Тухачевский о Полевом Уставе РККА 1936 года (ПУ-36)

14
0

Утвержденный народным комиссаром обороны временный Полевой устав РККА 1936 г. (ПУ — 36) является огромной важности документом, который определяет методы боевой подготовки Красной Армии и отражает определенную систему взглядов на характер современного боя.

Численное развитие и качественное усиление современной военной техники прогрессировали за последние годы исключительными темпами. Воинствующий империализм, бешено готовящий новую войну за новый передел мира, развивает и совершенствует свои вооружения в небывалых до сего времени масштабах. В настоящий момент гонка империалистических вооружений не является уже секретом. Ее уже не прячут, как раньше. О ней говорят открыто.

Тухачевский о Полевом Уставе РККА 1936 года (ПУ-36)

Содержание:


Теоретические искания
Само собой понятно, что развитие вооружений сказалось и в значительном развитии новых форм боевых действий, новых форм тактики. Однако военная мысль, если обратиться к капиталистическим странам, отличается на сегодняшний день необыкновенным разнобоем. Имеются существенные расхождения между взглядами различных армий, имеются огромные расхождения во взглядах на современный бой и между различными представителями одних и тех же армий.

Всем, например, известна теория, проповедующая ведение войны малыми и предельно подвижными механизированными армиями, которую в Англии представляют Фуллер и Лиддел Гарт. Однако английская армия развивается далеко не в соответствии с этой теорией, которую в Европе считают английской. Французская армия, строящая бой на сугубо методическом использовании пехоты, артиллерии и танков, далека от предложений одного из ярких французских военных писателей — де Голля. Итальянская армия, где доктрина генерала Дуэ получила, несомненно, широкое признание, на фронтах гражданской войны в Испании совершенно [245] не следует заветам этого генерала и пытается искать решения в боевых действиях пехотных соединений и т. д.

Немало дискуссий по вопросам современного боя наблюдали мы и на теоретическом фронте нашей красноармейской жизни. Определенная система взглядов вырабатывалась постепенно путем отсеивания неверных, необоснованных выводов и путем углубленной проработки разумных, жизненных, теоретически обоснованных установок.

Прежде всего пришлось столкнуться с теорией «особенной» маневренности Красной Армии — теорией, основанной не на изучении и учете нового вооружения как в руках наших возможных врагов, так и в руках советского бойца, а на одних лишь уроках гражданской войны, на взглядах, более навеянных героикой гражданской войны, чем обоснованных ростом могущества, культуры, ростом крупной индустрии социалистического государства, а также ростом вооружений армий наших возможных противников из капиталистического лагеря.

Когда тов. В. Триандафиллов выступил со своей книгой «Характер операций современных армий», то он подвергся большим нападкам со стороны товарищей, придерживавшихся этой теории. Его обвиняли в проповеди позиционной войны. Сторонники этой теории видели в новом человеке, в советском рабочем и колхознике, все необходимое и достаточное для того, чтобы обеспечить ведение маневренной войны. Как преодолевать пулеметное могущество боевого порядка современного противника — этому теория не учила. Приверженцы этой теории больше мечтали, чем доказывали. Находились товарищи, которые, например, утверждали, что для подготовки атаки бойца Красной Армии можно израсходовать меньше артиллерийских снарядов, чем для подготовки атаки солдата капиталистической армии, объясняя это превосходством духа красноармейца. На самом деле эта самовлюбленность могла бы повлечь напрасные кровавые потери в боях и крупнейшие неудачи. Эта теория несовместима с тем требованием, которое тов. Ворошилов предъявляет к боевой подготовке: учиться побеждать «малой кровью».

Ход развития вооруженной Красной Армии опрокинул теорию «особенной» маневренности. Быстрый рост нашей авиации, танков и механизированных соединений вначале также вызывал кое у кого теоретический загиб фуллеровского порядка. Появилась новая, «маневренная» теория, которая считала, что быстроходность танка не позволяет ему продуктивно действовать совместно с пехотой. Отсюда росло стремление к полной самостоятельности танковых соединений, к их отрыву от основных общевойсковых армейских масс, к пренебрежению противотанковым огнем противника и непониманию того обстоятельства, что в современном бою танки, как и пехота, не могут успешно действовать без могущественной артиллерийской поддержки.

Тактические установки на гибкое и прочное взаимодействие [246] различных видов войск, которыми был пронизан Полевой устав 1929 года, а также практика совместных учений пехоты, конницы, артиллерии и танков опрокинули эти вредные взгляды.

С другой стороны, часть товарищей очень настороженно встретила внедрение в армию массового танкового вооружения. Их пугали дожди, снег, осень, весна и т. д. Некоторые товарищи говорили, что при наших дорожных и климатических условиях танки смогут действовать «каких-нибудь полтора месяца в году». Однако живая действительность опрокинула опасения этих робких теоретиков. Танки отлично действуют и летом, и зимой, и весной, и осенью.

Непонимание роли и значения новых быстроходных танков, вооруженных скорострельной артиллерией, выразилось также и в том, что некоторые товарищи не соглашались отвести танкам в современном бою более решительную роль, чем та, которую они играли в 1918 г. в боях французской и английской армий против германской армии. Эти товарищи утверждали, что танки имеют значение лишь как средство непосредственной поддержки пехоты. Они не видели возможности по-новому организовать взаимодействие танков и артиллерии в общевойсковом бою стрелковых соединений. Поэтому они отрицали возможность прорыва танков в глубину оборонительного расположения противника для захвата путей его отхода. Как мы увидим дальше, эти сомнения оказались необоснованными.

Сила обороны в современной войне непрерывно возрастает: растет количество и качество пулеметов, вводятся на вооружение автоматические винтовки, и все это обращено своим острием против наступающей пехоты.

Против танков, поддерживающих и защищающих атакующую пехоту от пулеметов противника, направляются быстро растущие количественно и качественно противотанковые пушки. Сила обороны растет и создает условия, в известной степени благоприятствующие появлению позиционных форм войны. Позиционные фронты тем более могут иметь место, чем менее развиваются основные средства сухопутного наступления — танки и артиллерия.

Преимущества оборонительного оружия заключаются в простоте их использования и в их большом числе. Средства наступательные или средства подавления, к которым в первую очередь относятся артиллерия, танки, авиация, химия, требуют очень большого искусства в организации их взаимодействия. Простота в использовании основных средств обороны — пулеметов и противотанковых орудий, — конечно, действует в направлении перевеса обороны над наступлением.

Война итальянцев в Абиссинии подчеркивала легкое торжество артиллерии и танков над обороной. Однако это объяснялось технической бедностью Абиссинии, в частности ничтожным количеством пулеметов и противотанковой артиллерии. Война в Испании, [247] наоборот, подчеркивает значение и мощь оборонительного оружия. Артиллерия и танки с трудом успевают накапливать достаточные силы для преодоления пулеметов и противотанковых средств.

Даже наиболее крайние сторонники механизации армий учитывают значение современных средств обороны. Так, например, Лиддел Гарт в январском номере американского журнала «Форейн аферс», рассматривая пути моторизации и механизации, принятые во французской армии, указывает на странный с первого взгляда факт создания мотомеханизированных частей для «усиления обороны путем более быстрого направления огня на угрожаемый участок и более быстрого развития контрнаступления». Далее Лиддел Гарт пишет:

«Этот «оборонительный» взгляд на значение механизированных частей может показаться многим странным. Однако он технически обоснован. Несмотря на явный рост наступательной силы в результате развития механизированных войск, время, быть может, покажет, что оборонительная сила растет косвенным путем еще быстрее. Оглядываясь назад, можно даже сказать, что такова была общая тенденция роста механизации войны в течение столетий».

Это заявление Лиддел Гарта очень примечательно, хотя он и продолжает по-прежнему отстаивать теорию необходимости иметь лишь малые механизированные армии.

Рост оружия, усиливающего оборону, несомненен. Однако было бы неправильно считать, что позиционная война необходима и неизбежна. Позиционный период империалистической войны объясняется не его неизбежностью, а тем, что воюющие стороны не были обеспечены необходимыми средствами подавления, начиная с артиллерийских снарядов, в результате громадных ошибок, допущенных в подготовке к войне всеми ее участниками. Точно так же и в будущей войне позиционные фронты вполне возможны, если будут недооценены средства современной обороны, если не будут созданы в необходимых размерах наступательные средства борьбы и если войска не будут достаточно обучены сложному искусству современного наступательного боя.

Выше уже говорилось о том, что боевое использование оборонительных средств проще и легче, чем использование средств наступления. Однако за наступлением по-прежнему остаются преимущества, заключающиеся в возможности подавляющих концентраций на направлениях организованного удара и нанесения обороняющемуся тяжелых поражений. Мало того, современные средства наступления позволяют организовать бой с гораздо большей эффективностью, чем это было возможно раньше, даже при наличии сплошных фронтов у неприятеля.
Развитие форм боя
Каковы те основные черты, которые характеризуют на протяжении последнего времени развитие элементов боевой обстановки и самого боя? [248] Авиация все больше и больше воздействует на передвижение войск и на работу тыла. Опыт войны в Испании показывает, какие потери несет от авиации живая сила сухопутных армий и какой моральный эффект производит авиация, если войска не умеют организовать противовоздушной обороны.

Оборона пехоты, благодаря быстрому росту пулеметного вооружения, становилась все более и более мощной. Пехота, окопавшаяся на поле боя, становилась трудноодолимой даже при условии поддержки наступающего сильным артиллерийским огнем. После перенесения артиллерийского огня в глубину оборонительного расположения противника всегда находились отдельные пулеметчики, которые успевали поднять голову и вовремя открыть убийственный огонь по атакующему.

Танки резко изменили это положение и увеличили силу атаки пехоты. Двигаясь впереди пехоты, танки подавляли пулеметные очаги противника, т. е. своим огнем не позволяли пулеметчикам поднять головы, а наступающая за ними пехота доканчивала поражение оборонительной полосы.

Беспомощность пехоты в борьбе с танками вызвала быстрый рост противотанковых средств борьбы, и в первую очередь малокалиберной противотанковой артиллерии. Еще несколько лет назад в европейских армиях пехотная дивизия имела десяток, в лучшем случае два .десятка противотанковых пушек. В настоящее время пехотные дивизии имеют многие десятки этих орудий. Создается, таким образом, плотность насыщения обороны противотанковыми средствами, достаточная для массового вывода из строя наступающих танков. Скорострельность и бронепробиваемость противотанковых средств непрерывно растут. На смену полуавтоматическим пушкам все больше и больше приходят автоматические пушки.

Атакующие танки ищут помощи в организованной поддержке общевойсковой артиллерии и эту поддержку находят. Но для этой поддержки артиллерия должна обладать мощными гаубицами и должна быть многочисленна. Эти требования осуществляются сейчас почти во всех армиях.

Артиллерия и танки действительно могут обеспечить полный успех атаки при условии достаточно массового их применения. Если пехота, атакующая противника, в период артиллерийской подготовки не может очень близко подойти к противнику, так как ей опасны осколки своих снарядов, то танки не боятся осколков и потому почти вплотную могут подходить к рубежу артиллерийских разрывов. Если отдельные пулеметчики противника и поднимут голову после переноса артиллерийского огня перед атакой, то они будут задавлены танками, не боящимися пулеметного огня. Противотанковых орудий значительно меньше, чем пулеметов, а артиллеристы, даже сумевшие вовремя поднять голову, все же будут уничтожены, так как танки подойдут к ним слишком близко. Танк беспомощен в борьбе с противотанковой пушкой на дистанциях [249] от трехсот метров и дальше, но на близких дистанциях танк уже хорошо видит и становится опасным даже для противотанкового орудия. Если же учесть, что на одно противотанковое орудие выйдет несколько танков, то соотношение станет еще более выгодным для танков.

Опыт боев в Испании показал, какую гигантскую роль играет в современном бою артиллерия и какое исключительное значение имеет правильная организация взаимодействия различных родов войск.

Рост дальнобойности артиллерии, развитие авиации и танков усложняют современный бой, но и позволяют сделать его еще более уничтожающим.

Рост и качественное усложнение современной военной техники предъявляют громадные требования к качеству бойца, к качеству командира, к качеству управления боем.

Победа социализма в нашей стране, создание первоклассной индустрии обеспечили снабжение Красной Армии вполне современным, мощным вооружением. Работа нашей партии в армии политически воспитывает и закаляет бойцов, превращая войсковые части в непобедимые организмы, состоящие из партийных и непартийных большевиков.
Боец-человек
Полевой устав 1936 г. подчеркивает, что в первую очередь качество бойца, его любовь к Родине, его верность делу пролетарской революции, его преданность делу партии Ленина обеспечивают победу.

«Сложность и напряженность современного боя подняли на огромную высоту роль и значение человека-бойца», — говорится в Уставе.

И дальше:

«Забота о бойце-человеке составляет первейшую обязанность командира и его прямой долг» (статья 13).

Каждый боец и командир должен стремиться к тому, чтобы уничтожить своего врага в бою.

«Постоянное стремление вступить в бой с врагом с целью его поражения должно лежать в основе воспитания и действий каждого командира и бойца РККА. Без особых на то приказаний противник должен быть смело и стремительно атакован всюду, где он будет обнаружен» (статья 2).

Вместе с тем «к пленному врагу личный состав РККА великодушен и оказывает ему всяческую помощь с целью сохранения его жизни» (статья 13).

Политическую работу в войсковых частях организуют политические органы, и ведут ее все командиры, все начальники, все политработники.

«Политическая работа должна воспитывать в каждом бойце, командире и начальнике высокую воинскую дисциплинированность, смелость и самоотверженность, высокий боевой порыв, инициативу [250] и решительность, непоколебимую стойкость в бою и готовность твердо переносить любые лишения боевой обстановки» (статья 93).

Внезапность и быстрота

«Внезапность действует ошеломляюще, — говорится в Уставе. — Поэтому все действия войск должны совершаться с величайшей скрытностью и быстротой» (статья 6).

Вместе с тем Устав требует, чтобы части Красной Армии умели ответить молниеносным ударом на всякое внезапное нападение со стороны врага.

Воспитание Красной Армии характеризуется следующими словами Полевого устава: «Войска, умеющие быстро исполнять распоряжения, быстро перегруппировываться в изменившейся обстановке, быстро подниматься с отдыха, быстро совершать походные движения, быстро развертываться в боевой порядок и открывать огонь, быстро наступать и преследовать противника, могут всегда рассчитывать на успех» (статья б).

Внезапность и быстрота в значительной мере обеспечиваются авиацией, подвижными механизированными, кавалерийскими и моторизованными пехотными соединениями.
Управление
Сложность современного боя выдвигает с особой остротой вопрос об управлении. С одной стороны, организация артиллерийской поддержки танковой и пехотной атаки, артиллерийское поражение прочных укреплений и прочее требуют элементов централизованного управления боем, а с другой стороны, наступление пехоты в глубине оборонительной полосы также настойчиво требует полной самостоятельности действий самых мелких подразделений пехоты. Таким образом, современное управление боем должно сочетать в себе и необходимую методичность управления сверху, и широкую инициативу подчиненных как бы в помощь управлению снизу…

«…Ясность и четкость поставленной задачи, — говорится в Полевом уставе 1936 г., — более всего обеспечивают согласованность действий подчиненных частей и всех родов войск. Принятое решение должно твердо и с величайшей энергией проводиться в жизнь, невзирая на изменчивые случайности боевой обстановки».

Наряду с этим, говорит Устав, «в ходе боя неизбежно обнаружатся непредвиденные обстоятельства и неожиданные затруднения. Общевойсковой командир должен разумно воспринимать все новые данные обстановки и принимать немедленно соответствующие меры».

«Огромное значение имеет проявление частной инициативы подчиненных, которые первыми сталкиваются с внезапным изменением [251] боевой обстановки. Всякая разумная инициатива подчиненных должна всемерно поощряться и использоваться командиром для общей цели боя» (статья 11).

Статья 198 Устава развивает эту мысль в отношении проявления инициативы пехотными подразделениями при борьбе в глубине оборонительной полосы противника:

«Каждая образовавшаяся брешь в обороне должна быть немедленно использована для развития удара в глубину. Командиры всех степеней обязаны устремляться в любую брешь, хотя бы это их выводило на новое направление, не соответствующее ранее намеченному. Атаки, даже малыми силами, но направленные во фланг и тыл еще сопротивляющимся частям противника, могут решить участь боя. При борьбе в глубине наиболее опасно промедление, ожидание распоряжений и равнение по соседям. Смелость и дерзость дезорганизуют оборону и подрывают силу сопротивления противника. Дело старших командиров принять меры поддержки и развития успеха прорвавшихся вперед отдельных подразделений».

Соединение плановости и методичности с широкой инициативой командиров Устав рекомендует и в условиях встречного боя и в обороне, особенно в том случае, если противнику удалось прорваться за передний край обороны.

Весь Устав проникнут тем положением, что современный бой настолько сложен, а обстановка столь изменчива, что каждый командир всегда должен быть готов принять самостоятельное решение в соответствии с создавшейся обстановкой. Устав требует, чтобы старший командир смотрел на разумно инициативные действия своих подчиненных не как на своевольничание, а как на действия, использующие обстановку, сложившуюся в ходе боя, как на действия, направленные к достижению общего успеха. Поэтому старший начальник должен частную инициативу своих подчиненных умело использовать, обеспечить резервами и поддержать артиллерийским огнем.

Устав подчеркивает, что «принятое решение проводится в жизнь без колебаний» и что «исполнение всякого боевого распоряжения должно быть проверено».

Статья 105 Устава так характеризует управление:

«Сущность управления боем заключается: в тщательной разведке противника, в принятии решения, отвечающего обстановке, в постановке войскам боевых задач и организации их взаимодействия, в своевременном доведении этих задач до исполнителей, в наблюдении за выполнением задач подчиненными войсками, в безотказной и своевременной информации подчиненных и соседей и донесениях начальникам об обстановке, в быстром реагировании на изменения в обстановке, в проявлении частной инициативы, в организации охранения, всех видов связи и работы тыла».

Решающую роль в управлении боем будут иметь слаженная [252] работа в штабе соединения и сработанность командира с начальником штаба.

«Начальник штаба должен так наладить работу в своем штабе и так соподчинить работу нижестоящих штабов, чтобы передача приказаний, донесений, сводок и прочее выполнялась безотказно и с величайшей точностью» (статья 124).

В вопросе об организации взаимодействия Устав обращает особое внимание на тщательность согласования наступательных или оборонительных задач пехоты с артиллерией и танками на местности, особенно в звене батальон — артиллерийский дивизион — танковая рота. На работу командиров этих подразделений Устав требует выделять достаточное количество светлого времени до начала действий за счет решительного сокращения времени на отдачу приказов в штабах корпуса, дивизии и полка.

Практика показывает, что для того, чтобы атаковать обороняющегося противника, командиру батальона и другим связанным с ним командирам требуется до начала атаки не менее двух — трех часов светлого времени для личной разведки, увязки вопросов взаимодействия и т. п.

Самый метод управления упрощается: составление плановых таблиц и прочей документации согласуется с тем реальным временем, которое имеется в бою.
Взаимодействие родов войск
Успех действий общевойскового соединения возможен лишь при условии организации бесперебойного взаимодействия родов войск. Пехота, конница и танки должны быть во всех видах боя поддержаны огнем артиллерии. При наступлении огонь артиллерии должен быть особо большой мощности как по калибрам, так и по количеству орудий. Танки, широко представленные в РККА, должны постоянно оказывать поддержку как пехоте, так и коннице. Наконец, должно быть организовано гибкое и надежное взаимодействие между танками и артиллерией.

Авиация должна дать разведывательные данные, прикрыть передвижения своих войск и работу своего тыла, нанести поражение живой силе противника.

Словом, как говорит Полевой устав 1936 г.:

«Необходимо достигнуть взаимодействия всех родов войск, действующих на одном направлении, на всю глубину и согласованности действий частей, действующих на разных направлениях» (статья 4).

Основы взаимодействия, изложенные в Полевом уставе 1936 г., были заложены и в Полевом уставе 1929 г., однако они получили значительное развитие в новом Уставе.

Когда составляли прежний Устав, Красная Армия обладала сравнительно небольшим количеством танков и наступление пехоты непосредственно поддерживалось артиллерийским огнем. [253]

Танки играли лишь вспомогательную роль. В настоящее время танки приобрели совершенно иной удельный вес. Они, как правило, способны осуществить непосредственную поддержку пехоты. Танки легко рвут и давят колючую проволоку, уничтожают очаги сопротивления противника и увлекают за собой пехоту. Если пехоте опасно близко подходить к рубежам разрывов снарядов поддерживающей ее артиллерии, то танкам это не опасно. Получается такая картина: танки, вплотную приближаясь к линии артиллерийских разрывов и тем самым обеспечивая себя от противотанкового огня противника, давят его пулеметные очаги, а за танками двигается пехота. Организация взаимодействия становится более эффективной, но и значительно более сложной: пехота непосредственно поддерживается подчиненными ей танками, а танки непосредственно поддерживаются артиллерией.

В ходе боя может создаться самая разнообразная обстановка. Например, пехота ведет атаку, которая поддерживается непосредственно танками. В свою очередь артиллерия обеспечивает продвижение танков. Но в динамике боя танки могут натолкнуться на ранее не обнаруженные и не устраненные препятствия. Танки остановились; пехота же в состоянии преодолеть эти препятствия. В таком случае артиллерия должна немедленно переключиться на поддержку пехоты. Отделения связи с пехотой постоянно должны быть в ротах и батальонах, с тем чтобы батареи всегда находились в полной готовности поддержать пехоту.

Вся система кропотливого и тщательного взаимодействия между пехотой, танками и артиллерией детально изложена в Полевом уставе 1936 г. и является важнейшей задачей боевой подготовки частей Красной Армии.

«Во всех случаях атака танками переднего края должна быть обеспечена артиллерийской поддержкой и не допускается без нее как при действиях главных сил, так и разведки» (статья 188).

«Если атакующие танки будут вынуждены задержаться и не смогут обеспечить дальнейшее продвижение пехоты, последняя продолжает наступление при непосредственной поддержке артиллерии. С этой целью вся артиллерия должна быть постоянно готова к непосредственной поддержке связанных с ней пехотных подразделений, используя ОСП{220} и наблюдательные пункты батарей. Связь между Пехотой и артиллерией не должна прерываться ни при каких обстоятельствах ни на одну минуту, даже при массовой танковой поддержке» (статья 189).

Полевой устав возлагает на артиллерию решающие задачи: «а) в период артиллерийской подготовки — подавление артиллерии; уничтожение обнаруженных противотанковых средств и подавление районов их вероятного нахождения; разрушение (подавление) НП{221} и отдельных укреплений, особенно бетонных точек, [254] не поддающихся воздействию танков; подавление пулеметной системы на участках, которые не атакуются танками или для их атаки недоступны;

б) во время атаки танков ДД{222} — сопровождение их огнем артиллерии с целью парализовать противотанковые огневые средства противника или резко снизить действительность их огня; подавление вновь обнаруженных батарей противника;

в) в период атаки пехоты с танками ПП{223} — обеспечение их продвижения путем подавления средств ПТО и пулеметов противника и сопровождение пехоты огнем и колесами на всю глубину наступательного боя до полного разгрома противника» (статья 186).
Борьба за фланги
Новый Полевой устав исключительно большое значение придает обходам. Этому виду боевых действий части должны учиться постоянно. Полевой устав подчеркивает, что в современном бою, в современной обороне, в частности, не будет постоянных, как бы застывших флангов. Обычно фланги являются временным, более или менее скоротечным явлением. Поэтому борьба за фланги требует быстрых действий, внезапных, молниеносных ударов.

Устав требует воспитания в каждом командире и бойце смелости, инициативы и привычки к быстроте действий. Нужно использовать всякое, даже малейшее наличие «временного» фланга противника, для того чтобы молниеносно выйти на пути его отхода. Атака противника со стороны его артиллерийских позиций, со стороны путей его отхода — вот основная установка Полевого устава 1936 г.

Поражение противника на всю глубину его боевого порядка

Если противник держит свои фланга сомкнутыми и обход их невозможен, надлежит разгромить боевой порядок противника глубоким ударом с фронта.

Технически мы применяем танки для непосредственной поддержки пехоты и для целей дальнего действия.

Наши технические средства борьбы со своей большой дальностью позволяют оказывать воздействие на противника не только непосредственно на линии фронта, но и прорывать расположение противника и атаковать его одновременно во всей глубине его боевого порядка. При действиях с прежними техническими средствами [255] борьбы нарушался лишь передний край расположения противника, образовывалась впадина в начертании его фронта. Благодаря этому противник имел возможность своевременно подтянуть свои резервы и ликвидировать угрозу прорыва. Современные же средства борьбы позволяют так организовать атаку, что противник одновременно поражается на всю глубину, а его резервы могут быть задержаны в подходе к угрожаемому участку. Сейчас мы располагаем такими средствами, как авиационные и танковые десанты. Полевой устав говорит:

«…Противник должен быть скован на всю глубину своего расположения, окружен и уничтожен» (статья 164). «Группы танков ДД имеют задачей прорваться в тыл главных сил обороны, разгромить резервы и штабы, уничтожить основную группировку артиллерии и отрезать главным силам противника пути отхода» (статья 181).

Таким образом, танки дальнего действия, поддержанные огнем артиллерии, согласно требованиям нового Полевого устава, должны пройти сквозь фронт противника и захватить пути его отхода. В этом заключается основное отличие Полевого устава 1936 г. от Полевого устава 1929 г.

Прежде чем сбить противника с фронта, нужно овладеть его путями отхода. Очень важно вместе с танками дальнего действия выбросить и пехотный десант в транспортерах. Однако когда общевойсковой командир не в состоянии выбросить пехотный десант, то один лишь выход танков в глубину обороны противника, безусловно, воспрепятствует противнику совершить планомерный отход. Тем временем пехота с танками непосредственной поддержки атакует противника по всему фронту. Конечно, не исключена возможность, что часть живой силы противника, пользуясь складками местности, лесами, кустарниками, сможет ускользнуть, но большая часть его живой силы и его материальная часть должны остаться на поле сражения, то есть в руках атакующего.

Группа танков дальнего действия прорывает фронт противника, отрезает пути его отхода, громит его штабы, тыловые учреждения, рвет линейную связь. Но группа танков дальнего действия может натолкнуться на значительные препятствия. Она может встретиться с противодействием большого количества противотанковых орудий. Поэтому если не организовать мощной артиллерийской поддержки, то танки могут понести огромные потери.

Как обеспечить успешное продвижение танков дальнего действия сквозь фронт, когда у противника нет открытых флангов? В этих случаях применяется артиллерийский огонь двух видов: подвижный заградительный и осуществляемый методом последовательных сосредоточений.

Быстрота продвижения заградительного огня зависит от средней скорости, которая может быть достигнута танками на данной местности, и от количества имеющейся артиллерии. Если допустить слишком быстрое продвижение танков, то они могут оказаться в ходе боя слабо защищенными. Если же дать слишком малое продвижение, [256] то не будут использованы все их возможности. Следовательно, здесь требуется правильный расчет и хорошая организация наступления в целом.

Поддержанные артиллерийским огнем, танки дальнего действия устремляются на пути отступления противника как при обходе его флангов, так и при прорыве фронта.

Изложенные выше требования нового Полевого устава в отношении одновременного поражения противника на всю глубину его боевого порядка, проверенные на практической работе наших войск, находят свое отражение и в новом французском полевом уставе{224}. Этот последний вводит понятие о двух группах танков: «сопровождения» и «общего маневра».

Танки общего маневра соответствуют нашим танкам дальнего действия. Так же, как и у нас, эти танки идут впереди танков сопровождения и поддерживаются мощным артиллерийским огнем.

Все больше подтверждается возросшая мощь современных танков и их стремление к уничтожению боевого порядка противника на всю его глубину.
Встречный бой
Что касается встречного боя, то новый Устав развивает требования, имевшиеся в Полевом уставе 1929 г. Используя все виды разведки, в первую очередь авиационную разведку, общевойсковой командир должен нащупать систему походного порядка противника. Конечно, полностью это ему не всегда удастся сделать. Но важно определить хотя бы отдельные элементы походного порядка противника, с тем чтобы иметь возможность установить, где двигаются главные его силы.

Имея такие сведения, общевойсковой командир должен так использовать свою авиацию, механизированные части, все свои технические средства и войсковые соединения, чтобы одни колонны противника задержать, а на другие навалиться всеми своими силами. Нужно уничтожить противника по частям. Необходимо выбрать объект для первого удара с таким расчетом, чтобы противник сразу же потерял устойчивость своего походного порядка и не мог выполнить намеченного плана.

Наличие большого количества танков позволяет наносить удары противнику во встречном бою более решительно. Танки нападают на авангард противника, быстро его ликвидируют и подготовляются для действий против главных сил.

Определяя направление главного удара, командир должен тщательно учитывать характер местности, стремясь отбрасывать противника в невыгодный для него район, с тем чтобы в дальнейшем легче было завершить его окружение и полное уничтожение. [257]
Оборонительный бой
В вопросах обороны старый Полевой устав исходил из того положения, что главная сила противника при наступлении — это его пехота и артиллерия. Теперь картина совершенно иная. На сегодня все армии имеют могущественную танковую силу и быстро ее развивают. В связи с этим вопросы противотанковой борьбы являются основными и вместе с тем наиболее трудными при организации обороны. Полевой устав 1936 г. указывает, что всякая современная оборона должна быть прежде всего противотанковой. Этому условию должен быть подчинен и выбор переднего края обороны. Желателен выбор переднего края вдоль труднопреодолимых препятствий для танков. В самой глубине необходимо создавать противотанковые районы, широко используя искусственные и естественные препятствия. В этих противотанковых районах должны находиться орудия противотанковой артиллерии и определенная часть пулеметных средств для отделения наступающей пехоты противника от поддерживающих ее танков.

По сравнению с Уставом 1929 г. Полевой устав 1936 г. дает иную методику организации переднего края обороны. Раньше Устав предлагал избирать передний край, выставляя боевое охранение равномерно по всему фронту, — параллельно переднему краю. Получался своего рода шаблон. Противник мог знать, что, если он встретил передовые части, значит, это боевое охранение, которое не будет особенно сопротивляться, а отойдет. Противник легко мог узнать на основании расположения охранения, где находится передний край, а имея сведения о начертании переднего края, он легко мог организовать артиллерийскую подготовку, взаимодействие танков с артиллерией и пехотой.

Новый Полевой устав выдвигает такой метод выбора переднего края, который бы вводил противника в заблуждение и не допускал наличия легко определимой линии. Передний «рай должен проходить и по передним и по обратным скатам. Новый Полевой устав требует, чтобы боевое охранение не выставлялось равномерно по всему фронту. На некоторых участках разрешается вовсе не иметь охранения, на других рекомендуется создавать ложные отрезки обороны, на которых охранение должно оказать противнику сильное сопротивление при поддержке артиллерийского и пулеметного огня. Каждый командир обязан принимать все меры к тому, чтобы всячески затруднить противнику отыскание нашего переднего края.

Задача скрыть передний край, скрыть глубину обороны, скрыть противотанковые районы является одним из новых требований Полевого устава 1936 г. Современные противотанковые средства очень могущественны, и если противник не сумеет их своевременно уничтожить, то потери танков будут исключительно велики. Но, конечно, картина будет совершенно иная, если противотанковые орудия будут обнаружены противником. Поэтому искусство командира, организующего оборону, заключается в том, [258] чтобы так расположить свои противотанковые средства и так укрыть их от огня противника, чтобы они могли при подходе танков противника внезапно обрушиться на них всей мощью своего огня. При всех возможностях командир должен иметь в своем распоряжении подвижные резервы противотанковых орудий, с тем чтобы своевременно выбрасывать их в направлении появления танков противника. Противник, ворвавшийся в оборонительное расположение части, должен быть разбит контратакой ударных групп, поддержанных танками.
Организация тыла
Современный бой, богато оснащенный техническими средствами борьбы, требует большого расхода огнеприпасов, горючего и других видов материального снабжения. Поэтому вопросам организации тыла Полевой устав 1936 г. уделяет очень большое внимание: «Современные боевые и технические средства ставят тылы и материальные базы боевого питания войск под постоянную угрозу воздействия со стороны противника. Непрерывная забота об организации тыла, его самообороне и обороне являются непременным условием достижения победы над врагом. Тыл должен по требованию командира полностью обеспечивать боевое питание войск в любых условиях обстановки» (статья 17). В деле организации тыла Полевой устав большое внимание уделяет использованию автомобильного транспорта.
Меры обеспечения
Каждый командир во всех условиях обстановки обязан принять меры к тому, чтобы предохранить себя от внезапного нападения противника. Поэтому Полевой устав большое место отводит всем вопросам боевого обеспечения: охранению, разведке, противовоздушной, противохимической и противотанковой обороне. Полевой устав 1936 г. дает целый ряд новых положений о том, как организуется сеть постов наблюдения, оповещения и связи, чего не было в Полевом уставе 1929 г. Понятно, что это вызвано развитием воздушных сил. Служба боевого обеспечения должна вестись непрерывно.

В настоящей статье затронуты лишь основные вопросы боя, основные тактические положения нового Полевого устава. Помимо того, Полевой устав дает указания по организации боя на речных рубежах, ночью, зимой, в различных особых условиях обстановки. Большое внимание уделяет Полевой устав вопросам автомобильных перебросок войск. В Полевом уставе имеются обширные и практические указания о задачах в современном бою радиосвязи и других видов связи, инженерного дела и работы всех других специальных войск. Новый Полевой устав является документом огромной важности, определяющим дальнейшие успехи боевой выучки Красной Армии и организующим ее упорную работу над поднятием своей боеспособности.

Подписаться
Уведомить о
19 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare