Т-111. Карьера крутой русской «трёшки»

1
0

(Посвящается памяти уважаемого Михаила Николаевича Свирина).

Принято считать, что решающим толчком к началу работ в СССР над танками с противоснарядным бронированием стала гражданская война в Испании. Именно там ряды наших «тонкокожих» Т-26 и БТ успешно прорежали малокалиберные скорострельные противотанковые орудия франкистов. Этот печальный опыт, с которым вернулись наши танкисты-интернационалисты, нашёл своё отражение в большой серии специальных совещаний, проведённых по инициативе Д. Павлова – не только получившего звание Герой Советского Союза за успешное командование в Испании интернациональной танковой бригадой, но и занявшего пост сперва заместителя, а потом и начальника АБТУ РККА.

Т-111. Карьера крутой русской "трёшки"

Но, это не совсем так. На самом деле, работы над таким танком были начаты ещё в 1936-ом. И инициатором их выступил Семён Гинзбург, руководивший КБ завода им. Ворошилова в котором создавался новый общевойсковой колёсно-гусеничный танк Т-46 (ведущий конструктор Симский).

Т-111. Карьера крутой русской "трёшки"

Танк успешно разработали, он блестяще выдержал все испытания, был официально принят на вооружение и на свет даже успели появиться 4 первые серийные машины. Но, стать основой танкового парка РККА, заменив исчерпавшие свой модернизационный ресурс Т-26 и БТ, новенькому колёсно-гусеничному Т-46 было не суждено.

Танк не имел ощутимых преимуществ ни по вооружению, ни по бронезащите над Т-26 и БТ, а по стоимости догнал средний Т-28. Понятно, что смысла в таком новом «едином» танке не было никакого и в начале 37-го Т-46 похоронили. Тихо и без помпы настолько, что сейчас мало кто о нём помнит, находясь в уверенности, что у «глупого» командования РККА ни разу не возникало идеи в 30-е годы заменить устаревшие Т-26 и БТ современным танком. И идея эта была, и её реализация в виде Т-46 тоже. Но, увы. Ставка на подвижность оказалась проигрышной – не стоящей запрашиваемой цены. К тому же, она оказалась устаревшей концептуально. Танк не пришёлся ко двору, а за напрасно потраченные на разработку народные денежки кому-то следовало ответить по всей строгости…

На мой взгляд, поскольку Т-46 соответствовал всем требованиям, помимо цены, брони (гомогенная вместо цементованной) и артвооружения (трёхдюймовую ПС-3 так в серию и не запустили, из-за чего Т-46 вооружался всё той же «сорокапяткой»)  – спрашивать надо было сугубо с заказчика в лице Тухачевского. Но, виноватых в те времена искали по всем направлениям скопом, чтоб никто не чувствовал себя обойдённым вниманием «старшего брата» исповедовавшего принцип «уж лучше перебдеть чем недобдеть». Именно поэтому умничка Гинзбург, наверное, пятой точкой ощущая приближение провала (в коем он-то уж точно виноват не был), ещё в 36-ом подсуетился с той самой знаменитой «справкой» в которой он весьма аргументированно обосновал необходимость создания для РККА вместо очередной жестянки в виде Т-46, нового танка с противоснарядным бронированием, вызвавшей у Тухачевского, уже чувствующего над собой сгущающиеся тучи, лишь раздражение.

Но, Гинзбург не унимался и за такую машину взялся, используя на всю катушку наработки по Т-46. И уже в том же 1936-ом году, состоялась попытка изготовить корпус танка (названного Т-46-3) из цементованной брони толщиной 30 мм. Вот только для 36-го сие было настоящим хайтеком. И сама броня и тем более её сварка. На Т-28 и Т-35 лобовая плита корпуса такой же толщины, но из гомогенной брони присоединялась к корпусам клёпкой. Технологии сварки брони такой толщины, да ещё и цементованной, не было. Поэтому, попытка сотворения суперкорпуса предсказуемо провалилась и его собрали опять-таки на заклёпках и болтах, что по убеждению советских специалистов уже было нетехнологично (странно, но ни во Франции – законодательнице мод в тогдашнем танкостроении (там литые бронедетали собирали на гужонах – тех же болтах), ни в не на много уступающей ей Чехословакии, во всю клепающей свою бронетехнику, так не считали).

Тем не менее, работы решено было продолжить, упростив задачу заменой цементованной 30 мм брони на  эквивалентную ей по снарядостойкости 40-45 мм гомогенную. И в начале 1937-го, КБ Гинзбурга в инициативном порядке подготовило чертежи и расчёты опытного «объекта Т-111» (он же Т-46-5).

Но, руководство страны вовсе не собиралось спускать на тормозах неудачную эпопею с «общевойсковым» Т-46 и все дальнейшие работы по его вариациям остановили до завершения расследования причин, по которым были напрасно потрачены громадные средства и время, а армия осталась при своём старье. В КБ начались разборки с поисками вредителей. Гинзбург был отстранён от работы и попал под следствие одним из первых.

Хотя стрелочники были назначены и «по совокупности эпизодов», многие из них, во главе с самим Тухачевским пошли в расход, новое направление многомудро признали верным и уже в 1938-ом работы над Т-111 были возобновлены. М. Свирин указывает, что возможно, это связано с приходом на пост главы УММ Павлова. И именно под его влиянием, требование к толщине вертикального бронирования подскочило сразу аж до 60 мм!

Ну а поскольку и расчёты, и чертежи предварительного проекта Т-111 требовалось лишь переделать под это усиленное бронирование, танк был готов уже в апреле 38-го и на испытаниях превзошёл самые радужные мечты серьёзно обновлённого руководства РККА (АБТУ в частности).

Т-111. Карьера крутой русской "трёшки"

Броня танка была абсолютно непробиваемой для 45 мм противотанковой пушки и бронебойных снарядов трёхдюймового полкового орудия. При преодолении специальной испытательной трассы полигона с обстрелом подвижных и неподвижных целей, толстобронный Т-111 на 5 сек. обошёл серийный БТ-7!

Т-111. Карьера крутой русской "трёшки"

Павлов был в полном восторге от нового танка и потребовал немедленно построить сразу серию машин для войсковых испытаний, закончить которые следовало уже в 39-ом.

Т-111. Карьера крутой русской "трёшки"

Но, проблемы у Т-111 тоже имелись. Как и у нашей промышленности вообще.

Так вооружение танка оказалось слабым – 76,2 мм пушка Л-10 в столь толстобронной башне не поместилась, с трёхдюймовой ПС-3 (которая могла устанавливаться вместо 45 мм 20К) как и в случае с Т-46 произошёл досадный облом. Пришлось ограничиться «сорокапяткой» уже давно не удовлетворявшей запросы военных. Да ещё и пулемёт, вместо того чтоб смотреть и стрелять в ту же сторону что и пушка, почему-то смотрел назад как у японцев. К тому же сама башня, наверное впервые в СССР, была изготовлена уникально-экспериментальным методом броневого литья – что пока было совершенно невозможно внедрить в серийное производство. Двигатель и трансмиссия оказались перегружены, поскольку изначально, рассчитывались под машину массой 18 тонн, а Т-111 с 60 мм бронированием вытянул аж на 32 тонны! Сложноватой конструктивно получилась и подвеска. Двигатель МТ-5, хоть и был хорошо отработан в нескольких модификациях, серийно тоже не выпускался. К тому же для 32-тонной машины он был слаб. Максимальная скорость танка не превышала 32 км/ч, что было уже недостаточно и улучшить этот параметр не представлялось возможным – банальную замену двигателя на более мощный, не выдержит и без того работающая на пределе трансмиссия. И «на закуску», корпус танка был собран опять-таки не на вожделенной сварке, а на тех самых «не технологичных» болтах и заклёпках.

В итоге, по совокупности косяков и косячков, решено было признать Т-111 сугубо экспериментальной машиной, опыт разработки и постройки которой использовать для создания новых танков с противоснарядным бронированием.

Вроде всё логично. Тем более что к тому времени, когда в серию пошли Т-34 и КВ, промышленность научилась и сваривать толстобронный прокат и отливать толстостенные башни.

Тем не менее, как мне кажется, возможна и альтернатива.

Совершенно ясно, что альтернатива должна строиться на трёх пунктах:

  1. Никто и ничто не мешает Гинзбургу построить Т-111 уже на рубеже 36-37 г.г. сэкономив год.
  2. Танк должен быть оптимизирован как по конструкции, так и по технологичности.
  3. Сэкономленный на разработке год должен быть использован в т. ч. на адаптацию промышленности под выпуск альтернативного Т-111. Именно адаптацию, поскольку она предусматривает не только дорогостоящую модернизацию под всё более сложные технологии, но и возможность повышения технологичности более обыденных операций – той же клёпки.

Итак, в 1937-ом, КБ Гинзбурга создаёт в металле альтернативный Т-111. Это танк, собранный на заклёпках (и сварке где получится) из гомогенной брони толщиной 45 мм лоб корпуса и 40 мм прочее вертикальное бронирование (корпус и башня). Причём башня ради возможности установки в ней пушки Л-10 и пулемёта ДТ по своей конструкции заимствуется от Т-28, для чего погон расширяется до максимально возможных 1700 мм. Причём за исходник берётся не старая цилиндрическая башня Т-28, а новая – конической формы. И опять-таки ради экономии, чтоб не мучиться с раскроем 40 мм бронелистов для башни сложной конической формы, она изготавливается по той же технологии что и для Т-28 из 20 мм брони, на которую в процессе сборки наваривается  двадцатимиллиметровая же экранировка. Т.е. танк получает просторную, уже фактически освоенную промышленностью башню с 40-мм бронезащитой и 76,2 мм пушкой Л-10 (пулемёт правда не спарен, а в отдельной шаровой установке – как на Т-28, но для предсерийной машины это не принципиально. Всё прочее – пока без изменений. В сущности, такой Т-111 мечта военных – все вожделенные ими ТТХ (плюс подвижность и надёжность агрегатной части благодаря очень существенному снижению веса) и  вполне по силам тогдашним танкостроителям (хоть и не слишком технологично).

Конечно, по стоимости такой танк далеко затмит и Т-26 и БТ, да и Т-46 тоже. Но, за качественно улучшенные бронезащиту и вооружение можно и заплатить! И что с того, что Т-111 уверенно догонит по цене Т-28 – пусть даже превзойдёт, если он реально станет круче его, но в отличие от последнего, будет лучше приспособлен под массовый выпуск.

И этот танк действительно немедленно начинает выпускаться серийно! Да, его сборка на болтах и заклёпках пока не технологична. Но опыты по сварке тоже параллельно форсируются. Да, его двигатели пока выпускаются малыми сериями и даже возможно не совсем качественные (не исключено даже, что до начала массового выпуска МТ-5, танки будут оснащать «старым добрым» М-17).

Да, возможно, промышленность будет осваивать танк с трудом. Но, вспомним, какую громаду проблем пришлось преодолеть при начале выпуска Т-26 и БТ? Тогда мы вообще не имели ни опыта, ни технологий! Та лавина проблем с нынешними просто несопоставима – но справились же! Я уж не говорю про проблемы с выпуском Т-34 во время войны у заводов, которые прежде вообще танкостроением не занимались! Да, первые танки будут и не особо технологичны и возможно не того качества, что требуется армии – но разве это не нормальный этап освоения новой техники и промышленностью и войсками? В конце концов, все эти первые танки, по сути, – та самая опытная серия, о которой мечтал Павлов при эксплуатации которой в войсках, будут выявлены и устранены все слабые места и недоработки до развёртывания крупносерийного выпуска машины – а к этому ещё и заводы надо подготовить!

В дальнейшем, Т-111 получит и сварной корпус, и усовершенствованную агрегатную часть, и индивидуальную  торсионную подвеску (до этого на танке стояла сблокированная) и, возможно, цементованную броню, что поднимет её стойкость до эквивалента 60 мм гомогенной брони без нарастания массы, так плохо отразившегося на агрегатах и удельном давлении на грунт у перетяжелённого РИ Т-111.

Мелкосерийный выпуск танка по упрощённой, в смысле примитивной, трудоёмкой но доступной  технологии начнётся в конце 1937-го (по сути, наш танк станет ровесником немецкому Т-IV изначально превосходя его и по вооружению, и по бронезащите) на заводе им. Ворошилова. В течение 38-го года завод будет полностью перепрофилирован под массовый выпуск этого танка, а сам танк окончательно доработан, доведён до совершенства. В том же 38-ом, работы по освоению Т-111 будут начаты в Сталинграде на СТЗ.

В 1939-ом, когда в ходе польского похода в распоряжении советских конструкторов и инженеров окажутся два брошенных немцами неисправных Т-IIIF, в конструкцию Т-111 будут внесены изменения, делающие его прежде всего эргономичным – т. е. удобным для работы экипажа – благо башня, созданная на базе башни от Т-28 вполне подходила для размещения и современных средств коммуникации и приборов наблюдения, включая командирскую башенку. Вместо раздельной установки пушки и пулемёта, внедрят спарку. Причём это будет уже спарка ДТ и длинностволой Л-11.

В том же 39-ом, к выпуску Т-111 постепенно подключается СТЗ. Танк становится самым массовым и основным типом нового танка в РККА, благодаря чему, харьковчане и кировчане получают возможность доводить до ума свои новые Т-34 и КВ уже не так аврально и заполошно как в РИ.

Единственным катализатором, требующим резкого ускорения работ, возможно, стала бы Зимняя война, но, совершенно не обязательно! Т-111 практически не по зубам финским ПТП, да и экранированные Т-28 должны быть в гораздо лучшей форме – никто не заставляет конструкторов ЛКЗ форсировать работы по тяжёлым танкам, а это означает более внимательное отношение к Т-28. В общем, нет никаких предпосылок для бросания в бой опытных тяжёлых танков и заполошного форсирования работ по доводке и скорейшему запуску КВ в серию. В итоге, новый тяжёлый танк РККА получит пусть и позже, но более качественный. Причём учитывая опыт Финской, сразу с 85 или даже 107 мм пушкой! (Благо Грабинская танковая 85 мм Ф-30 была готова как раз в 39-ом).

Тоже самое касается и Т-34. Возможно, нам не потребуется Т-34 вообще – вместо того чтоб параллельно вести две программы – освоения в серии «сырого» Т-34 и сотворения его модернизированной версии Т-34М, мы сконцентрируем все усилия харьковчан только на Т-34М и в 41-ом, армия начнёт получать от ХПЗ сразу и только его.

И тогда, битые немцы уже с полным на то основанием смогут писать в своих мемуарах, что новые средние русские танки начали серьёзно досаждать им и даже вызывать шок, лишь с конца августа 41-го – чего никак не могут понять фанаты Т-34, прекрасно осведомлённые, что Т-34 имелись в РККА в довольно изрядном количестве уже с момента начала войны, но масса дефектов просто не дала им хоть сколько-нибудь показать себя летом 41-го.

Так же, освоив в массовом серийном выпуске Т-111 на 174-ом заводе им. Ворошилова (вместо Т-26) и на СТЗ, армии вообще не нужен будет Т-50 со всей той эпопеей с его разработкой, серийным выпуском и бодягой с освоением дизеля для него. Т-50 разрабатывался как дешёвый лёгкий пехотный танк для замены Т-26. Но ещё до войны, тема пехотного танка стала не актуальна – практически все имеющиеся в стране танки пошли на укомплектование мехкорпусов. Так почему бы те самые мехкорпуса не комплектовать сугубо новыми Т-111, оставив старичков Т-26 пехоте (танковая бригада на стрелковый корпус), а БТ таким же макаром в кавалерии и отдельных легкотанковых бригадах?

О дизеле. Поставить в Т-111 вместо 320-сильного карбюраторника МТ-5, 400-сильный дизелёк – дело сугубо желания заказчика, поскольку сие вполне возможно (РИ Т-111 первоначально предполагалось оснастить специально разрабатываемым в двигательном отделе завода № 185 дизелем ДМТ-8 мощностью в те же 400 л. с. как и основная версия харьковского БД-1 из которого вырос знаменитый пятисотсильный В-2). Так что тут вырисовываются целых два варианта дизельной СУ для Т-111 – либо ДМТ-8 (не был доведён по Свирину исключительно в результате неоправданной чистки КБ, существенно затормозившей работу), либо 400-сильным В-2 (БД-1) работы над которым не прерывались. Но, это тоже совсем не обязательно! Дизель в 400 лошадей реально был нужен 32-тонному монстрюку с 60 мм бронёй. А альтернативному Т-111 с 40-45 мм бронёй, вполне возможно, хватит и 320-сильной версии карбюраторного МТ-5.

Я никогда не решусь утверждать, что правильно эволюционирующий в довоенное время и освоенный в серии минимум двумя крупными заводами-изготовителями Т-111 лишает смысла появление не только Т-50, но и самого Т-34 – всё-таки при 40-45 мм броньке и башне с трёхдюймовкой (а возможно и с дизелем), танк получится фактически предельным по массе и его совершенствование в ходе войны будет затруднительным (по сути, он уже с момента рождения окажется в бесперспективном с точки рения дальнейшего развития положении Т-26). И когда это жёстко потребуется, аналог Т-34-85 из него уже вряд ли получится. Поэтому, новый средний танк в лице Т-34М с хорошими модернизационными перспективами армии всё-таки нужен. Не зря в РККА предполагалось иметь два танка Т-50 и Т-34, причём основным должен был стать тот, что подешевле – Т-50. Да и у немцев имелась своя «сладкая парочка» в виде «средне-лёгкого» Т-III и «нормально-среднего» Т-IV.

Единственное, что возможно, было бы очень полезно в военное время в рамках унификации Т-111 и Т-34М – это двигатели (в виде дизеля В-2-34 или М-17Т), башни (с пушкой Ф-34) и бронепрокат толщин 40-45 мм. Но, это только на самое тяжёлое время! Как только станет полегче, Т-34М вполне допустимо догрузить с лобовой проекции с 60 мм (было в РИ), до 75 мм брони как у КВ, и поставить на танк новую трёхместную башню с 85 мм пушкой Ф-30. Вот когда во всей красе скажутся и очень пригодившаяся в начале войны мощь хорошо отработанного и освоенного войсками Т-111 и наличие перспективного в плане последующих модификаций Т-34М, изначально избавленного от «детских болезней» Т-34.

Т-111. Карьера крутой русской "трёшки"

И ещё. В плане всё той же унификации. Всем известный как главный конструктор знаменитой «тридцатьчетвёрки» М. Кошкин, гением-провидцем стал вовсе не вдруг. Первой его серьёзной работой по танковой тематике стало самое активное участие в разработке… правильно – Т-111! За свою работу над этой машиной, он даже был удостоен правительственной награды и, прослыв докой по танкам с противоснарядным бронированием, получил должность начальника танкового КБ ХПЗ. Поэтому нет сомнений, в случае начала серийного выпуска Т-111, Кошкин сделает всё чтоб с одной стороны сделать новый средний танк более сильным чем РИ Т-34, поскольку если ТТХ Т-111 и Т-34 будут слишком близки, руководство вполне логично спросит: «а на фига нам два одинаковых по ТТХ танка?». А с другой, он же, при создании более сильного Т-34, чтоб сэкономить время и деньги, свести к минимуму риск, по максимуму использует задел с того же Т-111, оправдывая сотворение нового харьковского танка и более высокими боевыми качествами, и большей модернизационной перспективностью, и минимальными сроками создания. Т. е. Т-34М – как результат «работы над ошибками» при поспешном сотворении Т-34 тоже неизбежен! Но он в любом случае будет мощнее РИ!

Поэтому, у меня есть все основания считать, что танков у нас всё-таки будет два. И как мне кажется, наш альтернативный дуэт Т-111, Т-34М, мог бы получиться гораздо круче чем немецкий T-III, T-IV и просто несопоставимо эффективнее чем пара Т-50, Т-34.

 

РИ Т-46-1

1936 г.

РИ Т-46-5

1938 г.

АИ Т-111

1937 г.

РИ Т-34

1940 г.

РИ Т-34М

1941 г.

АИ Т-34М

1942 г.

Масса

17,5

32 т.

24 т.

26 т.

26,5 т.

34 т.

Габариты

5,7х2,7х2,5

5,4х3,1х2,4

5,5х3,1х2,4

5,9х3х2,4

6,1х2,9х2,5

6,1х3х2,5

Двиг./скорость

320/58/80

300/31

320/45

500/51

600/60

600/50

Броня:

Лоб корп.

Борт корп.

Башня

 

15 мм

15 мм

15 мм

 

60 мм

60 мм

60 мм

 

45 мм

40 мм

40 мм

 

45 мм

40 мм

45 мм

 

60 мм

45 мм

45 мм

 

75 мм

45 мм

75 мм

Вооруж:

Пушка

Пулемёты

огнемёт

 

45/20К

3 ДТ

КС-45

 

45/20К

2 ДТ

 

76,2/Л-10

ДТ

 

76,2/Л-11

2 ДТ

 

76,2/Ф-34

2 ДТ

 

85/Ф-30

2 ДТ

 

Подписаться
Уведомить о
303 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare