6
-1

Наш бывший коллега, к сожалению, не помню его ника, на Яндекс Дзене выложил пост, посвящённый нашему танку Т-24, который я и представляю вашему вниманию.

В конце 20-х — начале 30-х годов, когда отечественное танкостроение только формировалось, вырабатывались его концепции, готовились кадры, появился целый ряд оригинальных конструкций, от танкетки Т-17 до среднего «танка Гротте». В их числе находился и Т-24 — первый отечественный средний танк. На новых машинах оценивались оптимальные соотношения таких параметров, как бронирование, вооружение, скорость, проходимость маневренность и другие. Опробовались различные виды силовых передач, подвесок, гусеничных траков, отрабатывались схемы размещения и варианты установок вооружения. Буквально все делалось впервые. Естественно, что на этом этапе получить совершенные конструкции было крайне сложно, а скорее — просто невозможно. Неудивительно, что для первых отечественных танков характерными являлись такие недостатки, как ненадежная работа моторно-трансмиссионной группы, частое спадание гусениц, плохие проходимости и управляемость. В итоге в крупносерийном производстве состоял только Т-18, и нельзя сказать, что эти машины, особенно первых промышленных серий, вызывали у танкистов восторг.

Т-24 - нераскрытый потенциал

Техническое задание на проектирование и изготовление «маневренного» танка было выдано 17 ноября 1927 года Орудийно-арсенальному тресту с тем условием, что в период постройки машины на Государственном Харьковском паровозостроительном заводе (ГХПЗ) конструкторское бюро ОАТ окажет последнему техническую помощь. Танковое КБ было создано на ГХПЗ только в октябре 1927 года и, разумеется, не имело еще никакого опыта по конструированию танков (как, впрочем, и весь завод, занимавшийся производством локомотивов и гусеничных тракторов «Коммунар»).

Это и предопределило разделение труда между ГХПЗ и ОАТ: в Харькове разрабатывались трансмиссия и ходовая часть, в Москве — корпус и башня. Надо сказать, что ОАТ довольно прохладно отнесся к проектированию Т-12 (такой индекс получил «маневренный» танк) и постарался основную часть задания переложить на плечи харьковских конструкторов. Более полугода в Москве под руководством представителей ОАТ главного конструктора С. Шукалова и ведущего конструктора О. Иванова трудились их коллеги с ГХПЗ (они разрабатывали детали корпуса и башни, рабочие места членов экипажа, установку вооружения, смотровые приборы и т. д.). В работах по Т-12, проводившихся в Харькове, принимал участие представитель ОАТ военный инженер Н. М. Тоскин. С октября 1928 года к созданию этой машины подключился двадцатитрехлетний техник-чертежник Александр Морозов — в будущем руководитель танкового бюро ГХПЗ, выдающийся конструктор, дважды Герой Социалистического Труда.

Изначально Т-12 создавался под 45-мм длинноствольную пушку или 57-мм гаубицу и 3-х установок спаренных пулеметов системы Федорова. Все его вооружение размещалось двухъярусно в башнях — главной и независимо вращающейся малой пулеметной. Серьезный недостаток такого размещения вооружения заключался в том, что вращение главной башни неизбежно сбивало наводку малой. Кроме того, многоярусность влекла за собой увеличение высоты танка до 3 м, что делало его очень заметным и трудно маскируемым.

Чистая масса танка составила 14 280 кг. В боевом положении, то есть с экипажем 4 человека, боекомплектом (100 снарядов к пушке и 4000 патронов к пулеметам), горючим и т. п., удельное давление при погружении гусеничных цепей на 100 мм в мягкий грунт составляло 0,45 кг/см2. Для танка предусматривался восьмицилиндровый авиационный двигатель «Испано», мощностью до 200 л.с. при 1500 об/мин. При этом учитывалась возможность его замены на 180-сильный (при 1800 об/мин) специализированный двигатель. В ходовой части применили весьма удачный механизм натяжения гусениц. Максимальная скорость танка равнялась 26 км/ч, причем планетарная коробка передач позволяла изменять режим движения на 15, 7 и 2,7 км/ч, сохраняя возможность реверса на всех скоростях. Новинкой стал и ленточный плавающий тормоз профессора В. И. Заславского. Вертикальная бронировка выполнялась из 22-мм брони, горизонтальная — из 12-мм. Механизм поворота главной башни имел механический привод, наведение на цель пулеметной башни осуществлялось с помощью спинного упора. Т-12, как и его предшественник Т-18, оборудовался «хвостом» — он увеличивал длину машины на 690 мм и позволял переезжать через окоп шириной до 2,65 м. Наибольший преодолеваемый угол подъема составлял 40°.

11 июля 1930 года на испытания танка прибыл наркомвоенмор тов. Ворошилов, начальник УММ тов. Халепский и нач. техуправления УММ тов. Бокис. Танк на испытаниях вел себя достойно. На твердом грунте он легко достигал скорости 26 км/ч, преодолевал окопы шириной до 2 м. На эти испытания танк вышел с пулеметом Кольта в шаровой установке Шпагина (отечественный ДТ еще не был готов). При стрельбе из пулемета отмечалась хорошая меткость (60% пуль попало в цель). Однако были отмечены и недостатки: слетала гусеница, после 20 переключений коробка передач сбрасывала скорость, а после расходования 90 литров бензина он почему-то прекращал поступать к двигателю, хотя в баках еще оставалось примерно 130 литров. Но в целом танк признали соответствующим требованиям и рекомендован для принятия на вооружение с учетом устранения выявленных недостатков. Одновременно артиллеристы провели экспериментальный обстрел 22-мм и 18-мм бронеплит и дали заключение о стойкости брони. Акты испытаний подписали главный инженер завода С. Н. Махонин и начальник КБ И. Н. Алексенко.

По их результатам заводское КБ ГХПЗ приняло самое активное участие в доводке машины, выполнив, по существу, капитальную модернизацию исходного образца, получившего в итоге новое обозначение Т-24.

Боевая масса Т-24 составила 18,5 тонн, при этом толщина брони была 20 мм для вертикальных плит и 8,5 мм для горизонтальных, что обеспечивало защищенность от огня крупнокалиберных пулеметов на всех дистанциях. Главной башне придали цилиндрическую форму, в крыше малой появился люк с откидной крышкой. На Т-24 применили более мощный 300-сильный авиамотор М-6 отечественного производства. Ходовая часть была унифицирована с артиллерийским тягачом «Коминтерн». Силовая передача включала дисковый главный фрикцион, планетарную коробку передач, двойной дифференциал в качестве механизма поворота и простые бортовые передачи. В целом трансмиссия по конструкции агрегатов находилась на весьма высоком уровне. 27 марта 1930 года в Управлении механизации и моторизации РККА состоялось совещание по вопросу изготовления установочной серии Т-24 в количестве 15 единиц.

Первые три Т-24 были изготовлены к концу июля 1930 года, и один из них был отправлен на сравнительные испытания с Т-12. Первый день испытаний (24 июля 1930 года) не принес никаких неожиданностей, но и восторгов тоже. Танк вел себя почти так же как и Т-12. Серийным производством Т-24 должны были заниматься ХПЗ и ЧТЗ. На 1930/31 год был запланирован выпуск 200 машин, но как было модно в те годы, руководством ГУВП были приняты встречные обязательства и план вырос до 300. Произвели же их много меньше — 28 шасси, 25 бронекорпусов и 26 башен, из них удалось собрать и принять госприемкой 24 танка.

Почему так мало? Принято считать, что танк обладал рядом серьезных недостатков, помешавших его массовому производству, однако истина лежит, видимо, в иной плоскости. Ведь не помешала такая же масса недоработок серийному выпуску МС-1, и т.д., почему же здесь обстояло иначе?

В конце ноября 1929 года, в связи с отставанием отечественной промышленности в разработке конструкций образцов всех типов танков, отвечающих принятой в то время системе вооружения, председателем Реввоенсовета К. Е. Ворошиловым был сделан доклад в Совете Труда и Обороны. На основании этого доклада 5 декабря комиссией под руководством зам. председателя СНК Г. К. Орджоникидзе было принято решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения и получения технической помощи по их производству. 30 декабря 1929 года комиссия во главе с начальником Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепским убыла за границу, посетить Германию, Чехословакию, Францию, США и Англию.

В фондах РГВА найдена переписка т.т. Халепского, Заславского и Ворошилова (ноябрь 1930 — февраль 1932 гг.), из которой можно понять, что глава УММ был очарован «танком ГРОТТО» (так И.Халепский именовал экспериментальный средний танк конструкции немецкого инженера Э. Гроте) и всячески восхвалял его. В частности он отмечал лучшие вооружение, плавность хода, легкость в управлении, обзор и даже … простоту изготовления этого танка по сравнению не только с Т-12/Т-24, но и с танками «…американца Кристи, которые я видел в прошлом году в Америке». При этом тов. Заславский, отвечавший за Т-24, сетовал Ворошилову на малое внимание к освоению серийного выпуска изделия ГХПЗ. А тов. Ворошилов, отвечая Заславскому, чтобы тот обходился собственными силами, интересовался у Халепского: «… когда же новый и необходимый танк (Гроте) наконец появится в частях Красной армии?»

Это продолжалось практически целый год. Завод сидел без финансирования и материалов, а начальство ждало окончания испытаний танка Гроте, потом изучало и обобщало их результаты и т.д. В конце 1930 года в Англии побывал начальник КБ №3 Всесоюзного Орудийно-Арсенального объединения (ВОАО) С. А. Гинзбург, который на фирме «Виккерс» в разговоре с английскими конструкторами узнал о новом английском 16-тонном танке А6 (Mk-III). В ходе беседы с ними он уточнил его основные технические характеристики и конструктивные особенности компоновки. Приехав в СССР, С. А. Гинзбург представил подробный отчет о конструкции новой машины, которая заинтересовала командование РККА, тем более, что английский танк наиболее полно отвечал требованиям принятой «Системы Танко-Тракторо-Авто-Броне-Вооружения РККА» и по своим боевым характеристикам и конструкции выгодно отличался от танка ТГ. По результатам испытаний танк «ТГ» принят на вооружение не был, а мощности ХПЗ уже были заняты новым заказом — освоением того самого танка Кристи, который незадолго до того был отвергнут Халепским.

Согласовав ряд вопросов, СССР закупил у Дж.У.Кристи в США, два усовершенствованных опытных образца шасси танка, именуемого автором М.1930 (Модель 1930 года). Здесь хотелось бы подчеркнуть, что вопреки многим публикациям, были закуплены не танки целиком, но их шасси. Основной причиной покупки танка «Кристи» М.1930 послужило, прежде всего, предоставление фирмой технической помощи, передача всех производственных чертежей и технологического процесса производства танка. Дж. У.Кристи выразил также готовность прибыть в СССР сроком на два месяца для консультаций и организации производства. Кроме того, фирма предоставляла возможность нашему инженеру работать на заводе в Рауэй (США). Техническая помощь не распространялась лишь на двигатели «Либерти», так как они под маркой «М-5» уже производились в СССР по лицензии.

Т-24 - нераскрытый потенциал

При первом же внешнем осмотре полученных образцов, было выявлено множество недостатков, таких, как отсутствие в дверцах люка водителя смотровых щелей, а также невозможность доступа к основным агрегатам силовой установки и трансмиссии без разборки крыши МТО. Во время ходовых испытаний недоработанная Уолтером Кристи конструкция сразу же дала о себе знать. Так, уже на второй день ходовых испытаний, 17 мая, во время поворота на травяном грунте сломался кронштейн правого ленивца (см. фото). Два последующих дня ушли на ремонт танка. Но сварки хватило лишь на 500 м движения на гусеницах. 23 мая после второй поломки правого кронштейна танк вновь был отправлен в ремонт, на который ушло еще трое суток. По результатам испытаний был составлен подробный отчет на 15 листах. В нем, в частности, отмечалось, что танк не прошел полных испытаний из-за поломки кронштейна ленивца. …Танк Кристи в том виде, в котором он был представлен на испытаниях, является исключительно интересной машиной с универсальным движением, требует как боевая машина большой разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений». Танк Кристи стал основой для разработки танков серии «БТ»(быстроходный танк), а затем уже для Т-34 и многих послевоенных моделей Советских средних танков.

28 мая 1929 года советская миссия закупок вооружения, подписала с фирмой Виккерс в Англии контракт на покупку лицензии на английский легкий танк «Виккерс E» и поставку 15 машин в двухбашенном варианте. Первый танк должен был быть поставлен советской стороне 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931 года. 13 февраля 1931 года РВС СССР постановил принять на вооружение Красной Армии танк Vickers Е под обозначением Т-26 (в те годы этот танк также называли «истребитель малой мощности») и рекомендовал начать серийный выпуск этой машины. Заказ разместили на заводе «Большевик» в Ленинграде. Первые серийные Т-26 были двухбашенными и по конструкции практически не отличались от английских прототипов. Первые машины попали в части осенью 1931 года и участвовали в параде на Красной Площади 7 ноября. Т-26 стал «рабочей лошадкой» танковых войск РККА, а на базе шасси этого танка появилась большая гамма различной бронетехники. Этот танк стал, как выразился ныне уже покойный писатель, историк полковник В.Д.Мостовенко, «проклятьем советских танкистов» — танк выпускался в огромных количествах, несмотря на тонкую броню и слабый двигатель. В 1931-1941 годах появилось 23 модификации данного танка и три модификации двигателя, причем, несмотря на все доработки, мощность мотора возросла с 90 л.с. всего лишь до 97 л.с. Главным проектировщиком и создателем большинства модификаций, ответственным за модернизацию танка, был инженер С. А. Гинзбург — главный конструктор и начальник КБ ОКМО (Завода №185) в Ленинграде. Танки сталкивались с серьезными трудностями при движении по заболоченной местности. Броня Т-26 была очень тонкой и легко пробивалась противотанковыми снарядами. Большое количество повреждений среди Т-26 объясняется не только слабой подготовкой механиков-водителей, но также из-за технологических причин и не слишком высокого качества бронетехники (чаще всего из строя выходил главный фрикцион и коробка передач).

Создание мощного среднего танка, как альтернативы маневренному Т-24, началось в 1930 году под руководством немецкого инженера Эдварда Гроте, который прибыл в СССР по приглашению членов комиссии, посетившей Германию в конце 1929 — начале 1930 гг. По прибытии в СССР Э.Гроте приступил к работе в конструкторском бюро авиамоторного отдела АВО-5 завода «Большевик», на котором в том же 1930 году было организовано изготовление опытного образца танка ТГ (Танк Гроте). Мощный средний танк ТГ должен был иметь следующие тактико-технические характеристики (ТТХ): боевая масса 20 т, максимальная скорость движения 40 км/ч, средняя скорость — 25 км/ч, броня 15, 20 и 30 мм, вооружение: 1 — 76-мм пушка, 1 — 37-мм пушка, 4-5 пулеметов, двигатель воздушного охлаждения мощностью 240 л.с. (176,5 кВт). С 27 июня по 1 октября 1931 года танк ТГ прошел ходовые испытания, во время которых показал низкую надежность работы трансмиссии, ходовой части и приводов управления. По результатам испытаний в октябре 1931 года была создана специальная комиссия в составе представителей УММ и ВОАО для более детального изучения танка ТГ. По завершении своей работы комиссия приняла решение считать танк чисто экспериментальной машиной, на которой должны быть испытаны все новейшие узлы и механизмы. Все выявленные в ходе испытаний недостатки должны были быть устранены, однако, несмотря на устранение выявленных недостатков, танк не будет принят для серийного производства. Дальнейшие работы над танком ТГ были прекращены, кроме того, было принято решение отказаться от услуг Э.Гроте.

Танк Т-24 сняли с производства почти сразу, так как при его эксплуатации в войсках вскрылись его технические и эксплуатационные недостатки, хотя это были обычные «детские болезни» новой техники которые устранялись в рабочем порядке. Кроме того, форма корпуса Т-24 позволяла в дальнейшем усилить бронирование, установить более вместительную башню с 76,2мм орудием и мощный дизельный двигатель. При желании руководителей и достаточном финансировании, СССР уже в начале 30-х годов мог получить массовый средний танк, способный и в 41-м на равных бороться с Немецкими T-III и T-IV.

В войсках Т-24 использовались первоначально в качестве танков усиления, но вскоре их перевели в разряд учебных машин. 2 марта 1938 года по распоряжению наркома вооружений 700 шт. Т-18 и 22 танка Т-24 должны были быть переданы в распоряжение УРов округов. Там предписывалось использовать машины, не подлежащие ремонту, для создания неподвижных огневых точек. Для вооружения новоявленных ДОТов рекомендовались пулеметная спарка ДА-2, два пулемета ДТ или 45-мм танковое орудие обр. 1932 г. Там они и встретили огнём нападение Германии 22 июня 1941 г.

К сожалению в очередной раз преобладало несомненно ошибочное мнение о том, что иностранные разработки лучше отечественных. Непомерное раболепие и пресмыкание перед Западом вдалбливаемые Русским в течении последних трехсот лет, неоднократно приводило к торможению технического прогресса в России и вынуждало плестись в хвосте у передовых стран, вместо того, что-бы идти своим путём, как это произошло после установления «железного занавеса» во времена «холодной войны».

Тем не менее, танк Т-24 сыграл значительную роль в истории отечественного танкостроения и послужил технической базой для создания Среднего многобашенного танка Т-28, наряду со своим тяжелым «собратом» Т-35, ставшего символом мощи Рабоче-Крестьянской Красной Армии в предвоенные годы.

Элементы маневренного (среднего) танка Т-24 так-же широко использовались при разработке армейского артиллерийского тягача «Коминтерн» с дизельным двигателем, мощностью 131 л.с., принятого на вооружение 1934 году. Вопреки неудачной судьбе своего прародителя, трактор оказался весьма удачным и был запущен в массовое производство. Разумеется «Коминтерн» унаследовал некоторые недостатки Т-24, но часть из них была устранена, другие же, будучи неприемлемы для танка, оказались менее существенны для трактора. Он широко применялся для транспортировки всех типов полевой и гаубичной артиллерии, включая 18-тонные 203-мм гаубицы Б-4. Всего за период с 1934 по 1940 гг. было изготовлено и поступило в войска около 1800 арттягачей «Коминтерн».

Первые проекты, первые танки и попытка их производства позволили получить изначальный опыт, без которого было бы немыслимо создание мощной танковой промышленности в СССР.

Источник — https://zen.yandex.ru/media/russianengineering/t24-neraskrytyi-potencial-5d4f00c4d5135c00aea0a70e

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare