Выбор редакции

Сражение в заливе Ла-Плата. Боевое крещение Перуанской Армады (Pax Pacifica)

14
1

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Публикую внеочередную подцикловую статью по миру Pax Pacifica, и сегодня речь пойдет о битве в заливе Ла-Плата. Рассказано будет о предпосылках, состоянии флотов и их составе, и причинах того, почему это морское сражение окажется одним из определяющих в дальнейшей истории не только Перу, но и ряда других государств.

Содержание

Все пути ведут в Ла-Плату

Сражение в заливе Ла-Плата. Боевое крещение Перуанской Армады (Pax Pacifica)

Во время первого вторжения в Восточную Полосу, проходившего в 1811 году, португало-бразильцы практически не использовали свой флот. Причины на то были вполне понятными – основные военные действия велись на удалении от побережья, а на море гаучо Артигаса не имели никаких военно-морских сил, и даже Буэнос-Айрес на тот момент не располагал достаточным количеством крупных военных кораблей. Не планировали они привлекать силы флота и при подготовке вторжения в Восточную Полосу в 1815 году, когда все должны были решить ветераны пехотных и кавалерийских полков. Однако прибытие экспедиции Чурруки в Ла-Плату, а также заключение союза между перуанцами и Федеральной лигой привели к тому, что у будущего противника появились достаточно значимые морские силы, которые уже нельзя было не принимать в расчет. В результате этого португало-бразильцам пришлось спешно приводить в порядок остатки португальского флота, которые были сосредоточены в портах Бразилии – дюжина линейных кораблей и большое количество фрегатов, корветов и прочих малых судов уже имелись в распоряжении, оставалось лишь снарядить их, обеспечить командами, и отправить на юг [1]. Командующим новым флотом назначили адмирала Луиша да Кунья Морейра, имевшего опыт командования флотом во время захвата французской части Гвианы.

Широкая мобилизация флота, впрочем, не стала простой задачей для Бразилии, которая уже длительное время этим не занималась. На кораблях не хватало людей, а у тех, кто имелся на борту, было явно недостаточно боевых навыков. Адмирал да Кунья пытался натренировать их, но на это у него не хватило времени – в августе португало-бразильские войска вторглись на территорию Федеральной лиги, и корабли понадобились в открытом море. Первые месяцы войны перуанцы не спешили идти навстречу бразильцам – корабли требовались для прикрытия Ла-Платы, в первую очередь – Монтевидео, ставшего крупной базой экспедиции Чурруки в регионе. Кроме того, с юга постоянно подходили отдельные перуанские корабли с грузами для флота, и их также требовалось прикрывать, что позволило адмиралу да Кунье избегать крупных столкновений длительное время. Однако в конце сентября ему понадобилось провести крупный конвой в Буэнос-Айрес – аргентинцы, ставшие союзниками португало-бразильцев, имели острый дефицит вооружения и боеприпасов, и решено было отправить несколько транспортов с грузами для них из Рио-де-Жанейро. На пути у транспортов стояли корабли Перуанской Армады, и для успеха предприятия требовалось отвлечь их и связать боем.

Сам Луиш да Кунья Морейра был уверен в успехе, так как обладал численным превосходством и в количестве кораблей, и в численности орудий на их борту. Кроме того, он сильно недооценивал перуанских моряков, считая, что после Наполеоновских войн любая часть испанского флота – а Перуанская Армада все еще являлась подразделением испанской – неизбежно потеряет в боеспособности, и потому неизбежно уступит португальцам в прямом противостоянии. Сказывался и удар по репутации испанских моряков, нанесенный Трафальгаром, из-за которого португальцы уже считали, что звезда морского владычества Испании закатилась. Да Кунья, взяв главные силы своего флота, в начале октября уже находился в пути, сопровождая транспорты. Когда эскадра приблизилась к Монтевидео, он отделил основные силы от транспортов, и направился прямиком к городу, где, по сведениям его разведки, находились главные силы перуанцев. Однако и Чуррука не сидел без дела – его корветы и бриги заранее доложили о подходе бразильцев, и потому перуанцы готовились встретить противника в полной боевой готовности, выдвинувшись ему навстречу. Результатом этих действий стала морская битва в заливе Ла-Плата, произошедшая утром 14 октября 1816 года, и ставшая главным морским сражением Америки, а то и всего мира за второе десятилетие XIX века.

Перуанская Армада

Сражение в заливе Ла-Плата. Боевое крещение Перуанской Армады (Pax Pacifica)

Вопреки ожиданиям португальцев, личный состав Перуанской Армады был подготовлен гораздо лучше, чем португальцы, или даже собственно испанцы во времена расцвета их военно-морских сил. За подготовку матросов и офицеров с 1807 года отвечал лично Косме Дамиан де Чуррука, еще до 1805 года отработавший и применивший на практике эффективные методики по обучению моряков военному делу. Перуанцы умели быстро и метко вести огонь на ближних и средних дистанциях, отлично управлялись с парусами, умели четко выполнять все маневры, как самостоятельные, так и в составе соединений, и были весьма дисциплинированны. Помимо боевой подготовки, они за прошедшее десятилетие успели пройти богатую морскую практику, осуществляя плавания вдоль берегов Южной Америки, и к некоторым островам Тихого океана. Командовал флотом опытный адмирал, прошедший через ад Трафальгарского сражения с честью, а его подчиненными были точно такие же ветераны того эпохального сражения – Каэтано Вальдес и Флорес, Антонио Пареха, и многие другие офицеры и матросы. Лишь небольшая часть личного состава экипажей кораблей была подготовлена сравнительно плохо – те, кого пришлось набирать непосредственно перед отправкой кораблей вокруг мыса Горн, дабы доукомплектовать экипажи до штатных показателей. Тем не менее, в среднем боеспособности перуанского личного состава могли завидовать не только американские, но и многие европейские моряки. Единственным, чего им не хватало, был реальный боевой опыт – за прошедшее время Перуанская Армада не занималась ничем кроме бомбардировок побережья, конвоирования транспортов и борьбы с каперами, что явно не тянуло на полноценное эскадренное сражение.

Часть легких сил перед боем патрулировала Ла-Плату, и обеспечивала проводку транспортов за пределы опасной для них зоны, в результате чего к 14 октября в своем распоряжении Косме Дамиан де Чуррука и Элорса имел следующие корабли:

  • «Príncipe de Asturias», 112 орудий
  • «Fernando VII», 112 орудий
  • «Santa Ana», 112 орудий
  • «Purisima Concepcion», 112 орудий
  • «Heroe», 80 орудий
  • «Neptuno», 80 орудий
  • «Montañes», 74 орудия
  • «San Telmo», 74 орудия
  • «San Francisco de Paula», 74 орудия
  • «Flora», 44 орудия
  • «Santa Catalina», 44 орудия
  • «Perla», 34 орудия
  • «Proserpina», 34 орудия
  • «Santa Casilda», 34 орудия
  • ВСЕГО: 9 линейных кораблей, 5 фрегатов, 1020 орудий

Организационно свои силы Чуррука разделил на три части – 1-й боевой отряд (под собственным командованием, флаг на «Príncipe de Asturias», 4 линейных корабля), 2-й боевой отряд (под командованием Каэтано Вальдеса и Флореса, флаг на «Santa Ana», 4 линейных корабля), и 3-й боевой отряд (под командованием Антонио Парехи, флаг на «Montañes», 1 линейный корабль и 5 фрегатов). План боя как таковой не составлялся, Чуррука планировал действовать по обстоятельствам, а в море вышел тремя колоннами. Также в его распоряжении имелись два корвета, но после начала боя они отошли в сторону, и в общем сражении не участвовали. Всего же Перуанская Армада располагала меньшими силами, чем португало-бразильский флот, но при меньшем числе вымпелов линейные силы обладали примерно равным артиллерийским вооружением, а у да Куньи не было кораблей крупнее 84-пушечников, в то время как у Чурруки имелись 4 отличных корабля I ранга, которые могли решить исход боя в свою пользу при грамотном использовании.

Состояние материальной части перуанских кораблей было достаточно хорошим. В Кальяо для обслуживания крупных корабельных соединений быстрыми темпами возводился арсенал, и его мощностей вполне хватало для содержания Перуанской Армады. Кроме того, некоторые нововведения позволяли улучшить качества и без того отличных проектов испанских кораблей, которые могли считаться одними из лучших в мире даже спустя десятилетия после своего ввода в строй. Правда, в Перу существовала серьезная проблема, связанная с артиллерией – в колонии отсутствовало производство собственных тяжелых пушек, необходимых линейным кораблям и фрегатам, а сами корабли присылались из метрополии далеко не всегда с вооружением. Кроме того, тяжелые пушки нужны были и на другие нужды, в результате чего их часто снимали с кораблей, а затем перевооружали чем попало. К 1816 году это дало свои результаты – Перуанская Армада отличалась весьма пестрым вооружением, где испанские пушки стояли рядом с французскими, британскими и американскими, и смешивалась с собственными образцами артиллерии. Так, 112-пушечник «Пурисима Консепсьон» был вооружен британскими 32- и 24-фунтовыми пушками, а также 24-фунтовыми «длинными» гаубицами, изготовленными в Перу. Последние вообще стояли практически на всех кораблях, заменив старые 8-фунтовые орудия, расположенные на надстройках. Еще одним кораблем, сильно «пострадавшим» от перевооружения, стал линейный корабль «Montañes» — его перевооружили на 24-фунтовую артиллерию, из-за чего тот оказался достаточно легким и маневренным, и потому на случай боя был выбран в качестве флагмана отряда фрегатов. Сами перуанские фрегаты сильно уступали португальским в вооружении – лишь 2 из них имели 18-фунтовые пушки на гондеке, остальные же располагали лишь 12-фунтовой батареей. Фрегаты же португало-бразильского флота вооружались именно 18-фунтовой артиллерией, и потому были гораздо более сильны в артиллерийском бою, чем их перуано-испанские «коллеги».

Португало-бразильский флот

Сражение в заливе Ла-Плата. Боевое крещение Перуанской Армады (Pax Pacifica)

Перебазирование в колониальную Бразилию и Наполеоновские войны неизбежно сказались на качестве личного состава португальского флота. Он и ранее был далеко не блестящим, и единственное, чем могли гордиться португальцы – так это богатым опытом морской практики. С началом войн в Европе многие матросы ушли воевать на сушу, некоторые уволились или перешли на торговый флот. В результате этого к началу 1816 года в Бразилии кораблей имелось гораздо больше, чем полнокровных экипажей для них, и при мобилизации это неизбежно ухудшило уровень подготовки личного состава. Серьезной проблемой оказался и дефицит ресурсов на полноценные учения, начиная от денег, и заканчивая временем – адмиралу да Кунье едва удалось добиться хотя бы минимальной сплаванности своих экипажей. Пополнения для них пришлось искать везде – вербовать иностранных наемников, мобилизовать матросов торгового флота, и даже набирать на простейшие должности бывших рабов, хотя это было уже большой крайностью. В результате этого к октябрю 1816 года португальские корабли были укомплектованы штатными экипажами, но вот уровень их боевой подготовки можно было оценить только как довольно низкий. Хуже всего дело обстояло с артиллерийской прислугой – многие успели лишь в общих чертах выучить основные правила ведения стрельбы из пушек, и на деле ни разу не стреляли из них, даже не представляя, что такое канонада.

Часть португало-бразильского флота осталась патрулировать окрестности портов, часть продолжала конвоировать транспорты в Буэнос-Айрес, в результате чего адмирал Луиш да Кунья Морейра принял бой со следующими кораблями:

  • «Principe Real», 84 орудия
  • «Príncipe do Brazil», 84 орудия
  • «Conde dom Henrique», 74 орудия
  • «Medusa», 74 орудия
  • «Rainha de Portugal», 74 орудия
  • «Vasco da Gama», 74 орудия
  • «Infante dom Pedro», 74 орудия
  • «Dom Joao de Castro», 72 орудия
  • «Martin de Freitas», 66 орудий
  • «São Sebastião», 64 орудия
  • «Afonso de Albuquerque», 64 орудия
  • «Princesa da Beira», 64 орудия
  • «Teresa», 50 орудий
  • «Amazonia», 50 орудий
  • «Perola», 50 орудий
  • «Golfinho», 44 орудия
  • «Tritão», 44 орудия
  • «Princesa de Abiena», 36 орудий
  • ВСЕГО: 12 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1142 орудия

Организационно он поделил свой флот на 3 отряда – авангард (6 фрегатов), центр (6 линейных кораблей) и арьергард (6 линейных корабля). Заранее приготовившись к бою, португальский флотоводец перестроил свои силы из колонн в линию сразу после отделения от конвоя, и явно планировал сражаться в классической линии баталии. Сам да Кунья держал флаг на линейном корабле «Principe Real», и командовал центром. У авангарда и арьергарда формально были свои командующие, но никакой реальной самостоятельностью они не обладали – все решал лично адмирал да Кунья. Не имея кораблей I ранга, он надеялся на большее количество вымпелов в своей линии баталии (12 против 9, или 18 против 14 с учетом фрегатов), и сильный авангард, чьи фрегаты были явно сильнее испанских. Впрочем, несмотря на численное превосходство в кораблях, по количеству артиллерии португало-бразильский флот превосходил перуанцев незначительно.

Материальная часть португальских кораблей была хоть и не запущенной до безобразия, но все же оставляла желать лучшего. Стояние у стенки длиною в 8 лет, без докования и крупных ремонтов сделали свое гиблое дело, и многие португальские корабли шли в бой с течью в трюме и рассохшимися корпусами. Перед началом войны едва удалось отремонтировать рангоут, да провести кренгование всех кораблей, но из-за недостаточной выучки экипажей они все равно плохо маневрировали, и не могли держать высокую скорость. Несколько лучше обстояли дела лишь с фрегатами, которые содержались более внимательно, и в целом находились в хорошем состоянии. Артиллерийская часть португало-бразильских кораблей также была не идеальной – часть пушек была представлена устаревшими образцами, снятыми с береговых крепостей ради покрытия дефицита в вооружении. На весь португальский флот имелось лишь 10 карронад, купленных в Великобритании, и некоторое количество новых пушек. Главный калибр линейных кораблей состоял из 36- и 24-фунтовых орудий, достаточно мощных и эффективных в умелых руках. На надстройках располагались британские 9-фунтовые орудия, имевшие сомнительный боевой потенциал в эскадренных сражениях.

Боевое крещение перуанского флота

Сражение в заливе Ла-Плата. Боевое крещение Перуанской Армады (Pax Pacifica)

Два флота обнаружили друг друга утром 14 октября 1816 года. Перуанцы приближались с северо-запада, идя в трех колоннах, в то время как португальцы уже шли в линии баталии. Последний факт сыграл с Чуррукой злую шутку – поначалу он решил, что перед ними лишь часть португальских сил, так как видел лишь несколько головных кораблей противника. Ветер дул северо-западный, и испанский адмирал решил пока не перестраиваться, но сменить курс, идя на сближение при максимально благоприятном ветре. Лишь спустя какое-то время, когда да Кунья также сменил курс, развернув линию баталии прямо перпендикулярно курсу перуанцев, стало ясно, что здесь присутствует весь португальский флот. И Чуррука, памятуя схожую ситуацию во время Трафальгарской битвы, решил не перестраивать на виду у противника свои три колонны, а продолжать идти вперед, используя свои головные линейные корабли как таран, метя прямо в середину линии португальцев. Лишь для 3-го отряда Антонио Парехи он отдал отдельный указ – изменить курс, и заняться охватом вражеского авангарда, где находились все португало-бразильские фрегаты.

Такое решение было достаточно рискованным, но сулило немалые выгоды в случае успеха, и Чуррука решил сделать ставку не на традиционные способы ведения боя, а на выучку своих офицеров и матросов, и крепость корпусов кораблей I ранга. Адмирал Луиш да Кунья Морейра принял такие условия боя, и после первой смены своего курса больше не предпринимал никаких активных действий, ожидая сближения двух флотов. Орудия его кораблей издалека открыли огонь по приближающимся перуанцам, но тот оказался на редкость бесполезным – сказывалась низкая выучка прислуги. Лишь небольшое количество ядер попадали в цель, нанося при этом минимальный ущерб, а скорострельность португало-бразильских пушек оставляла желать лучшего. Сами же перуанцы вовсе не вели огонь из носовых орудий, даже если те имелись на кораблях. В результате этого первая фаза сражения прошла при минимальной стрельбе, и без потерь с обеих сторон. Чуррука до последнего момента сохранял хладнокровие, и лишь на короткой дистанции приказал своим кораблям начать расходиться в разные стороны, дабы связать боем португальские корабли.

Удар перуанского флота пришелся по 74-пушечному «Rainha de Portugal», шедшему 9-м в португальской линии баталии. Тот едва успел вплотную разрядить последний залп по флагману Каэтано Вальдеса, нанеся ему определенные повреждения, как сразу два 112-пушечника, «Principe de Asturias» и «Santa Ana», прорезали курс «Rainha» и дали мощные продольные залпы с носа и кормы, обрушившиеся на португальца. Этот первый залп оказался очень разрушительным – ядра и картечь, выпущенная с близкой дистанции 24-фунтовыми гаубицами, разворотили корму и нос корабля, а заодно произвели масштабное опустошение на верхней палубе. Вероятно, португальцы собирались то ли на абордаж, то ли стремились использовать в ближнем бою 9-фунтовки, из-за чего там скопилось много людей – и почти все они были убиты или ранены. «Raihna de Portugal» после этого еще пытался какое-то время огрызаться, но бой для него был закончен после первого перуанского залпа – немногим позднее португальцы выбросят белый флаг. Подобные эпизоды продолжались в центре адмирала да Куньи и с другими кораблями, по мере того как перуанские корабли прорезали его строй и обрушивали на португало-бразильские корабли град ядер и картечи. Бразильские моряки пытались огрызаться, но сразу же стало ясно, что они стреляют намного реже перуанцев, что позволяло последним производить методическую деконструкцию вражеских кораблей, получая при этом достаточно умеренные повреждения. Еще хуже дело обстояло с верхними палубами – каждый линейный корабль Чурруки вместо бесполезных 8- и 6-фунтовых пушек нес скорострельные 24-фунтовые гаубицы, которые играли на его кораблях роль карронад, и с учетом большого количества таких гаубиц получалось, что португальцев попросту засыпали картечью. Все попытки абордажа с их стороны оказывались бесполезными, верхние палубы превратились в гиблое место, простреливаемое со всех сторон. В бой постепенно втягивались корабли португальского арьергарда, и да Кунья мог бы реализовать численное превосходство своих линейных сил – но командовать боем он уже не мог: на его 84-пушечный «Principe Real» обрушились сразу два 80-пушечных корабля перуанцев, «Heroe» и «Neptuno», захваченные в 1808 году у французов, и португало-бразильскому флагману приходилось туго [2].

Тем временем более драматические события развернулись севернее, где отряд Антонио Парехи (1 линейный корабль и 5 фрегатов) столкнулся с вражеским авангардом, состоявшим из 6 фрегатов. Экипажи последних были лучше натренированы, чем остальные португальцы, да к тому же обладали мощным оружием и маневренными кораблями, в результате чего началась совершенно безобразная свалка. Трем перуанским фрегатам – «Perla», «Proserpina» и «Santa Casilda» — пришлось совсем туго: португальцы окружили их, и, пользуясь превосходством в артиллерии над 12-фунтовыми фрегатами, методически расстреливали их. Однако у Парехи был несомненный козырь – «Montañe с его 24-фунтовками и высокой маневренностью. Храбро врезавшись в ряды противника, он отвлек на себя сразу три фрегата – «Teresa», «Amazonia» и «Perola», бывшие наиболее тяжело вооруженными из всех. Великолепный линейный корабль с честью держал удар, и наносил мощный урон противнику. Наличие мощного линейного корабля в результате стало склонять чашу весов в пользу перуанцев, сказывались и все те же гаубицы, засыпавшие португальские корабли градом картечи. Тяжело, неся потери, истекая потом и кровью, корабли Парехи брали верх над своими визави. Сам Пареха при этом был тяжело ранен, и к концу дня скончался, став самым высокопоставленным офицером, погибшим в этом сражении, но свой долг он выполнил до конца [3].

Несмотря на тяжелый бой между фрегатами, решающим все же оставалась основная свалка между линейными кораблями. Превосходство в артиллерии и выучке экипажей перуанцев, в конце концов, давали о себе знать – повреждения португальских кораблей увеличивались быстрее, чем они успевали отстреливаться, а крепость бортов и огневая мощь кораблей I ранга вносили решающий вклад в баталию. Чуррука целиком оправдал свой подход к подготовке Перуанской Армады – несмотря на яростную канонаду, его корабли несли небольшой ущерб, в то время как корабли да Куньи теряли мачты и получали серьезные пробоины в корпусе от огня противника. В конце концов, португальцы стали выбрасывать белые флаги, признавая свое поражение. Некоторые корабли попытались было спастись бегством, но они не обладали превосходством в скорости над перуанцами, и потому, в конце концов, брались на абордаж, либо расстреливались с ближней дистанции. Видя этот разгром, португальские фрегаты также попытались спастись бегством, и это у них вышло лучше – 44-пушечный «Tritão» и 36-пушечный «Princesa de Abiena», получившие наименьшие повреждения, смогли оторваться от преследования, и вместе с 2 бразильскими корветами, находившимися вне боя, смогли донести до Рио-де-Жанейро вести о разгромном поражении. Остальные же португало-бразильские корабли постигла разная участь:

  • «Principe Real», 84 орудия. Взят на абордаж перуанцами в середине боя, захвачен и отбуксирован в Монтевидео.
  • «Príncipe do Brazil», 84 орудия. Сражался до самого конца, сдался последним в сражении, уже лишившись всех мачт. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Conde dom Henrique», 74 орудия. Сражался долгое время, сдался одним из последних. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Medusa», 74 орудия. Получил средние повреждения, сдался ближе к концу боя. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Rainha de Portugal», 74 орудия. Получил тяжелые повреждения после первых залпов в сражении, включая подводные пробоины, позднее сдался в плен. Затонул при буксировке в Монтевидео.
  • «Vasco da Gama», 74 орудия. Получил средние повреждения, сдался ближе к концу боя. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Infante dom Pedro», 74 орудия. Сдался после нескольких продольных залпов, самым первым из португальских кораблей. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Dom Joao de Castro», 72 орудия. Во время боя загорелся, вышел из строя и пытался потушить пожар, но в конце концов был оставлен экипажем и взорвался, засыпав горящими обломками находившиеся неподалеку корабли.
  • «Martin de Freitas», 66 орудий. Ожесточенно сражался до последнего, получил тяжелые повреждения, сдался предпоследним. Отбуксирован в Монтевидео несмотря на ряд подводных пробоин.
  • «São Sebastião», 64 орудия. Получил средней тяжести повреждения, пытался выйти из боя и сбежать, но не сумел сделать это, и выбросил белый флаг. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Afonso de Albuquerque», 64 орудия. Получил тяжелые повреждения, лишился всех мачт, но уверенно держался на воде. Выброшенный белый флаг долгое время оставался незаметным с перуанских кораблей, в результате чего корабль подвергся дополнительным разрушениям. В конце концов, он был захвачен абордажной командой с «San Telmo» и отбуксирован в Монтевидео.
  • «Princesa da Beira», 64 орудия. Получил легкие повреждения, пытался выйти из боя и сбежать, но после нескольких залпов из тяжелых орудий по корме начал тонуть. Оставлен экипажем, после чего на него высадились перуанцы, пытавшиеся спасти корабль, но тщетно – к полуночи он затонул.
  • «Teresa», 50 орудий. Нанес самые тяжелые повреждения линейному кораблю «Montañes», но и сам получил множество подводных пробоин, и к концу дня затонул.
  • «Amazonia», 50 орудий. Тяжело поврежден огнем перуанских кораблей, а затем взят на абордаж. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Perola», 50 орудий. Тяжело поврежден и лишился мачт, предпринял вялую попытку выйти из боя и сбежать, но в конце концов сдался в плен. Отбуксирован в Монтевидео.
  • «Golfinho», 44 орудия. Был тяжело поврежден артиллерией «Montañes», ближе к концу сражения был покинут экипажем и затонул.

Всего потери в людях у португало-бразильского флота составили около 1,8 тысяч убитых и раненных, и около 3 тысяч пленных. В кораблях потери составили 11 захваченными и 5 затонувшими. Потери перуанцев были значительно ниже – убитыми и раненными Чуррука потерял не более 800 человек, а потерян был всего один корабль, фрегат «Santa Casilda», получивший тяжелые повреждения от 18-фунтовой артиллерии португальцев, и затонувший к следующему утру уже на пути к Монтевидео. И Чуррука, и Вальдес остались целыми, в отличие от Парехи и своего главного противника – адмирала да Куньи. Тот получил множество ранений, лишился руки и ноги, но все же оставался в строю, проявив храбрость и стойкость, достойную уважения. Позднее он вместе с пленными португальскими моряками будет освобожден Чуррукой, и отправлен домой на британском корабле – смысла в удержании в плену такого количества вражеских моряков уже не было, так как кораблей у бразильцев уже практически не осталось. Кроме того, подписка о неучастии в дальнейшем конфликте давала надежду, что эти люди более не будут участвовать в конфликте на любых ролях.

Последствия

Сражение в заливе Ла-Плата. Боевое крещение Перуанской Армады (Pax Pacifica)

Известия о битве в Ла-Плате произвели эффект разорвавшейся бомбы даже там, где мало интересовались Южной Америкой. Португальский флот, считавшийся далеко не самым худшим, и имевший достаточно много кораблей в своем составе, неожиданно перестал существовать – всего у него осталось лишь несколько недостроенных линейных кораблей в Лиссабоне, да фрегаты с малыми судами, пригодные лишь для ограниченного количества целей. С другой стороны, громко о себе заявили перуанские матросы и офицеры, продемонстрировавшие в ходе баталии выдающиеся навыки, храбрость, доблесть и упорство. Ирония ситуации состояла в том, что перуанцы вроде как считались частью Испанской Армады, но именно благодаря этому сражению их стали рассматривать отдельным флотом, и потому весь престиж и восхваления достались не испанской метрополии, а колонии. Гений Чурруки был окончательно признан всеми флотами мира – причем гений в первую очередь не флотоводческий, а организаторский: сам бой велся им достаточно просто, без лишних маневров и хитростей, но уровень боеспособности, достигнутый благодаря его многолетней кропотливой работе, позволил даже с таким простым планом добиться оглушительного успеха. Победа в крупном морском сражении сильно укрепила веру в себя перуанских моряков, и в то же время усилила их обособление от испанского флот. Плоды победы распространились не только на флот, но и на само вице-королевство – иностранцы стали с большим вниманием относиться к успехам и амбициям Перу, стали присылать своих посланников в Лиму, и устанавливать дипломатические контакты с вице-королем Алькала Галиано. Даже Фернандо VII, относившийся к Перу и его лидерам резко отрицательно, был вынужден пойти на уступки перед колонией и окончательно признать происходящее в ней, дабы заполучить хотя бы часть той славы, которую заслужили испано-перуанские моряки.

Непосредственные военные результаты битвы в Ла-Плате оказались куда скромнее, чем политические. Перуанцы все же упустили конвой, и он сумел не только разгрузиться в Буэнос-Айресе, но и отправиться затем обратно, успешно прибыв в Рио-де-Жанейро. Было получено полное господство на море – но серьезных морских целей в районе военных действий попросту не было. В результате этого Чуррука не нашел иного варианта, кроме как блокады бразильских портов, и охоты за торговыми судами, что быстро превратилось в рутину, и успело наскучить победоносным перуанцам. Правда, разгром португальского флота избавил от опасности вторжения и бомбардировок Монтевидео и прочие порты Федеральной лиги, так что их защиту можно было ослабить, и успехов португало-бразильцы теперь могли добиться лишь на суше. В том числе благодаря этому экспедиция Чурруки еще до окончания конфликта покинула берега Ла-Платы – кораблям попросту не находилось серьезного дела, и держать их вдали от Каляьо не было никакого смысла. Лишь небольшое количество легких судов – шхун, бригов и корветов – остались патрулировать берега дружественной Федеральной лиги, и позднее влились вместе с экипажами в состав флота только что сформированной Хосе Хервасио Артигасом Восточной республики Уругвай.

Имелись у Ла-Платской битвы и другие последствия, неочевидные поначалу. Португалия, лишившись своего линейного флота, была отброшена на позиции малой морской державы, не имевшей серьезного веса в мировом океане. Ее это в общем устраивало, тем более что в самой метрополии наблюдалась нестабильность, и до крупных заокеанских дел у нее не доходили руки – но в 1822 году от Португалии окончательно откололась Бразилия, провозгласившая себя империей. От бывшей метрополии ей досталось очень немного кораблей, которых хватало для необходимого минимума целей – но император Педру I решил, что этого решительно недостаточно в свете предыдущих событий, включая 14 октября 1816 года. Перу еще до обретения независимости показало, что может отправлять крупные морские экспедиции для защиты своих интересов в Южную Атлантику, и это прямо угрожало бразильским интересам. Было ясно также и то, что для противостояния перуанцам нужен был сильный флот. Похожие выводы сделали и аргентинцы, которые понимали, что без вмешательства Бразилии их независимости пришел бы конец из-за действий экспедиции Чурруки. И новорожденные Бразилия и Аргентина в результате стали постепенно накапливать морские вооружения, преследуя простую цель – защищать свои интересы против возможного вторжения с моря, в первую очередь – со стороны Перу. А вслед за ними в эту гонку были вынуждены включиться и уругвайцы. В результате этого Ла-Платская баталия стала прологом к гонке морских вооружений между странами Латинской Америки, которая не заканчивается и по сей день [4].

Post Scriptum

Рассказ о Ла-Платской морской баталии будет не полным без краткого описания судьбы кораблей, которые в ней участвовали. Все они – и победители, и побежденные – прошли вскоре через переменчивую историю Южной Америки своей эпохи, успели сменить названия, перетерпеть изменения, и побывать в составе разных флотов. Некоторые из них прослужили еще долгую службу, а некоторые были пущены на дрова уже вскоре после октября 1816 года. Корабли победителей затронули в первую очередь переименования – ведь с 1823 года Перуанское королевство окончательно обособилось от Испании, и с 1825 года стало империей, в результате чего многие названия кораблей были изменены на более уместные. К победоносным линейным кораблям и фрегатам перуанцы отнеслись с особым почетом, и потому многие из них прослужили еще не одно десятилетие.

  • «Príncipe de Asturias», 112 орудий. В 1825 году переименован в «Principe de Rimac», сохранив былой смысл названия в честь наследника короны, но на сей раз не испанского, а перуанского. Прошел несколько капитальных ремонтов и тимберовок, служил в составе флота до 1849 года, когда вместо очередного капитального ремонта было решено пустить его на слом. Проект сохранения корабля в качестве музея не был реализован, хоть и пользовался поддержкой императора.
  • «Fernando VII», 112 орудий. В 1825 году переименован в «Emperador Cosme I Damian», в честь первого императора Перу. Во время службы чаще именовался просто «Emperador». С того же момента стал флагманским кораблем Перуанской Армады, и оставался таковым до конца своей службы, проходя через ремонты и тимберовки, на которые не скупилась имперская казна. В 1851 году выведен в резерв, а спустя еще два года отправлен на слом.
  • «Santa Ana», 112 орудий. Повреждения, полученные в сражениях, не прошли даром для этого корабля, и в 1827 году он был окончательно пущен на слом из-за необходимости сложного и дорогостоящего ремонта.
  • «Purisima Concepcion», 112 орудий. Один из самых старых кораблей Перуанской Армады (спущен на воду в 1779 году), ремонты которого с каждым разом становились все более дорогостоящими. Выведен в резерв в 1828 году, пущен на слом в 1834 году.
  • «Heroe», 80 орудий. В 1823 году переименован в «Peruano», в честь покойного вице-короля Дионисио Алькала Галиано, ставшего первым архитектором будущего величия Перу. Прослужил до 1855 года, после чего еще какое-то время использовался в качестве плавучего склада.
  • «Neptuno», 80 орудий. Прослужил до 1844 года, когда был исключен из действующего состава флота. В дальнейшем использовался как плавказарма и склад, в 1857 году сгорел после удара в него молнии.
  • «Montañes», 74 орудия. В 1820-21 годах перестроен и перевооружен, превратившись в полноценный 80-пушечный корабль. В таком виде находился в строю до 1847 года, когда вместо очередного ремонта было решено пустить его на слом.
  • «San Telmo», 74 орудия. После 1825 года в основном находился в резерве, окончательно исключен из состава флота в 1845 году.
  • «San Francisco de Paula», 74 орудия. После 1825 года в основном находился в резерве, окончательно исключен из состава флота в 1845 году.
  • «Flora», 44 орудия. Получил в сражении при Ла-Плате средние повреждения, ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. После войны использовался как научно-исследовательский корабль в ряде экспедиций, предпринятых в 1820-е и 1830-е годы. Прослужил до 1851 года, когда из-за ветхости корпуса и морального устаревания был отправлен на слом.
  • «Santa Catalina», 44 орудия. Получил в сражении при Ла-Плате тяжелые повреждения. Прошел первый ремонт в Монтевидео, а затем капитальный в Кальяо. В обновленном виде прослужил до 1849 года, в основном служа в качестве исследовательского и дипломатического корабля.
  • «Perla», 34 орудия. Получил в сражении при Ла-Плате тяжелые повреждения. После ремонта в Монтевидео прослужил какое-то время в Атлантике, после чего отправился в Кальяо, где был выведен в резерв. В 1821 году исключен из состава флота, корпус использовался вспомогательными службами местного порта до 1844 года.
  • «Proserpina», 34 орудия. Получил в сражении при Ла-Плате тяжелые повреждения. Частично восстановлен в Монтевидео, но Атлантику более никогда не покидал. В 1824 году передан Уругваю, после чего сразу же был разобран из-за плохого состояния корпуса.

Определенный интерес представляет также история кораблей, захваченных в сражении у португальцев. Все они сразу же были включены в состав Перуанской Армады, но судьба у них оказалась совершенно разной.

  • «Principe Real», 84 орудия. В 1825 году сменил название на «Emperatriz Maria de los Dolores», во время службы именовался просто «Emperatriz». Несколько раз ремонтировался в Монтевидео и Кальяо, окончательно вошел в строй под перуанским флагом в 1819 году. Вошел в состав действующего флота, где находился до 1842 года, когда был выведен в резерв. Пущен на слом в 1847 году.
  • «Príncipe do Brazil», 84 орудия. Сменил название на «La Plata» в 1817 году, ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. Вошел в состав основных сил перуанского флота, служил до 1846 года, когда вместо очередной тимберовки решено было отправить устаревший корабль на слом.
  • «Conde dom Henrique», 74 орудия. В 1817 году сменил название на «Almirante Antonio Pareja», ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. Выведен в резерв в 1821 году, пущен на слом в 1830 из-за плохого состояния корпуса.
  • «Medusa», 74 орудия. Названия не менял, ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. Выведен в резерв в 1821 году, в 1828 году продан Гватемале, пройдя перевооружение на британскую артиллерию и сменив название на «La Union». Там прослужил до 1854 года, после чего был пущен на слом.
  • «Vasco da Gama», 74 орудия. Переименован во «Francisco Pizarro», ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. В 1821-1823 годах модернизирован, став 80-пушечным, и войдя в состав главных сил флота. Прослужил там до 1850 года, когда было решено пустить его на слом вместо очередного дорогостоящего ремонта.
  • «Infante dom Pedro», 74 орудия. Переименован в «San Pedro», ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. В 1820 году выведен в резерв, пущен на слом в 1827 году.
  • «Martin de Freitas», 66 орудий. Переименован в «San Martin», но полное его восстановление было признано нецелесообразным. В 1820 году передан Уругваю, в 1822 разобран из-за плохого состояния корпуса.
  • «São Sebastião», 64 орудия. Переименован в «San Sebastian», ремонтировался в Кальяо и Монтевидео. Пущен на слом в 1824 году.
  • «Afonso de Albuquerque», 64 орудия. Название не менял, восстановление корабля было признано нецелесообразным, и в течении 1817 года его разобрали для обеспечения древесиной ремонта других кораблей.
  • «Amazonia», 50 орудий. Название не менял, ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. Служил в составе Перуанской Армады до 1825 года, когда был продан Гватемале, там его переименовали в «Libertad». С несколькими капитальными ремонтами прослужил до 1856 года.
  • «Perola», 50 орудий. Переименован в «Victoria», ремонтировался в Монтевидео и Кальяо. Служил в составе Перуанской Армады до 1825 года, когда был продан Гватемале. Не менял название, находился в строю до 1841 года, когда фрегат сгорел в результате несчастного случая.

Таким образом, португало-бразильские корабли успели послужить в составе флотов Перу, Гватемалы и Уругвая, и в основном прожили долгую жизнь. В этом плане им повезло, так как перуанцы и их союзники очень бережно относились к крупным парусным кораблям, строить которые было дороже, чем поддерживать уже существующие корпуса. Таким образом, благодаря победе Косме Дамиана де Чурруки, будущего императора Перу, в сражении при Ла-Плате, и перуанцы, и их союзники окажутся с избытком обеспечены корпусами кораблей на долгие годы вперед, что позволит сосредоточиться им на развитии легких сил, фрегатов и системы базирования. То, что уже к 1830-м годам все крупные корабли уже успели морально устареть, компенсировалось отсутствием реальных противников для них во всей Америке – даже США строили для себя корабли высших рангов в очень небольших количествах. В конце концов, Перу хватит 8 линейных кораблей в строю, подкрепленных мощными фрегатами собственной постройки, чтобы уверенно чувствовать себя в качестве главной морской державы в Южной Америке и бассейне Тихого океана [5]. По иронии судьбы, из этой восьмерки лишь три единицы будут испанской постройки, а остальные пять окажутся французскими и португальскими трофеями. Впрочем, это будет уже после того, как закончатся Американские Революционные войны, и Перу провозгласит себя империей, в совсем другие времена, и в других условиях….

Примечания

  1. Увы, у меня возникли проблемы с установлением точного количества кораблей, которые перевели в Бразилию, как и все детали их судьбы. Так что все детальные построения касательно португало-бразильского флота в этой статье носят недостоверный, и вероятно даже ошибочный характер.
  2. По факту действительно получается Трафальгар в миниатюре, только испанцы теперь играют роль британцев, а вместо Нельсона этим бардаком командует Чуррука.
  3. В реальности Антонио Пареха умер от лихорадки еще в 1813 году, командуя экспедицией роялистов в Чили.
  4. В сравнении с этим знаменитая южноамериканская военно-морская гонка между Аргентиной и Чили из сурового реала получается так, мелочью…. А все потому, что Южная Америка в реале в принципе обходилась практически без флотов, очень долгое время. Пара-тройка фрегатов уже считались мощным соединением, а каких-то два малых броненосца вкупе с разными броненосными канонерками и плавбатареями в 1870-80-е годы уже были едва ли не доминирующей силой на континенте. В АИ все будет куда суровее и конкурентнее.
  5. Собственно, такой флот легко может стать первым по могуществу в Америке, потеснив ВМС США на какое-то время. А если учесть, что у перуанцев еще и в резерве есть несколько линейников, то янки точно становятся вторыми. Правда, это лишь временная ситуация, вызванная особым стечением обстоятельств, у США все равно возможностей строить и содержать флот гораздо больше.
Подписаться
Уведомить о
17 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare