Танкомир 26-27-28 (Часть 2.3) Эволюция Т-26

1
0

Лёгкий танк Т-26 благополучно исчерпал себя уже к 36-му году, что полностью нашло своё подтверждение в Испании. Танк показал там себя машиной недостаточно подвижной и слабо защищённой в условиях применения противником скорострельной противотанковой артиллерии.

Танкомир 26-27-28 (Часть 2.3) Эволюция Т-26

На рубеже 36-37 г.г. года были начаты работы по модернизации Т-26.

Поскольку любые улучшения этой машины неизбежно упирались в слабость её силового агрегата, из загашника извлекли то, что было заховано туда ещё несколько лет назад за неактуальностью.

А дело было так. СССР ведь купил в Англии в 31-ом году не только сам танк Т-26, но и проплатил загодя, информацию о любых улучшениях в его конструкции, которые придумает фирма «Виккерс» в ближайшие три года. И вот, в самом конце 1932-го года, «Виккерс» уведомляет СССР, что фирмой успешно модифицирован двигатель танка. Помимо просто улучшения его работы (а косяков и косячков у него имелось с избытком), была поднята мощность мотора аж до гарантированных 100 л.с. В подтверждение этого факта, фирма прислала описание тех самых изменений в конструкции двигателя с заверениями в надёжности его работы.

В РИ, наши двигателисты, посчитали, что и сами вполне справятся с аналогичной переделкой двигателя Т-26. Но, сперва, замахнувшись на мощность аж в 105 л. с. на деле, сумели выжать из опытного мотора лишь 98 л.с. Серийные же форсированные двигатели, оказались мало того, что мощностью только 96 л.с. но их надёжность хромала до такой степени, что пришлось приостановить выпуск танков и начать серьёзные разборки с соответствующим поиском вредителей и шпионов. А как же иначе, если танки, оснащённые этими двигателями, начали массово выходить из строя?

В итоге, мощность модифицированного мотора ограничили всего 92 л.с. (при фактической эксплуатационной мощности, как уверяет Свирин, всего в 75 л.с.) и этими моторами, постепенно заменили как все прежние 85-сильные, так и форсированные 96-сильные, первой, забракованной в итоге серии.

В АИ, сделка по 100-сильной английской версии состоялась, но вся, полученная в начале 1933 года документация была положена в тот самый долгий ящик.

Почему? Всё просто. Наша промышленность, несколько лет, мучительно сложно осваивала выпуск качественных 85-сильных моторов Т-26 и геморрой с переходом на его форсированную версии, ей явно был не ко времени.

Другое дело рубеж 36-37 г.г.! И вот, вместо неудачного, в общем и целом, вымучивания собственного форсированного чуда, двигательное подразделение 174-го завода просто начинает скурпулёзно, а потому вполне успешно, осваивать уже отработанную, английскую 100-сильную версию двигателя.

Вторая проблема – подвеска. Это оказалось проще. Чтоб усилить её далеко ходить не пришлось – просто взяли всё, что требовало усиления, от среднего танка Т-27 – благо тот подвеску имел той же конструкции, притом уже существенно усиленную.

Над агрегатной частью тоже поколдовали, чтоб получить небольшой прирост среднетехнической скорости. В итоге, получили возможность усилить бронезащиту без фатального снижения надёжности машины и других ТТХ. Причём если толщину бронеплит увеличили совсем чуть-чуть, и то не везде, то другими важными нововведениями стали цементованная броня и оптимизированные углы наклона бронедеталей. Башня конической формы, наклон верхнего лобового листа корпуса, нижнего листа, бортов подбашенной коробки в сочетании с цементованной бронёй несколько увеличенной толщины, в сумме, существенно повысили живучесть машины. Если прежде, Т-26 пробивался с любых дистанций и малокалиберными ПТП и даже ПТР калибром поболе трёхлинейного, то теперь, танк с лобовой проекции вполне мог выдержать обстрел из 37 мм ПТП с дистанций превышающих 500 м.

Танкомир 26-27-28 (Часть 2.3) Эволюция Т-26

Танкомир 26-27-28 (Часть 2.3) Эволюция Т-26

 Тем не менее, нашим, прошедшим Испанию танкистам, ТТХ этой модификации Т-26 показались уже не отвечающими требованиям времени. Ещё бы! Возвращаясь из Испании в СССР через Францию, им удалось узнать, что новые французские лёгкие пехотные и кавалерийские танки дружно оделись в броню, обеспечивающую практически абсолютную защиту от тех же малокалиберных противотанковых пушек! Причём вкруговую! Ощущать себя пушечным мясом с «голой задницей» (борта и корма и этой модификации Т-26 из крупнокалиберных ПТР и любых ПТП прошивались запросто), нашим парням категорически не хотелось, а учитывая, что таковыми теперь могли считаться большинство наших бравых танкистов, Павлов, ставший вдруг не только Героем Советского Союза, но и заместителем начальника АБТУ (а вскоре и его руководителем) решительно настоял на начале работ по созданию танков всех классов с гарантированной противоснарядной бронезащитой.

Возобновлённые работы по «осовремениванию» Т-26 вполне предсказуемо, год спустя, завершились полным фиаско. Танк себя окончательно исчерпал ещё во время предыдущей модернизации. Для существенного повышения ТТХ машины (бронезащиты прежде всего), требовались и новый двигатель, и новая подвеска, и новая трансмиссия.

Но, рук товарищи из КБ 174-го завода не опустили и в 1938-ом году приступили к разработке нового танка… но опять-таки по большей части на основе тех технологий и агрегатов, что имелись в серийном производстве в достаточном количестве.

Как и в РИ, работы над новым танком осложнялись и задерживались, поскольку ТТЗ регулярно менялось, то в сторону ужимания веса и стоимости, то напротив, в сторону резкого усиления всех ТТХ скопом. Последнее, после Испании, вроде логично, но и об интересах бюджета некие доброхоты тоже никогда не забывали – ведь лёгкий пехотный танк – как ни крути – самая массовая машина РККА.

В целом, танк всё-ж-таки получался. И получался довольно мощным и, к тому же, относительно не дорогим – относительно, только благодаря тому, что большая часть агрегатов и конструкций действительно была давно освоена в большой серии на предприятиях СССР.

Суть, концепция, довольно проста – создать современный лёгкий пехотный танк, используя агрегатную часть от среднего – маневренного, ужав и сократив всё до «прожиточного минимума».

В общем – обратный процесс! Если в 1932 году из лёгкого «раздували» средний, то теперь, средний «ужимали» до лёгкого!

Начали с подвески и двигателя. За отсутствием подходящего мотора, взяли давным-давно отработанный, серийный танковый М-6Т и до максимума облегчили, позаботившись о его экономичности и надёжности при минимальном объёме изменений в конструкции. Мощность в результате этой экзекуции не превышала 250 л. с. (обычные серийные М-6Т к тому времени выдавали уже 300 л. с.) чего посчитали вполне достаточным. Систему охлаждения, гусеницу, направляющее и ведущее колёса, как и поддерживающие ролики, так же позаимствовали с Т-27. Зато от Т-26 осталось переднее расположение трансмиссии.

Корпус представлял собой смесь Т-26 и Т-27 с новой верхней передней частью корпуса, в которой теперь не было ни посадочного, ни даже смотрового люка-пробки механика-водителя. Вне боевой обстановки, мехвод попадал на своё рабочее место через один из башенных люков и боевое отделение, а в бою, мог покинуть танк через люк-лаз в днище корпуса прямо под своим сиденьем. Для наблюдения за обстановкой, мехвод располагал тремя удобно расположенными перископами, из которых большой передний мог быть стабилизирован в вертикальной плоскости. Поскольку отделение управления имело для непосредственного наблюдения лишь одну узкую смотровую щель с триплексом, конструктора позаботились и о быстрой смене перископов, и о вентиляции отделения управления, и о возможности быстрой и безопасной очистки наружной части перископов и триплекса смотровой щели без выхода из машины.

Конструкцию подвески и кое что в агрегатной части «срисовали» у чехов, неудачно пытавшихся впарить нам свою «Шкоду-2» – подошли просто идеально (естественно только конструктивно, поскольку наша машина получалась потяжелее). Башню, поначалу без каких-либо изменений собирались позаимствовать опять-таки у среднего Т-27 обр.38 г.

Но, тут совершенно некстати, руководство АБТУ подняло вопрос об усилении вооружения. Догружать танк пулемётами было невозможно – для многочисленных ДТ не было ни места, ни стрелков. Крупнокалиберные пулемёты (да даже танковая версия ДС), как и 57мм пушка, лёгкому танку в то время не полагались. Сперва, планировали отделаться от заказчика, втиснув рядом с мехводом пулемётчика с ДТ – хоть и очень тесно, но кое как терпимо. Толку от курсового пулемёта в отделении управления всё равно почти никакого, но формально-то вооружение усилено!

Но тут, совершенно неожиданно, подоспели две вполне РИ новинки. Во-первых, более мощная 45 мм пушка. С удлинённым стволом и более мощным патроном. В РИ на переход не решились, а вот в АИ – почему бы и нет? Попаданцев у нас нет, и когда начнётся война – если начнётся вообще, никто не знает. А вот то, что старая «сорокапятка» уже явно сдаёт свои позиции – вполне очевидно на примере тех же французских танков.

Во-вторых, был разработан довольно удачный автомат заряжания для «сорокапятки» (Вообще, в РИ их изобретали аж дважды и каждый раз вполне успешно. Хотя, армию этот девайс не вдохновил. В полноценную автоматическую, пушка всё равно не превращалась, да и скорострельность 20К обр. 34 г. всех вполне устраивала). Действительно, стрелять очередями пушка даже с этим автоматом не могла (она была банально на это суперменство не рассчитана), зато функция самозаряжания обеспечивала не только существенный прирост скорострельности, но и, что важно не менее, частично разгружала командира в двухместной башне.  Вот и решили от бессмысленного пулемётчика в отделении управления отказаться и объединить эти две новинки в башне нового пехотного танка!

Причём в серийной двухместной башне среднего Т-27 обр. 38 г., увеличив её высоту, чтоб было удобно вставлять в приёмник 4-патронные обоймы, и немного удлинив кормовую нишу, заодно удалив из неё и боеприпасы, и рацию ради удобного обслуживания механизмов самозаряжания пушки. А под усиленный же боекомплект и рацию, использовали свободное пространство в отделении управления справа и слева от мехвода.

О танкистах в башне тоже позаботились особо. Учитывая повышенную скорострельность орудия, существенно улучшили вентиляцию. Наводчик получил возможность наводить спарку пушки и пулемёта, при помощи электромоторов точного наведения, не отрываясь от оптического прицела, а командира, в дополнение к перископическому прицелу, осчастливили персональной вращающейся панорамой. Теперь, он мог гораздо реже, чем прежде (ровно в четыре раза), отвлекаться на заряжание орудия и при помощи панорамы обозревать окрестности не хуже чем из командирской башенки.

Танкомир 26-27-28 (Часть 2.3) Эволюция Т-26

И всё вроде у нового танка было хорошо… кроме стоимости. На выходе получилось нечто промежуточное – уже не лёгкий танк, но ещё и не средний. Тем не менее, его создатели потирали руки в радостном предвкушении раздачи правительственных слонов – казалось, им удалось повторить немецкую концепцию и в дополнение к более мощному (и дорогому) Т-29, осчастливить РККА более дешёвым, компактным и технологически простым (опять-таки только по сравнению со средним Т-29) танком – прям как у фрицев Т-4 и Т-3!

Вот только возились с ним слишком долго (хотя никакой вины конструкторов в этом не было!) и содержал он слишком уж много дорогих и подчас несерийных технологических новинок.

Новый танк под индексом Т-31, был готов к серии только к концу 39-го года. Но, совместные испытания прототипа с немецким Т-3 привели к очередному пересмотру ТТЗ и отправке опытного образца на капитальную доработку («Шоб стал ничем не хуже чем у немцев! С командирской башенкой. Ещё усиленной бронезащитой. И при этом, бегал так же быстро!» В довесок –  не просто бегал, а на ставшей вдруг модной торсионной подвеске, и с экипажем башни в три богатыря! Но при этом всём – чтоб не потяжелел ни-ни!). Для, в принципе, удачного танка, это был почти что приговор.

В довершение всех бед, случилось непредвиденное (фактически, решающий гвоздь в крышку гроба Т-31) – двигатель М-6Т (а с ним и М-17Т) снимался с производства во всех своих модификациях – новым танкам нужны были мощные и экономичные дизеля (в т. ч. и для установки на танки старых модификаций)! Много и сразу – что полностью исключало параллельный выпуск. Вот только для «пехотного» танка подходящего дизеля в обозримом будущем не ожидалось. Нет, конечно, для Т-26 дизелёк тоже ни шатко, ни валко разрабатывали, но при проектной мощности не более 180 л.с. и перспективе доработки ещё в минимум год, он танкистам уже на фиг был не нужен. Поэтому, в 1940-ом году, перед лицом всех этих неразрешимых проблем, усиленных волной шухера по поводу крутых новинок панцерваффе, Павлов, Кулик и Тимошенко пришли к выводу, что сама концепция лёгкого пехотного танка себя изжила. Ставка окончательно была сделана на вполне удачный средний Т-29 обр. 40 г. которому теперь прочили роль общевойсковой машины.

А приунывшим создателям Т-31, тем не менее, вручили-таки вполне заслуженные ордена, премии и грамоты, лишь посетовав, что такой замечательный танчик они не сварганили году этак в 35-ом…

ТТХ АИ Т-26.

 

Т-26 мод.33г.

Т-26 мод.37г.

Т-31 мод.40г.

Масса (т)

9,2

10,5

14,5

Двигатель(л.с.)

85

100

250

Скорость (км/ч)

31,5

31

45

Запас хода

140

140

180

Броня:

Лоб корп.

Борт корп.

Башня

 

15

15

15

 

20

15

20

 

35

28

35

Вооружение:

Пушка

ДТ

 

45

1-3

 

45

1-2

 

45 самозар.

1-2

Экипаж

3

3

3

Танкомир 26-27-28 (Часть 2.3) Эволюция Т-26

Подписаться
Уведомить о
43 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare