Цвета военного неба: «А» и «Б» над Таллином и Ханко

12
0

Цвета военного неба: «А» и «Б» над Таллином и Ханко

Статья Михаила Быкова и Юрия Сергиевича с сайта WARSPOT.

Содержание:

Первые воздушные бои Великой Отечественной войны сложились для советских лётчиков-истребителей крайне тяжело – им достался умелый и агрессивный враг на отличной технике. Тем примечательнее случаи эффективных действий советских авиаторов, среди которых чуть ли не самыми заметными оказались два морских лётчика с Балтики. Действуя в связке, за очень короткий срок они добились двух десятков воздушных побед, многие из которых находят подтверждение в сохранившихся документах противника. Пусть чаще всего Алексею Антоненко и Петру Бринько приходилось драться не с немецкими истребителями, а с менее грозными финнами, их война заслуживает отдельного рассказа.

Предвоенный опыт

Алексей Касьянович Антоненко родился в 1911 году в Могилёвской области. В 1932 году он окончил военную школу морских лётчиков в Ейске и остался в ней инструктором, а в середине 1938 года по ротации получил первое строевое назначение на должность начальника штаба эскадрильи в 5-й истребительный авиационный полк ВВС Краснознаменного Балтийского флота.

Год спустя его включили в сводную эскадрилью моряков, отправленную для получения боевого опыта на Халхин-Гол и вошедшую там в состав армейского 70-го ИАП. Балтийцы приступили к выполнению боевых заданий 24 августа, а через три дня открыли свой боевой счёт. Вечером 27 августа 10 их «Ишаков» во время патрулирования атаковали группу бомбардировщиков «ЛБ-98» (лёгкие одномоторные «Мицубиси» Ki-30 или «Кавасаки» Ki-32) и одержали две групповые воздушные победы. Конфликт уже подходил к концу, и до подписания 15 сентября перемирия Алексей Антоненко успел совершить всего 17 боевых вылетов и провести два воздушных боя. Его боевой счёт, согласно одному из наградных листов, составил пять побед, но в первичных документах проходят только упомянутые выше два бомбардировщика.

И-16 из 13-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи ВВС КБФ, довоенное фото

И-16 из 13-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи ВВС КБФ, довоенное фото

После завершения боевых действий морские лётчики вернулись на Балтику и стали костяком сформированной 3 ноября части с нестандартным названием «Отдельная эскадрилья И-153» – единственной в ВВС КБФ, получившей тогда на вооружение истребители этого типа. Капитан Антоненко в ней уже традиционно стал начальником штаба.

За время советско-финской войны он совершил 29 боевых вылетов и одержал одну воздушную победу: 29 февраля 1940 года ему был засчитан сбитый в паре мифический финский «Спитфайр», за которые обычно принимали имевшиеся у финнов итальянские «Фиаты» G.50 или французские «Мораны» MS.406. Участие в двух войнах принесло летчику три награды: ордена Ленина и Красного Знамени, а также медаль «За Отвагу».

К началу Великой Отечественной войны капитан Антоненко занимал должность заместителя командира 2-й эскадрильи 13-го ИАП ВВС КБФ, летавшей на И-16, но фактически командовал ей. Одним из служивших под его началом летчиков был лейтенант Бринько.

Петр Антонович Бринько родился в 1915 году в черте нынешнего Донецка. После окончания летной школы он служил на Дальнем Востоке в ВВС Тихоокеанского флота и принял участие в боях на озере Хасан, летая на биплане И-15бис. После начала советско-финской войны он был откомандирован на Балтику и с 25 января воевал на И-16 в составе 13-й отдельной истребительной эскадрильи ВВС КБФ. За время боевых действий он выполнил 47 боевых вылетов, четверть из которых пришлась на подавление зенитных средств финнов. Воздушных боев было мало, поэтому и победы тоже отсутствовали. Участие летчика в войне «с финской белогвардейщиной» командование отметило орденом Красного Знамени.

К весне 1941 года лейтенант Бринько оказался под началом капитана Антоненко в 13-м ИАП. Полк базировался на Ханко, но в конце мая первые три эскадрильи перелетели на аэродром Кёрстово под Кингисеппом для перевооружения с И-16 на МиГ-3, и только 4-я эскадрилья на «Чайках» осталась на полуострове.

Грозный дуэт

В первые три дня войны часть самолетов 1-й и 2-й эскадрилий перелетела на таллинский аэродром Лагсберг, откуда 25 июня лётчики выполнили первые боевые вылеты. В 14:19 над городом был замечен проход одиночного разведчика, но поднятая на перехват пара вернулась без результата, а в 15:25 в погоню за возвращающимся противником ушла пятерка И-16 во главе с капитаном Антоненко. Спустя 10 минут после взлета капитан открыл прицельный огонь, и вскоре посты наблюдения отметили падение горящего самолета, опознанного как «Юнкерс» Ю-86.

И-16 тип 29 из 13-го истребительного авиационного полка ВВС КБФ, полуостров Ханко, лето 1941 года. На этом истребителе летали разные летчики, в том числе капитан Алексей Антоненко и, возможно, лейтенант Пётр Бринько. Самолёт в двухцветной защитной окраске предвоенного периода: верхние и боковые поверхности окрашены защитной (зелёной) краской (АII Защ.), нижние – светло-голубой (АII Св.Гол.)

И-16 тип 29 из 13-го истребительного авиационного полка ВВС КБФ, полуостров Ханко, лето 1941 года. На этом истребителе летали разные летчики, в том числе капитан Алексей Антоненко и, возможно, лейтенант Пётр Бринько. Самолёт в двухцветной защитной окраске предвоенного периода: верхние и боковые поверхности окрашены защитной (зелёной) краской (АII Защ.), нижние – светло-голубой (АII Св.Гол.)

Этот случай считается первой официальной победой ВВС КБФ в Великой Отечественной войне, хотя в документах частей есть записи и о более ранних успехах. Предположительно, объектом атаки Антоненко стал разведывательный Ju 88A-5 (W.Nr.882249) из немецкой морской авиагруппы K.Gr. 806, получивший «повреждения от огня противника» в 40%, но вернувшийся на базу.

11 истребителей 1-й эскадрильи перелетели на Ханко ещё 25 июня, а 3 июля туда же перебросили звено капитана Антоненко и лейтенантов Бринько и Кулашова. На следующий вечер Антоненко и Бринько вылетели на перехват пары финских «Чаек». Попавшие к врагу в качестве трофеев ходе советско-финской войны 1939–1940 гг., они состояли на вооружении отряда 3./LLv 6 и активно использовались в боях. По возвращении на базу советские летчики доложили, что сбили оба самолета, которые в оперсводке фигурировали как «Фоккеры», а в послевоенных публикациях как «Бульдоги». В действительности же оба неприятельских истребителя вернулись на свою базу без повреждений.

И-153 c серийным номером VH-19 из отряда 3./LLv 6. Этот самолет был трофеем уже «Войны-Продолжения» и, в отличие от более ранних «Чаек», тактического номера на вертикальное оперение не получил – по крайней мере, поначалу

И-153 c серийным номером VH-19 из отряда 3./LLv 6. Этот самолет был трофеем уже «Войны-Продолжения» и, в отличие от более ранних «Чаек», тактического номера на вертикальное оперение не получил – по крайней мере, поначалу

Следующим вечером в 20:25 оба лётчика снова поднялись на перехват идущего на небольшой высоте Ю-88 и совместной атакой сбили его, причем вылет от взлета до посадки занял всего 7 минут. Поверженный «Юнкерс» упал у острова Тальхомарне, и этот успех балтийцев подтверждается немецкими данными о потерях: разведчик Ju 88A-5 (W.Nr.886404) из эскадрильи 2./K.Gr. 806 был потерян в районе Ханко. Весь его экипаж – летчик унтер-офицер Мартин Гессе (Uffz. Martin Hesse), штурман унтер-офицер Антон Линке (Uffz. Anton Linke), радист унтер-офицер Макс Зиппель (Uffz. Max Sippel), стрелок ефрейтор Антон Ринне (Gefr. Anton Rinne) – погиб.

8 июля Антоненко и Бринько по какому-то заданию летали в Таллин, по прибытии туда доложив, что сбили над Финским заливом одиночный Ю-86. Для капитана Антоненко это была уже пятая победа с начала войны, которая, увы, данными противника не подтверждается.

И-153 из 4-й эскадрильи 13-го ИАП, полуостров Ханко, лето 1941 года. Самолет исходно нес однотонную окраску «алюминиевой» (серебристой) краской (AII Ал.) на всех поверхностях, а позже для лучшей маскировки на верхние и боковые поверхности был грубо нанесен слой защитной AII Защ

И-153 из 4-й эскадрильи 13-го ИАП, полуостров Ханко, лето 1941 года. Самолет исходно нес однотонную окраску «алюминиевой» (серебристой) краской (AII Ал.) на всех поверхностях, а позже для лучшей маскировки на верхние и боковые поверхности был грубо нанесен слой защитной AII Защ

Через несколько часов летчики вернулись обратно на Ханко и в ночь на 9 июля вылетели на патрулирование (из-за белых ночей в июне-июле можно было летать круглосуточно). Встретив такую же патрульную пару «Фоккеров» D.XXI, опознанных нашими летчиками как «ПЗЛ-24», в скоротечной атаке Антоненко сбил ведомого финна. Его ведущий ушел, даже не заметив атаки. Победа советских истребителей подтверждается финскими данными: «Фоккер» D.XXI с номером FR-147 из отряда 3./LLv 30 врезался в землю в районе Таалинтехдас, его летчик сотамиес (рядовой) Эско-Матти Ниемеля (stm. Esko Matti Niemelä) погиб.

Утром 10 июля Антоненко и Бринько были подняты на перехват двух финских «Чаек», и ведущий советской пары быстрой атакой сбил своего финского визави, которого снова опознал как «ПЗЛ». И-153 с номером VH-14 луутнантти Вейкко-Армас Каллио (luutn. Veikko Armas Kallio) из отряда 3./LLv 6 упал в лес на острове Хорсен, летчик погиб. Второй неприятельский биплан сумел оторваться от преследования.

И-153 (серийный номер VH-14) из 3-го отряда LLv 6, сбитый капитаном Антоненко 10 июля 1941 года над островом Хорсен. Летчик луутнантти Вейкко-Армас Каллио погиб. Примечательно, что Каллио участвовал в первом воздушном бою, проведенном Антоненко и Бринько после прибытия на Ханко. Самолет несет стандартный финский камуфляж образца 1940 года из зеленого Oliivin vihreä и черного Musta на верхних и боковых поверхностях, и светло-серого Vaalean harmaa на нижних. Стандартные опознавательные знаки и желтые элементы быстрого опознавания восточного фронта. Тактические номера на финских «Чайках» традиционно повторяли последнюю цифру серийного номера

И-153 (серийный номер VH-14) из 3-го отряда LLv 6, сбитый капитаном Антоненко 10 июля 1941 года над островом Хорсен. Летчик луутнантти Вейкко-Армас Каллио погиб. Примечательно, что Каллио участвовал в первом воздушном бою, проведенном Антоненко и Бринько после прибытия на Ханко. Самолет несет стандартный финский камуфляж образца 1940 года из зеленого Oliivin vihreä и черного Musta на верхних и боковых поверхностях, и светло-серого Vaalean harmaa на нижних. Стандартные опознавательные знаки и желтые элементы быстрого опознавания восточного фронта. Тактические номера на финских «Чайках» традиционно повторяли последнюю цифру серийного номера

14 июля вышел указ о присвоении капитану Антоненко и лейтенанту Бринько звания «Герой Советского Союза» – первым в авиации Балтфлота. До Ханко эта новость дошла в полдень следующего дня и была встречена с большим воодушевлением. Из-за празднования ханковская группировка И-16 на несколько часов была «выведена из строя» и только вечером возобновила полеты.

К сожалению, тот же вечер ознаменовался трагедией. В 22:45 возвращавшиеся из боевого вылета Антоненко и Бринько встретили идущую им навстречу пару «Чаек». Антоненко сближался с бипланами, пытаясь определить их принадлежность, но Бринько априори воспринял их как противника и пошел в лобовую на ведомый И-153. Разминувшись с ним, он развернулся и следующую атаку провел вдогон, а потом расстрелял выбросившегося с парашютом летчика. Не спасло парашютиста и то, что он опускался над советской территорией. После возвращения на аэродром Петр Бринько узнал, что сбил самолет 4-й эскадрильи своего же полка, летчик которого, командир звена лейтенант Иван Савельевич Козлов, погиб. Увы, но в боевых условиях такие ошибки не были редкостью, и никакого наказания для Бринько не последовало.

Пять часов спустя во время очередного боевого вылета Антоненко и Бринько сошлись в бою с парой «Брюстеров» из LLv 24. Групповой бой быстро разделился на поединки, и у финского ведомого вскоре сдали нервы. Он попытался выйти из боя пикированием, но Бринько немедленно за ним погнался и не заметил, как сам попал под удар ведущего, на хвосте которого «висел» Антоненко. Успешно прикрыв подчиненного, финн не стал больше рисковать и тоже вышел из боя. По итогам боя советская пара заявила два сбитых в группе Ме-109 (для Бринько они стали пятой и шестой победами), а финский ведущий луутнантти (старший лейтенант) Йоэль-Адиэль Савонен (luutn. Joel Adiel Savonen) – сбитый лично И-16. Победы были засчитаны, в действительности же все четыре самолета благополучно вернулись на свои базы.

Пара «Брюстеров» из отряда 1./LLv 24, с которыми Антоненко и Бринько вели бой 16 июля 1941 года

Пара «Брюстеров» из отряда 1./LLv 24, с которыми Антоненко и Бринько вели бой 16 июля 1941 года

20 июля капитану Антоненко засчитали сбитый «ФД-21», но информация об этой победе в отечественных документах противоречива, а финские источники потерю самолета не подтверждают.

Днём 23 июля оба лётчика летали на прикрытие девятки И-153, наносившей штурмовой удар по аэродрому в Турку. Воздушного противника не было, поэтому на обратном пути Антоненко и Бринько обстреляли стоянку немецких гидросамолетов в гавани Руиссало, отчитавшись об уничтожении двух поплавковых «Хе-60». На самом деле лётчики повредили He 114 из разведывательной эскадрильи 1./SAGr. 125 и He 59 из поисково-спасательной эскадрильи Seenotstaffel 9.

Тем же вечером пара «Чаек» вылетела на бомбежку гидроаэродрома в Руиссало, и их вновь прикрывала пара Антоненко и Бринько. Совместным ударом они, по советским данным, уничтожили целых пять «Хе-60», но по немецким сводкам ни один из гидросамолетов не был даже поврежден. «К шапочному разбору» подоспела четверка «Фоккеров» из группы LLv 30, немедленно устремившаяся в погоню. Капитан Антоненко, старший всей группы, сначала отвел самолеты от берега, чтобы не попасть под зенитный огонь, а потом повел всю четверку в лобовую атаку.

«Фоккер» D.XXI финского производства (серийный номер FR-148), который более года, с июня 1941 по июль 1942 гг., был персональным самолетом лейтенанта Мартти Калима (Martti Kalima) во время его службы в 3./LLv 30, 1./LLv 10 и снова в 3./LLv 30. Самолет также нес стандартный камуфляж и обозначения с желтым тактическим номером, характерным для 3-го отряда 30-й авиагруппы. На киле отметка о первой победе лётчика, одержанной им 6 июля 1941 года. В бою 23 июля он стал одновременно и единственным пострадавшим, вернувшись с несколькими пулевыми пробоинами, и главным победителем, одержав одну личную и одну групповую победы (позже переквалифицированные в две личные). Сам лётчик признавал только одну из них, добавив на киль самолета вторую «победную балку». Всего к концу войны капитан Калима одержал 10,5 подтвержденных побед

«Фоккер» D.XXI финского производства (серийный номер FR-148), который более года, с июня 1941 по июль 1942 гг., был персональным самолетом лейтенанта Мартти Калима (Martti Kalima) во время его службы в 3./LLv 30, 1./LLv 10 и снова в 3./LLv 30. Самолет также нес стандартный камуфляж и обозначения с желтым тактическим номером, характерным для 3-го отряда 30-й авиагруппы. На киле отметка о первой победе лётчика, одержанной им 6 июля 1941 года. В бою 23 июля он стал одновременно и единственным пострадавшим, вернувшись с несколькими пулевыми пробоинами, и главным победителем, одержав одну личную и одну групповую победы (позже переквалифицированные в две личные). Сам лётчик признавал только одну из них, добавив на киль самолета вторую «победную балку». Всего к концу войны капитан Калима одержал 10,5 подтвержденных побед

Бой был ожесточенным, но безрезультатным, если не считать пулевой пробоины в фюзеляже одной из «Чаек» и нескольких – в одном «Фоккере». Как водится, обе стороны «басурман не жалели», сражаясь будто в параллельных мирах. Советские лётчики отрапортовали, что вели бой с шестью «Спитфайрами», позднее претерпевшими обратное превращение в «ФД-21», и сбили пять из них. Первым победу одержал Бринько, за ним Антоненко и оба летчика И-153, а затем снова Бринько. Финны же посчитали, что сражались с пятью или семью И-16 и семью И-153, и сбили по одному истребителю каждого типа.

«За себя, за Антоненко и Козлова»

Ранним утром 25 июля стояла плохая погода, но истребители были нужны в воздухе, чтобы отогнать «Фоккеры», атакующие участвовавшие в десантно-диверсионной операции катера. На взлет пошла пятерка «Чаек» и одиночный И-16 капитана Антоненко. Противника советские лётчики обнаружить не смогли, а на посадке в 06:00 на аэродроме Тяктом капитан Антоненко не справился с управлением в сложных метеоусловиях и на четвертом развороте, потеряв скорость, свалился на крыло и врезался в землю…

Всего за 33 дня боевых действий лётчик совершил около 100 боевых вылетов, одержал пять побед лично и шесть в паре. С учетом предыдущих конфликтов его счет составил пять личных и девять групповых побед.

После гибели друга и командира Бринько сам стал ведущим. Остро переживая смерть Антоненко и Козлова, он заявил, что будет драться за троих. На рассвете 2 августа его пара вступила в бой с тройкой финских «Фоккеров» D.XXI из отряда 2./LLv 30. Атакованный советским асом финский лётчик попытался уйти крутым пикированием, но Бринько продолжал преследование, постоянно поливая финна огнем, и вскоре D.XXI потерял управление и упал в море в районе островов Ормсшер и Гуннарсэрэн. Два уцелевших финна поспешили выйти из боя. Жертвой Бринько в этот раз стал D.XXI с номером FR-126, его лётчик вянрикки (лейтенант) Юха-Ялмари Нюберг (vänr. Juha Jalmari Nyberg) погиб.

Финские летчики отряда 3./LLv 30 по тревоге бегут к своим «Фоккерам», лето 1941 года

Финские летчики отряда 3./LLv 30 по тревоге бегут к своим «Фоккерам», лето 1941 года

7 августа лейтенант Бринько поднялся на перехват одиночного Ju 88, бомбившего рейд Ханко. Он долго преследовал бомбардировщик и, по советским данным, сбил его уже около острова Даго. По докладу лётчика, «Юнкерс» вспыхнул, а его экипаж спасся на парашютах, но в немецких документах сведения о подходящих потерях не просматриваются.

21 августа Петр Бринько перегонял свой самолет в Таллин для ремонта. В тот самый момент, когда он произвел посадку, над аэродромом появился одиночный Ju 88. Заметив противника, Бринько немедленно пошел на взлет. Двигатель «Ишачка» недодавал мощности, но он догнал «Юнкерс» и выпустил по нему четыре реактивных снаряда, потом обстрелял из пушек и пулеметов. Разведчик упал, его экипаж воспользовался парашютами и был взят в плен. Согласно немецким данным, Ju 88A-4 (W.Nr.883513) из эскадрильи 1./K.Gr. 806 был потерян в районе Таллина. Его лётчик лейтенант Карл Хольд (Lt. Karl Hold) числится пропавшим без вести, а штурман ефрейтор Вилли Хартвиг (Gefr. Willi Hartwig), радист ефрейтор Отто Цавадиль (Gefr. Otto Zawadiel) и стрелок унтер-офицер Уве Хайнзен (Uffz. Uve Heinsen) – погибшими.

Бой происходил прямо на глазах командующего морской авиацией генерал-лейтенанта С.Ф. Жаворонкова, который прибыл в Таллин для организации налетов на Берлин. Победителя быстро представили ко второму ордену Красного Знамени и присвоили внеочередное звание «капитан». Истребитель аса быстро отремонтировали, но на Ханко он уже не вернулся, а был направлен на аэродром 5-го ИАП в Низино под Петергоф, где в то время базировалась и подразделения 13-го ИАП.

5 сентября пара Бринько была поднята на перехват приближающихся самолетов противника. Бой проходил не слишком удачно, и чтобы не допустить бомбежки Низино, балтийский ас пошел на таран, а затем благополучно посадил поврежденный истребитель на аэродроме. Его ведомому, который из этого боя не вернулся, тоже засчитали воздушную победу. Все атаковавшие Bf 110 из группы I./ZG 26 в тот день вернулись на базу. Два из них были подбиты, причем Bf 110D-3 (W.Nr. 4367) из эскадрильи 1./ZG 26, поврежденный на 80% по немецкой классификации, отправился в утиль. Сложно сказать, была ли это добыча Бринько – немцы считают, что причиной потери стал зенитный огонь.

Четыре дня спустя лётчик атаковал разведчик «Фокке-Вульф» Fw 189. «Рама» оказалась по-настоящему крепким орешком, и на аэродром лётчик вернулся на изрешеченном истребителе, но с докладом о победе, которую командование сразу же утвердило. В этот день в бою с советскими истребителями получил серьезные повреждения самолет из эскадрильи ближней разведки 4.(H)/31, но на него скорее могут претендовать армейские лётчики, а других подходящих немецких потерь не известно.

11 сентября вскоре после полудня Бринько вылетел «по-зрячему» и на глазах у постов ПВО сбил разведчик «Хеншель» Hs 126, предположительно, из эскадрильи 4.(H)/21.

Известный снимок: Петр Бринько традиционными для летчиков жестами рук показывает подробности воздушного боя

Известный снимок: Петр Бринько традиционными для летчиков жестами рук показывает подробности воздушного боя

14 сентября в 16:00 балтийский ас вылетел на уничтожение аэростата, висевшего в воздухе вблизи линии фронта в районе Красного Села и корректировавшего огонь дальнобойной артиллерии. Под сильным зенитным огнем он обстрелял «колбасу» и заставил её опуститься на землю, но и сам был ранен осколком зенитного снаряда, а его самолет был поврежден. Возвращаясь на свой аэродром, лётчик не заметил на пути высоковольтную линию и, зацепив провода, разбился в катастрофе.

Всего за 12 недель своей войны Петр Бринько совершил более сотни боевых вылетов и одержал восемь побед лично и шесть в паре. Также ему засчитали один сбитый аэростат наблюдения.

Авторы признательны Карлу-Фредрику Геусту и Андрею Дикову за материалы, использованные в работе над статьей

Художник Михаил Быков. Профили выполнены в едином масштабе

источник: https://warspot.ru/8634-tsveta-voennogo-neba-a-i-b-nad-tallinom-i-hanko

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare