Цвета военного неба: принц, акробат, извозчик, истребитель

9
0
Цвета военного неба: принц, акробат, извозчик, истребитель

Цвета военного неба: принц, акробат, извозчик, истребитель

Статья Михаила Быкова и Юрия Сергиевича с сайта WARSPOT.

Война иногда делает резкие повороты, армии меняют сторону в коалициях, и солдатам приходится сражаться против недавних боевых соратников. Было такое и во Второй мировой, но лётчики, прославившиеся в боях с одним противником, чаще всего не могли похвастаться особыми успехами после перехода на другую сторону. Асами обеих сторон смогли стать единицы, и одним из таких уникумов был самый результативный румынский лётчик капитан Кантакузино.

Принц Константин Кантакузино, 1905–1958. Фотография сделана в 1934 году

Принц Константин Кантакузино, 1905–1958. Фотография сделана в 1934 году

Принц (князь) Константин Михай Кантакузино (prinţul Constantin Mihai Cantacuzino), отпрыск старинного румынского (а прежде византийского) боярского рода, родился в Бухаресте 23 ноября 1905 года. В 1923–1924 гг. он отслужил срочную в 1-м артиллерийском полку, потом стал курсантом школы офицеров резерва, а в феврале 1925 года уволился запас в чине суб-локотенента.

Аристократ и плейбой

Отдав долг родине, молодой человек предался жизни плейбоя. Страстный спортсмен и любитель техники, Бызу (Bâzu – это имитирующее звук двигателя прозвище прилипло к нему ещё в детстве и сопровождало всю жизнь) участвовал в мотогонках, ставил рекорды скорости на автомобилях, был успешным теннисистом и капитаном сборной по хоккею на чемпионате мира. В 1933 году он стал одним из немногих пилотов-частников, прошедших обучение в государственной лётной школе, после чего сразу же приступил к выполнению дальних перелётов и участию в «авиаралли», умудрившись прославиться меньше чем за год после старта своей лётной карьеры.

В июне 1935 года Кантакузино прошёл курс высшего пилотажа в армейской лётной школе, и в декабре его перевели из артиллерийского резерва в авиационный. Тогда же он стал регулярно выполнять полёты с демонстрацией высшего пилотажа, временами скатываясь к воздушному хулиганству, и участвовать в соревнованиях по аэробатике.

В июле 1937 года Бызу получил один из первых румынских дипломов воздушного перевозчика и стал постоянным пилотом президента ФАИ принца Георги Бибеску. В конце 30-х, когда принадлежавшие семье Кантакузино земельные угодья резко упали в доходности, устроился на работу в авиакомпанию LARES, но не прекращал участия в соревнованиях по высшему пилотажу и некоторых дальних перелётах.

Пассажирский самолёт французского производства Potez 56 — персональный транспорт президента ФАИ принца Бибеску

Пассажирский самолёт французского производства Potez 56 — персональный транспорт президента ФАИ принца Бибеску

В декабре 1939 года Кантакузино повысили в звании до локотенента резерва, а весной 1940 года призвали на военные сборы, во время которых он освоил истребитель «Хейнкель» He 112. Затем, как опытный пилот авиалайнеров, несколько недель принц исполнял обязанности инструктора по полётам на бомбардировщиках «Савойя-Маркетти» в 1-й бомбардировочной флотилии.

В конце июня 1941 года он снова был мобилизован и был зачислен в состав вооружённой английскими «Харрикейнами» 53-й истребительной эскадрильи (Escadrila 53 Vânătoare). На освоение нового типа ему потребовалось буквально несколько полётов, и уже 6 июля он совершил первый боевой вылет. 10 июля на личный счёт локотенента Кантакузино был зачислен первый сбитый самолёт противника – двухмоторный бомбардировщик, опознанный как «SB-3». На следующий день он заявил ещё один сбитый советский бомбардировщик, но эту победу засчитали как личную его напарнику.

К сентябрю 1941 года лётчик одержал три подтверждённые и две неподтверждённые победы. Позже он принимал участие в весьма успешных для эскадрильи боях на одесском направлении, но личных успехов добиться не сумел.

Hurricane Mk.I из состава 53-й истребительной эскадрильи, на котором локотенент Кантакузино 10 июля 1941 одержал свою первую победу. Самолёт несёт стандартный английский камуфляж из зелёного Dark Green и коричневого Dark Earth на верхних и боковых поверхностях. Нижние поверхности фюзеляжа и оперения серебристые, а плоскости крыла в чёрно-белой окраске Истребительного Командования. Также присутствую жёлтые элементы быстрого опознавания восточного фронта и эмблема эскадрильи

Hurricane Mk.I из состава 53-й истребительной эскадрильи, на котором локотенент Кантакузино 10 июля 1941 одержал свою первую победу. Самолёт несёт стандартный английский камуфляж из зелёного Dark Green и коричневого Dark Earth на верхних и боковых поверхностях. Нижние поверхности фюзеляжа и оперения серебристые, а плоскости крыла в чёрно-белой окраске Истребительного Командования. Также присутствую жёлтые элементы быстрого опознавания восточного фронта и эмблема эскадрильи

В сентябре по специальному запросу авиакомпании LARES командование приняло решение о демобилизации Кантакузино. Тот пытался его опротестовать, обратившись непосредственно к министру авиации, но не нашёл понимания и был уволен в запас в середине октября с записью в личном деле о 74 боевых вылетах, 20 воздушных боях, четырёх подтверждённых и двух предположительных воздушных победах.

Вернувшись в родную авиакомпанию, он был назначен её шеф-пилотом и шеф-испытателем. Коммерческих авиаперевозок как таковых по понятным причинам уже не было, поэтому LARES фактически стала гражданской частью военно-транспортной авиации. Во избежание эксцессов её самолёты несли как «цивильную» регистрацию, так и военные опознавательные знаки.

Трофейный МиГ-3, на котором Кантакузино довелось полетать как гражданскому пилоту в июле 1942 года. Самолёт показан в нестандартном для советских ВВС зелёно-коричневом камуфляже, так как на крупных фотографиях этой машины видны разные по оттенку пятна. Однако это может быть загрязнённое или повреждённое стандартное черно-зеленое лакокрасочное покрытие. Опознавательные знаки, элементы быстрой идентификации и тактические обозначения нанесены механиками 19-й эскадрильи, на аэродроме которой приземлился советский лётчик — заместитель командира эскадрильи 25-го ИАП младший лейтенант Шаркун. Кантакузино впервые увидел этот трофей в марте 1942 года, когда ему случилось совершить посадку в Мелитополе. Тогда он осмотрел машину, но облетать её ему не позволили. Летом к нему обратились инженеры фирмы IAR, отремонтировавшие советский истребитель и теперь подыскивавшие опытного пилота для его облёта и перегонки в тыл. Разумеется, принц с готовностью согласился, во второй половине июля перегнал машину на заводской аэродром в Брашов, а позже принял участие в её испытаниях

Трофейный МиГ-3, на котором Кантакузино довелось полетать как гражданскому пилоту в июле 1942 года. Самолёт показан в нестандартном для советских ВВС зелёно-коричневом камуфляже, так как на крупных фотографиях этой машины видны разные по оттенку пятна. Однако это может быть загрязнённое или повреждённое стандартное черно-зеленое лакокрасочное покрытие. Опознавательные знаки, элементы быстрой идентификации и тактические обозначения нанесены механиками 19-й эскадрильи, на аэродроме которой приземлился советский лётчик — заместитель командира эскадрильи 25-го ИАП младший лейтенант Шаркун. Кантакузино впервые увидел этот трофей в марте 1942 года, когда ему случилось совершить посадку в Мелитополе. Тогда он осмотрел машину, но облетать её ему не позволили. Летом к нему обратились инженеры фирмы IAR, отремонтировавшие советский истребитель и теперь подыскивавшие опытного пилота для его облёта и перегонки в тыл. Разумеется, принц с готовностью согласился, во второй половине июля перегнал машину на заводской аэродром в Брашов, а позже принял участие в её испытаниях

Осенью 1942 года локотенент Кантакузино был снова призван на службу и 2 октября получил назначение в Военно-транспортную авиагруппу (Grupul Aero Transport Militar), где до конца года выполнил 42 вылета на Ju 52 в прифронтовой зоне.

Под конец года он прошёл 10-дневные сборы с переучиванием на Bf 109E, проведя при этом несколько полётов на учебные стрельбы. После этого Канаткузино неоднократно подавал рапорты о направлении на фронт в истребительную авиацию, но они оставались без внимания, и только в апреле 1943 года лётчику сообщили о грядущей трёхмесячной командировке в истребительную часть восточного фронта. 4 мая он прибыл на Украину и заступил на должность командира 58-й эскадрильи 7-й истребительной группы (Grupul 7 Vânătoare), которая летала на Bf 109G-4.

Через несколько дней после прибытия на фронт он приступил к выполнению боевых вылетов, но шанс увеличить счёт побед выпал только через полтора месяца. 29 июня принц в паре с ведомым эскортировал тройку румынских Ju 88. На полпути к цели их перехватили два «Яка» и четыре Ла-5. В завязавшемся бою ведомый столкнулся с одним из «Яков», и Кантакузино остался один против пятерых, но успешно «держал» их. Затем к противнику подошло подкрепление – несколько истребителей, которые румынский лётчик опознал как «Спитфайры». Он сумел поразить два самолёта, один из которых загорелся, а второй просто задымил, но сам попал под удар и сел «на брюхо», едва сумев перетянуть через линию фронта.

Осмотревшись после посадки, он увидел на неприятельской территории два столба дыма и понадеялся, что это горят сбитые «Спитфайры», но наблюдавшие за боем немецкие солдаты рассказали, что это два сбитых «Юнкерса». Тем не менее, обе заявки лётчика были записаны на его счёт как подтверждённые победы. Таким образом Кантакузино стал асом.

локотенент Кантакузино в кабине своего «Мессершмитта» Bf 109G-4 с бортовым номером 24, июль 1943 года

локотенент Кантакузино в кабине своего «Мессершмитта» Bf 109G-4 с бортовым номером 24, июль 1943 года

тот же истребитель, разбитый в аварии на посадке другим пилотом

тот же истребитель, разбитый в аварии на посадке другим пилотом

В июле Кантакузино одержал ещё пять подтверждённых и четыре предположительные победы, а в августе – 13 и 4 соответственно, доведя личный счёт до 24 подтверждённых и 10 предположительных. В июне-июле он также регулярно участвовал в ночных перехватах, но ни разу в этом не преуспел. Где-то на рубеже июля-августа командование присвоило асу звание капитана резерва, а в середине сентября вернуло его в Румынию, вспомнив про то, что на фронте он был в командировке, а не на постоянной службе.

18 октября Кантакузино подал рапорт с просьбой вернуть его в часть и получил согласие, но вскоре свалился с высокой температурой и был госпитализирован. В строй он вернулся только 10 февраля 1944 года, получив под командование 57-ю эскадрилью той же 7-й истребительной группы, которая теперь отвечала за противовоздушную оборону столицы и попутно занималась введением в строй нового пополнения.

В том же месяце румынская авиация перешла на новую систему подсчёта успехов своих лётчиков-истребителей. Если раньше действовала обычная система с отдельным учётом подтверждённых, неподтверждённых и «наземных» побед, то теперь все три категории смешали вместе. Кроме того, за каждый двухмоторный самолёт стали давать по две «победы», а за каждый многомоторный – по три. Таким образом, личный счёт Кантакузино разом увеличился до 41 «победы».

Размеренная гарнизонная служба для 7-й истребительной эскадрильи закончилось в первых числах апреля с началом американских налётов на Румынию. 14 апреля при отражении очередного рейда капитану Кантакузино засчитали один сбитый «Либерейтор», что по новой системе означало три «победы» к его личном счёту.

Несмотря на угрозу дома, 19 апреля группу перебросили на фронт в Молдавию, и 22 апреля она возобновила боевые действия. За следующий месяц принц одержал семь подтверждённых и одну предположительную победы, увеличившие его счёт на восемь «баллов».

Bf 109Ga-2 румынского производства из состава 57-й эскадрильи 7-й истребительной группы, который в мае 1944 года был персональным самолётом капитана Кантакузино. Этот истребитель относился к первой партии «Мессершмиттов», собиравшихся в Румынии из поставленных машинокомплектов, поэтому на его киле присутствует нанесённый под неправильным углом немецкий серийный номер 10350 и видны следы закрашенной свастики. Окраска выполнена стандартными немецкими красками: тёмно-серой с зеленоватым отливом RLM 74 Graugrün, более светлой серой с фиолетовым RLM 75 Grauviolett и светло-серой RLM 76 Lichtblau. На крыле и горизонтальном оперении был обычный камуфляж из RLM 74 и 75 сверху и RLM 76 снизу, только его схема не имела ничего общего с немецкой «ломаной». На фюзеляже и вертикальном оперении базовым цветом был RLM 76, поверх которого на верхних и боковых поверхностях были нанесены разводы RLM 75. Тактические обозначения отсутствовали. Когда самолёт закрепили за принцем, на киль нанесли победные «марки» в немецком стиле, отметив таким образом подтверждённые и неподтверждённые победы, но не «баллы» системы 1944 года. Отметка с синей звездой обозначала сбитый в апреле B-24. Примерно во второй неделе мая на руле поворота появилась буква «A» – это был румынский серийный номер (после выпуска полутора десятков «Мессершмиттов» румыны вернулись к традиционным цифровым номерам)

Bf 109Ga-2 румынского производства из состава 57-й эскадрильи 7-й истребительной группы, который в мае 1944 года был персональным самолётом капитана Кантакузино. Этот истребитель относился к первой партии «Мессершмиттов», собиравшихся в Румынии из поставленных машинокомплектов, поэтому на его киле присутствует нанесённый под неправильным углом немецкий серийный номер 10350 и видны следы закрашенной свастики. Окраска выполнена стандартными немецкими красками: тёмно-серой с зеленоватым отливом RLM 74 Graugrün, более светлой серой с фиолетовым RLM 75 Grauviolett и светло-серой RLM 76 Lichtblau. На крыле и горизонтальном оперении был обычный камуфляж из RLM 74 и 75 сверху и RLM 76 снизу, только его схема не имела ничего общего с немецкой «ломаной». На фюзеляже и вертикальном оперении базовым цветом был RLM 76, поверх которого на верхних и боковых поверхностях были нанесены разводы RLM 75. Тактические обозначения отсутствовали. Когда самолёт закрепили за принцем, на киль нанесли победные «марки» в немецком стиле, отметив таким образом подтверждённые и неподтверждённые победы, но не «баллы» системы 1944 года. Отметка с синей звездой обозначала сбитый в апреле B-24. Примерно во второй неделе мая на руле поворота появилась буква «A» – это был румынский серийный номер (после выпуска полутора десятков «Мессершмиттов» румыны вернулись к традиционным цифровым номерам)

31 мая командование вернуло 7-ю группу в систему ПВО, но Кантакузино в тот же день был переведён в 9-ю группу и остался на восточном фронте, а 18 августа возглавил это соединение взамен погибшего капитана Александру Шербэнеску (Alexandru Şerbănescu).

Летом 1944 года румынским фронтовым истребителям приходилось иметь дело как с советскими, так и с американскими самолётами, часто действующими в одних и тех же районах, и в период с 1 июня по 21 августа за принцем числится семь сбитых советских самолётов (в т.ч. один без подтверждения) и четыре американских (один без подтверждения) лично и один в паре с ведомым. Групповые победы в румынской авиации были большой редкостью, а когда всё же фиксировались, то, как и во Франции, никак не отделялись от личных.

Капитан Кантакузино (справа) перед своим Bf 109Ga-2. Фотография сделана в начале мая 1944 года, непосредственно перед тем, как на руль поворота нанесли букву «A»

Капитан Кантакузино (справа) перед своим Bf 109Ga-2. Фотография сделана в начале мая 1944 года, непосредственно перед тем, как на руль поворота нанесли букву «A»

С учётом предшествующих успехов это давало 42 подтверждённые и 13 неподтверждённых побед, или 68 «побед» по системе 1944 года. По числу «сбитых достоверно» самолётов противника Кантакузино был вторым по результативности асом Румынии после Шербэнеску (44 подтверждённых победы и 55 «побед»), но по системе 1944 года он занял первую строчку рейтинга асов.

23 августа 1944 года в Бухаресте сменилась власть, и на следующий день Румынское королевство расторгло союз с Германией, но не вышло из войны, а просто перешло на другую сторону. Остатки 7-й и 9-й истребительных групп были переброшены на защиту столицы и, как оказалось, не зря: всего через четыре дня после последней победы над советскими «Яками» Кантакузино над Бухарестом пошёл в атаку на немецкие бомбардировщики «Хейнкель» He 111.

Всего в боях 25–26 августа ему засчитали три сбитых «Хейнкеля», а 27 августа принцу пришлось отправиться в дальний перелёт со специальной миссией: в Италию необходимо было перевезти подполковника Джеймса Ганна-третьего (James A. Gunn III) – старшего из американских военнослужащих, находившихся в румынском плену. Американец должен был уточнить дальнейшие действия по скорейшей переправке к союзникам остальных пленных авиаторов. Его собирались отправить на борту бомбардировщика SM.79B, но в последний момент у того отказал двигатель, поэтому для перелёта срочно подготовили Bf 109G-6, устроив в фюзеляже лежанку для пассажира.

Американские военнослужащие изучают богато разукрашенный «Мессершмитт» Bf 109G-6 Константина Кантакузино на авиабазе Фоджа в Италии, 27 августа 1944 года

Американские военнослужащие изучают богато разукрашенный «Мессершмитт» Bf 109G-6 Константина Кантакузино на авиабазе Фоджа в Италии, 27 августа 1944 года

Чтобы самолёт не спутали с немецким, на нём накрасили гигантский американский флаг на фюзеляже и уже устаревшие американские кокарды образца 1919–1942 гг. на плоскостях. На следующий день американский пилот, решивший облетать немецкий истребитель, подломил ему шасси на посадке, и для обратного перелёта 29 августа принцу одолжили один из «Мустангов».

По возвращении в Румынию Кантакузино был откомандирован в распоряжение Министерства авиации и в начале сентября выполнил ещё две «дипломатические» миссии в Италию, оба раза пилотируя «Мустанги». Союзники «Мессершмитт» отремонтировали, но так и не отдали, позже использовав его для сравнительных испытаний.

К концу сентября необходимости в дипломатических полётах самолётов-истребителей уже не было, и Кантакузино вернулся к обязанностям командира истребительного соединения, возглавив истребительную группу 7/9 – это была всё та же 9-я группа, которая была переименована после того, как в неё влили персонал и технику расформированной 7-й. Новое название не прижилось, и позже группа снова стала 9-й.

С сентября месяца она участвовала в боях на западном (для Румынии) фронте и вслед за наступающими войсками зимой 1944–1945 гг. продвинулась сначала на территорию Венгрии, а затем Чехословакии. Румынские лётчики в основном летали на штурмовку или сопровождение ударных машин, и не слишком часто участвовали в воздушных боях. Даже Бызу, всегда гонявшийся за победами, долго время не имел шанса увеличить свой боевой счёт.

Bf 109G-6 немецкого производства (W.Nr. 166169) из состава 9-й истребительной группы, на котором капитан Кантакузино был сбит в воздушном бою 25 февраля 1945 года. Самолёт несёт стандартный немецкий камуфляж RLM 74/75/76, белые элементы быстрого опознавания западного фронта и введённые одновременно с ними новые (они же старые) кокарды национальных цветов

Bf 109G-6 немецкого производства (W.Nr. 166169) из состава 9-й истребительной группы, на котором капитан Кантакузино был сбит в воздушном бою 25 февраля 1945 года. Самолёт несёт стандартный немецкий камуфляж RLM 74/75/76, белые элементы быстрого опознавания западного фронта и введённые одновременно с ними новые (они же старые) кокарды национальных цветов

25 февраля 1945 года он вместе с ведомым был на свободной охоте и, заметив в районе линии фронта группу штурмовиков FW 190, пошёл в атаку. Немцы сбросили бомбы и вступили в бой. Поначалу преимущество было на стороне румынских истребителей, но затем на них сверху свалилось звено немецких Bf 109. Вскоре оба румына были сбиты: ведомый погиб, а Кантакузино сумел посадить горящий истребитель «на брюхо» в непосредственной близости от траншей советской пехоты.

После возвращения в часть он заявил о сбитом «Фокке-Вульфе», но подтверждения на эту победу не было. Впрочем, для уникальной румынской системы учёта побед это было и не нужно: личный счёт принца достиг 75 «побед» (в том числе семь – на стороне союзников), или 45 подтверждённых и 14 неподтверждённых побед «без кавычек».

Всего за время Второй мировой войны Константин Кантакузино совершил 608 боевых вылетов (в том числе, 28 ночью) и провёл 210 воздушных боёв, став самым результативным румынским лётчиком-истребителем как по «классической», так и по уникальной румынской системам подсчёта побед.

Пилотажный «Бюккер» Bü 133, на котором Константин Кантакузино летал в пятидесятых годах в Испании

Пилотажный «Бюккер» Bü 133, на котором Константин Кантакузино летал в пятидесятых годах в Испании

Сразу после окончания войны в Европе он ушёл в запас, вернулся в авиакомпанию LARES, вскоре преобразованную в TARS, и летал на внутренних и международных линиях. 19 января 1948 года, выполнив очередной рейс в Милан, он решил не возвращаться на родину, считая, что ему не по пути с коммунистами. Из Италии принц позже перебрался во Францию, а через несколько лет поселился в Испании, вернувшись к спортивно-пилотажной карьере, совмещая её с работой сельскохозяйственного пилота-частника. Принц Константин Кантакузино скончался во время неудачной хирургической операции 26 мая 1958 года в возрасте 52 лет.

Рисунки Михаила Быкова

источник: https://warspot.ru/7082-tsveta-voennogo-neba-prints-akrobat-izvozchik-istrebitel

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare