Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

16
0

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

Желтое море, район между устьем р. Ялу (Ялуцзян) и о. Хайян (Хайяндао).  Борт флагманского броненосца «Дин-Юанг».

Один из иностранных инструкторов — немец Констан фон Генникен, внезапно схватился за голову, которая буквально раскалывалась на части. Находившийся рядом, английский инструктор бросился к своему коллеге, который приложил голову – скорее бессознательно к холодному металлу броненосца.

-… воды – прохрипел немец. По его щекам текли слезы боли.

К спокойствию Уильяма, немец, смог более-менее очухаться (по крайне мере за голову не держался, и к металлу не прикладывался), но предложенную воду выпил в мгновенье ока. Как и предложенную фляжку кое с чем по крепче – и так же не заметив разницы.

Тем не менее, первый вопрос фон Геннекена, когда он посмотрел на него осмысленным взглядом, поставил Уильяма в некое замешательство:

— Сегодня 17 сентября 1894 года?

— Да – вымолвил изумленный англичанин.

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

***

Итак, он Констант фон Генникен и одновременно Карл Коль (нет, даже не родственник, просто тезка). С ним (т.е. с Колем) случилось именно то, что описывается в фантастике и фэнтези – он стал попаданцем. Точнее вселенцем. Ибо не его тело оказалось в прошлом, а только его сознание – причем найдя подходящего реципиента.

Почему именно инструктора в китайском флоте – неизвестно. Да и не помнил Коль, что в его жизни происходило нечто ординарного. Вроде он был жив – или именно только что в роде. От смерти никто не застрахован.

Головная боль стала слабее, но было по-прежнему тяжело. Теперь Коль понимал, почему вселенцы попадают в момент смерти (клинической смерти) реципиента. Ну на худой конец, когда тело аборигена ослаблено ранениями или болезнью. Но попасть в тело здорового бодрствующего человека было очень чревато. Две личности тут же устроили бой за одно тело, и более развитый пришелец из будущего доминировал. Но побочный эффект от противостояния – в виде только головной боли (нет в виде ЖУТКОЙ ГОЛОВНОЙ БОЛИ) был что называется на лицо. Случалось Колю пить – не только с русскими, но и с финнами и англичанами (не говоря уже, собственно, про немцев), и утро выдавалось очень тяжелым. Но такой головной боли, он не испытывал никогда. Продлись БОЛЬ чуть дольше или Коль имел бы возможность делать нормальные шаги – он бросился бы в воду, что угодно, но только не испытывать как два разума борются в голове.

Итак, если он попал в прошлое, стал попаданцем, то значит судьбе угодно что бы он что-то сделал. Например, изменил ход сражения в пользу китайцев. Скоро все равно китайский адмирал Динг будет выведен из строя, а значит самое время будет брать руководство в свои руки. И тогда восторжествует слава европейцев.

Но, даже в случае поражения (или реальности – все-таки знание тактической обстановки не скажутся на меткости стрельбы и на содержимом снарядов), надо проявить себя с лучшей стороны. Пусть его выводы и ну будут отличаться от реальных – будущее за большими пушками и толстой броней, можно эти выводы подкрепить. Например, тем что пушек должно быть больше – и калибром покрупнее. Затем, убедить всех, что Германия просто ОБЯЗАНА вмешаться в русско-японскую войну, на стороне России. Великобритания естественно влезет в войну, и получится не бывалая ситуация. Ведь Россия и Германия будут вместе выступать против Японии и Великобритании, а значит Франция должна будет сделать свой выбор.

Выберут лягушатники союз с Россией, и континенталы совместно одолеют морских. В результате будет хороший пирог английского богатства, которого хватит надолго. Особенно если есть его одному – после победы над Великобританией можно и с французами и русскими разобраться.

Выберут французы Великобританию, все равно плюс. Да, можно и поражение признать, но гораздо лучше что бы Россия поняла что дружить надо именно с Германией а не с Францией и Великобританией. Впрочем, то что Китай останется про немецким (более-менее), а японцы так и не вылезут с островов не мало позитивы.

***

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

— Далеко ли японцы? – спросил фон Генникен/Коль

— Двадцать два кабельта – ответил один из китайских офицеров, явно удивленный вопросом.

Странно, вроде бы японцы должны быть дальше – и почему тогда пушки не стреляют? Впрочем, не важно.

— Адмирал – произнес Геннекен/Коль обращаясь к Дингу, командуйте перестроение. «Чин-Юань» должен встать нам в кильватер. «Лай-Юаню» в кильватер «Чина», «Дзин-Юаню» — в кильватер «Лая». Капитану Дену на «Чжи-Юань» — встать к нам по левому траверсу. «Чинг-Юаню» — в кильватер «Чжи». Капитану Фонгу на «Цзи-Юань» — уводить «Ян-Вэй», «Чао-Юн» и «Гуан-Кай» на север.

Адмирал Динг посмотрел на немецкого инструктора удивленно, но прежде, чем он успел что-то сказать, фон Геннекен/Коль его опередил.

— Да, я знаю, что мы вчера обговаривали все тактические вопросы. Да, мы сошлись что будем наступать клином, чтобы рассечь японскую колонну, и устроить япошкам Лиссу. Но, мы… Я (Коль решил взять вину на себя) не учел, что у японских крейсеров почти двойное превосходство в скорости. Они легко уйдут из-под таранного удара. Они скорее всего нанесут удар на правом фланге.

— Японцы? – удивленно посмотрел на фон Генникена Динг.

Причем, как запоздало отметил Коль, пока он говорил о перестроении, китаец внимательно его слушал, как только он стал объяснять причину, сразу же выразил недоверие (да у этих азиатов черт возьми что написано на лице, но Коль разобрался).

Впрочем, удивленно смотрели и китайские офицеры, и даже обычно невозмутимый Уильям. Который, и поинтересовался тихим голосом:

— Японцы? Вы что-то знаете? Нам нанесут удар в спину?

— Да японцы! Они устроят нам тут бойню. Они превосходят наши корабли в скорости и маневре, и смогут диктовать весь ход боя….

Тут Коль обратил внимание что на него очень странно смотрят два офицера в форме, отличающейся от китайской. Это были… японцы. Японцы на китайском корабле во время китайско-японской войны перед сражением двух флотов! Не удивительно что китайцы были удивлены его заявлениями – теперь косо посматривая на представителей соседнего государства. Да и сами японцы схватились за оружие – но все-таки его не вытащили (может считали что их действия спровоцируют китайцев, может все же делали скидку, что европейскому советнику плохо)

Дело принимало не шуточный оборот, но тут к фон Геннекину/Колю подошел (закрывая от азиатов, и чуть уводя в сторону) английский инструктор:

— С вами все в порядке? Может у вас болит голова? Может вам необходимо отдохнуть в каюте?

Может мягкий и успокаивающий говор Уильяма бы и сработал, особенно на фон Генникена, но провести Коля не удалось. Он, мигом разорвал дистанцию выхватывая револьвер

– так и знал, что вы за одно с японцами! Вам это аукнется через 50 лет, когда японцы будут топить ваши корабли и бить ваших пехотинцев. Да-да, Куантан станет нарицательным.

Произнеся эту тираду, Коль понял, что предательство англичанина, а может и Динга, не объясняет японских офицеров на китайском корабле. Или объясняет? – японцы должны были соблюдать за исполнением некого договора. Но почему они тогда в японской военной форме?

Однако, чопорного английского джентльмена было так просто не смутить.

— Хорошо, но это будет через 50 лет. Что вы сейчас предлагаете делать с русскими?

— Русскими? – поинтересовался Коль.

— Русскими – ответил Уильям, показывая направление, в которое надо смотреть.

Строем фронта разворачивались четыре броненосца (сознание фон Генникена профессионально отметило: на что рассчитывают русские? – что азиаты побегут от одного вида таких громад?). У каждого броненосца было по две башни в носовой части, а на корме развивался флаг Андреевский флаг свидетельствуя какому именно флоту принадлежат данные корабли.

Неизвестно, что было более удивительным – Андреевский флаг или расположение артиллерии главного калибра. Две башни рядом в носовой части? Русские? Таким требованиям, отвечал только один тип русских кораблей – броненосцы типа «Екатерина». Но ведь они были построены и служили на Черном море, а не на Тихом океане! Что здесь делают русские? пришли сражаться с китайцами? Или с японцами? Или…

— Мы… что китайцы и японцы воюют против русских? – вымолвил фон Генникен/Коль.

— Да – ответил Уильям, явно подразумевая что речь шла о чем-то общеизвестном.

Коль схватился за голову. Стало быть, он попал в свой мир, а в параллельный! Или уже был попаданец до него, который очень изменил ситуацию. Что же произошло?

Но, память не могла дать ответ на информацию.

Здешний фон Генникен без сомнения знал ответы на вопросы. Но при встрече сознания фон Генникена и Коля, более сильное сознание Коля подавляло сознание Генникена. В результате, там, где были совпадения (Крымская война, Бисмарк) – все было нормально. Но, вот в различиях доминировало сознание Коля. Пытаясь найти ответы на интересующиеся вопросы, Коль обратился к памяти Генникена, но ответов не находил. Да он видел (вспоминал или “вспоминал”) газеты, да он видел текст, да он участвовал в разговорах касающегося китайско-японского соглашения, но что конкретно там было, он сказать не мог. Его мозг просто отказывался интерпретировать получаемые данные…

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

***

Из дневника.

На войне происходит множество странных случаев. Один из таких случаев, произошел с моим немецким коллегой Констаном фон Генникеном (мы вдвоем находились на броненосце «Дзин-Юанг»). Из-за некого приступа (может инсульт?) фон Генникен начал вести себя не адекватно. Сначала он был убежден, что китайский и японский флоты должны сражаться друг с другом. Потом был удивлен, что предстоит сражаться с русским флотом! — а ведь накануне именно фон Генникен выступил экспертом по московитам. Какое несчастье не случилось с фон Генникеном, но ему стало только хуже. Он стал нести какой-то бред про «параллельные миры», «что он попал в не то прошлое», «это китайцы и японцы должны воевать друг с другом». В другой ситуации, я бы остался с ним, но сейчас начинался бой, и мне предстояло быть на верху. Поэтому, дав фон Генникену успокоительного, я оставил его в каюте (заперев ее). К моему сожалению, фон Генникен бой не пережил, умерев от обширного инсульта. Хотя по официальной версии, он был убит осколком русского снаряда – на самом деле, осколок поразил уже мертвое тело.

Что удивительно, но во время сражения, несколько китайских и японских комендоров, начали стрелять именно по кораблям своих союзников. Причем, все свидетели отмечали, что смена цели происходила в результате некой незадолго до этого случившейся контузии. Они (те, кто остался в живых) были убеждены что китайцы и японцы воюют друг с другом.

Что можно сказать – случаев на войне множество, но русские явно пользовались замешательством, когда японские и китайские корабли начали стрелять друг в друга. Это, а также подавляющая огневая мощь своих кораблей (русские имели 4 броненосца типа «Екатерина») сделали свое дело. Русский флот выиграл битву при Ялу.

*****

Не относящиеся к альтернативе, просто так захотелось.

 

«Екатерина» с 9 254-мм орудиями

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

И

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

И «Екатерина» с 12 203 (или 229)-мм орудиями

Славься сим Екатерина, немца ты потряс…

Подписаться
Уведомить о
17 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare