Цвета военного неба: низвергнутый «бог войны»

10
0
Цвета военного неба: низвергнутый «бог войны»

Цвета военного неба: низвергнутый «бог войны»

Статья Михаила Быкова и Юрия Сергиевича с сайта WARSPOT.

Мало кого из лётчиков обеих мировых войн противник знал по имени. Ещё меньше было тех, чья гибель в бою была причиной награждения для победителя. Одной из таких «суперзвёзд» был прославившийся ещё в 1938 году в Китае ас японской армейской авиации Татео Като, погибший в Бирме в середине 1942 года.

Татео Като (Tateo Kato) родился 28 сентября 1903 года на Хоккайдо в семье отставного унтер-офицера императорской армии. С началом русско-японской войны его отец был снова призван на службу и погиб под Мукденом. Сыновьям солдат, погибших при исполнении, полагались льготы при поступлении в офицерское училище, и юный Татео в поисках лучшей доли решил воспользоваться шансом и сделать военную карьеру. Отучившись в средних классах школы, он в сентябре 1918 года поступил в Сендайское кадетское училище – одну из подготовительных армейских школ с трёхлетним обучением. После успешного окончания этого учебного заведения его включили в очередной курсантский набор академии императорской армии в Токио.

Генерал-майор Татео Като, 28 сентября 1903 – 22 мая 1942 гг.

Генерал-майор Татео Като, 28 сентября 1903 – 22 мая 1942 гг.

Далее были двухлетний курс академического обучения, восемь месяцев строевой службы в нижних чинах, год с небольшим завершающего этапа обучения и, наконец, торжественный выпуск в июле 1925 года. Первым строевым назначением кандидата в офицеры Като стал 25-й пехотный полк, в составе которого он в октябре был произведён в чин «сёи» (лейтенант). Однако Като хотелось чего-то большего, и таким «большим», с его точки зрения, стала авиация.

Командование удовлетворило рапорт молодого офицера, и в июне 1926 года он стал курсантом армейской лётной школы в Токородзаве. С самого начала он показал себя лучшим во всём курсе: первый был допущен до самостоятельного пилотирования, стал лучшим по итогам обучения, получив за это специальную награду от командования, а в качестве дополнительного поощрения ему доверили демонстрацию воздушной акробатики на церемонии выпуска в мае 1927 года.

Nakajima Ko 4 (лицензионный французский Nieuport NiD.29). На самолётах этого типа Татео Като начал свою карьеру в истребительной авиации

Nakajima Ko 4 (лицензионный французский Nieuport NiD.29). На самолётах этого типа Татео Като начал свою карьеру в истребительной авиации

Новоиспечённый мастер высшего пилотажа был направлен для прохождения службы в Корею в состав 6-го хико рентая (авиационного полка), летавшего на истребителях «Накадзима» Ko-4 (лицензионная копия французского «Ньюпора»-29 образца 1918 года). Впрочем, на заморских территориях Като долго служить не пришлось, и в 1928 году он вернулся в Токородзаву на должность инструктора.

В 1932 году Татео Като стал преподавателем в академии ВВС и старшим инструктором в истребительной авиационной школе Акено. В феврале 1936 года он был назначен командиром одного из чутаев (эскадрилий) 5-го хико рентая, базировавшегося в Татикаве под Токио и летавшего на новых истребителях Ki-10, и вскоре был произведён в чин «тайи» (капитан).

7 июля 1937 года произошёл инцидент на мосту Марко Поло, ставший отправной точкой Второй японо-китайской войны, и 15 числа началась мобилизация японской армии, в том числе и авиации. Оба истребительных чутая 5-го рентая были выделены из состава части, и из них сформировали 2-й хико дайтай (авиационный батальон).

Капитан Като на фоне одного из истребителей своего чутая

Капитан Като на фоне одного из истребителей своего чутая

Только что сформированный дайтай немедленно был отправлен на северокитайский фронт: 24 июля он прибыл в Манчжурию, а четыре дня спустя был переведён на юг, ближе к линии соприкосновения сторон. С августа чутаи действовали независимо друг от друга, но в январе следующего года их вновь собрали в одном месте. Несмотря на активное использование авиации, встречи с неприятельскими самолётами были не частыми, но время от времени проходили крупные воздушные бои. Наиболее яркими эпизодами в истории 2-го дайтая стали пять крупных воздушных сражений в январе-мае 1938 года, в четырёх из которых принимал участие и герой рассказа.

30 января восьмёрка истребителей 1-го чутая эскортировала тяжёлые бомбардировщики во время налёта на Лоян (Luoyang) и в тяжёлом бою с перехватчиками И-15бис одержала 13 воздушных побед при потере одного своего лётчика. Като одержал свои первые две победы.

Ki-10-II, первый из двух известных персональных истребителей командира 1-го чутая 2-го дайтая капитана Татео Като времён начального периода войны в Китае. Самолёт несёт стандартную для японской авиации 30-х годов светло-серую с небольшим зелёным отливом окраску на всех поверхностях. Жёлтые элементы окраски говорят о принадлежности машины к 1-му чутаю (во 2-м чутае маркировка была синяя). Каждый самолёт части нёс символ катаканы (японская слоговая азбука) в качестве индивидуального обозначения, в данном случае – «Ка», первый слог в фамилии лётчика. Машины ведущих от командира звена и выше маркировались полосами на фюзеляже, и одна вертикальная обозначала самолёт командира чутая. К сожалению, фотографии этого истребителя не имеют датировки, поэтому вариант окраски можно соотнести с достаточно широким временным промежутком: от конца июля 1937 до начала марта 1938 гг.

Ki-10-II, первый из двух известных персональных истребителей командира 1-го чутая 2-го дайтая капитана Татео Като времён начального периода войны в Китае. Самолёт несёт стандартную для японской авиации 30-х годов светло-серую с небольшим зелёным отливом окраску на всех поверхностях. Жёлтые элементы окраски говорят о принадлежности машины к 1-му чутаю (во 2-м чутае маркировка была синяя). Каждый самолёт части нёс символ катаканы (японская слоговая азбука) в качестве индивидуального обозначения, в данном случае – «Ка», первый слог в фамилии лётчика. Машины ведущих от командира звена и выше маркировались полосами на фюзеляже, и одна вертикальная обозначала самолёт командира чутая. К сожалению, фотографии этого истребителя не имеют датировки, поэтому вариант окраски можно соотнести с достаточно широким временным промежутком: от конца июля 1937 до начала марта 1938 гг.

8 марта 1938 года эскортировать бомбардировщики к Сианю (Xian) вылетели семёрка 1-го и восьмёрка 2-го чутаев, следовавших отдельными группами. Над целью воздушный бой провели пилоты 2-го чутая, одержавшие пять побед, а на обратном пути пришлось пострелять и подчинённым Като, которые, по японским данным, сбили все четыре встретившиеся им И-15бис. Один из «бисов» записали на счёт командира чутая.

25 марта в районе Гуйдэ (Guide) пять истребителей во главе с Като вступили в бой с 18 бипланами Поликарпова. Позже обе стороны получили подкрепления (11 самолётов 2-го чутая и неизвестное количество китайских самолётов). Итогом боя стали 10 побед 1-го чутая (в том числе четыре у его командира) и девять побед 2-го. В этом бою погиб друг и бывший ведомый Като старший лейтенант Косуке Кавахара (Kosuke Kawahara) – лучший на тот момент ас кампании, первым из японских армейских лётчиков перешагнувший рубеж в 5 побед.

Ki-10-II, второй персональный истребитель Като, внешний вид которого показан по состоянию на конец марта – начало апреля 1938 года. Самолёт окрашен почти идентично предшественнику, с незначительными изменениями: немного иными очертаниями каны на хвосте и более тонкой вертикальной командирской полосой на фюзеляже. Главным отличием стало появление в марте отметок побед на фюзеляже. Символом пилота-победителя (а впоследствии и неофициальной эмблемой части) стал красный стилизованный орёл, под которым каждую победу обозначали птичьим крылом жёлтого цвета

Ki-10-II, второй персональный истребитель Като, внешний вид которого показан по состоянию на конец марта – начало апреля 1938 года. Самолёт окрашен почти идентично предшественнику, с незначительными изменениями: немного иными очертаниями каны на хвосте и более тонкой вертикальной командирской полосой на фюзеляже. Главным отличием стало появление в марте отметок побед на фюзеляже. Символом пилота-победителя (а впоследствии и неофициальной эмблемой части) стал красный стилизованный орёл, под которым каждую победу обозначали птичьим крылом жёлтого цвета

3 апреля 2-й дайтай получил несколько первых истребителей-монопланов Ki-27-Ko, и неделю спустя состоялся их боевой дебют. В тот день в воздушном бою над Гуйдэ с японской стороны участвовали тройка истребителей Ki-27 1-го чутая во главе с Като, четыре биплана Ki-10 штабного звена и восемь таких же истребителей 2-го чутая. С китайской стороны сражались возвращавшиеся после успешной штурмовки три группы истребителей 3-й и 4-й истребительных групп общей численностью в 18 И-15бис. Не исключено, что китайцев было больше, т.к. японцы насчитали 30 самолётов противника, в том числе «Гладиаторов».

Японские лётчики на этот раз заявили 24 воздушные победы, что превышает известное число достоверно участвовавших в бою самолётов противника. Потери составили одного пилота погибшим (один из ведомых Като на уже подбитом самолёте врезался в истребитель противника) и одного смертельно раненым. Самому Като засчитали две победы, с учётом которых он разделил с Косуке Кавахарой первую строчку списка асов.

Капитан Като готовится к вылету, конец марта – начало апреля 1938 года

Капитан Като готовится к вылету, конец марта – начало апреля 1938 года

В мае 1938 года капитана Като отозвали в Японию и отправили в академию проходить годичный «командирский» курс, необходимый для дальнейшей карьеры в старших офицерских чинах. В мае следующего года он закончил обучение и получил звание «сёса» (майор) и должность в штабе ВВС, а в июле в составе группы военных наблюдателей убыл в «мировое турне» с посещением США, Германии, Италии и ряда других стран.

В апреле 1941 года, после трёхлетнего перерыва, Татео Като получил первую строевую должность, став командиром 64-го сентая (авиагруппы). Это событие можно с полным правом назвать его возвращением в родные пенаты: ещё в августе 1938 года японская армейская авиация прошла реорганизацию, перейдя от батальонно-полковой организации к новым административно-тактическим единицам, по размерам занимающим промежуточное положение между прежними дайтаями и рентаями. 2-й дайтай тогда объединили с 9-м отдельным чутаем, сформировав 64-й сентай. Новая часть продолжила воевать в Китае, затем участвовала в войне на Халхин-Голе. После окончания конфликта 64-й сентай некоторое время базировался в Манчжурии, а потом был переведён в Южный Китай для прикрытия Кантона (Гуандуна).

За 14 месяцев полётов в этом районе лётчики части ни разу не встречались с самолётами противника, но новый командир в мае 1941 года не только умудрился всё же найти один, но и отчитался об его уничтожении, одержав свою десятую воздушную победу. Теперь он без всяких оговорок вышел на первое место в списке «китайских» асов. Впрочем, этот успех так и остался единичным эпизодом, и сентай даже не числился участвующим в боевых действиях.

Ki-27-Ko, персональный истребитель командира 64-го сентая майора Татео Като, на котором тот летал в Кантоне в мае 1941 года. Самолёт несёт стандартную однотонную окраску в нейтральный светло-серый цвет, которому лаковое покрытие придавало характерный для продукции «Накадзимы» золотистый оттенок. Вертикальная полоса в центральной части фюзеляжа и наклонные полосы на плоскостях крыла были обозначениями самолёта командира части, а тонкая белая полоса перед оперением – так называемая «боевая полоса», ставшая стандартом для фронтовых частей ещё в 1939 году. Большая стрела на вертикальном оперении – новая эмблема части, введённая в 1941 году. Её, как и командирские полосы, полагалось красить в цвет подразделения (для штаба – в кобальтово-синий), но Като по старой памяти использовал жёлтый. На фюзеляже обозначения побед в «китайском» стиле, при этом отмечены только успехи на самолётах данного типа

Ki-27-Ko, персональный истребитель командира 64-го сентая майора Татео Като, на котором тот летал в Кантоне в мае 1941 года. Самолёт несёт стандартную однотонную окраску в нейтральный светло-серый цвет, которому лаковое покрытие придавало характерный для продукции «Накадзимы» золотистый оттенок. Вертикальная полоса в центральной части фюзеляжа и наклонные полосы на плоскостях крыла были обозначениями самолёта командира части, а тонкая белая полоса перед оперением – так называемая «боевая полоса», ставшая стандартом для фронтовых частей ещё в 1939 году. Большая стрела на вертикальном оперении – новая эмблема части, введённая в 1941 году. Её, как и командирские полосы, полагалось красить в цвет подразделения (для штаба – в кобальтово-синий), но Като по старой памяти использовал жёлтый. На фюзеляже обозначения побед в «китайском» стиле, при этом отмечены только успехи на самолётах данного типа

В сентябре 1941 года 64-й сентай начал получать новые истребители Ki-43 «Хаябуса» (яп. «сокол»), и в ноябре перевооружение части было закончено. С поступлением новой матчасти Като сделал упор в тренировках своих пилотов на аэронавигацию в полётах над морем, а также на сверхдальных перелётах. Совсем скоро это пригодилось на практике.

3 декабря, в преддверии начала вторжения в азиатские владения Британской империи, 35 самолётов 64-го сентая перебрались на остров Фукуок в Сиамском заливе (современный Вьетнам). 7 декабря «Хаябусы» вплоть до темноты держали «зонтик» над десантными транспортами, идущими через Южно-Китайское море к берегам Малайи и Таиланда.

9 декабря лётчики перелетели на одну из площадок в Малайе, и в боях против английской авиации на этом фронте Като одержал свою первую победу во Второй мировой войне, или одиннадцатую, считая вместе с Китаем – для японских лётчиков было не принято разделять победы в разных войнах. 22 декабря ему засчитали сбитый «Буффало» из 453-й эскадрильи австралийских ВВС.

Затем 64-й сентай кратковременно перебросили в Бангкок для участия в эскортировании бомбардировщиков крупного «рождественского налёта» на Рангун. В отражении этого налёта приняли участие P-40 американской добровольческой группы и «Буффало» 67-й эскадрильи RAF. По итогам боя Като засчитали двух сбитых «летающих тигров», хотя на 36 японских заявок пришлось только шесть потерь у англичан и американцев. Союзники были несколько скромнее – на 28 их заявок пришлось девять потерь у японцев.

Ki-43-I-Hei, персональный истребитель подполковника Татео Като. Бирманский фронт, весна 1942 года. Верхние и боковые поверхности самолёта окрашены в тёмно-зелёный цвет, нижние оставлены неокрашенными. Отметки о победах отсутствовали – требуя от своих лётчиков коллективных действий, Като сам ввёл на них запрет в конце 1941 года. Все прочие обозначения были заимствованы с более раннего Ki-27, включая отсутствие опознавательного знака на фюзеляже. Эмблема сентая и командирские полосы вместо жёлтых стали белыми с синей окантовкой

Ki-43-I-Hei, персональный истребитель подполковника Татео Като. Бирманский фронт, весна 1942 года. Верхние и боковые поверхности самолёта окрашены в тёмно-зелёный цвет, нижние оставлены неокрашенными. Отметки о победах отсутствовали – требуя от своих лётчиков коллективных действий, Като сам ввёл на них запрет в конце 1941 года. Все прочие обозначения были заимствованы с более раннего Ki-27, включая отсутствие опознавательного знака на фюзеляже. Эмблема сентая и командирские полосы вместо жёлтых стали белыми с синей окантовкой

По возвращении на малайский фронт Като одержал ещё одну воздушную победу в январе 1942 года в бою с «Харрикейнами» 232-й эскадрильи RAF и две в феврале в боях над Суматрой и Явой (британский «Харрикейн» и голландский «Буффало»).

В марте Татео Като присвоили звание «тюса» (подполковник). После завершения кампании в Ост-Индии его часть уже на постоянной основе была переброшена на бирманский фронт. В апреле на счёт аса была записана ещё одна победа над американским P-40, семнадцатая по счёту.

21 мая Като во главе семёрки истребителей перелетел на передовой аэродром Акьяб (Ситуэ). Целью было нанесение удара по одному из аэродромов союзников, но самолётов противника там не оказалось. В довершение неприятностей, на одном из «Хаябус» отказал двигатель, и лётчик был вынужден воспользоваться парашютом. По плану необходимо было немедленно возвращаться на основную базу сентая, но командир решил немного подождать – вдруг потерянный лётчик всё же даст о себе знать?

На следующий день, 22 мая, над аэродромом Акьяб на небольшой высоте прошёл одиночный «Бленхейм» Mk.IV из 60-й эскадрильи RAF, за штурвалом которого сидел уоррент-офицер Мартин Хаггард (Martin Huggard). Он сбросил бомбы на лётное поле и немедленно устремился на бреющем полёте в сторону Бенгальского залива, уходя над водой дальше на северо-запад. Ещё при развороте над целью экипаж бомбардировщика заметил взлетающие по тревоге истребители, поэтому пилот дал двигателям полный газ и постарался прижаться к самым волнам, чтобы исключить атаки с нижней полусферы.

Ki-43-I из состава 2-го чутая 64-го сентая, март 1942 года. Этот самолёт несёт зелёно-коричневый камуфляж, широко распространённый на «Хаябусах» раннего выпуска, и так же, как и командирская машина, на которой погиб Като, лишён фюзеляжного опознавательного знака

Ki-43-I из состава 2-го чутая 64-го сентая, март 1942 года. Этот самолёт несёт зелёно-коричневый камуфляж, широко распространённый на «Хаябусах» раннего выпуска, и так же, как и командирская машина, на которой погиб Като, лишён фюзеляжного опознавательного знака

Первые взлетевшие перехватчики не стали дожидаться остальных, а немедленно устремились в погоню, разойдясь в стороны, чтобы быстрее обнаружить удирающий бомбардировщик. Поэтому сначала британцы выдержали две атаки одиночных истребителей, которые с блеском отразил воздушный стрелок флайт-сержант Джок МакЛаки (Jock McLuckie). Несмотря на то что ему впервые пришлось вести огонь в боевых условиях, первый Ki-43 он сумел поразить короткой очередью на первом заходе в атаку, и тот был вынужден тянуть в сторону берега. Второй нападающий также был встречен меткими очередями и вышел из боя на повреждённом самолёте.

Вскоре появилась тройка, которую вёл Като. Командир первым устремился в атаку, спикировав на цель. Безрезультатно отстрелявшись, он потянул ручку управления на себя, и тут МакЛаки не упустил своего шанса, пропоров длинной очередью открывшийся «живот» истребителя. Ki-43 задымился, перевернулся через крыло и в отвесном пикировании врезался в море. Ведомые, не вступая в бой, вернулись на базу, чтобы рассказать о судьбе своего командира.

По общему мнению лётчиков сентая, к которому присоединилось и командование, Татео Като намеренно направил свой самолёт в самоубийственное пике, когда понял, что до берега ему в любом случае не дотянуть. То ли из-за некоторой невнятности рапортов ведомых, то ли чтобы было не так обидно за разгромный итог боя, но в итоге «Бленхейм», вернувшийся в Индию практически без повреждений, был официально объявлен сбитым и засчитан на счёт Татео Като как 18-я победа.

Погибший герой был удостоен упоминания в приказе:

«В основе его выдающихся заслуг лежали отличный характер, лидерские способности и великолепная техника пилотирования. Он был сокровищем для частей японской армии».

Такое «посмертное цитирование», по действовавшим в Японии правилам, давало ещё одну ступень к традиционному посмертному присвоению следующего звания для погибших при исполнении солдат и офицеров, поэтому ас сразу после гибели из подполковников превратился в генерал-майоры. В японских традициях было также почитание погибших героев войны как «гансинов» – богов войны в синтоизме. Като был удостоен такой чести в октябре 1942 года.

Дата и обстоятельства гибели знаменитого аса и авиационного командира Японии вскоре дошли и до разведки союзников. 2 августа 1942 года все три члена отличившегося экипажа «Бленхейма» получили персональную благодарность командующего авиацией в Бирме за успешный бой с группой вражеских истребителей, в котором был сбит

«лидер японской истребительной авиации подполковник Т. А. Кео Като».

Рисунки Михаила Быкова. Проекции самолётов приведены в едином масштабе

источник: https://warspot.ru/6693-tsveta-voennogo-neba-nizvergnutyy-bog-voyny

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare