Утёс Банзай

1
0

 

Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

15 июня 1944 года началась героическая 25-дневная оборона острова Сайпан. Этот небольшой островок в центральной части Тихого океана площадью 100 квадратных километров защищали примерно 23 тысяч японских солдат и семь тысяч служащих ВМФ под командованием генерала Ёсицуго Саито и адмирала Тюити Нагумо. Нагумо ранее возглавлял 1-й авианосный флот империи и прославился атакой на Перл-Харбор, но после разгрома у Мидуэя и поражения в битве у Соломоновых островов его сослали в глухой, отдаленный гарнизон, командовать "сухопутными моряками".

До конца 1943 года Сайпан считался глубоким тылом, которому ничего не угрожало, поэтому его гарнизон, в основном, состоял из резервистов, не имевших боевого опыта. Большинству из них уже перевалило за 40. Мало того, около половины гарнизона даже не имело огнестрельного оружия, так как считалось, что винтовки нужнее на фронте. Но, когда американцы в феврале 1944-го захватили Маршалловы острова и Сайпан внезапно оказался на передовых позициях, его защитников все-таки решили вооружить. 

На остров отправили транспорт со стрелковым и противотанковым оружием, однако в пути он был потоплен американской подводной лодкой. В результате, к началу американского вторжения менее 17 тысяч солдат сайпанского гарнизона были вооружены по стандартам ХХ века, а остальные 13 тысяч имели лишь самодельные копья из бамбуковых палок с привязанными к ним штыками. Тем не менее, моральный дух войск был исключительно высок. Наиболее боеспособными частями считался воздушно-десантный батальон в количестве 650 человек и 9-й танковый полк полковника Гото, в котором насчитывалось 90 легких, средних и плавающих танков, правда, далеко не все из них были исправны.

13 июня к Сайпану с юго-запада подошел американский флот в составе семи линкоров, девяти авианосцев, 11 крейсеров, 26 эсминцев и 64 десантных транспортов, которые везли 71 тысячу солдат и офицеров из 2-й и 4-й дивизий морской пехоты, а также 27-й пехотной дивизии. Два дня продолжалась артподготовка, в ходе которой корабли обрушили на побережье 165 тысяч снарядов, в том числе 2400 сверхтяжелых 16-дюймовых "чемоданов". Одновременно остров "обрабатывали" 155 палубных штурмовиков и бомбардировщиков.

В итоге хилая береговая оборона японцев была уничтожена. Утром 15 июня высадка десанта прошла беспрепятственно, но, когда морские пехотинцы при поддержке танков "Шерман" и огнеметных "Стюартов" начали продвигаться в глубь острова, они наткнулись на ожесточенное сопротивление. Правда, бороться с танками японцам было нечем. Воздушные десантники полегли почти в полном составе, бросаясь на "Шерманы" с ручными гранатами. Однако американская пехота несла значительные потери от огня с хорошо укрытых и замаскированных позиций японцев. Но, как только такие позиции выявлялись, на них сразу вызывали по радио огонь тяжелой корабельной артиллерии, которая быстро превращала их в "лунные пейзажи".

На рассвете 17 июня генерал Саито бросил на стол свой единственный козырь — танковый полк, точнее, то, что от него осталось после обстрелов и воздушных бомбардировок. 44 танка ночью скрытно вышли на передовые позиции и с первыми лучами солнца двинулись вперед. Это была крупнейшая танковая атака японской армии против американцев за всю Тихоокеанскую войну. Потеряв несколько машин от огня базук, танкисты обратили в бегство морпехов и прорвали фронт.

Но когда к участку прорыва подошли два американских танковых батальона, наступила закономерная развязка. 57-миллиметровые короткоствольные пушки танков "Чи-Ха", не говоря уж про 37-миллиметровки легких "Ха-Го" и плавающих "Ка-Ми", не пробивали броню "Шермана" даже на минимальной дистанции, а 75-мм бронебойные снаряды "Шерманов" прошивали японские танки навылет, сквозь оба борта. Бой сразу превратился в безнаказанное избиение японцев. В итоге 32 японских боевых машины были разбиты или сожжены, остальным с трудом удалось уйти, а американцы не потеряли ни одного танка.

Через несколько дней боев всем стало ясно, что японцы не в силах сдерживать противника. Тем не менее, генерал Саито отдал приказ оборонять каждый рубеж и опорный пункт, не отступая ни на шаг. Выполняя этот приказ, японские солдаты сопротивлялись до последней возможности, а, оказавшись в окружении и без боеприпасов, — взрывали себя гранатами, чтобы не попасть в плен. Наиболее "везучим" при этом удавалось подрывать еще и американских солдат, поэтому американцы вскоре перестали брать пленных, добивая на расстоянии любого японца, подававшего признаки жизни. Японские ДЗОТы, блиндажи и иные укрытия они расстреливали из танков и выжигали огнеметами, а потом для надежности утрамбовывали гусеницами или бронебульдозерами.

Тем не менее, продвижение американцев было медленным, не более двух километров в день. Им приходилось наступать очень осторожно и осмотрительно, так как из-под любой кочки, коряги или груды камней в любой момент мог ударить пулемет или снайпер. Порой такие тщательно замаскированные и соединенные подземными ходами огневые точки внезапно "оживали" на, казалось бы, давно зачищенной территории. Для поиска скрывающихся под землей японцев американцы использовали специально обученных собак.

К шестому июля американцы заняли весь остров, за исключением его северной оконечности — высокого скалистого мыса Марпи, на котором сосредоточились остатки гарнизона — от четырех до пяти тысяч военных (учет уже давно не велся), а также — несколько тысяч гражданских жителей острова, бежавших от американцев. Их положение было абсолютно безнадежным, о чем им непрерывно объявляли через мощные громкоговорители американские пропагандисты, владевшие японским. К тому времени генерала Саито и адмирала Нагумо уже не было в живых. По одним данным, они погибли при артобстреле, по другим — застрелились или сделали сэппуку.

Американцы прекратили наступление в надежде, что враг, наконец, проявит благоразумие и сложит оружие. Но на настойчивые призывы сдаться японцы ответили последней самоубийственной контратакой. Неизвестно, кто отдал приказ, или же это был стихийный фанатичный порыв, но в ночь с 7 на 8 июля более трех тысяч солдат, включая раненых, способных передвигаться, неорганизованной толпой ринулись с криками "Банзай" на американские пулеметы. Их безумный натиск был столь неудержим, что, несмотря на адский огонь, они захватили первые линии окопов и перебили всех, кто там находился.

Однако вторую линию обороны японцам прорвать не удалось, хотя некоторые добрались даже до батальонных командных пунктов. В атаке погибли все ее участники, американцам же она обошлась в 650 убитых, двое из которых посмертно получили высшие военные награды — Почетные медали Конгресса. Но это был еще не конец сайпанской драмы. На следующее утро от тысячи до трех тысяч гражданских, не желавших сдаваться, с тем же криком "Банзай!" бросились в море с 40-метрового обрыва на торчащие из воды обломки скал. Многие женщины кидали вниз своих детей, а потом прыгали сами. Вместе с ними покончили с собой японские солдаты, по каким-то причинам не принимавшие участие в ночной контратаке.

Неизвестно, сколько людей совершили этот массовый суицид, но через несколько дней капитан американского патрульного катера, шедшего вдоль северной оконечности Сайпана, радировал, что он не может двигаться дальше, поскольку все море, насколько хватает глаз, покрыто сплошным слоем разлагающихся трупов и его команда задыхается от ужасного смрада.

С тех пор американцы называют скалу на краю мыса Марпи Banzai Cliff — утесом Банзай. Захват Сайпана обошелся им в 3478 человек убитыми и 13208 — ранеными. У японцев погиб весь гарнизон — 30 тысяч солдат и офицеров, за исключением 920 человек, не исполнивших свой священный долг и попавших в плен, вместо того чтобы по-самурайски отдать жизнь за императора. Правда, почти все они оказались в плену, будучи тяжело ранеными или контужеными. Потери среди гражданского населения установить невозможно.

Утёс Банзай

Утёс Банзай

Американцы высаживаются на Сайпане. 

Утёс Банзай
Плавающие бронетранспортеры LVT, доставленные на остров. 

Утёс Банзай

Разбитое японское береговое орудие.

Утёс Банзай

Один из танков М4А2 "Шерман". приданных дивизиям морской пехоты, десантированным на Сайпан. Далее — японские танки "Чи-Ха", "Ха-Го" и "Ка-Ми", уничтоженные на острове. Большинство из них было сожжено в контратаке 17 июня.

Утёс Банзай

Утёс Банзай

Утёс Банзай

Утёс Банзай

Утёс Банзай

Утёс Банзай

современный вид утеса Банзай. Слева виднеется японский мемориальный комплекс с символическими надгробиями-кенотафами тех, кто покончили с собой на этом утесе 8-9 июля 1944 года. 

Утёс Банзай

Американские морпехи наступают сквозь выкошенный артиллерией лес. 

Утёс Банзай

Работает огнеметный танк "Стюарт-флэймган".

Утёс Банзай

"Шерманы" на Сайпане, обратите внимание, что второй танк в колонне несет бульдозерный отвал.

Утёс Банзай

Разрушенный сахарный завод, в котором оборонялись японцы.

Утёс Банзай

Редкий кадр: японцам как-то удалось сжечь сразу два "Шермана".

Утёс Банзай

Сайпанские мирные жители, уцелевшие в боях и не ставшие жертвами суицида. К сожалению, таких было немного.

Утёс Банзай

Американский морской пехотинец с трофейным ручным пулеметом.

Утёс Банзай

Другой морпех инспектирует свой ботинок, сидя на неразорвавшемся 16-дюймовом снаряде.

Утёс Банзай

Полевой алтарь из разбитого японского танка.

источники:

Подписаться
Уведомить о
8 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare