Цвета военного неба: русские асы Первой мировой

12
0
Цвета военного неба: русские асы Первой мировой

Цвета военного неба: русские асы Первой мировой

Статья Михаила Быкова и Юрия Сергиевича с сайта WARSPOT.

Содержание:

Если не считать короткого периода лета-осени 1914 года, авиация восточного фронта Первой мировой войны была бледной тенью западного как по количеству самолётов, так и по интенсивности боевых действий. Особенно сильный контраст возникает, если рассматривать «плотность» в летательных аппаратах на километр фронта. Тем не менее, со временем воздушные асы появились и в русской авиации. Какова была их результативность?

Истребительная авиация в России появилась весной 1916 года – позднее, чем во Франции и Германии, и одновременно с Великобританией. А уже год спустя первые русские лётчики сумели преодолеть «барьер» пяти побед, став асами.

Линейка самолётов 1-й боевой авиагруппы, осень 1917 года

Линейка самолётов 1-й боевой авиагруппы, осень 1917 года

В отличие от Великой Отечественной войны, в годы Первой мировой в российской авиации не было специальных журналов, в которых на постоянной основе фиксировались бы официально подтверждённые воздушные победы. Поэтому они известны в первую очередь из различных отчётов о действиях отрядов за определённый период и сводок, составлявшихся их командирами летом 1917 года по запросу командующего авиацией подполковника В. М. Ткачёва. К сожалению, сохранились далеко не все подобные сводки, поэтому составление полного списка официальных побед вряд ли когда-либо станет возможным, но сравнение известных побед с данными из первичных документов позволяет легко определить критерии, по которым шло подтверждение:

      • Вражеские самолёты, севшие или упавшие на нашей территории, разумеется, засчитывались.
      • Также засчитывались самолёты, упавшие или разбитые при вынужденной посадке на территории противника.
      • Самолёты, совершившие вынужденные посадки на своей территории, в подавляющем большинстве случаев рассматривались как сбитые, что роднит русскую «победную систему» с австрийской и итальянской; в остальных странах система была более жёсткой.
      • Самолёты, которые наши лётчики заставили бежать с «поля боя» (со снижением и без, с дымом и без), не засчитывались, но и из этого правила встречались редкие исключения, обычно относившиеся к дымившим и/или сильно повреждённым аппаратам.

Для зачёта победы требовалось свидетельство других лётчиков или наземных наблюдателей. Групповые победы могли записать как на кого-то одного из победителей, так и на всех участников боя. В последнем случае они никак не отделялись от личных. Победы на двухместных самолётах записывались и на летчика, и на наблюдателя, и также никак не отделялись от остальных. Аэростаты засчитывались на равных с самолётами, но для них «принуждение к посадке» не считалось победой.

В отсутствие возможности получить список официальных побед остаётся только рассматривать «заявки на победы», зафиксированные в отрядных документах, благо они неплохо сохранились. Если учитывать только упавшие и севшие самолёты противника, то получится список, максимально приближенный к искомому официальному. Разумеется, он не будет идеально точным, но его уже можно рассматривать на равных со списками побед лётчиков-истребителей других стран.

При таком подходе к подсчёту побед список русских асов Первой мировой войны будет следующим:

Цвета военного неба: русские асы Первой мировой

Лучшему российскому асу Первой мировой Александру Александровичу Козакову на сайте посвящена отдельная статья, поэтому здесь мы расскажем о тех, кто следует за ним в первой пятёрке асов. Примечание: все относящиеся к России даты по январь 1918 года приводятся по старому стилю.

Павел Владимирович Аргеев

Поручик П. В. Аргеев, кадровый офицер русской армии, выпустившийся из училища в 1907 году, летом 1912 года попал под суд за «неисполнение приказа». 30 сентября его приговорили к месяцу гауптвахты, а 30 ноября он уволился в запас, затем уехал за границу и поступил на обучение в университет во Франции.

30 августа 1914 года по направлению русского посольства «Поль д’Аргеефф» был принят лейтенантом на французскую службу и воевал в пехоте, с ноября 1914 года уже в чине капитана, командуя ротой.

В мае 1915 года он получил пятое по счёту ранение, в результате которого был признан негодным к дальнейшей службе в пехоте. В авиации тогда требования к здоровью были ниже, и Аргеев подал рапорт о переводе туда, приступив к обучению в сентябре. 1 июня 1916 года новоиспечённый лётчик прибыл для прохождения службы в эскадрилью N.48 (префикс «N» означает самолёты «Ньюпор»). В этой части он провоевал ровно два месяца, не успев добиться никаких успехов, и в августе был отправлен в командировку в Россию.

В первой половине октября лётчика восстановили на русской службе в чине штабс-капитана (соответствует современному капитану) и зачислили в состав 12-го авиаотряда истребителей, но в боевых вылетах там он не участвовал, а вместо этого 25 ноября был переведён в 19-й корпусной авиаотряд 1-й боевой авиагруппы.

Во второй половине 1916 года группа успешно действовала в районе Луцка, но затем в результате нерасторопности командования была более чем на два месяца выведена из строя бессмысленными перебазированиями на юг в Румынию и обратно. К моменту возобновления боевых действий командир 19-го као А. А. Козаков исполнял обязанности командира соединения, а Аргеев стал «у руля» отряда. В апреле эти назначения были официально утверждены.

Аргеев Павел Владимирович, 1887–1922

Аргеев Павел Владимирович, 1887–1922

Весной 1917 года оба лётчика часто летали в паре. Совместно они одержали три воздушные победы над неприятельскими разведчиками: 23 апреля, 4 мая и 26 мая. Первый самолёт упал за линией фронта (эту победу записали только на Аргеева), а два других были принуждены к посадке на нашей территории и записаны на обоих победителей.

6 июля он уже самостоятельно провёл несколько атак по одиночному самолёту противника, и тот, явно повреждённый, устремился к земле. В рапорте лётчик честно признавал, что просто потерял неприятеля из виду, и высказывал предположение, что тот всё же упал в лес.

В конце июля штабс-капитана Аргеева перевели во 2-ю боевую авиагруппу. Ему прочили должность командира, но в итоге это назначение не состоялось, и лётчик на некоторое время стал одним из офицеров управления (штаба), а 4 октября всё же стал командиром группы, но 3-й.

В составе обоих соединений он участвовал в немногочисленных боевых вылетах, в которых не произошло ничего примечательного, а 1 декабря 1917-го убыл в трёхмесячный отпуск «по причине крайнего физического утомления и начавшейся неврастении», на чём его служба в русской армии завершилась.

В начале 1918 года Аргеев выехал в Архангельск, а оттуда морем во Францию, в апреле вернувшись на службу. После кратковременного ознакомления с современной техникой и тактикой, 11 мая он был направлен на фронт в GC 21 (21-я истребительная группа) и определён в состав эскадрильи SPA.124 (истребители «Спад»), где за ним закрепили самолёт с бортовым номером 19.

С конца мая капитан стал участвовать в боевых вылетах, и уже 1 июня на его счёт записали сбитый истребитель противника, а до конца месяца к нему добавили ещё 3 победы над двухместными аппаратами.

Spad XIII (серийный номер S4472) из состава эскадрильи SPA.124, на котором в июне-июле 1918 года летал капитан французской армии Павел Аргеев. Самолёт несёт стандартный французский многоцветный камуфляж последнего года мировой войны, в котором на верхние и боковые поверхности несли пятна чёрного, двух зелёных и двух коричневых цветов, а нижние поверхности были выкрашены в бежевый или светлый серо-голубой цвет. Опознавательные знаки – крыльевые кокарды и триколор на руле поворота. Белая наклонная полоса на фюзеляже была обозначением эскадрильи. Позже на части самолётов, в том числе и истребителе Аргеева, поверх полосы появилось изображение головы Жанны д'Арк

Spad XIII (серийный номер S4472) из состава эскадрильи SPA.124, на котором в июне-июле 1918 года летал капитан французской армии Павел Аргеев. Самолёт несёт стандартный французский многоцветный камуфляж последнего года мировой войны, в котором на верхние и боковые поверхности несли пятна чёрного, двух зелёных и двух коричневых цветов, а нижние поверхности были выкрашены в бежевый или светлый серо-голубой цвет. Опознавательные знаки – крыльевые кокарды и триколор на руле поворота. Белая наклонная полоса на фюзеляже была обозначением эскадрильи. Позже на части самолётов, в том числе и истребителе Аргеева, поверх полосы появилось изображение головы Жанны д’Арк

С 21 августа ас служил в штабе группы, но сохранил за собой прежний персональный истребитель и продолжал выполнять боевые вылета вместе с лётчиками 124-й эскадрильи. Пятой «французской» победой Аргева стал Fokker D.VII, засчитанный ему совместно с другим пилотом, а за оставшиеся до конца войны полтора месяца он одержал ещё четыре подтверждённые и три предположительные победы (все лично), доведя итоговый счёт до 12 побед (три российских и девять французских), став, таким образом, вторым по результативности русским лётчиком.

В марте 1919 года Аргеев был демобилизован. В революционную Россию он решил не возвращаться, к белым присоединяться тоже не захотел, поэтому остался во Франции. Позже он стал пилотом оперировавшей в Восточной Европе франко-румынской авиакомпании CFRNA, и 30 октября 1922 года погиб в авиакатастрофе во время очередного рейса Прага – Варшава.

Иван Александрович Лойко

Подпоручик И. А. Лойко был выпущен из военного училища в октябре 1914 года и в декабре приступил к обучению в лётной школе. С мая 1915 по июнь 1916 гг. он служил в 30-м корпусном авиаотряде, совершив за это время 156 боевых вылетов на разведку, а 7 июля его назначили командиром 9-го авиаотряда истребителей, который только предстояло сформировать. 20 августа отряд всё же убыл на фронт, но до конца месяца в нём летал только один командир.

27 августа Лойко совершил первый боевой вылет части и провёл первый воздушный бой: во время «сторожевого» полёта на двухместном «Ньюпоре» атаковал и погнал на запад аэроплан противника. Вскоре тот перешёл в нисходящую спираль, но в этот момент врагу на помощь подоспел ещё один аппарат, и русскому экипажу пришлось переключиться на него. Через некоторое время самолёты разошлись в разные стороны, так и не сумев причинить друг другу серьёзного ущерба.

13 сентября Лойко с наблюдателем вылетел на «препятствование корректированию стрельбы аэропланом противника» по вызову из штаба 3-го конного корпуса. Обнаружив неприятеля, он пошёл с ним на сближение. Тот поначалу начал уходить, но затем развернулся и принял бой. Под пулемётным огнём русский летнаб дождался, пока дистанция не сократится до минимальной, и только тогда сам начал стрелять. Затем «германец» круто пошёл вниз и опустился на землю за линией фронта.

Лойко Иван Александрович, 1892–1936

Лойко Иван Александрович, 1892–1936

Это была первая и на следующие полгода единственная победа 9-го истребительного отряда. С началом весны 1917 года активность действий отряда увеличилась, и боевой счёт части начал расти. Первые несколько побед одержали подчинённые Лойко, а ему самому удача улыбнулась 26 апреля. Тогда он встретил пару самолётов противника и некоторое время следовал за ними в отдалении, а затем, подгадав момент, атаковал одного из них с пикирования. Вражеский стрелок встретил его ответным огнём, но прицел истребителя оказался точнее. Аппарат с крестами на крыльях быстро пошёл к земле и, согласно докладу пилота, совершил вынужденную посадку на своей территории. Всё произошло так быстро, что второй самолёт успел только развернуться в сторону опасности, но не вступить в бой.

В начале июля лётчики отряда стали летать звеньями (этот термин появился уже тогда) по 2–4 самолёта. 5 июля звено Лойко – Стржижевский – Карклин во время патрулирования встретило и атаковало одиночный разведчик противника, который, получив явные повреждения, скрылся в облаках на небольшой высоте над горами. Наши лётчики полагали, что он там же где-то опустился на землю, и были правы, но точно не были в этом уверены, поэтому отнесение эпизода к победам немного сомнительно, но всё же возможно.

21 июля очередное патрульное звено по разрывам зенитной артиллерии обнаружило неприятельский разведчик. Лойко, Карклин и Сапожников последовательными атаками заставили его сначала снизиться, а затем (по докладам лётчиков) сесть на вынужденную. Четвёртый лётчик звена в этом бою не участвовал.

20 августа Лойко в паре с прапорщиком (соответствует современному младшему лейтенанту) Суком вылетел на перехват одиночного разведчика. Первую атаку лётчики провели одновременно и вели огонь длинными очередями. Потом командир отошёл в сторону исправить задержку пулемёта, а подчинённый сделал ещё один заход на цель. Противник перешёл в крутое пикирование и опустился на нашей территории. Это была уже пятая победа командира отряда, а затем он до конца месяца удвоил свой счёт, одержав ещё три личные и две групповые победы.

Последнего успеха Лойко добился 11 сентября. В тот день он в ходе одиночного патрулирования провёл три воздушных боя и видел, как один из его противников совершил вынужденную посадку. С учётом этой победы он вышел на второе место по числу побед в русской авиации и закончил войну в чине поручика.

Nieuport XXI (серийный номер N1719) из состава 9-го авиаотряда истребителей, состоявший на балансе этой части с января по сентябрь 1917 года. На нём в разное время летали все четыре аса отряда: прапорщик Стржижевский с января по май, подпоручик Лойко в июне, прапорщик Сук в июле-августе и подпоручик Карклин в сентябре. Фирма «Ньюпор» с конца весны 1916 по начало 1918 гг. использовала однотонную «алюминиевую» (светло-серую) окраску своих самолётов. Экспортные машины ещё на заводе получали нужные знаки различия и стандартную французскую «техничку»

Nieuport XXI (серийный номер N1719) из состава 9-го авиаотряда истребителей, состоявший на балансе этой части с января по сентябрь 1917 года. На нём в разное время летали все четыре аса отряда: прапорщик Стржижевский с января по май, подпоручик Лойко в июне, прапорщик Сук в июле-августе и подпоручик Карклин в сентябре. Фирма «Ньюпор» с конца весны 1916 по начало 1918 гг. использовала однотонную «алюминиевую» (светло-серую) окраску своих самолётов. Экспортные машины ещё на заводе получали нужные знаки различия и стандартную французскую «техничку»

Зимой 1917–1918 гг. лётчик оказался на украинской службе, но лишь потому, что не хотел служить большевикам. Уже летом Лойко дезертировал в русскую Белую армию, как и большая часть персонала украинских ВВС. Позже он воевал в 4-м авиаотряде Добровольческой армии, частях гидроавиации Чёрного моря, 1-м Кубанском казачьем авиаотряде, 1-м, 4-м и 6-м авиаотрядах Русской армии. К моменту эвакуации из Крыма Лойко был уже полковником.

С 1921 года Лойко жил в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, работая вольнонаёмным инструктором в армейской лётной школе, а 8 августа 1923 года на угнанном самолёте перелетел в СССР. С января 1924 года состоял на службе в РККА, где также был инструктором в лётной школе. В 1929 году был арестован по обвинению в шпионаже и приговорён к 10 годам лагерей. Погиб Лойко в 1936 году, но о точной дате и обстоятельствах смерти существуют разные версии.

Василий Иванович Янченко

Вольноопределяющийся В. В. Янченко c началом войны пошёл добровольцем в армию и был зачислен механиком в Гвардейский корпусной авиаотряд. В ноябре 1914 года он получил звание ефрейтора, а в феврале 1915 года был отправлен в лётную школу и 24 августа получил назначение в 12-й као.

В этой части он совершил 10 боевых вылетов на разведку, а затем 6 ноября был отправлен в Москву для переучивания на аэроплан нового типа «Моран-Парасоль». На фрот Янченко вернулся 23 декабря уже в 3-й као, в котором также выполнил 10 боевых вылетов. 25 марта 1916 года старший унтер-офицер Янченко был переведен в состав только что сформированного 7-го авиаотряда истребителей, но фактически перелетел на аэродром этой части только 22 апреля.

Янченко Василий Иванович, 1894 – не ранее 1950-х годов

Янченко Василий Иванович, 1894 – не ранее 1950-х годов

Первого успеха в воздушных боях лётчик добился 12 июня. В тот день он поднялся на перехват неприятельского разведчика и, догнав его, провёл несколько атак, расстреляв весь боекомплект. Оставшись безоружным, он не вышел из боя, а начал маневрировать вокруг противника, стараясь загнать его под огонь двухместного «Ньюпора», также участвовавшего в погоне. В итоге враг с креном и снижением обратился в бегство, а затем скрылся из виду, совершив, по мнению наших лётчиков, вынужденную посадку на своей территории. Это была третья победа отряда, которую записали как групповую.

На следующий день ситуация повторилась, только противник благополучно ушёл со снижением, отстреливаясь из пулемёта, а 22 сентября те же пилоты перехватили и совместно сбили ещё один самолёт противника (победа, четвёртая для отряда, также была записана как групповая) и обратили в бегство второй. Следующую победу прапорщик Янченко одержал самостоятельно, 2 октября вступив в бой с парой австрийских разведчиков и сбив один из них.

После окончания осенне-зимнего снижения боевой активности авиации череда успехов Янченко продолжилась: 22 февраля и 31 марта 1917 года ему записали по одной победе в паре с поручиком Макиёнком, что сделало его первым асом русской авиации.

Июнь 1917 года выдался самым напряжённым как для отряда в целом, так и лично для Янченко, выполнившего 57 боевых вылетов (больше всех остальных пилотов) и одержавшего две победы лично и одну в паре. Ещё одна победа за ним числится в июле, и это был последний успех лётчика в составе 7-го истребительного. 7 сентября Янченко вместе с закреплённым за ним истребителем перевели в 32-й као. Причиной перевода было опасение солдатского самосуда за недавнее избиение лётчиком солдата из аэродромной команды.

Nieuport XI (серийный номер N1232) из состава 7-го авиаотряда истребителей, на котором с лета 1916 по весну 1917 гг. летал старший унтер-офицер (позже прапорщик) Янченко. Самолёт несёт камуфляж, характерный для самолётов «Ньюпор», выпущенных весной 1916 года: пятна зелёного и коричневого (или двух коричневых) цветов на верхних и боковых поверхностях при неокрашенных нижних. Опознавательные знаки нанесены по французским правилам для аппаратов в таком камуфляже (кокарды на верхних поверхностях крыльев отсутствуют)

Nieuport XI (серийный номер N1232) из состава 7-го авиаотряда истребителей, на котором с лета 1916 по весну 1917 гг. летал старший унтер-офицер (позже прапорщик) Янченко. Самолёт несёт камуфляж, характерный для самолётов «Ньюпор», выпущенных весной 1916 года: пятна зелёного и коричневого (или двух коричневых) цветов на верхних и боковых поверхностях при неокрашенных нижних. Опознавательные знаки нанесены по французским правилам для аппаратов в таком камуфляже (кокарды на верхних поверхностях крыльев отсутствуют)

8 сентября Янченко добился десятой победы. В тот день во время вылета на сопровождение разведчиков он вступил в бой с истребителем противника, который по донесениям пехоты упал на неприятельской территории.

1 октября ас принял участие в воздушном бою нескольких лётчиков из разных отрядов с тройкой немецких разведчиков, одного из которых они сбили. На победу претендовали трое, но командование выбрало одного из них. Янченко в этом не повезло, зато в том же месяце ему присвоили звание подпоручика.

В 1918 году Янченко командовал одним из истребительных отрядов украинских ВВС, но летом дезертировал и в дальнейшем воевал во 2-м ао Добровольческой армии, а затем 4-м и 5-м авиаотрядах Русской армии, поднявшись в чине до штабс-капитана.

С октября 1920 года лётчик был в эмиграции. Перебрался в США и до выхода на пенсию в 1952 году работал инженером-конструктором на разных фирмах. Точная дата смерти не известна.

Иван Васильевич Смирнов

И. В. Смирнов с началом войны пошёл добровольцем в армию, и с октября 1914 года воевал в пехотном полку. В декабре был тяжело ранен и после излечения перевёлся в авиацию, прошёл обучение сначала на механика, затем на пилота, и 27 августа 1916 года в чине ефрейтора был зачислен в состав 19-го као.

Осенью того же года он летал на двухместных самолётах и в декабре провёл несколько успешных боёв: 8 декабря его противник ушёл с сильным снижением, а 20 декабря они с летнабом сумели сбить немецкий «Авиатик» C.I, упавший на нашей стороне фронта. За эту победу Смирнов был представлен к чину прапорщика, но это производство состоялось только 30 апреля 1917 года, а пока Козаков своей властью командира части присвоил ему звание старшего унтер-офицера.

Смирнов Иван Васильевич, 1895–1956

Смирнов Иван Васильевич, 1895–1956

8 января 1917 года Смирнов уже на одноместном истребителе обстрелял привязной аэростат, но тот быстро опустили на землю. 5 апреля он атаковал самолёт противника и преследовал его, пока тот не скрылся в облаках, поэтому победы опять не получилось. Зато 19 апреля вылет на перехват, наконец, увенчался успехом, и после второй атаки неприятельский разведчик приземлился в нашем расположении. В этом бою участвовали и другие пилоты группы, и победу записали на двоих, хотя именно Смирнов внёс основной вклад.

10 августа Смирнову засчитали сбитый в паре самолёт, а 25 августа он в составе шестёрки встретил одиночный разведчик, которого наши лётчики принудили к посадке, но записи об этом бое не позволяют установить, на кого именно записали эту победу. Всего победителей было не менее трёх, и Смирнов точно был в их числе.

30 августа они с напарником вступили в бой с двумя истребителями и обратили их в бегство, но сбить не сумели. Однако чуть позже пришло сообщение от пехотинцев, что один из самолётов всё же сел на вынужденную. Так как было непонятно, чья это была жертва, победу записали как групповую, и это был уже пятый успех Смирнова.

11 сентября он уже самостоятельно атаковал и сбил над нашей территорией немецкий «Альбатрос» C.X, а 28 октября вдвоём (но не совместно) атаковал тройку австрийских «Бранденбургов». Одного из них он быстро сбил, затем атаковал другого, но вынужден был прекратить бой из-за отказа пулемёта. Потом этот самолёт был добит вторым русским лётчиком, и в итоге каждому из пилотов записали по одной победе.

Morane Saulnier I (серийный номер MS740) из состава 19-го као, на котором в марте-апреле 1917 года летал старший унтер-офицер Смирнов, одержавший на нём свою вторую победу. «Мораны» французского производства выпуска 1916 года отличались жёлтой окраской стоек и металлических панелей на носу при неокрашенном полотне. Белая «адамова голова» на чёрном хвосте – эмблема отряда

Morane Saulnier I (серийный номер MS740) из состава 19-го као, на котором в марте-апреле 1917 года летал старший унтер-офицер Смирнов, одержавший на нём свою вторую победу. «Мораны» французского производства выпуска 1916 года отличались жёлтой окраской стоек и металлических панелей на носу при неокрашенном полотне. Белая «адамова голова» на чёрном хвосте – эмблема отряда

10 ноября Смирнов атаковал пару неприятельских самолётов и сумел сбить одного из них – это оказался довольно редкий «Ллойд» C.V, а 13 ноября ему совместно с Козаковым записали принуждение к посадке ещё одного самолёта противника.

Это был последний воздушный бой и последняя победа 1-й боевой авиагруппы. Вскоре боевые действия на восточном фронте закончились, и началось повальное бегство офицеров, опасавшихся расправы со стороны революционных солдат. Кто-то уходил в отпуск или выбивал себе командировку, а Смирнов в середине декабря просто дезертировал из части под покровом ночи.

В начале 1918 года он через Владивосток добрался до Англии, где был принят в RAF и до демобилизации во второй половине 1919 года служил инструктором в лётной школе, где обучались русские курсанты. В 1920 году несколько месяцев проработал на заводе «Хэндли Пейдж» в Англии, в 1920–1921 гг. был пилотом бельгийской авиакомпании SNETA, в 1922–1940 гг. – голландской KLM. После оккупации метрополии перешёл в ост-индийскую KNILM и вместе с ней был в чине капитана мобилизован после японского нападения. До марта 1942 года выполнял транспортные рейсы. В 1943 году, также в звании капитана, служил добровольцем в американской военно-транспортной авиации в Австралии и на Новой Гвинее. С осени 1944 года до выхода на пенсию в 1949 году Смирнов снова работал в европейском отделении KLM.

Рисунки Михаила Быкова

источник: https://warspot.ru/7136-tsveta-voennogo-neba-russkie-asy-pervoy-mirovoy

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare