Убийство жителей Белграда самолетами США и Великобритании в 1944 году

0
0

Продолжение истории военных преступлений против гражданского населения  вооруженных сил США и Великобритании во время Второй мировой Войны. Предыдущие рассказы были про Дрезден, Прагу и Токио.

В начале 1944 г. Советская армия развернула мощное наступление на всём советско-германском фронте. Народно-освободительная армия Югославии и партизанские соединения отвоёвывали захваченные фашистами югославские земли. Именно в этот момент Англия и США включились в борьбу со странами "оси" и приступили к массированным бомбардировкам территорий, оккупированных немцами.

 

Убийство жителей Белграда самолетами США и Великобритании в 1944 году

16–17 апреля 1944 года, В 11 часов утра жители югославской столицы услышали сигнал воздушной тревоги. В 12.00, когда большинство горожан находились в храмах, 600 самолётов Англии и США закрыли небо над Земуном и Белградом. Когда в небе появились бомбардировщики, люди вышли на улицы с радостью и надеждой, будучи уверенными, что самолёты летят через Белград в направлении румынского фронта. Никто не мог даже представить себе, что они летят бомбить их столицу и сбросят свой смертоносный груз на головы мирному населению. После всех жертв, понесённых сербским народом в период тяжелейшей борьбы с фашистами и усташами, англичане и американцы разрушили столицу Югославии больше, чем немцы в начале войны.

17 апреля бомбардировки возобновились. Налёт союзнической авиации начался в 13.00, атакам подверглись практически все части города. В последующие дни были разрушены железнодорожные станции Белграда, здания на Васиной улице, заминированные немцами при отступлении, и являвшиеся жилым комплексом.

В начале мая союзническая авиация снова бомбила Белград — на этот раз атакам подверглись мосты и прилегающие к ним жилые районы. 21 мая в связи с интенсивными бомбардировками была прекращена работа всех школ и высших учебных заведений города. 6 июня в 10.00 бомбардировке подверглись железнодорожные станции и депо. Случайно или намеренно, бомбы попали в нефтехранилище, — горящая нефть выплеснулась в Саву и Дунай.

Таким образом, бомбардировки Белграда и других городов Сербии и Черногории вызвали огромные жертвы среди гражданского населения и привели к значительному материальному ущербу.

От воздушных атак 16-17 апреля 1944 г. наиболее пострадал центр города — Славия и Теразия, центральные улицы (Сараевская, Немани, Милоша Великого, княгини Натальи), Народный театр, Зелени венац и Новый рынок. На лагерь для военнопленных в Старом Саймиште, в котором находились бойцы Народно-освободительной армии и партизаны, было сброшено 24 бомбы, от которых пострадало 150 человек.

Ни один из крупных немецких военных объектов уничтожен не был, кроме здания гестапо на Дорчоле.

Всего было убито 96 итальянцев, 343 немца и… 1160 (по другим данным – 4200) сербов. В руины превратились больницы, детские сады, рынок, театр и другие гражданские объекты. В результате бомбежки городского роддома и станции скорой помощи погибло 22 женщины и 22 новорожденных возрастом до восьми дней, а также две семьи, пришедшие посетить рожениц. И это была всего лишь «союзническая» бомбардировка в 1944 году.

Факт бомбардировок Белграда в апреле 1944 г. невозможно объяснить стратегической военной необходимостью или списать его на "традиционную жестокость и бесчеловечность войны". Неубедительными эти объяснения выглядят, прежде всего, при виде такого количества жертв среди мирного населения, разрушений культурных ценностей города и жилых зданий.

Союзнические бомбардировки вызвали массовые протесты населения, у которого сформировалось твёрдое убеждение, что "американцы и англичане убивают мирных жителей, а братья русские не бомбят даже немецкие города, не то что сербские. Русские воюют с вооружённым врагом, а не с мирным населением — стариками, женщинами и детьми".

Бомбардировка Белграда в апреле 1944 г. была частью глобального англоамериканского плана, который включал в себя задачи демонстрации возможностей военно-воздушных сил, апробирования метода "ковровых" бомбардировок с целью обеспечения собственных интересов на Балканах.

Однако, ВВС США и Великобритании в конце Второй Мировой Войны не ограничивались террором гражданского населения Германии, Японии, Чехословакии и Югославии. Совершались наглые попытки «пробовать на излом» СССР.

Выяснилось, что янки и бриты сильны перед слабыми, когда они встречаются с равными, то быстро поджимают хвост.

Например, под занавес Второй Мировой войны лучшему асу СССР, Маршалу авиации Ивану Никитичу Кожедубу  пришлось дважды дать урок лётного мастерства зарвавшимся "союзникам"…

Начавшиеся во второй половине 1944 года столкновения между советскими и американскими авиагруппами отнюдь не были следствием традиционной для любой войны неразберихи. Уже тогда Штаты считали весь европейский континент своей зоной влияния. Однажды командующий американскими ВВС Спаатс даже демонстративно отказался обсуждать с Маршалом Жуковым порядок полётов над советской зоной, нахально заявив, что "американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений"( Г. К. Жуков. "Воспоминания и размышления". М., 1971. с. 670 ).

Демонстрируя своё право летать где угодно, штатовское командование заодно проверяло наших пилотов "на вшивость", а также отрабатывало методы тотального воздушного террора, ставшие визитной карточкой американской авиации в последующие десятилетия.

Ну, а для первой атаки на Красную Армию около 40 тяжёлых американских истребителей Р-38 "Лайтнинг" выбрали тоже символическую дату — 7 Ноября 1944 года. В результате штурмовки штаба 6-го Гвардейского стрелкового корпуса и аэродрома 866-го истребительного авиаполка у города Ниш погибли командир корпуса Герой Советского Союза Григорий Котов и ещё 30 человек. Кроме того, были уничтожены 2 наших самолёта и сожжено полтора десятка автомобилей. Лишь когда взлетевшие советские истребители в свою очередь сбили нескольких стервятников, остальные обратились в бегство. Впоследствии свидетель этого боя, лётчик Борис Смирнов писал в своих мемуарах, что на карте, найденной в обломках одного из сбитых "Лайтнингов", Ниш был обозначен как воздушная цель. После чего официальной американской версии о потере курса уже мало кто верил…

Наш известный воздушный ас — майор И. Н. Кожедуб сталкивался с обнаглевшими "союзниками" дважды. Сначала 22 Апреля 1945 года его машину атаковала пара американских истребителей типа Р-51 "Мустанг", но вскоре им пришлось горько пожалеть о своей наглости. Не прошло и двух минут, как один из "Мустангов" разлетелся на куски, а пилот второго еле успел выпрыгнуть с парашютом.

Ещё более жаркий бой с американцами Кожедуб выдержал перед самым Днём Победы, когда эскадрилья нагруженных под завязку бомбовозов типа "Летающая крепость", игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в пространство советской оккупационной зоны. Вогнав в землю 3 многомоторных гиганта, Кожедуб обратил в бегство остальных, но включить их в официальный список своих побед ему не позволили. Командир полка Павел Чупиков лишь пошутил, что с американцами подраться придётся очень скоро, и в первый же день следующей войны их сбитые машины припишут на его счёт задним числом.

 

"РАМЫ" С БЕЛЫМИ ЗВЕЗДАМИ

 

Утро 8 ноября 1944 года для Сталина было омрачено неожиданным докладом заместителя начальника Генерального штаба Красной армии генерала Антонова о трагедии, произошедшей накануне в районе югославского города Ниш: в результате авианалета американских союзников погибли 34 советских военнослужащих, включая командира 6-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-лейтенанта Котова, еще 39 человек были ранены, до 20 автомашин с грузами оказались сожжены. Вот так подарок к 27-й годовщине Октябрьской революции преподнесли союзники!

Верховный сразу же потребовал срочного расследования обстоятельств дела. На стол легло подробное донесение на основе материалов, подготовленных на месте командующим 17-й воздушной армией генерал-полковником авиации Судцом и начальником штаба армии генерал-майором авиации Корсаковым.

В донесении сообщалось: "…установлено, что в 12 часов 40 минут 7 ноября 1944 года над городом Ниш (северо-западные окраины) курсом 120 градусов и на высоте двух тысяч метров появилась группа самолетов типа "Лайтнинг" (Р-38, "Молния"). Над аэродромом она перестроилась в растянутый правый пеленг и, спустившись на 40-50 метров, начала расстреливать автотранспорт и войска, продвигавшиеся по дороге Ниш-Алексинац-Делиград-Роянь, действуя по одному и производя по несколько заходов вдоль дороги…"

Как оказалось, американские пилоты производили пулеметно-пушечный, ракетный и бомбовый огонь по подразделениям 6-го гвардейского стрелкового корпуса 3-го Украинского фронта, находившегося на марше. К тому времени сопротивление немцев было уже сломлено — их авиации в воздухе быть не могло. И командование средиземноморских ВВС США не могло не знать об этом.

Советским командирам не сразу удалось разобраться в ситуации. Вот как вспоминал об этом бывший заместитель командира эскадрильи 707-го штурмового авиаполка 186-й штурмовой авиадивизии, Герой Советского Союза, полковник Николай Шмелев: "Утро 7 ноября выдалось погожим. Окутанный легкой дымкой город Ниш был украшен красными флагами и транспарантами. Авиаторы нашего полка стройными колоннами вышли на просторный плац. Приняв рапорт, подполковник Шевригин подал команду: "Вольно!". Заместитель командира по политчасти Сивуд вышел на середину строя и приказал 1-й и 3-й эскадрильям развернуться флангами к середине. Образовалось нечто вроде буквы "П".

— Товарищи! — подчеркнуто торжественно начал подполковник Сивуд. — Сегодня весь советский народ празднует 27-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической…

— "Рамы!" — прервал его чей-то возглас. — Фашисты пикируют на наш аэродром!

Все, как по команде, повернули головы на юг. Из-за гор вылетела большая группа двухкилевых самолетов. Некоторые из них уже свалились в пике. Послышались глухие разрывы. Один за другим на аэродром пикировали и остальные.

— Разойдись! В укрытия! — скомандовал Шевригин.

— Знамя в штаб! — распорядился подполковник Лопаткин.

— Ничего не понимаю, — развел руками Сивуд, когда мы вместе добежали до щели, отрытой возле забора. — 40 самолетов! Откуда они могли взяться?

И не только Василий — все мы были удивлены и озадачены. Ведь каждый знал, что на нашем участке у фашистов не было и нет такого количества авиации. А тут — целая армада! Супонин, Орлов и я, выбравшись из щели, встали под деревом. До аэродрома — около двух километров. Мы видели, как "рамы" одна за другой продолжали пикировать, штурмуя стоянки наших самолетов… И вот они уже совсем близко.

— Так это же не немцы, это американцы! Союзники! — закричали наши летчики, когда на двухкилевых самолетах стали отчетливо видны опознавательные знаки ВВС США. Да, это действительно были американские "Лайтнинги".

5:3 В ПОЛЬЗУ "ЯКОВ"

В то утро заместитель командира 866-го истребительного авиационного полка 288-й истребительной авиадивизии майор Дмитрий Сырцов (позже Герой Советского Союза) стоял над обрывом горы. Видимость была прекрасная, и он любовался нескончаемым потоком пехоты, двигавшейся с песней под духовой оркестр. "И вдруг в мелодию торжественных звуков, — вспоминал майор, — ворвался рев самолетов. Откуда они? То, что авиации у противника на данном участке фронта быть не может, совершенно точно. Так это же американские самолеты! Чего хотят наши союзники? Такое впечатление, что они по своей инициативе прикрывают с воздуха наши войска, хотя нужды в этом нет.

Тем временем одна группа самолетов образовала круг над городом, другая стала заходить для бомбежки. Дорога окуталась дымом. Наши воины размахивали красными знаменами, белыми лоскутами, сигнализируя авиаторам, что те напали на своих союзников. Но бомбы все летели и летели вниз.

Я бросился на аэродром. Бежать уже оставалось не так много, как шестерка американских самолетов пронеслась низко над землей и сбила наш взлетавший истребитель Як-9. Не добежав до КП, увидел, как энергично взмыл вверх дежурный самолет комэска, Героя Советского Союза капитана Александра Колдунова (впоследствии дважды Герой Советского Союза, главный маршал авиации, главнокомандующий войсками ПВО — заместитель министра обороны СССР), за ним — еще два. Я приказал поднять весь полк, взлетел и сам. Успел несколько раз повторить: "Огня не открывать! Подавать сигналы, что мы свои. Но союзники подбили еще один наш самолет. Летчик успел выпрыгнуть с парашютом…"

— Смотри, "ястребки" взлетели! — обрадованно толкнул меня в бок Дмитрий Супонин (летчик-штурмовик Николай Шмелев дополняет рассказ заместителя комполка). — В воздух действительно взмыло дежурное звено наших соседей. Убрав шасси, истребители разогнали у земли максимальную скорость и свечой полезли вверх. Они сразу вступили в бой. Первой же атакой каждая пара сбила по неприятельскому самолету. На помощь отважной четверке подоспели еще два самолета, а вскоре взлетел и весь полк. На фюзеляже одного из них мы заметили много звездочек и сразу догадались: его ведет Александр Колдунов (на тот момент он уже уничтожил около 30 самолетов противника, а по итогам войны — 46. — А.П.).

"Воздушный бой разгорался все сильней. Американцы, сбросив бомбы, сначала пытались защищаться. Но, не выдержав натиска наших истребителей, построились в "змейку", чтобы лучше прикрывать друг друга огнем передних пулеметов, и стали уходить в сторону города. Один из "Яков" стремительно спикировал с высоты на двухкилевой самолет и открыл огонь. 37-мм снаряд его пушки разорвался в центроплане "Лайтнинга" и тот, вспыхнув как факел, грохнулся на землю. "Як" проскочил вперед, но тут же попал под огонь другого бомбардировщика. Пулеметная очередь угодила в кабину истребителя: клюнув носом, он резко пошел вниз и разбился. Погиб кто-то из наших боевых друзей. В горле у меня запершило, на глаза навернулись слезы…

Пара наших самолетов стремительно пошла на сближение с американцами… Колдунов вплотную подошел к ведущему "Лайтнингу" и стал жестами показывать, что мы свои, союзники. (По свидетельствам Дмитрия Сырцова, до этого Александр Колдунов с близкого расстояния расстрелял сначала одного янки, затем еще троих. — А.П.) Его ведомый, лейтенант Виктор Степанов, бдительно охранял своего командира. Очевидно, американец наконец понял жесты и с набором высоты пошел на юг. За ним последовали и остальные "Лайтнинги". Проводив их до вершины горы, советские истребители покачали крыльями и повернули назад".

Сухие же строки донесения Сталину зафиксировали примерно следующее. Летчики дежурной пары, заметив американские опознавательные знаки (белая пятиконечная звезда, вписанная в синий круг), пытались указать самолетам "Лайтнинг" на их ошибку: подходили ближе, покачивались с крыла на крыло, давали сигнал "я свой самолет" и привлекали внимание на собственные опознавательные знаки. Но в ответ "Лайтнинги" начали атаковать наши Як-9, причем на взлетавшую на прикрытие очередную шестерку было предпринято нападение еще на взлете, при отрыве от земли. Командир 288-й истребительной авиадивизии, наблюдая за ходом боя с земли и получив по радио данные от своих истребителей, что все самолеты "Лайтнинг" имеют американские опознавательные знаки, отдал приказ: воздушных боев не вести, обеспечить только оборону".

— Один из сбитых американских пилотов на парашюте спустился недалеко от проезжей части и был подобран пехотинцами. Привезли его на аэродром, но поскольку никто не мог его допросить, я приказал отправить его в штаб 17-й воздушной армии, — вспоминает Дмитрий Сырцов.

Однако в донесении генералов Судца и Корсакова Верховному ни слова не было сказано о повторной атаке американцев. "А тем временем гроза, как говорится, отгремела, — рассказывает Николай Шмелев. — Полк штурмовиков снова построился на плацу. Все горячо обсуждали случившееся. Трудно было поверить, что это была ошибка".

— Опять "рамы!" Еще группа "Лайтнингов"! — послышались возгласы. Но на этот раз уже никто не побежал к щелям. Все недоумевали: неужели союзники вновь откроют по нам огонь?

"Вторая группа "Лайтнингов", насчитывающая тоже около 40 самолетов, перевалила через горный хребет. И опять повторилась страшная картина: самолеты один за другим входили в пике и сбрасывали бомбы на колонну наших войск. Находившиеся в воздухе "Яки" ринулись навстречу. Они стремительно проносились между "Лайтнингами", показывая свои опознавательные знаки. Однако не все американцы прекратили бомбежку и обстрел. Наиболее "непонятливых" пришлось убеждать огнем пулеметов и пушек. Над празднично украшенным городом с ревом кружилась целая армада самолетов. Александр Колдунов, как и в первый раз, пристроился со своим напарником Виктором Степановым к ведущему группы американских бомбардировщиков и стал указывать ему путь. В конце концов "Лайтнинги" не столько по желанию, сколько по принуждению прекратили штурмовку шоссе и повернули назад".

Понесенные потери впечатляли. Вот что говорит архивный документ: "в результате оборонительных воздушных боев нашими истребителями было сбито три самолета "Лайтнинг". Один самолет упал в километре северо-западнее Ниша, самолет и летчик сгорели. Другой упал в километре северо-восточнее аэродрома, самолет сгорел, летчик погиб. Оба тела похоронены в районе аэродрома… Третий упал в восьми километрах севернее аэродрома, в горах. Самолет, по наблюдению с воздуха, сгорел полностью. Еще два самолета, подбитые в воздушном бою, с дымящимися моторами ушли на низкой высоте на юго-запад. У одного из погибших летчиков найдено удостоверение личности и карта Италии без маршрута и каких-либо заметок…"

Потери были и у 866-го полка. "Лайтнинги" сбили два Як-9. Один советский летчик сгорел вместе с самолетом, второй получил тяжелые ранения и был отправлен в госпиталь. Еще один наш истребитель, преследуя американца, попал в зону огня своих аэродромных средств ПВО и был сбит. Летчик и самолет сгорели. От полученных ранений скончался в госпитале и командир стрелковой дивизии генерал Степанов — отец летчика Виктора Степанова.

"ОШИБКА" В 400 КИЛОМЕТРОВ

Командование США, конечно же, было вынуждено извиниться перед советским командованием за этот "досадный инцидент", — правда, сославшись на потерю американскими экипажами ориентировки. Представители США утверждали, что их самолеты шли якобы штурмовать фашистские войска, отступавшие из Греции в Триест. Но ведь это примерно в 400-х километрах южнее Ниша! Более того, если первая группа "Лайтнингов" совершила ошибку, значит, ее не должна была повторить вторая группа, поскольку между ними поддерживалась радиосвязь. Тем не менее группа самолетов "свалилась" на ту же самую часть колонны, которую только что бомбили и буквально поливали свинцом их предшественники. Нет, тут дело не было похоже на промах янки.

Однако комиссия 17-й воздушной армии по итогам расследования зафиксировала лишь "ошибку" со стороны янки. В заключительной части донесения Верховному с учетом показаний оставшегося в живых американского пилота были названы причины трагедии. "На основании изучения документов, — говорилось в документе, — можно предположить, что самолеты "Лайтнинг" американских частей, базирующихся в Италии, получив задачу или имея запасную цель штурмовать дорогу Скопье-Приштина, приняли город Ниш с аэродромом за город Скопье с аэродромом. Учитывая тождественное расположение грунтовых и железных дорог района Ниш и района Скопье, такая ошибка могла быть допущена экипажами американских "Лайтнингов".

Досадно, но генералов Судца и Корсакова ничуть не смутило то обстоятельство, что Скопье расположен на 150 километров к югу от Ниша. Впрочем, как свидетельствовали в своих воспоминаниях Сырцов и бывший начальник штаба 37-й армии генерал-лейтенант Блажей, прилетев в 866-й истребительный авиационный полк (иап), командующий воздушной армией заявил, что летчики полка действовали верно и отличившихся в отражении нападения американцев нужно представить к наградам. Кроме того, донесения в штаб армии об инциденте не писать и корреспондентам никаких сведений о нем не давать. Так что генералу была дана четкая установка "замять" этот факт, а все дело "спустить на тормозах.

Официальные извинения посол США в СССР Гарриман принес от имени Франклина Рузвельта Иосифу Сталину только через 37 дней после "битвы у Ниша". 14 декабря 1944 года американский дипломат на приеме в Кремле, приняв скорбный вид, между делом произнес: "Хотел бы выразить сожаление президента и генерала Маршалла по поводу несчастного случая, происшедшего на Балканах. Имеется в виду налет американских самолетов на колонну советских войск. В целях избежания подобных инцидентов в будущем командующий авиацией союзников в Средиземном море генерал Эйкер хотел бы направить в штаб передовых советских войск на Балканах группу офицеров связи для координирования действий советских войск и союзных военно-воздушных сил".

Предложение это Сталин отклонил, ответив, что "не уверен, имеется ли необходимость в посылке группы, поскольку теперь установлена линия разграничения действий авиации союзников, и ему необходимо переговорить с военными". Вполне возможно, Верховный главнокомандующий мог углядеть за этими действиями американцев и прямой умысел — нанесением столь жестокого удара по русским заставить их ввести союзных "соглядатаев" в свои штабы с тем, чтобы более полно контролировать и распознавать их намерения в Европе, борьба за сферы влияния в которой уже разворачивалась полным ходом.

Одновременно США настойчиво добивались от СССР предоставления военно-воздушных и военно-морских баз для своей стратегической авиации, а также флота в Сибири и на Дальнем Востоке для ведения войны против Японии. Как известно, и в этом вопросе Сталин остался непоколебим. Лишь один раз он пошел на уступку американцам — разрешив им временно базировать свою авиацию с июня по ноябрь 1944 года на Полтавском аэроузле.

 

Подписаться
Уведомить о
88 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare