×
1
0

Тяжелые крейсера типа «Ослябя»

 

«Пересвет» умирал медленно и мучительно. В прицелах английских кораблей вместо стройного силуэта русского крейсера маячила груда окутанного дымом, но все еще не желающего тонуть изорванного металла, поминутно озаряемая вспышками новых и новых разрывов. Лишь вторая носовая башня, до сих пор не получившая ни одного попадания, продолжала вести редкий огонь по окружившим «Пересвет», словно легавые загнанного волка, британским крейсерам.

Наконец русский крейсер начал быстро садиться носом, одновременно кренясь на левый борт, и в 18.10 опрокинулся и затонул. Из более чем 800 членов его экипажа, англичанами было спасено лишь 23 человека.

                                    *************************

В середине сентября 1934 года русской разведкой было выявлено смещение активности английских крейсерских сил в район восточнее Британских островов и к югу – к Гибралтарскому проливу. Этому способствовали действия в Атлантике американских крейсеров, осложнивших проведение английских транспортов из Южной Америки и африканских колоний. В итоге МГШ задумал провести собственную крейсерскую операцию у норвежского побережья.

Для рейдерства был выделен тяжелый крейсер Балтийского флота «Пересвет», что вызвало протесты командующего Балтийским флотом, под началом которого имелось всего три таких корабля. Вице-адмирал Косинский считал, что даже если задуманный рейд окончится благополучно, «Пересвету» придется уйти в Романов-на-Мурмане, где он, скорее всего, окажется заблокирован и будет выведен из строя до конца войны. Тем не менее, МГШ настоял на своем решении и вечером 26 сентября «Пересвет» вышел в море. Благополучно миновав в темноте Датские проливы, крейсер направился на север и, в полдень 28-го, обнаружил первую добычу – английское судно, нагруженное норвежской рудой. Однако не успел «Пересвет» погрузить в шлюпки высадочную партию, как на западе были обнаружены несколько дымов, явно принадлежащих военным кораблям. Поднятый гидроплан опознал приближающиеся корабли как два тяжелых и два легких (типа «D») крейсера.

Оставив в покое английский рудовоз, «Пересвет» устремился дальше на север и смог оторваться от преследователей, однако на следующий день обнаружил еще три идущих ему навстречу английских крейсера. На русском корабле не знали, что давно находятся под присмотром аэропланов-разведчиков с авианосца «Глориес» и английское Адмиралтейство не собирается упускать оказавшуюся в их когтях добычу.

«Пересвет» изменил курс, направившись к Фарерским островам, не подозревая, что после начала войны англичане разместили там, по согласованию с Данией свою военно-морскую базу.

На рассвете 30 сентября, сигнальщики русского крейсера увидели, что дымы английских кораблей окружают «Пересвет» со всех сторон. Поднятый с катапульты гидроплан, с двумя добровольцами – пилотом подпоручиком Языковым и летнабом кондуктором Ивановым, которые знали, что возвращаться им будет некуда, ведь крейсер не сможет остановиться, чтобы подобрать их, обнаружил четыре тяжелых и семь легких английских крейсеров. Лучшей новостью оказалось то, что с оста находятся лишь два английских легких крейсера, что давало «Пересвету» шанс вырваться из ловушки.

Увы, летчики ошиблись, крейсера, в бой с которыми вступил «Пересвет», оказались не легкими «С», а тяжелыми типа «Хаукинс», на которые после начала войны были возвращены их 190-мм орудия. В ходе боя «Пересвету» удалось нанести повреждения «Фробишеру», заставив его выйти из боя, Но и русский крейсер понес тяжелый урон: была выведена из строя носовая башня главного калибра, а главное затоплено кормовое машинное отделения, и «Пересвет» значительно снизил ход.

Все новые и новые, подходившие к месту боя, английские крейсера открывали огонь по обреченному русскому кораблю, приближая тем самым неизбежную развязку.

                                   ************************

Первая послевоенная кораблестроительная программа 1919-1923 гг. предусматривала помимо строительства линкоров, закладку восьми новых легких крейсеров, четыре из которых предназначались для Балтийского и четыре для Средиземноморского флота. Хотя, после принятия в 1920 г. программы строительства дополнительных линейных кораблей для Средиземного моря, постройка легких крейсеров была по финансовым соображениям отложена, проектно-конструкторские работы по ним продолжались.

Проектируемый крейсер должен был иметь вооружение из 9 178-мм 60-калиберных орудий в палубно-щитовых установках, работа по созданию которого велись параллельно разработке проекта. Одно такое орудие располагалось на полубаке, два в корме, линейно-возвышенно, и 6 побортно. Такая схема позволяла вести бортовой огонь из 6 орудий и продольный из 5 и 4, по носу и корме соответственно.

Однако после 1922 года отношение к палубно-щитовым установкам начало сменяться на негативное. Информация о строительстве новых крейсеров с 6х2 140-мм башенными установками в Японии, и с 4х2 155-мм во Франции, заставило и русских конструкторов серьезно задуматься над проектами башенных крейсеров. В итоге появился проект крейсера с тремя трехорудийными 178-мм башенными установками, расположенными линейно, но и такой вариант не удовлетворил МТК. Было отмечено, что обслуживание средних орудий в таких установках, имеющих ручное заряжание, сопряжено со значительными трудностями, что могло привести к снижению скорострельности. Да и само расположение средней башни не давало возможности вести огонь в нос и в корму. Рекомендовалось перейти на двухорудийные башни с орудиями 203-мм калибра, обеспечивающие удобство заряжания и соответствующие максимально допустимой по Вашингтонскому договору норме. Четыре таких башни должны были быть расположены линейно-возвышенно, попарно в носу и корме корабля.

Главным предназначением новых крейсеров являлась дальняя разведка в интересах эскадры линейных кораблей, в ходе которых они могли столкнуться с численно превосходящими крейсерскими силами противника. Учитывая, что большинство имеющихся в наличии английских и японских легких крейсеров имели на вооружении 140-152-мм орудия, считалась достаточной защита цитадели 76 мм поясом цементированной брони. Оконечности защищались 25 мм гомогенной броней. Тем не менее, не снималась и задача защиты линейных сил от атак миноносцев противника, каковая требовала возможности ведения огня по нескольким целям одновременно (минимум двум). Для этого проектируемые крейсера получили по два командно-дальномерных поста, вместо первоначально предполагавшегося одного на фок-мачте, а вместо легкой грот-мачты установили мощную треногу.

Нерешенной осталась задача увеличения живучести крейсеров путем расположения МКО по эшелонной схеме. Опасаясь увеличения водоизмещения сверх допустимого по Вашингтонскому договору, конструкторы расположили ее по классической линейной схеме, с размещением восьми котлов в четырех котельных отделениях, а турбозубчатых агрегатов — в двух. Правда, между машинными отделениями расположили погреба боезапаса зенитных орудий, что снижало вероятность затопления двух турбинных отделений в результате попадания торпеды в переборку между ними.

Заказ на постройку четырех крейсеров для Балтийского флота получили Балтийский и Адмиралтейский заводы, а на четыре средиземноморских — ОНЗиВ.

Постройка крейсеров шла довольно медленно, что было связано в первую очередь с задержкой изготовления ГТЗА большой мощности, ранее в России не производившихся, так что в итоге почти одновременная закладка столь большой серии крупных крейсеров была признана ошибочной. МТК констатировал, что строить эти корабли можно было не параллельно, а последовательно, закладывая вторые из каждой заказанной пары на том же стапеле что и первые, после их спуска на воду, что могло ускорить постройку первых четырех крейсеров. Только весной 1929 года вступил, наконец, в строй николаевский «Царьград», а два года спустя последний крейсер серии – «Иоанн Грозный».

Уже в ходе достройки на плаву, крейсера начали оснащать катапультами фирмы «Хейнкель», первые три из которых были получены из Германии, а остальные изготовлены в России по лицензии. От запроектированного ранее крана на грот-мачте отказались, установив два крана в районе второй дымовой трубы, что позволило разместить второй гидроплан между трубами. Из-за незапланированной установки катапульт и кранов пришлось сместить в нос установки 102-мм зенитных орудий, что затруднило доставку к ним боезапаса, вследствие чего пришлось установить возле них увеличенных размеров кранцы для хранения снарядов.

В 1933 году на крейсерах типа «Ослябя» дополнительно установили 2х2 37-мм зенитных автомата и 4х1 13,2-мм пулемета «Гочкис».

В конце 1931 года, тяжелый крейсер «Иоанн Грозный» был перечислен в состав Средиземноморского флота, в составе которого и встретил начало новой войны.

 

1. Ослябя                                           1925-1926-1929         Балт. з-д

2. Царьград                                       1925-1927-1929         Наваль

3. Россия                                           1925-1928-1929         Руссуд

4. Дмитрий Донской                                   1925-1928-1930         Балт. з-д

5. Варна                                             1925-1928-1929         Руссуд

6. Пересвет                                       1925-1928-1930         Адм. з-д

7. Иоанн Грозный                            1926-1928-1931         Адм. з-д

8. Сорокамыш                                   1926-1928-1930         Наваль

Тяжелые крейсера типа «Ослябя» 

Водоизмещение: 9950 т (стандартное), 13600 т (полное).

Вооружение: 4х2 203-мм/55, 6х1 102-мм/45 орудий, 4х1 37-мм автомата, 2х3 533-мм ТА.

Бронирование: борт 76 мм, палуба 50 мм.

Мощность МКО: 120000 л.с. Скорость: 34 узла.

Размерения (квл): 193,4х20,2х6,6 м.

Дальность плавания 7000 миль (15 уз)

 

Подписаться
Уведомить о
33 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector