×

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

14
0

Бог на стороне большинства батальонов (Намореон)

Война – это в первую очередь противостояние экономик. Как бы это банально и цинично не звучало, но противника давят числом. На каждую вражескую единицу – пушку, корабль, танк, самолет, мы должны выставить минимум две своих пушки, корабля, танка и самолета. И если все сначала решала экономика (при наличии денег, денег и денег, все недостающее можно купить), то потом стала работать еще и промышленность – произвести как можно больше (с другой стороны, чтобы что-то произвести, опять нужны деньги). Хорошо, если ваша боевая единица (от пехотинца до корабля) будет лучше, но это не обязательное требование. Особой разницы между «уничтожит противник три моих танка ценой потери одного, но у меня еще останется танк» и «если я двину против одного вражеского танка четыре моих для минимизации потерь». В любом случае надо создать численное превосходство, чтобы у вас останется танков больше, чем у противника. Конечно, не стоит понимать все буквально (в смысле что бы уничтожить вражеское, надо обязательно потерять в двое-трое своего), но общий принцип таков.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Поэтому, противник, особенно если еще до войны понимает слабость своей экономики, и не в силах противопоставить численность, пытается сделать свои боевые единицы лучше, чтобы иметь индивидуальный перевес. Что бы иметь возможность выиграть не только при соотношении «один на один», но и при «один на два» («два на три») рассчитывать на победу.

Что лучше – «маленькая, но сильная армия, берущая качеством», или «большая, но слабая армия, берущая количеством» неизвестно. Для страны со слабой экономикой характерна ставка на небольшую армию, для страны с сильной экономикой – большая армия. Но это именно характерно, а не правило. В конце концов, и держава с сильной экономикой не желает вести большую войну, а предпочтет войну маленькую, т.е. так же справиться с противником минимальными (пусть и качественными) силами. При этом, можно и большую армию хорошо укомплектовать и научить.

Что касается противостояния, «качество или количество», то все решает скорость и мощь — как в боксе, где один противник все вкладывает в первый раунд, а то и в первый удар. Или ему удается победить в первом раунде, или ему не удается победить вообще.

***

Прим.ред. К сожалению, люди (что боксеры, что политики), понимают затраты, хорошо взвешивают шансы на победу, но признавать свое поражение («я рассчитываю на победу в течение раунда / полугода, противостояние длится третий раунд/второй год, но я не сдамся!») не спешат. Тем горше поражение.

***

По всем признакам, Япония, не имея ни мощной экономики, ни больших запасов, должна была сделать ставку на небольшой, но мощный флот, чтобы достичь победы в течение полугода.

Это выглядело бы как строительстве крупных кораблей. Так, планируемые линкоры типа «Ямато» (заложены в 1940 году, строительство прекращено в 1941 году), могли бы вести бой с двумя-тремя линкорами типа «Айова», т.е. четыре «Ямато» на равных сражались бы с десятью «Айовами» (одолели бы восемь, и выстояли бы против двенадцати). Однако, Страна Восходящего Солнца, пошла иным путем, решив сделать ставку на численность – получить много кораблей. Пусть и не самых лучших, но в большом количестве.

Именно такой путь выбрала Страна Восходящего Солнца в противостоянии с Россией в войне в начале 20-го века (1904-1905 гг. – прим.ред). Кроме 4-х эскадренных броненосцев, Япония приобрела 12 крейсеров типа «Гарибальди», в момент получив флот из 16 боевых единиц. Пусть японские броненосные крейсера уступали индивидуально русским большим крейсерам и броненосцам, их было много – и сражения разворачивались в численном превосходстве Японского флота.

***

Прим.ред. Хотя Россия и имела численный перевес (особенно на флоте), но перевес был общим – по количеству кораблей Россия выигрывала над Японией. Проблема в том, что русский флот был сосредоточен на трех морях – Балтике, Черном и Китайском море, т.е. японцы в момент войны имели количественный перевес над каждой частью русского флота.

***

Но то, что сработало в русско-японскую войну (когда японцы получили 10 крейсеров типа «Гарибальди»), не сработало в войне на Тихом океане. Возможности противников США и Великобритании были куда выше, и в игре «построй больше», они уверенно взяли вверх.

Однако, это все случится в 40-х годах, а в 30-х годах Япония увлеченно взялась за дело, строя флот, который принесет ей победу и позволит создать Сферу Процветания.

Все началось с того, что возможность усиления флота после Вашингтонского соглашения ограничивалась лишь модернизацией уже имевшихся кораблей (корабли усилить можно, приобрести новые – нет). Здесь позиции японцев оказались наименее предпочтительными. В их распоряжении имелись три недостаточно бронированных линейных крейсера типа “Конго” (соответствовавшие британским “лайонам”, исключенным из списков по тому же соглашению!) и четыре линейных корабля типа “Исэ” и “Фусо”, хотя и сильно вооруженных, но так же неважно защищенных. В числе козырей оставались оба “Нагато” и… скорость японских кораблей.

Инженеры Страны восходящего солнца взялись за дело чрезвычайно серьезно. Все старые корабли в течение последующих 15 лет прошли по две-три большие модернизации, не считая многочисленных мелких переделок.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Первыми уже в 1924 году вошли в док новейшие “Нагато” и “Муцу”. (См. модернизированный вид). Их передние трубы были “отогнуты” назад — таким образом уменьшилось задымление постов управления огнем. Тогда же на линкорах появились гидросамолеты. Массивная семиногая фок-мачта начала обрастать дополнительными мостиками и платформами. В результате модернизаций надстройки всех японских боевых кораблей постепенно превратились в “пагоды”. В 1936 году с лучших линкоров Объединенного флота сняли пару 140-мм пушек, и вместо них установили восемь 127-мм зениток. Через год “Нагато” и “Муцу” поставили на самую большую в их истории модернизацию, занявшую свыше двух лет. В ходе работ была усилена горизонтальная броня (над всеми жизненными частями она превысила 8 дюймов), увеличен угол возвышения орудий главного калибра, установлены новые системы управления огнем, а также противоторпедные були, увеличившие общую ширину почти до 35 мм. В результате водоизмещение корабля возросло настолько, что, несмотря на полную замену турбин, котлов и удлинение корпуса на 9 м (с целью обеспечить оптимальные обводы), скорость снизилась до 25 узлов. Одновременно корабли лишились всех своих восьми торпедных аппаратов, абсолютно бесполезных в эпоху боя на дальних дистанциях, а также красиво изогнутой передней трубы — дымоходы от новых, меньших по размерам, котлов удалось вывести в единственную оставшуюся трубу.

Тяжелее пришлось японцам с линейными крейсерами. Конечно, усиление их явно недостаточной 203-мм бортовой брони оказалось практически невозможным (проще было бы построить новый корабль, но это запрещалось Вашингтонским соглашением!), зато все остальные прорехи заделывались довольно успешно. Японии, единственной среди всех участников договоров о разоружении, удалось даже сохранить формально разоруженную для учебных целей единицу — четвертый линейный крейсер “Хиэй”. С него сняли одну башню, всю среднюю артиллерию, большую часть котлов и даже бортовую броню. “Калека” имел скорость всего 18 узлов, и, казалось, у него одно будущее — дорога на разделку. Однако корабль включили в план обширной модернизации, намеченной на конец 30-х годов. К этому времени три его систершипа — “Харуна” (в 1927 году), “Кирисима” (в 1929-м) и “Конго” (в 1930-м) уже прошли первый этап работ. Их оборудовали противоторпедными булями, установили дополнительную палубную броню, увеличили угол возвышения орудий и снабдили гидросамолетами. Вместо 36 старых котлов линейные крейсера имели теперь 16 вполне современных; однако смешанное угольно-нефтяное отопление все еще оставалось. Окончательное решение проблем, связанных с энергетической установкой, отложили до второй, не менее обширной перестройки. Первым на нее вновь, в 1933 году, отправился “Харуна”, а последним, после “Конго”, — “Хиэй”, работы на котором завершились в начале 1940 года. На сей раз механизмы были полностью заменены на новые, число котлов сократилось до 8 (на “Харуне” — до 11), а скорость превысила 30 узлов — линейные крейсера опять стали самыми быстроходными среди японских “кораблей линии”. Значительные изменения претерпело вооружение. Окончательно исчезли ненужные торпедные аппараты, количество 152-мм стволов сократилось до четырнадцати, зато появились стандартные восемь 127-мм зениток и 25-мм автоматы. В таком виде идеологические “дети” лорда Фишера стали очень опасными противниками для американских и британских тяжелых крейсеров.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Что касается линкоров типа «Фусо» и «Исэ», то было решено, хотя и не сразу, превратить их в линейные крейсера. Большая модернизация прошла в 1930—1936 годах. Из старых корпусов было выжато все, что можно, и даже более того. После установки булей ширина корпуса увеличилась на 4 м; в корме корпус удлинили почти на 8 м, чтобы иметь возможность разместить новые механизмы. Затем удлинили – на 20 метров носовую часть, существенно поработав форму носовой оконечности. Значительно усилилась броня палуб; главная артиллерия (в 1935 году вместо 356/45 установлены 360/44,5-мм орудия) после увеличения углов возвышения могла стрелять на 17 миль. Заметно сократилась противоминная (140-мм) артиллерия, зато были установлены 127-мм зенитки, а также шестнадцать 25-мм автоматов. Установка приборов управления огнем, придала кораблям новый облик; завершало модернизацию установка гидросамолетов.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Однако, понимая слабость линкоров, японцы решили пожертвовать огневой мощью в пользу скорости. Башня №3 на всех четырех кораблях была убрана, а на освободившиеся место были установлены дополнительные котлы. Предпочитая скрывать до поры времени понижение класса (из линкора в линейный крейсер), японцы вместо снятых башен главного калибра установили полноразмерные макеты.

В результате всей модернизации, установки новых котлов и турбин, совершенству гидродинамики, позволили поднять скорость четверке кораблей до 27 узлов. Не слишком быстро для линейного крейсера – но более чем достаточно для линкора.

***

Прим.ред. Стоит отметить, что японский флот существенно продвинулся в деле изучения гидродинамики, и повышение скорости своих кораблей.  Не только новых линкоров, но так же авианосцев и крейсеров.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

***

В результате проведенных модернизаций японские корабли, безусловно, стали сильнее, и что самое главное быстрее, однако не превосходили по силе боевую единицу вероятного противника. При этом, стоило учитывать, что США, и Англия в конце 30-х годов наконец-то приступили к постройке нового поколения быстроходных и сильных линейных кораблей. Необходим был ответный ход, и он оказался не стандартным.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Вместо того, чтобы разгромить флоты США и Великобритании в одном генеральном сражении, Япония, решила воспользоваться огромными пространствами Тихого океана, и бить противника по частям (как практически 40 лет назад громила Россию). В то время, как Страна Восходящего Солнца имела флот только на Тихом океане, ее вероятные противники вынуждены были держать флоты и на Тихом океане, и в Атлантике (а также Индийском) океанах. Поэтому, в случае войны, противник физически не мог сразу сосредоточить свои флоты в одном месте и добиться количественного перевеса.

Поэтому, когда в Великобритании и США началось проектирование и строительство линкоров типа «Кинг Джордж-5» и «Айова», в Японии началось проектирование и строительство тяжелых (иногда считаются как линейные) крейсеров типа «Азума».

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

***

Прим.ред. По иронии судьбы, но к концепции линкора способного вести бой с несколькими противниками, пришли в США. На воду были спущены, линкоры типа «Монтана». А вот перспективные крейсера типа «Аляска», так и не были достроены…

***

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Проектирование сверхкрейсеров (больших крейсеров, тяжелых крейсеров) началось еще в 1934 году. В течение трех лет специалисты тщательно и в полном секрете анализировали достоинства и недостатки 23 вариантов вооружения, бронирования и компоновки. Начатая в конце 1937 года постройка потребовала сосредоточения всех усилий промышленности и науки…

Первоначально, крейсера типа «Азума», должны были быть вооружены 9 310/50-мм орудиями. Однако затем (когда было решено использовать строящиеся корабли в линии) было принято решение установить орудия калибром побольше – 360/47-мм. Для ускорения постройки, первый «Азума» получил три башни до этого снятые с линкоров «Фусо» и «Исэ», остальные корабли имели башни оригинальной конструкции.

Как уже отмечалось раннее, в связи с переходом, на новый калибр – 360-мм, японцам пришлось растачивать все стволы 356-мм орудий других кораблей до нового значения. При этом, в последствии, часть 356-мм снарядов была использована в качестве бомб, часть – в качестве подкалиберных снарядов (когда в гильзу 360-мм снаряда вставляли 356-мм снаряд).

В результате всех работ, получились неплохо вооруженные корабли (не сильно уступающие английским линкорам типа «Кинг Джордж-5»), но превосходящие последних скоростью, и смертельно опасные в ближнем бою.

Всего было заложено 10 кораблей, которые должны были вступить в строй в 1941-1942 годах. На деле: 3 вошли в строй в 1941 году, 3 в 1942 году, 2 в 1944 году (как авианесущие корабли) и еще 2 разобраны в 1943 году.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Итог всех усилий трудно оценить однозначно. Безусловно, серия крейсеров «Азума» позволила Стране Восходящего Солнца существенно количественно нарастить флот, но, при этом, индивидуально, японские корабли проигрывали кораблям Великобритании и США (в последствии, с появлением новых приборов управлением огнем и радаров, перевес союзников стал еще больше). При этом, война все же началась куда раньше, чем планировали в Японии, и корабли вступали в строй уже в ходе боевых действий – т.е. по максиму использовать численное превосходство было не всегда возможно.

Да, в начале войны, т.е. 1941-1942 годах, японскому флоту сопутствовал успех, а «новые гарибальдейцы» (если так выразиться) оказались в гуще сражений, топя английские, американские и голландские корабли. Причем, не только крейсера, но и линкоры – так около битвы за Гуадалканал, американский флот потерял три линкора.

Но затем, как-то внезапно выяснилось, что Японскому флоту приходиться воевать на расстояниях куда больших чем в ходе русско-японской войны – и корабли физически не успевали из одного в место в другое. Приходилось или делить флот на эскадры (тем самым ослабляя ее мощь и защиту) или оставлять какое-то направление (и проигрывая стратегически). Быстрая переброска так же имела негативные черты – большой расход топлива, и износ механизмов, что приводило ко все больше зависимости от линии снабжения и сокращению числа активных кораблей.

Потом, заработал американский конвейер, позволяющий вводить в строй все новые и новые линкоры, причем не только «Айовы», но и «Монтаны».

Наконец, союзные силы завоевали господство в воздухе, усилилась активность подводных лодок, и быстроходный японский флот начал страдать от нехватки топлива и запчастей.

Все это привело к тому, что теперь в морских битвах, соотношение по численности сначала сравнялось, а затем и вовсе перешло к англо-американским морским силам.

Окончательную точку, в гибели японского флота поставила авиация – как не были утыканы корабли зенитками, но массированную воздушную атаку они не останавливали.

Ставка на «гарибальди» в 40-е годы

Трудно сказать, сделала ли Япония ошибку заложив 10 линейных крейсеров типа «Азума» вместо 4 суперлинкоров «Ямато». Начав в 1937 году строительство кораблей типа «Ямато», Япония могла бы получить к 1941 году 4 сверхлинкора – пусть не таких быстрых, но куда лучше вооруженных и защищенных. Уж такие корабли не проигрывали бы в одиночку «Айовам» и «Дакотам», и могли на равных воевать с «Монтанами».

***

Прим.ред. Маловероятно, что Японии удалось бы построить 4 линкора типа «Ямато» началу войны. Строительство 8 (из заложенных 10) «Азум», сильно растянулось. Таким образом, сделай Япония ставку на суперлинкоры «Ямато», то к 1942 году она располагалась бы двумя линкорами, третий вступил бы в строй в 1944 году, а четвертый – едва бы успел к 1945-у (причем оба последних скорее всего достраивались бы как авианосцы).

***

Все-таки в ходе русско-японской войны, японские броненосные крейсера («гарибальди») играли важную, но вспомогательную роль. Главную роль все же играли корабли линии – броненосцы. Попытка сделать ставку на второстепенные силы, не увенчалась успехом. При этом, Япония в 40-х годах, уже не могла одновременно делать (покупать) и линкоры и линейные крейсера.

С другой стороны, как бы развивалась бы ситуация, если бы англо-американские флоты не были бы переброшены из Атлантики в Тихий океан?

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector