Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

14
1

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

(Возвращение отряда контр-адмирала Вирениуса в Либаву Источник: https://statehistory.ru/books/YU—V—Diskant_Port-Artur—1904/14)

 

Отдельный отряд кораблей для Тихоокеанского флота — отряд контр-адмирала Вирениуса (броненосцы «Александр-3», «Ослябя», крейсеры «Дмитрий Донской», «Аврора» и «Алмаз», эскадренные миноносцы «Бедовый», «Безупречный», «Блестящий», «Бодрый», «Бравый», «Буйный» и «Быстрый», миноносцы «212», «213», «221» и «222», транспортные суда «Саратов», «Орел» и «Смоленск»), который в августе 1903 года группами начал покидать Кронштадт, из-за многочисленных повреждений на третий день войны оказался в Джибути (Французское Сомали). 15 февраля Вирениус получил приказ вернуться в Россию, и через три дня, так как Франция провозгласила нейтралитет, покинул Джибути. Ему было приказано оставить миноносцы в Пирее и Бизерте (после разоружения), куда он и направился, разделив свой отряд на две группы. Первую группу составляли крейсер «Дмитрий Донской», эскадренные миноносцы «Бодрый», «Быстрый», «Бедовый» и миноносец «213», вторую — остальные корабли. Обе группы осуществляли в пути досмотр судов нейтральных стран в поисках военной контрабанды, из-за чего многие корабли были задержаны, что вызвало протесты Великобритании и Франции, в результате суда были освобождены. Вторая группа кораблей Вирениуса после выхода в первых днях марта из Порт-Саида рассредоточилась из-за сильного шторма, во время которого затонул миноносец «221» (9 марта) и получил повреждения эскадренный миноносец «Буйный». Другие корабли добрались до вод Крита и собрались через два дня в заливе Ханья. Здесь были оставлены три миноносца, а отряд, разбившись на небольшие группы, двинулся дальше и обогнул 3 апреля Шербур. Поврежденный «Буйный» для ремонта разбитой носовой части был оставлен в доке Алжира. В Либаву российские корабли пришли 18–23 апреля, там отряд Вирениуса был расформирован, а корабли направлены в Кронштадт.

Ирония судьбы – практически все корабли отряд Вирениуса, “спасенные” весной 1904 года были потеряны… весной 1905 года. Таким образом, опасения отечественного Морского министерства, что русский отряд (который должен был войти в состав Первой Тихоокеанской эскадры) будет уничтожен, в некотором роде подтвердились – но уже в составе Второй Тихоокеанской эскадры…

 

***

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

(Взято из «Цусима» Новиков-Прибой. Измененное).

С рассветом старший офицер Шведе сообщил, что уцелевший отряд состоит из девяти кораблей. Головным идет «Николай I» под флагом Небогатова, за ним следуют «Орел», «Апраксин», «Сенявин», «Олег», «Аврора» и «Наварин» (поврежденный торпедой ночью), на флангах «Жемчуг» (левом) и «Изумруд» (правом). Остальные суда нашей колонны, последовавшей за «Николаем» с наступлением темноты, за ночь исчезли. На горизонте пока ничего не видно, но есть надежда соединиться с нашими крейсерами и миноносцами, которые, повидимому, в дневном бою 14 мая пострадали мало. Так или иначе, надо быть готовыми к продолжению боя, потому что японцы, располагая преимуществом хода, несомненно, забежали вперед. Может быть, удастся проскользнуть мимо японцев, пользуясь тем, что через узкое место пролива эскадра прорвалась в открытое море.

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

В 5 часов на левой раковине были замечены дымки судов, шедших параллельным курсом с нами. Возник вопрос: кто идет — свои или чужие? Сигнальщикам казалось, что они видят желтые трубы, узнавали «Донского», «Мономаха», «Нахимова», а позади на горизонте замечено судно, похожее на «Ушакова». Возникла надежда, что эскадра после ночи собирается. Погода была ясная, туман рассеялся, ветер стих, но оставалась значительная зыбь от волнения предшествующего дня. По сигналу адмирала с «Николая» «Жемчугу» было приказано выяснить, какие суда идут параллельно с нами слева. Пройдя около трех миль, он быстро вернулся и сообщил, что это японские крейсера. Следовательно, мы были уже открыты и находились под неусыпным надзором неприятеля. С «Николая» последовал сигнал: «Приготовиться к бою». Так как наблюдавший за нами отряд состоял из легких крейсеров, то наш отряд был еще достаточно силен, чтобы вступить с ними в бой. «Николай» повернул влево и пошел на неприятеля, но японские суда, обладавшие более высоким ходом, уклонились от столкновения и стали удаляться. «Николай» привел на прежний курс.

Крейсера противника снова легли на параллельный курс с нами, а число их стало постепенно возрастать. Очевидно, они вели переговоры по беспроволочному телеграфу с главными силами и действовали по инструкции командующего.

….

Я смотрел на японский флот и думал: что мы могли противопоставить ему? Жалкие остатки разбитой эскадры: «Наварин» и «Николай I» устаревшие корабли с устарелой артиллерией, стреляющий дымным порохом, неспособный даже докинуть своих снарядов до противника; «Орел», «Олег» и «Аврора» новейшие, но все избитые, превращенный в руины, да еще с большой убылью самых необходимых в бою людей; два броненосца береговой обороны – «Апраксин» и «Сенявин», каждый по четыре тысячи пятьсот тонн водоизмещением, – такие, два броненосца, для которых достаточно одного хорошего крейсера, чтобы уничтожить их; два наконец, крейсера 2-го ранга «Жемчуг» и «Изумруд», опасные только для миноносца, но не для крупного судна. Девять кораблей против всего японского флота – это было чудовищное неравенство сил.

***
С нетерпением ждали рассвета, а когда он наступил, то увидели, что от эскадры осталось только девять кораблей. Жадно оглядывали горизонт, надеясь увидеть своих отставших товарищей, но встретились снова с противником. И по мере того, как увеличивалось число его кораблей, настроение адмирала падало. Если вчера всей эскадрой не могли нанести вреда противнику, то можно ли сегодня сражаться с ним? Да он и не подойдет на расстояние наших выстрелов. Значит, он будет громить русские военные корабли, словно пассажирские пароходы, совершенно безнаказанно.

Адмирал, нервничая, то выходил на мостик, то возвращался в боевую рубку. Он пристально всматривался в очертания появлявшихся на горизонте кораблей. Никаких сомнений не было, что его окружают японцы. Но он как будто не доверял своим бесцветным глазам и много раз обращался к помощникам:

– Посмотрите хорошенько, не приближаются ли свои с какой-нибудь стороны?

Повторялся безнадежно один и тот же ответ:

– Никак нет, ваше превосходительство, все неприятельские корабли.

Небогатов наконец замолчал и, нахлобучив на глаза фуражку с большим флотским козырьком, поник седою головой. Он знал, что все взоры обращены к нему, ожидая от него спасения. Но что он должен сказать своим подчиненным, какое отдать распоряжение, чтобы избавить их от бессмысленного истребления? Ничего. Если бы он держался ближе к берегу, то можно было бы разбить или взорвать свои корабли и вплавь добраться до суши. Но поблизости не было даже полоски земли. И может быть, он как начальник впервые по-настоящему почувствовал на себе всю страшную ответственность за свои действия. Какое огромное преимущество в жизни давали ему адмиральский, чин, блестящий мундир, ордена! А теперь, когда он мысленно уже заглядывал в верную бездну небытия, все стало мучительно постылым. Он сгорбил спину и натужил лицо, как будто красовавшиеся на его золотых плечах черные орлы превратились в двухпудовые гири.

– Да, промазали мы, – ни к кому не обращаясь, промолвил адмирал.

В девять часов к нему приблизился флаг-капитан Кросс и тихо сказал:

– Командир просил передать вам, что нам ничего не остается, как только сдаться.

Броненосец «Николай I», застопорив машины, остановился, и в знак этого на нем вместо уничтоженных накануне шаров подтянули к рею ведро. Японцы прекратили стрельбу. Стало необыкновенно тихо. Остановились и другие наши корабли, повернув носами кто вправо, кто влево. На каждом из них, как и на «Николае», развевался уже флаг Восходящего солнца.

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

Иначе поступили «Жемчуг» и «Изумруд». Это были небольшие трехмачтовые и трехтрубные крейсера, изящный и стремительные, как птицы. Они тоже отрепетовали было сигнал о сдаче, но, спохватившись, быстро его опустили. С правой стороны между отрядами неприятельских судов оставался большой промежуток. В этот промежуток, дав полный ход, глубоко врезываясь форштевнями в поверхность моря, они, вздувая вокруг своих корпусов белопенные волны, поднимавшиеся почти да верхних палуб, и направились два русских «камушка». Из их труб вываливали потоки дыма и, круто сваливаясь назад, сливались в одну гриву. Расширясь, она тянулась за формой. Японцы, очевидно, не поняли замысла и не сразу приняли против прорыва меры. А когда выделили в погоню за ними четыре крейсера, было уже поздно. Неприятельские снаряды едва долетали до них (в «Жемчуг» все же попали – прим.ред). А русские крейсера, имея преимущество в ходе, все увеличивали расстояние между собою и своими преследователями. Со сдавшихся судов с замиранием сердца следили за ними, пока они не скрылись в солнечной дали. Их хвалили на все лады, ими восторгались: они действительно проявил героизм, вырвавшись из круга всего японского флота.

На двух оставшихся крейсерах Энквиста – «Олеге» и «Авроре» с некоторой горечью смотрели уходящим кораблям. Оба оставшихся русских крейсера и до сражения уступали «камушкам» в скорости (особенно «Аврора») – но превосходили по вооружению. Дав полный ход, они так же могли бы пойти на прорыв. Да, пришлось бы выдержать бой с японскими легкими крейсерами – но шансы на прорыв были высоки. Вот только русские крейсера получили тяжелые повреждения накануне (как в последствии выяснилось, от огня крейсеров «Цукуба» и «Ибуки» — прим.ред) и не могли развить высокую скорость…

***

Подготовка Страны Восходящего Солнца к войне, и особенно усиление ее флота не прошло незаметно для Российской Империи. Но пренебрежительное отношение к Японии, к «желтоглазым макакам», сыграло свою роль — попытки усилить Первую Тихоокеанскую эскадру оказались не удачны.

Отряд Виренеуса, который и шел как усиление 1ТЭ, был остановлен и возвращен на Балтику.

Броненосец «Слава», который должен был качественно усилить отряд Небогатова (а по сути, именно другие корабли шли довеском к «бородинцу»), во время испытаний сел на мель, пропоров днище.

Когда наконец был собран еще один отряд («Слава», «Александр-2», «Память Азова», «Корнилов»), война уже закончилась.

 

Таким образом, во Владивосток прибыло только пять кораблей: вся «драгоценная» серия легких крейсеров — «Жемчуг», «Изумруд», «Алмаз» и миноносцы «Грозный» и «Бравый». Совместно с крейсерами «Россия» и «Громобой» они приняли участие в обороне Сахалина, но оказать влияние на исход войны не могли…

***

А в чем собственно развилка?

Выбирая образец для броненосных крейсеров (будущие «Асамы»), японцы в качестве образца выбрали крейсер «О’хиггинс». Но, если бы они выбрали иной крейсер, скажем тип «Гарибильди»?

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

Да, прямо говоря, итальянские крейсера далеко не айс – дальность плавания и скорость маловаты. Но, ведь «Кассуга» и «Ниссин» — как раз гарибальдийцы (впрочем, корабли последнего поколения, прибавили почти 900 тонн водоизмещения по сравнению с первыми образцами), и в русско-японской войне проявили себя достойно. Стояли в строю с броненосцами адмирала Того, а ведь такая доля и более мощным «Асамам» не всегда выпадала, и выдержали все перипетии судьбы (русские снаряды). Да, будь у русских другие снаряды, будь у русских с командованием по лучше, будь – но этого не было.

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

Предположим, что японцы в целях увеличения флота за меньшие деньги, сделали ставку именно на «Гарибальди» (хорошо бы тут подошел цикл про Великую Италию коллеги нашего АртураПраэртора, и можно организовать итало-японский союз) а не на «О’хиггинс».

В Реальной Истории (используется Немного о стоимости кораблей в конце ХIХ столетия. Броненосные крейсера )

Япония построила (купила) 6 крейсеров типа «Асама»

Стоимость «Асамы» 879123 фунтов или 91 фунт за тонну.

Шесть «Асам», это 58753 тонн водоизмещения, при общей стоимости 5.346.523 фунтов (расчет грубый, ибо в Германии и Франции соотношение фунт за тонную будет больше).

 

Стоимость «Гарибальди» 750000 или 110 фунтов за тонну («Кассуга» 760000 или 93 фунта за тонну). В тоннах «Гарибильди» выходит дороже, но ведь «гарибальди» строили на итальянских верфях, а «Асама» — на английских, так что экономия должна быть.

Шесть «Гарибильди», если взять водоизмещение 6800 тонн, это всего 40800 тонн всего, и при стоимости 91 фунт за тонну, это 3.712.800 фунтов. Что составляет существенную экономию, а именно 1.633.723 фунтов. Но, раз есть экономия, то почему бы этой экономией не воспользоваться, и не построить еще парочку крейсеров? В результате, можно заложить уже 8 кораблей, и потратим всего 4.950.400 фунтов (еще 396.123 фунта осталось). Впрочем, учитывая, что придется малость «гарибальди» адоптировать под условия Тихого океана (за одно не мешает установить вторую мачту, водотрубные котлы), “японские гарибальди”, можно смело увеличить до 7340 тонн водоизмещения (если быть точным, то 7344 тонн)

 

Но, учитывая, что в РИ истории, у Японии после постройки 6 «Асам» еще остались деньги на покупку двух крейсеров в 7700 тонн – «Ниссин» и «Кассуга». То деньги у Страны Восходящего Солнца были, другими словами, Япония приобрела всего восемь крейсеров на 74153 тонн водоизмещения или (при 91 ф/т) потратив 6.747.923 фунтов. (Или 6.896.229 если по 93 ф/т).

«Асама» и «Токива» по 9700 тонн

«Якумо» 9900 тонн

«Адзума» 9953 тонн

«Издумо» и «Ивате» по 9750 тонн

«Ниссин» и «Касуга» – по 7700 тонн

Итого 74153 тонн

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

Таким образом, Япония, если изначально решит раскошелиться, может приобрести 10 крейсеров водоизмещением 7340 тонн (конечно, крейсера будут отличаться кто-то прибавит в весе, но кто-то и убавит). Если японцы все же решат сделать ставку на количество, т.е. будут строить корабли водоизмещением 6800 тонн, то могут (при небольшой добавке средств) получить 11 крейсеров

 

Ставка на «гарибальди». Умеренный вариант

.

Будем считать, что японцы экономили деньги, и приобрели всего 8 крейсеров, и еще два крейсера («Цукуба» и «Икома») вступили в строй в ходе войны. Таким образом, вместо 8 БРК которые были в РИ, в АИ будет 10 крейсеров.

******

 

Возникает один вопрос, связанный с кораблестроением: а на хрена Японии приобретать 8-10 крейсеров?

Ведь Япония развивала программу 6+6 или 6 броненосцев + 6 броненосных крейсеров.

Теперь получается, Япония реализует программу 6+8 (а то и 6+10), т.е. кораблестроительная программа у Японии изначально другая.

(на сколько изначально может быть другой – в другой альтернативе)

***

Что касается, какой именно «Гарибальди» в качестве образца, японцы могут выбрать, то:

— может, по типу «Гарибальди» с 2 254-мм орудиями;

— может, по типу «Кассуги» с 1х254+2х203-мм орудия;

— может, по типу «Сан-марин» / «Ниссин» с 4х203-мм орудиями.

(В данной альтернативе – второй или третий вариант, при первом варианте до Цусимы дело могло бы и не дойти крейсера типа «Асама» с 254-мм артиллерией)

Подписаться
Уведомить о
20 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare