17
7

…Рассекая бирюзовую гладь океанских волн, острый нос субмарины прорезал поверхность. Следом, в фонтанах пены и искрящихся на солнце брызг, показалась боевая рубка, и в следующее мгновение огромный корпус подводного корабля вырвался из океанской пучины, на миг приподнялся над поверхностью, и с тяжелым гулом вновь осел в расступившиеся волны.

Несколько раз неуверенно качнувшись взад-вперед, гигантская субмарина, наконец, обрела должную стабильность, и улеглась неподвижно. Каскады соленой воды стекали с низких бортов лодки, с массивного горба высокой надстройки, с трех приплюснутых, словно вжатых в гладкие линии корпуса, орудийных башен, из амбразур которых угрюмо смотрели на мир тяжелые орудия. Широкие красные звезды на боках рубки влажно поблескивали в лучах восходящего солнца.

С глухим лязгом распахнулся палубный люк. Двое моряков со знаками различия высшего комсостава на мундирах медленно поднялись на палубу, с наслаждением вдыхая свежий морской воздух.

— Ну, кажется, мы на месте, — сделав глубокий вдох, констатировал капитан. Облокотившийся рядом на перила замполит негромко хмыкнул в ответ.

— Поздравляю с успехом, товарищ капитан,  — произнес он, —  Мы первые, кто успешно осуществил трансферный переход, оставаясь в подводном положении. Ни одна подлодка импералистических держав еще не делала этого.

— Откровенно говоря не тот опыт, который я бы посоветовал часто повторять… — пробормотал капитан, вспоминая все напряжение момента.

Нет, сам переход через Бермудский Треугольник — как и все подобные — был неощутим и незаметен; просто в какой-то момент «Пионер» перестал существовать в одном мире, и возник в совершенно другом. Седых волос комсоставу субмарины щедро добавила загруженность трассы. Сотни транспортных кораблей под флагами, наверное, всех стран мира, каждый день пересекали узкие трассы размеченных трансферных коридоров, и, несмотря на все усилия диспетчерского персонала Лиги Наций, инциденты… случались время от времени.

Двигающаяся на перископной глубине субмарина явно не улучшала положения. Во время трансфера, «Пионеру» пришлось дважды резко сменить курс, чтобы не оказаться под килем у огромного итальянского лайнера, изрядно уклонившегося от назначенного ему маршрута. Встреча, о которой неосторожный итальянский рулевой едва ли когда-нибудь бы узнал, доставила немало неприятных минут старшему комсоставу «Пионера».

— Согласен, определенный риск был, — согласился с ним замполит, — Но только лишь необходимый. Мировой империализм не дремлет, и если сейчас его реакционные силы поглощаются освоением Атлантии, то это не значит, что они оставили советский народ без внимания. Любое преимущество, которое мы можем получить сейчас, жизненно важно для дела народного отечества.

— Ну, дремлет империализм или бессонницей мается, это не нам решать, — дипломатично отозвался капитан, — А вот воспользоваться его сомнительным гостеприимством придется. У нас на борту депеши для советского представительства в Порт-Либерти; кроме того, стармех Тобольцев просит два дня стоянки, чтобы еще раз перебрать систему питания дизелей.

Замполит скривился, словно от изжоги.

— Не нравится мне вся эта история с дизелями… — проворчал он, — Эту лодку буквально по гайке отполировали в Кронштадте, и что? Не успели мы дойти до Бермуд, как в топливной системе утечка, или что-то такое, и мы вынуждены идти на ремонт в империалистический порт.

— Только не надо начинать искать шпионов в машинном отделении, Владислав! — отмахнулся капитан, — На этой лодке постоянно что-то ломается с того момента, как она со стапеля сошла. Большая она и сложная — да еще и первая в серии, считай, прототип. Тут никакого злого умысла не надо, чтобы по уши в поломках быть.

— Да при чем тут шпионы! — поморщился замполит, — Сама по себе поломка ерунда, я бы, скорее, удивился, если бы ничего не случилось. Но вот то, что Тобольцев хочет непременно идти в Порт-Либерти на ремонт, меня настораживает. Наверняка, шельма, специально все так обставил; в каждом заграничном порту не он, так его дружки морально разлагаются…

— Покажи-ка ты мне моряков, которые в заграничном тропическом порту не будут морально разлагаться, — усмехнулся капитан, — Брось, Владислав, мы на полгода в плавание уходим, а половина матросов про Атлантию только в газетах читала. Экзотика — есть, знаешь, такое слово — она всех приманивает, хоть ты матрос, хоть председатель комитета Партии. Тем более, Порт-Либерти — территория Синдиката, а не какой-нибудь отдельной страны. Ну вот будь ты матросом, разве сам бы устоял перед заграничной экзотикой?

— Я коммунист, и замужем, — педантично напомнил ему замполит, — Ладно. Порт-Либерти так Порт-Либерти, чиниться — так как следует. Но увольнительные я буду подписывать лично, и если увижу там Тобольцева или кого-то еще из его шайки-лейки…

…Тяжело загудели включившиеся дизели, и подводная лодка Краснознаменого Рабоче-Крестьянского Флота СК-01 «Пионер» плавно двинулась вперед…


Субмарина-корсар типа "Пионер"

Субмарина-корсар типа "Пионер"

Субмарины-корсары типа «Пионер» были венцом развития советского подводного флота 1930-ых. Созданные под влиянием новых геополитических требований, сформировавшихся после открытия в 1922 году Бермудских Межпространственных Врат (более известных в просторечии как «Бермудский Треугольник»), эти гигантские подводные лодки были разработаны как, в первую очередь — надводные рейдеры, способные совершать погружение чтобы избежать обнаружения или преодолеть неприятельскую блокаду.

Первоначальный проект был предложен к рассмотрению еще в 1926 году, но потребовалось почти четыре года проработки конструкции, прежде чем были подготовлены полные чертежи.

Конструкция:

Подводные лодки типа «Пионер» имеют пять прочных корпусов — три в верхней, и два в нижней части корпуса, параллельно друг другу. Все корпуса секционированы и разделены на герметичные отсеки.

Верхний центральный корпус служит для размещения вооружения, боекомплекта и основных командных постов. Именно на него опираются основания башен главного калибра и в нем находится боевая рубка субмарины; в нем же находится гидроакустическая аппаратура.

Верхние боковые корпуса — расположенные параллельно центральному — используются для размещения носовых и кормовых торпедных аппаратов, отсеков экипажа, бытовых помещений, запасов и складов. Согласно имеющимся отчетам, субмарина имеет 270-дневный резерв автономности по основным запасам и расходным материалам при полной загрузке.

Нижние корпуса являются машинным отделением. В них располагаются дизельные двигатели и электромоторы, аккумуляторные батареи, часть запасов топлива и материалов. Также в них располагаются запасы сжатого воздуха для эксплуатации лодки.

Рабочая глубина погружения составляет 55 метров, предельная — до 80 метров.

Вооружение:

Субмарина-корсар типа "Пионер"Субмарина-корсар типа "Пионер"

Основное вооружение титанической субмарины составляют шесть 254-миллиметровых 50-калиберных орудий образца 1928 года. Разработанные на основе британских 10-дюймовых орудий Виккерса (созданных в 1908 году для крейсера «Рюрик II»/»Республика»), эти орудия могут стрелять тяжелым 248-килограммовым снарядом на дистанцию до 27 километров.

Орудия установлены в трех герметичных вращающихся башнях, по длине корабля. Башни имеют округлую форму, и в походном положении развернуты так, чтобы максимально плотно примыкать к вогнутым пазам в надстройках, тем самым уменьшая возмущения воды. Боезапас башен хранится в центральном прочном корпусе, составляя по 80 снарядов на орудие.

Наведение орудий осуществляется при помощи командно-дальномерного поста на крыше рубки лодки. Пост оснащен стереоскопическим дальномером с 5-метровой базой. Имеется также резервная командно-дальномерная станция в кормовой части.

Вспомогательное вооружение состоит из пяти 100-мм/55-калиберных орудий модели 1930-го года, в открытых негерметизируемых установках. Четыре орудия располагаются попарно на крыше надстройки; последнее, пятое, было установлено на палубе между центральной и кормовой башнями главного калибра.

Зенитное вооружение субмарин поначалу было довольно слабым, и состояло из двух спаренных 37-мм автоматов и восьми 12,7-мм пулеметов, установленных на надстройке. Согласно имеющимся данным, лодки второй серии должны будут получить существенно более мощное противовоздушное вооружение, включающее спаренные 100-мм установки универсального калибра.

Торпедное вооружение субмарины состоит из десяти 533-мм неподвижных аппаратов и двух 3-х трубных поворотных 450-мм аппаратов. Первые располагаются в верхних боковых прочных корпусах, четыре спереди и два сзади. Вторые установлены побортно в основании надстройки и могут быть использованы только в надводном положении. Запас торпед составляет 18 533-мм торпед и 12 533-мм торпед.

Бронирование:

Субмарина имеет эффективную броневую защиту в виде карапасной выпуклой палубы, защищающей три верхних прочных корпуса. Толщина палубы достигает 75 миллиметров в центральной части и до 100 миллиметров на скосах; ниже ватерлинии, края палубы переходят в короткий пояс толщиной порядка 40 миллиметров.

Броневые башни и колодец КДП субмарины защищены 100 миллиметровым бронированием в передней части, и 50 миллиметровым по бокам и сверху.

Силовая установка:

Силовая установка субмарин типа «Пионер» состоит из шести дизель-электрических агрегатов и четырех электромоторов. Общая мощность дизелей достигает 32000 л.с., что позволяет субмарине в надводном положении двигаться на скорости до 22 узлов. Подводная скорость движения не превышает 8 узлов.

Уникальной особенностью силовой установки является возможность подводной работы дизелей на кислороде, запасенном в форме надпероксида натрия. Запас этого вещества на борту ограничен, но он обеспечивает скорость подводного хода более 15 узлов в экстренных ситуациях.

Запаса дизельного топлива на борту достаточно на 75000 километров на экономичной скорости в 15 узлов. Дальность подводного хода при полной зарядке аккумуляторов — до 320 км на 3 узлах + до 102 км на резервах надпероксида натрия.

Вспомогательные системы:

Известно, что все субмарины этой серии несут по два складных двухместных автожира, предназначенных для разведки, и, предположительно — корректировки артиллерийского огня.

В кормовой части субмарин имеются крепления для размещения сверхмалых подводных лодок типа АПС, либо (предположительно) контейнеров со сложенными гидросамолетами.

Предположительно, лодки имеют подпалубные рельсы для размещения 32 мин, либо вдвое большего количества глубинных бомб.

Дополнительная информация:

В настоящее время в строю находятся две лодки этой серии — «Пионер» и «Комсомолец», еще одна, «Декабрист», проходит испытания в Кронштадте. Еще три лодки были заложены в Ленинграде, по имеющейся информации, для нужд Тихоокеанского Флота.

По некоторым данным, третья субмарина серии — «Декабрист», проходящая сейчас ходовые испытания — была перевооружена с заменой центральной 254-мм башни на два 650-миллиметровых динамореактивных орудия конструкции Курчевского. Неизвестно, является ли такой состав вооружения экспериментальным, или предполагается перевооружить на сверхтяжелые орудия все субмарины.

На 1937-ой год, субмарина «Пионер» осуществила трансфер с Земли на Атлантию через Бермудские Межпространственные Врата, точное местонахождение неизвестно.

Субмарина-корсар типа "Пионер"

Подписаться
Уведомить о
57 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare