Танк Пантера. Хотели как лучше, а получилось как всегда

14
0

Все мы знаем немецкий танк Пантера. Многие считают его лучшим средним танком (я предпочитаю использовать термин «линейный танк», так как в той роли, в которой использовалась Пантера, могут применяться танки очень разных весовых категорий), другие же наоборот, третьи вообще не считают его средним танком. Давайте разберемся, что это за танк, был ли он хорош, и куда его отнести.

Танк Пантера. Хотели как лучше, а получилось как всегда

Начнем с того, куда его отнести. Вы наверняка уже заметили, что я стараюсь не использовать термин «средний танк», так как этот термин не всегда значит одно и то же. Казалось бы, все ясно, легкие танки — это танки массой до 20 тонн, средние — от 20 до 40, а тяжелые — более 40. И с этой точки зрения Пантера — тяжелый танк. Однако здесь нас ждет сразу две проблемы: во-первых классификация танков по массе ничего не говорит нам об их назначении, а во-вторых, справедливо ли применять классификацию одной страны к танкам другой страны? Ведь у немцев танки могли классифицироваться не по массе, а по каким-то другим показателям. Некоторые пишут, что они классифицировались по калибру орудий, но подтверждений этому я не нашел. Что же с соотношением классификации по массе и назначения танка? Тут, вроде, все тоже логично, есть некие «обычные» танки, то есть основные танки танковых соединений, а есть танки усиления — особо мощные машины (есть и некоторые другие, но самые главные в данном случае эти две категории). В целом «обычные» танки чаще всего соотносятся со средними, а танки усиления — с тяжелыми, например в РККА нишу «обычных» танков занимали средние Т-34 и Шерманы, в Германии — средние Pz.III и Pz.IV, в США — опять же средние Шерманы. Танки усиления тоже более-менее попадают в категорию тяжелых танков — КВ, ИС, Тигр, Пантера. Ой, нет, Пантера же не танк усиления. Но ведь она же весит больше 40 тонн! Нестыковка… А Pz.III, будучи «обычным» танком, вполне мог весить как 22 тонны, так и 19,5 тонн, то есть формально был легким танком. А в некоторых дивизиях основным танком был вполне себе легкий Pz.38 массой около 10 тонн. Точно так же и с Пантерой, которая должна была заменить и Pz.III, и Pz.IV — это вполне себе «обычный» танк, просто по массе он вышел за пределы советской классификации. Должен ли он от этого стоять в одном ряду с Тигром? Конечно он очень сильно отличался от предыдущих танков по бронезащите и вооружению, потому для РККА эти два танка иногда стояли в одном ряду, но опять же, что это меняет в назначении танки? Ничего. Пантера — это «обычный» танк, по массе в советской классификации относящийся к тяжелым. Поэтому я использую термин «линейный танк», так как основной танк танковых батальонов танковых дивизий может быть как легким или средним, так и тяжелым.

  На этом фото неплохо видно, что отвесный 40 мм бортовой лист закрыт катками далеко не на большей части своей площади


На этом фото неплохо видно, что отвесный 40 мм бортовой лист закрыт катками далеко не на большей части своей площади

Разобравшись с тем, к какой категории относится танк Пантера, мы можем перейти к оценке его и всей связанной с ним ситуации в Панцерваффе. Коль скоро это был линейный танк, то и требования к нему должны были быть соответствующие — и если требования к вооружению, бронированию и тактической подвижности мы более-менее можем себе представить, и результаты в виде бронирования и вооружения Пантеры, а также мощности ее двигателя измеримы в миллиметрах/лошадиных силах, известны и, в общем-то, впечатляют, то с еще парой вещей мы знакомы меньше. Суть в том, что одним из важнейших параметров танка будет его надежность. Так как танки, вопреки распространенному мнению, намного больше ездят, чем воюют, они должны проезжать многие сотни километров без серьезных поломок. За одну глубокую операцию танки могут пройти 1000 км, а две-три, а то и шесть сотен — даже до вступления дивизии в бой. По некоторым данным, пробеги немецких танков к концу 1941-го года приближались к 10 000 км, а у некоторых и превышали этот показатель. И вот тут-то Пантера и подбросила немцам немало «сюрпризов».

Вероятнее всего причиной этому послужила спешка с постановкой нового танка в производство, а также некоторые ошибочные решения в проектировании. Спешка привела к тому, что в первые несколько месяцев производства новые танки совершенно невозможно было использовать, уже выпущенные постоянно доделывались и переделывались, ремонтировались, а потом переделывались вновь. И даже в июле 43-го, через пол года после начала производства, танки, уже поставленные в войска (примерно 200 штук), все еще были практически не боеспособны. Спешка в постановке в производство привела к такому большому количеству детских болезней, что я не удивлюсь, если окажется, что танки едва ли не чаще уходили в ремонт по причине поломок, чем по причине боевых повреждений. Как только танки начали применять в войсках, посыпались горы рекламаций и жалоб, в отзывах жаловались буквально на все. В целом детские болезни — это естественное положение вещей для новой техники, но на мой взгляд, при меньшей спешке и проведении большего количества испытаний, можно было бы избавить серийные танки (а значит и войска) от большей части этих проблем. Конечно нельзя сказать, что все детские болезни преследовали танк всю его карьеру, правильнее будет сказать, что они были в общем исправлены за первый год производства и к 1944-му году в войска пошли уже не такие плохие танки, какие были получены от промышленности в первой половине 1943-го. Однако кроме детских болезней у танков были еще и конструктивные недостатки.

 Использование танков в тяжелых условиях и с перегрузками дополнительно уменьшало и так не высокую надежность


Использование танков в тяжелых условиях и с перегрузками дополнительно уменьшало и так не высокую надежность

Среди важнейших я бы отметил проблемы с двигателем, проблемы с КПП и проблемы с бортовыми передачами. Проблемы с двигателем заключались в двух вещах: во-первых переполнение карбюраторов, которое так и не удалось побороть, приводило к пропускам вспышек, вследствие чего двигатель мог недобирать мощности, а также, вместе с протеканием масла из под прокладок на выпускной коллектор, это могло приводить к возгораниям двигателей (я не знаю точно, что приводило к этим возгораниям, это могло быть как масло из под прокладок, так и бензин из переполненного карбюратора). Несмотря на имевшуюся на Пантере автоматическую систему пожаротушения, иногда эти самовозгорания приводили к пожарам с потерей танка. Мне известно, что такие случаи наблюдались не только в 1943-м году, но и в начале 1944-го, однако нельзя сказать, что таким образом было потеряно очень уж много танков. Второй проблемой двигателя были поломки подшипников коленчатого вала, из-за которых наработка двигателя на отказ поначалу не доходила даже до 700 км. Это одна из тех проблем, с которой немцы смогли справиться, постепенно подняв наработку двигателя до 700 км, затем до 1000, и позже даже до 1500 км. Однако сделано это было как за счет увеличения количества подшипников, так и за счет уменьшения мощности двигателя путем уменьшения степени сжатия и установки ограничителя оборотов. Все это заметно уменьшило подвижность танка, так как мало того, что уменьшилась мощность, но был также уменьшен рабочий диапазон двигателя по верхнему пределу с 3000 до 2500 оборотов в минуту. Не будем забывать, что это сочеталось с пропуском вспышек, связанным с переполнением карбюратора. Ненадежность двигателя удалось побороть во многом за счет существенного уменьшения его мощности.

Проблемы с КПП заключались в том, что при активном движении по бездорожью в КПП отказывала одна из наиболее используемых в этом режиме передач — третья, из-за чего водителю приходилось переключаться со второй на четвертую, что приводило к более быстрому выходу из строя сцепления (главного фрикциона). Связано это было с конструктивным недостатком КПП. Я предполагаю, что особенно это было неприятно вместе с сокращением рабочего диапазона двигателя, что сокращало максимальную скорость, которую танк может достигать на второй передаче. Но полностью КПП из строя не выходила, двигаться на танке было можно.

  Собрать в одном месте кулак из 200 Пантер, как на Курской дуге, удавалось нечасто. Чаще их количество не доходило до одного батальона (71 — 96 машин), а зимой - весной 44-го нередко в атаку шло одновременно только 10 — 20 Пантер (одна рота)


Собрать в одном месте кулак из 200 Пантер, как на Курской дуге, удавалось нечасто. Чаще их количество не доходило до одного батальона (71 — 96 машин), а зимой — весной 44-го нередко в атаку шло одновременно только 10 — 20 Пантер (одна рота)

Наиболее же серьезной, и, по имеющимся у меня данным, так и не решенной проблемой, были бортовые передачи. Отчеты о танке пестрят различными указаниями на эту проблему, среди которых, например, отмечалось вытекание смазки и срезание зубьев шестерен. Это приводило к поломке бортовой передачи и потере танком возможности двигаться. Данные о наработке этого узла на отказ очень разнятся, но я встречал указания о 300 км, и даже (!) 150 км. Помимо этого также встречал описание своей службы членом экипажа БРЭМ Бергепантера (ремонтная машина), который заявлял, что все свободное пространство они заполняли бортовыми передачами, так как им часто приходилось менять этот узел на обслуживаемых ими танках. Данные об этой проблеме встречаются и летом 1944-го в докладе Гудериана Гитлеру, и даже в послевоенных материалах по использованию танков Пантера в армии Франции.

К чему же это приводит? К тому, что танковые батальоны, оснащенные Пантерами, становятся неспособными к маневренным действиям. Если движение танков приводит к их массовому выходу из строя, то быстрая концентрация сил для нанесения контрударов в оборонительных сражениях становится невозможной. Есть ли смысл в высоких боевых характеристиках танков, если в бой их идет не батальон, а рота, если эти танки десятками захватываются в расположении ремонтных частей или просто бросаются по дороге? Конечно же неправильно будет думать, что Пантеры вообще все выходили из строя и в боях не участвовали, нет, участвовали, и довольно активно, особенно когда в бой вступали свежие танковые дивизии, оснащенные новыми танками, или если сражение не подразумевало большое количество перемещений. Если же следовал каскад наступательных операций Красной армии, и дивизии с Пантерами приходилось перебрасывать между армиями то туда, то сюда, как пожарную команду, танки начинали выходить из строя, после чего дивизии теряли ударную силу и их способность влиять на положение на фронте уменьшалась, следовало отступление, и неисправные танки опять бросались.

Но не только низкая боеготовность батальонов Пантер была проблемой для Панцерваффе. Не меньшей проблемой было еще и малое их количество. Нет, конечно в итоге в 1944-м году немцы стали производить Пантер даже больше, чем четверок, но произошло это в том числе и за счет снижения производства четверок. Но важнее даже другое — до 1944-го года был 1943-й, в котором с определенного момента уже не производились тройки, а сменившие их на некоторых заводах Пантеры сильно отставали по уровню месячного производства. Только к концу 1943-го удалось достичь уровня производства троек середины 42-го. В итоге осенью 1943-го некоторые немецкие танковые дивизии вместо батальона троек и батальона четверок, или батальона четверок и батальона Пантер, имели только батальон четверок, те же счастливчики, кто получил батальон Пантер, столкнулись с детскими болезнями и постоянными поломками, в силу чего численность батальона Пантер могла довольно быстро сократиться до роты. И если при отражении танковой атаки рота Пантер может стоить батальона троек, то вот при действиях в атаке/контратаке у меня в этом большие сомнения, а ведь далеко не все дивизии быстро получили батальон Пантер. Ударная сила танкового кулака Вермахта в 1943-м году, на мой взгляд, сильно сократилась.

  Обратите внимание, насколько меньше у этого танка просвет отвесного борта — танк сгорел от попаданий снарядов, из-за высокой температуры торсионы подвески ослабли и перестали держать корпус танка, часть попаданий может быть теперь скрыта катками


Обратите внимание, насколько меньше у этого танка просвет отвесного борта — танк сгорел от попаданий снарядов, из-за высокой температуры торсионы подвески ослабли и перестали держать корпус танка, часть попаданий может быть теперь скрыта катками

Почему же так важно количество техники? Больше танков — это больше глаз командиров, наблюдающих за полем боя и выискивающих цели. Больше танков — это больше танковых орудий и пулеметов, подавляющих оборону и уничтожающих цели. Наконец больше танков — это насыщение противотанковой обороны противника, которая становится неспособной за свою недолгую в танковой атаке жизнь нанести серьезный ущерб атакующим танкам. В некоторых случаях можно возместить количество качеством техники, как это иногда работало с Тигром, но у Пантеры совершенно не тот уровень броневой защиты. Противотанковая оборона старается вести фланговый огонь, по бортовой броне танков (причем нередко даже если может пробивать лобовую броню), а здесь разница у Пантеры с тройкой не так велика, Пантера поражается даже обычной 45-мм пушкой, пусть и менее эффективно, чем более старые модели танков. С учетом того, что к моменту появления Пантер, в РККА уже массово использовались 76-мм пушки, 45-мм пушка выпускалась с увеличенной длиной ствола и начальной скоростью снаряда, а для полковых 76-мм орудий был введен кумулятивный снаряд, ожидать сравнимых с Тигром успехов от Пантеры было бы несколько опрометчиво, если мы говорим именно о действиях танков в атаках и контратаках.

В итоге получилось, что в разгар войны, когда немцам так нужны были танки (понятно, что им нужны были не только танки, но сейчас речь о них), они эти танки не получили, а те, которые получили, было крайне трудно применять. Спешка с постановкой машин в производство привела к ошибкам в проектировании и огромному количеству проблем с танками в 1943-м году. Часть проблем не была решена и в 1944-м. Это не говоря еще о том, что новые танки весили вдвое больше, и даже простая эвакуация сломавшегося танка вставала в проблему, а из-за недостатка танков все силы были брошены на выпуск новых, что, например, вылилось в недостаточное производство запчастей.

  Pz.III ausf.N с короткоствольной 75-мм пушкой. Не самый сильный танк, но надежный, простой, хорошо известный в войсках, а по огневой мощи против небронированных целей едва ли не лучше Пантеры, так как у него немного больше взрывчатки в снаряде и теоретически выше скорострельность пушки из-за более легкого и короткого выстрела (патрона)


Pz.III ausf.N с короткоствольной 75-мм пушкой. Не самый сильный танк, но надежный, простой, хорошо известный в войсках, а по огневой мощи против небронированных целей едва ли не лучше Пантеры, так как у него немного больше взрывчатки в снаряде и теоретически выше скорострельность пушки из-за более легкого и короткого выстрела (патрона)

Но раз ты такой умный, скажет читатель, может быть ты знаешь, что нужно было делать? Я бы не хотел считать себя умнее немецких военных и инженеров, и будучи на 100% уверен, что у каждого решения есть свои причины, я не могу говорить, что знаю лучше. Но какую-то альтернативу все же рискну предложить на суд читателей. Я считаю, что немцам нужно было чуть меньше торопиться, и провести дополнительные испытания танков. Может быть потратить еще пол года на доведение Пантеры до ума без спешки и запуск ее в производство. Не думаю, что это позволило бы им выиграть войну (и не особо за это ратую), но проблем у них, я думаю, стало бы меньше. Что же делать, пока Пантера проходит дополнительные испытания? Одновременно с реально имевшим место ростом производства четверок, можно было часть заводов, производивших тройки, перевести на производство штурмовых орудий на их базе (что, насколько я знаю, и было сделано), а на оставшихся заводах производить тройки с короткоствольным 75-мм орудием. Это бы заметно увеличило эффективность действий немецких дивизий в атаке, так как в них бы возросло как количество танков в целом, так и доля танков с 75-мм пушками (в сравнении с предыдущим вариантом тройки с 50-мм пушкой). При этом не стоит думать, что короткоствольные 75-мм пушки не способны бороться с танками — имеющийся у них кумулятивный снаряд вполне позволяет это делать, пусть и менее эффективно, чем более мощные орудия. Такое решение увеличивало бы количество танков в батальоне, долю исправных танков, возможности дивизии по оперативным переброскам, а также разгрузило бы ремонтные части. Если мои предположения верны, то остается только порадоваться, что немцы так не сделали.

Однако было так, как было. И танк Пантера, по моему мнению, хороший пример того, как мощный, казалось бы, танк для своей роли оказался плохим, а выбранный период и путь для смены модели в производстве — ошибочным. Не все определяется орудием и броней, надежность и количество боевой техники — не менее важный показатель.

Автор — Виталий Илинич

Источник — https://vk.com/@logicofwar-hoteli-kak-luchshe

Подписаться
Уведомить о
14 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare