей силы долбанул его гигантской кувалдой и, потеряв ход, застыл на ровной глади Финского залива милях в десяти от форта Риф.

Придя в себя после сотрясения, капитан 2-го ранга Петр Воинович Римский-Корсаков опрометью выскочил на крыло мостика и внимательно осмотрел правый борт. Затем, вопросительно посмотрел на вахтенного офицера застывшего у правой двери, ведущей в рубку:

— С левого борта повреждений нет господин капитан второго ранга.

Петр Воинович повернулся к подошедшему Виктору Сергеевичу Справникову:

— Что это было Виктор Сергеевич?

— Не знаю. Я увидел, что из облаков в нас как бы выдавило клуб дыма, потом зеленая вспышка, удар током и … все.

— Странно, я и этого не увидел. Сильный удар и все.

— Петр Воинович запросите боевые части и службы, пусть сообщат о состоянии матчасти и повреждениях.

Через некоторое время стали поступать доклады.

— БЧ-1.

— Электронная составляющая отсутствует как класс. Все не электронные штурманские инструменты целы.

— БЧ-2?

— Орудия Кане и Гочкиса в порядке, пулеметы тоже. Учебная Д-30 в классе повреждена. Кусок ствола просто рассыпался в прах. Противооткатная часть в трещинах, казенная часть более-менее цела, зато клиновой затвор наоборот, как новенький. Боеприпасы, что выданы в Петербурге – в полном порядке.

— БЧ-3?

— У нас по технике все нормально, только сотрясением сорвало торпеду со стенда и придавило двух торпедистов. Один умер сразу, а другой … Не знаю, выживет ли.

— БЧ-4?

— Наверно я теперь буду.

— А…?

— Нет его больше. Сердце не выдержало. Сначала-то командовал, авралили хорошо, потом удар и все, мы к нему, а он и не дышит уже. Нету здесь кардиологии и скорой помощи. Царство ему Небесное!

Да уж, не дожил Михаил Петрович. До чего только не понятно. В хозяйстве пять относительно новых Р-159 и столько же Р-123. Сохранился ноутбук, причем в работе. Остальное все шлак и оплавленные остатки. Да, ремкомплекты все целы, я проверил.

— Николай Иванович, как БЧ-5?

— Несколько переломов у кочегаров, синяки, ушибы. Тяжелых нет. Техника цела. Первое котельное отделение полностью готово, смонтировали углеподатчик, третье в работе. Инструментов и запчастей хватает. Если не будет больше таких сотрясений, то еще месяц и все котлы будут как новенькие. Ну, почти. Станция водоподготовки развернута и в работе. В танке заканчиваем установку парообогрева, а вспомогательный котел разместили в третьем котельном. В общем, тонн пятьсот нефти можем принять свободно. Главный и вспомогательный конденсатор работают удовлетворительно.

— Порадовал Дед, сильно порадовал. Что радиотехнический цех?

— Повреждений нет. Радиолокатор монтируем по графику. Мачту укрепили, как и «воронье гнездо», должна выдержать. В общем, миль двадцать пять в округе будут под нашим контролем. Пока.

— Медчасть?

— Не разворачивали Валерий Игоревич. Выход то пробный, был.

— Понятно. Мастерская?

— Работаем. Станки стоят, основания подкреплены, ручной инструмент, заготовки на местах. Фактически готовы к работе. Оба сварочных агрегата на ходу, электродов хватает. Личный состав в порядке.

— Хорошо. Возвращаемся в Кронштадт.

Через несколько часов после происшествия, в кормовом салоне, собрались руководители экспедиции:

— Товарищи, пробный выход, не взирая, на постигнувшие нас потери, можно признать удачным. Однако сам эксперимент закончился полным провалом. Наши специалисты не могут обнаружить вход в «каверну». В сложившейся ситуации есть два выхода. Продолжить все как есть, или отказаться от похода и остаться на суше. Мое мнение, если оно интересует вас – продолжить, не смотря ни на что.

 — Валерий Игоревич. Вы забываете, что нас здесь несколько более пяти человек.

 — Нисколько не забываю. Соберем общее собрание, по итогам которого и будет принято окончательное решение. Кстати, Виктор Сергеевич, вы подготовкой собрания и займетесь.

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………..

 Капитан второго ранга Римский-Корсаков внимательно слушал Его Императорское Высочество, великого князя Александра Михайловича Романова.

— Петр Воинович. Вот эти господа весьма способствовали возвращению в строй крейсера, которым вы командовали в прошлую кампанию. Работы на нем продолжаются с неослабевающей быстротой и уже скоро будут закончены. Валерий Сергеевич обратился ко мне с прошением не только отремонтировать корабль, но и поспособствовать нескольким жертвователям и лучшим мастеровым быть принятыми в команду.

Я удовлетворил это прошение. Эти господа вольются в экипаж как вольнонаемные специалисты и помогут вам и вашим подчиненным освоиться с новыми механизмами и некоторыми остроумными изобретениями. Кроме того я решил взять ваш крейсер под свой патронат. Все бумаги получите при выходе из моего кабинета, остальное вы обсудите с Валерием Игоревичем, а некоторые новшества особо.

Подписаться
Уведомить о
13 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare